Том 1    
Глава 1. Ночь демонов


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
sferdrakon
08.06.2018 00:26
Справедливое замечание о том, что я как-то оставил без внимания.
redheadbrains
10.05.2018 16:27
описание хоть добавьте
sferdrakon
19.01.2017 18:58
>>23294
Интересно, какого года это ранобе и какой там год? Стиль иллюстраций десятилетней (примерно) давности, а в сюжете... компы на магнитной ленте, мне кажется от магнитной ленты отказались лет этак 20 назад...

Как мне в вк сказали, книга датируется 1986 годом. Хотя я полагал поначалу, что книга вышла в 88 (выход первой игры серии) или чуть позднее. Также тот же человек утверждает, что согласно виденным им интервью, именно эта серия стала основательницей всего проекта МегаТен.

Я сам столь подробно с серией не знаком. Ну, по крайней мере, не искал всевозможные материалы, связанные с этим проектом.
LLIaMaH
15.01.2017 18:27
Интересно, какого года это ранобе и какой там год? Стиль иллюстраций десятилетней (примерно) давности, а в сюжете... компы на магнитной ленте, мне кажется от магнитной ленты отказались лет этак 20 назад...
Ответы: >>23295
sferdrakon
08.01.2017 03:07
>>23292
+1

Добро пожаловать!
ghost ex
07.01.2017 22:05
>>23290
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.

+1
Ответы: >>23293
sferdrakon
07.01.2017 21:26
>>23290
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.

Всегда пожалуйста!
vorfeed
07.01.2017 18:47
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.
Ответы: >>23291>>23292

Глава 1. Ночь демонов

После многочисленных дождливых дней солнце, наконец-таки, показалось одним июньским утром. Грязная вода собиралась в лужи на улицах, отражая его лучи, словно то были маленькие зеркала. Сирасаги Юмико чуть прищурила глаза и взглянула на трехэтажное школьное здание, мерцавшее подобно миражу, окутанное легким туманом из-за покрывавшей землю слякоти.

Сирасаги Юмико.

Её внешность благодаря длинным, стройным ногам была под стать имени, которое означало “белая цапля”. Ее любознательные карие глаза, в которых отражался недюжинный интеллект, и нос правильной формы придавали ей естественную красоту. Однако можно возразить, что ее склонность к проказам не позволяла ей создать впечатление взрослой старшеклассницы.

Юмико перевелась в эту школу совершенно неожиданно. Всего двумя месяцами ранее ее отец, работавший в крупной фирму по производству электроники, перевелся из филиала в Саппоро в главный токийский офис. Как дочь рядового служащего, Юмико привыкла к частым переездам, но последняя смена места жительства была совсем некстати, поскольку грядущей весной ей предстояло сдавать вступительные экзамены в колледж. Она хотела провести свой последний год старшей школы со своими друзьями, и ей тяжело было с ними расставаться. Но после многих колебаний и тяжелых дум вся семья решила переехать, в основном, из-за настойчивости матери: “Слишком опасно тебе и папе жить по отдельности”. Но уже через два дня после перевода в Дзюсэй Юмико начала сожалеть, что уступила.

— Мне здесь не нравится.

Вступительные экзамены Юмико показали, что ее способности на уровне лучших учащихся из числа “одаренных”. Родители были очень довольны её успехами, но Юмико чувствовала в этой школе неестественный холод, причину которого не могла объяснить. Ее бывшая школа в Саппоро тоже являлось весьма престижным учебным заведением, но там не существовало никакого деления на “одаренные” и “обычные” классы, и каждому ученику было приятно учиться.

Полной противоположностью были ученики старшей Дзюсэй, которые, словно старые отшельники, безропотно плыли по течению. Классы одаренных просто ходили на уроки, словно машины, как будто были запрограммированы пройти вступительные экзамены в колледж. Хоть в обычных классах встречались светлые головы и талантливые ученики, большинство из них не пытались прорваться выше, поскольку на них не обращало внимания руководство, занимаясь лишь учениками одаренных классов. Каждый знал свое место в иерархии, и никто не пытался разрушить сложившееся положение дел.

Кстати сказать, она не произнесла и слова, если не считать знакомства с классом. Юмико было невыносимо от этого, она никогда не была тихоней. Однако, она не чувствовала никакой враждебности по отношению к себе от учителя или учеников. Весь класс был зловеще тихим, как будто школу угнетала какая-то невидимая сила. На перемене ни один из одноклассников ни слова ей не сказал.

«Если ты будешь слишком популярна с самого начала, люди начнут к тебе липнуть, и тебе это не понравится!» — со смехом сказала её мама, когда Юмико упомянула об этом. Шутка это была или нет, но мамино замечание ранило её гордость.

По внутреннему двору школы пронесся звон колокола, оповестивший о начале уроков.

Глубоко дыша и собирая волю в кулак, Юмико медленно шла к зданию школы.

Первым уроком был классический японский.

Учитель Охара была невероятно красива. На ней было немного косметики, вероятно, из-за школьных правил, но ее высокий рост, стиль и лицо — привлекательное даже по меркам других женщин — были такими, что она, вероятно, могла легко стать моделью. Но из-за тусклого, невыразительного голоса, которым она читала монотонную адаптацию старого текста, урок едва ли можно было назвать интересным даже с большой натяжкой. Юмико с трудом сдерживалась, чтобы не зевать на всём его протяжении.

— В Исэ-моногатари есть стих-танка:

“Ни наяву,

Этих гор в Суруга,

Что «Явью» зовут,

Ни во сне я с тобой

Уже не встречусь”.[✱] Перевод Н.И. Конрад

— В прошлом оно попадалось трижды на вступительных экзаменах университета Кэйо, а также экзаменах университета Васэда, так что вы должны запомнить это…

Наплевав на исторический смысл стиха, Охара начала рассказывать о вступительных экзаменах.

В Исэ-моногатари так много романтики и мистики. Аривара Нарихира, должно быть, переворачивается в гробу.

Возмущаясь уроком и почти засыпая, Юмико уловила ритмичный звук позади себя, как от постукивания по пластику. Повернув голову, по диагонали справа она увидела красивого юношу, который стучал по клавиатуре переносного компьютера, лежащего на его парте. Она вспомнила, что его зовут Накадзима Акэми. Юмико познакомилась с ним, как и с остальными, день назад, но все имена и лица смешались, так что она не могла кого-то четко вспомнить. Но его вид в профиль и имя были настолько женскими, что его образ прочно засел в её голове. Хоть он совсем не обратил на неё внимания, когда она утром первая с ним поздоровалась.

Итак, он в открытую игнорирует урок. А он смелый!

По необъяснимой причине Юмико почувствовала некое сходство именно с этим одноклассником.

Непохоже, что он играет в игру. Пишет программу или что-то подобное?

Решив отдохнуть, Накадзима вытянул спину и бегло осмотрелся. Его миндалевидные глаза обшарили все вокруг, и неожиданно их взгляды пересеклись.

После успеха с призывом демона, похоже, что характер Накадзимы изменился до глубины души. Или возможно его истинный, скрытый демонический нрав освободился и поглотил прежнего Накадзиму. Два месяца назад на его красивом лице читалась лишь слабость, но теперь оно излучало сильную ауру чистого эго. Но удивило Юмико, когда их взгляды встретились, не его властная внешность, а что-то иное.

Дежавю.

Я не поняла этого вчера, но мне кажется, я уже видела его где-то раньше — словно очень давно. Черт, интересно, с чего бы это?

Волна трепета пробежала по телу Юмико.

Несмотря на то, что Юмико смотрела на него, Накадзима не проявил к ней интереса и продолжил ритмично постукивать по клавиатуре. На Юмико нахлынуло странное чувство, будто стоя на краю пропасти, она чего-то лишилась.

— Сирасаги-сан, куда вы смотрите? — Возмущенный голос Охары вернул Юмико назад в реальность. Подняв глаза, она заметила стих танка, написанный на доске белым мелом, отмеченный красными и желтыми пометками.

— Что означает «удзуцу» в этом танка? Объясни.

Юмико почувствовала, как взгляды всех учеников в классе испытующе обратились к ней. Тупой монотонный (и ужасающий) стук Накадзимы по клавиатуре был единственным звуком в комнате.

— Конечно, сэнсэй. Оно означает название места, Удзу, и в то же время имеет значение «явь».

Голос Юмико слегка дрожал. Но вопрос Охары был чрезвычайно легким, особенно для Юмико, изучавшей историю литературы.

— Вижу, вы хорошо эрудированны, Сирасаги-сан. Но то, что говорю я вам, тоже пригодится.

Лицо Охары смягчилось улыбкой, но с саркастичной угрозой. Секундное напряжение в классе спало, и, словно в ответ на улыбку Охары, все парни заухмылялись. Юмико почудилось, что весь класс над ней насмехается.

Прозвенел звонок.

— Сэнсэй, можно вас? — позвал учителя Накадзима, остановив ее, когда та хотела уйти. Охара обернулась, ее глаза были полны мрачных предчувствий.

Юмико показалось, что этих двоих что-то связывает.

Учитель боится Накадзимы?

— Сэнсэй, сегодня вечером встречаемся, как и планировалось? — Накадзима остался сидеть за своей партой, лениво играя клавишами на переносном компьютере.

Показалось, что лицо Охары немножко покраснело.

— Хорошо. Увидимся в компьютерном классе… — ответила она мягко. Накадзима улыбнулся, кивнул и помахал ей.

У Юмико поведение этих двоих вызвало изумление. Ей казалось, что он будто бы говорил: “Хорошая девочка, теперь можешь идти”. Но эти странные отношения меж учителем и учеником, похоже, ничуть не заботили одноклассников — они безразлично готовились к следующему занятию.

Охваченная любознательностью, Юмико подождала, пока Охара покинет кабинет и подошла к парте Накадзимы.

— Эй, Накадзима… — заговорила с ним Юмико, не до конца осознавая, о чем стоит завести разговор.

Накадзима окинул её недоверчивым взглядом. Поймав взгляд этих дьявольских глаз, Юмико вновь ощутила странное дежавю.

Я не могу избавиться от чувства, что уже встречала его где-то раньше. Почему?

Юмико очень хотела задать этот вопрос, но боялась, что он, вероятно, смутит парня. Юмико силилась понять, что делать с этим новым странным ощущением.

— Ты знаешь… — Накадзима открыл рот и заговорил, будто дразня маленького ребенка. — Я думаю, что тебе лучше держаться от меня подальше.

— Нет, я…

Услышав такой ответ, Юмико не была готова к тому, что сказать дальше. Строгий и суровый взгляд откинувшегося на спинку стула юноши и его односложные движения рукой давали понять, что ей следует оставить Накадзиму в покое.

Прозвенел звонок на урок. Учитель второго часа занятий — физики — уже вошел в класс и теперь стоял перед учениками.

Ты можешь и дальше игнорировать меня, если хочешь. А я собираюсь узнать, что с тобой не так, и я имею на то полное право.

Вернувшись на свое место и сдерживая рвущиеся наружу мысли и чувства, Юмико прикусила нижнюю губу идеально ровным рядом передних зубов.

***

Позднее этим же днем, Юмико, скрываясь в тенях во внутреннем дворе школы, внимательно наблюдала за компьютерным классом. Неуютный теплый ветер принес с собой стаи раздражающих насекомых, которые не желали оставлять девушку одну. Полная луна показалась в разрыве облаков и осветила одинокое темное здание с плоской крышей, в котором располагался компьютерный класс.

Я чувствую себя идиоткой — старшеклассница, играющая в детектива! — горько улыбнулась Юмико, внимательно обследуя пустующий компьютерный класс. Юмико задавалась вопросом: зачем она это делает?

Юмико была абсолютно уверена, что Накадзима сказал «сегодня вечером». Это, как минимум, необычно, когда ученик зовет учителя-женщину в компьютерный класс ближе к ночи. Разумеется, то, чем эти двое собирались здесь заниматься, не должно её касаться. Однако, заметив, что Охара выходила из класса словно опьяненная, Юмико от досады загорелась желанием разузнать, какие отношения их связывают. Поэтому она скрывалась здесь с самого полудня.

Это любовь с первого взгляда?

Нет, слишком поспешный вывод.

Да, правильно…

Юмико не могла отрицать, что Накадзима был весьма привлекателен, но она не могла избавиться от ощущения, что она приписывает ему какую-то глубокую связь, куда значимей эфемерных «любви» или «ненависти».

Наручные часы показывали десятый час, и когда конечности Юмико начало сковывать сном, человеческий силуэт миновал коридор и вошел в компьютерный класс. Тело Юмико задеревенело от напряжения. Некоторое время спустя в комнате зажегся свет, и в окне стали отчетливо видны очертания нескольких перемещающихся по комнате людей. Не успело сердце Юмико бешено забиться, тень очень большого человека появилась в окне, и в тоже мгновение занавески опустились. Получалось, что не только Охара и Накадзима встречаются сегодня. Загадка стала еще сложнее и Юмико, охваченная любопытством, решила переместиться с задней части внутреннего двора в компьютерный класс, чтобы взглянуть поближе.

Как только Юмико покинула точку наблюдения, Охара скрытно приблизилась к компьютерному классу, приоткрыла дверь и проскользнула внутрь. Комната была ярко освещена. Три ученика подошли, чтобы поприветствовать её. Они были одеты в черные робы, один из них благоговейно держал в руках серебряный диск, а двое несли мечи и подсвечники. Парта в центре комнаты, на которой обычно располагались компьютеры, отсутствовала, а ее место занимало кожаное кресло. Накадзима Акэми сидел на этом кресле, погруженный в медитацию. На полу, в центре которого стояло кресло, был нарисован большой круг, разделенный на двенадцать секций, как гороскоп. В четырех местах были астрологические символы, обозначающие Луну, Солнце, Марс и Плутон.

— Добрый вечер.

Заметив, что Охара пришла, Накадзима закончил медитировать и медленно встал. Как только он выпрямился, несколько поясов, прикрепленных к спинке кресла, подлокотникам и бокам — определенно предназначенные для связывания человека — стали отчетливо видимы. Однако, даже увидев это, Охара не показала и тени страха, даже наоборот, она немного успокоилась. Улыбнувшись и кивнув, Накадзима велел трем ученикам выключить освещение в комнате и зажечь свечи. Они покорно выполнили его приказ. В как будто околдованная мистической силой тьмы, воцарившейся в комнате, Охара преклонила колени перед Накадзимой.

Полупрозрачная белая рука Накадзимы коснулась покрасневшей щеки Охары.

— Ну же, расслабьтесь. Через несколько минут появится демон Локи. Он известен своей красотой и озорством, идеальная пара для вас, сэнсэй… — Накадзима говорил успокаивающим и приторно сладким голосом, способным растопить сердце любого человека. Как только рука Накадзимы скользнула от щеки Охары к ее затылку, она стала дышать глубже и тяжелее.

— Пора включать главный компьютер. Не нужно беспокоиться, сэнсэй. Я уверен, что демон будет доволен вами… — прошептав на ухо Охаре, Накадзима отошел и ввел команду в ближайший терминал.

За толстой прозрачной стенкой начала медленно вращаться катушка с магнитной лентой. Накадзима взял свой переносной компьютер и ввел короткую команду. Белый туман появился из жидкокристаллического экрана и начал растекаться, затем прополз в щель под дверью. Как только он скрылся из вида, из коридора донеслось низкое рычание зверя, что у любого, кто его слышал, внутри всё сжималось от страха. Это был Цербер, цифровой зверь, призванный из мира Ацилут, материальный облик которому даровал Накадзима. Зверь выполнял роль защитника в сегодняшней церемонии.

Тем временем три ученика подвели Охару к креслу и крепко привязали её кожаными поясами.

— Ну же, дыши ровно. Сконцентрируй свой дух и призови четвертого демона из мира Ацилут.

Клик, клик.

Какой-то тревожный звук работы жесткого диска терминала наполнил всю комнату.

— Луна и Марс в оппозиции, а Солнце и Плутон образуют Большой космический крест. Ни одна иная ночь не может быть столь идеальной для призыва демона.

Словно читая заклинание, Накадзима взял шлемоподобное устройство из машинной комнаты и надел на голову Охары.

Это был электромагнитный шлем. Он оцифровывал мозговые волны человека и работал как интерфейс прямого подключения к компьютеру. Два длинных кабеля, один красный и один черный, крепились к шлему у основания головы. Красный кабель соединялся с главным компьютером, а черный — с одним из терминалов в комнате. Накадзима ввел команду на терминале, и магнитная лента начала быстро вращаться. Тело Охары начало слегка подергиваться, как будто ее сознание уже смешалось с чем-то внутри компьютера. Откуда-то появился резкий мускусный запах, окутывая ее. Лица трех учеников наблюдали за церемонией остекленевшими, ничего не видящими глазами с выражением благоговения на лицах.

— Йод-Хе-Вау-Хе.

Через мгновение низкий, грохочущий звук зазвучал из машинной комнаты, Охара вскрикнула и начала извиваться всем телом. Она пронзительно кричала, ее широко раскрытые от страха глаза бессмысленно смотрели в пространство. Ножки кресла стучали на пол, пока Охара извивалась всеми конечностями, будто пытаясь убежать от чего-то. Кабели, соединенные с ее шлемом, натянулись.

Кожаные ремни, которыми она была накрепко связана, впились в кожу и окрасились свежей кровью. Но выражение ужаса на лице Охары вскоре исчезло, она успокоилась и закрыла глаза. Уголки ее рта растянулись в улыбке, хоть прокушенная нижняя губа еще кровоточила.

Накадзима посмотрел на экран компьютера, связанный с модемным шлемом.

— Я вижу, что ты успешно овладел Охарой, Локи. Что ты будешь делать с ней теперь?

Электромагнитный шлем принимал мысли и ощущения Охары, оцифровывал и посылал их в виртуальный мир, созданный Локи в главном компьютере. Можно сказать, что её боль в первые секунды была лишь временной, обусловленной отказом нервной системы взаимодействовать с этим демоном на цифровом уровне.

Накадзима посмотрел на экран компьютера, пытаясь увидеть мир, который Охара видела своей зрительной корой головного мозга. Внезапно снаружи коридора раздался сердитый рев Цербера. Повинуясь жесту Накадзимы, два зомбированных ученика с мечами начали двигаться к двери.

Вскоре после того, как Охара вошла в компьютерный класс, Юмико прошла с заднего двора к коридору, связывающему удаленное здание с остальной частью школы. Она медленно прошла по коридору, линолеум в котором освещался лунным светом. Слабо мерцающий свет, больше похожий на свет от свечей, проглядывал через щель в занавесках.

Прекрати эти глупости. Просто иди домой, прими душ и забудь обо всем. - Естественные инстинкты пытались остановить ее. Но сегодня здесь была другая Юмико. — Чего ты боишься? Это наш шанс разузнать о Накадзиме.

Как и любая другая девушка ее возраста, Юмико подчинилась более смелому и любознательному голосу. Из компьютерного класса раздался крик. В мгновение сердце Юмико бешено заколотилось, но не успела она опомниться, как что-то выползло из темноты справа от неё.

Луна прорвалась сквозь облака, осветив фигуру ужасного зверя. Его туловище было больше чем у льва, а из его огромного рта — который, казалось, занимал половину его тела — выглядывали два ряда длинных, острых клыков. Его пылающие огнем глаза смотрели на Юмико. Два металлических усика близ ушей, подергивались, будто улавливая даже крошечные изменения в пространстве. Его широкие плечи и мускулистое тело пересекали полосы как у тигра, а его увесистый на вид хвост был покрыт змеиной чешуей.

Зверь заревел. Смрад, напитавший воздух зловонием кровавого мяса, достиг парализованную Юмико. Желудок Юмико скрутило так сильно, что она едва не исторгла его содержимое. Зрение затуманилось. Не выдержав потрясения, она потеряла сознание.

Юмико пришла в себя от ощущения необычного тепла и звука прерывистой вибрации. Окружающее пространство было тусклым и мрачным. Одна ее щека была прижата к холодному полу.

О, точно! Там был монстр!..

Когда Юмико села прямо, Охара, привязанная к кожаному стулу, попала в ее поле зрения. На ней был странный шлем, и она тяжело дышала. Дальше, за ней, Накадзима смотрел в экран компьютера со зловеще холодной улыбкой на красивом лице.

— Накадзима… — когда Юмико не сдержала своего удивления, кто-то схватил ее за правое плечо. Обернувшись, она сразу же замолкла.

Тем, кто стоял позади нее, был Такай Кэнъити. Обычно Такай был слабохарактерным и «правильным», но сейчас он смотрел на нее пустым взглядом, словно был одержим. Юмико сразу осознала, что парень не понимал, где находится и кто перед ним. Плюс еще два ученика, облаченных в черные робы, застыли словно лунатики.

В этот момент тяжелое дыхание Охары стало еще сильнее. Она стонала и корчилась, и казалось, что от одного её вида душа любого человека, увидевшего это действо, почернеет.

Юмико вскрикнула:

— Что это?! Что ты делаешь с учителем?

Такай попытался прижать Юмико к полу, но Накадзима медленно поднял руку, останавливая его. Сильная рука Такая неуклюже соскользнула с плеча Юмико.

— Ты… Сирасаги Юмико, не так ли? Подойди и приглядись. Это захватывающее зрелище.

Когда Юмико встала, она заметила, что часть юбки отсутствует, как если бы её разодрала собака. В этот момент она поняла, что зверь, который ей привиделся, был слишком реален.

Накадзима указал на экран терминала, соединенного со шлемом Охары. На экране была великолепная бронзовая статуя юноши, похожая на древнегреческую скульптуру. Нет, это не могло быть скульптурой. Божественно красивое ваяние спокойно двигалось, как если бы в него вдохнули жизнь. Изображение увеличилось, показывая голову и грудь юноши. На лице отражался интеллект, о котором человек лишь мог мечтать, а его чернильно-черные глаза смотрели как две черных дыры, будто желая поглотить все, на что упадет взгляд.

— Это демон Локи, — Накадзима произнес на ухо Юмико.

— Это ведь просто компьютерная графика, не так ли? — Глаза Юмико неотрывно следили за экраном.

— Если бы я мог придумать демона настолько детально и нарисовать его, я бы не ходил в школу. Нет, это настоящий демон. Хотя я представлял, что ты не поверишь в это.

Локи выгнул свою мускулистую грудь на экране. Она отливала черным и была покрыта чешуей. В этот момент Юмико заметила, что вздохи Охары были идеально синхронны с движениями Локи. В следующее мгновение, она поняла, что это означало, и охнула.

— Совершенно верно. Охара-сэнсэй и Локи сейчас веселятся. В виртуальном мире, разумеется.

По какой-то причине в слова Накадзимы закралась досада.

Охара все больше и больше приближалась к оргазму. Ее тяжелая грудь, покрытая потом, проглядывала сквозь открытую блузку. Ее тело было в полной власти невидимого демона из виртуального мира. В этот момент Юмико заметила слабый голубой туман, клубящийся возле груди Охары. Более того, этот туман уплотнялся, и невыносимое зловоние достигло ее ноздрей. Чуть смущенный Накадзима встал на колени перед Охарой с переносным компьютером в руке, стуча по клавишам и водя сенсором. Когда Охара закричала и потеряла сознание, голубой туман рассеялся.

Накадзима облегченно вздохнул. Юмико почувствовала неуверенность в его непоколебимой воле.

Накадзима не был магом. Если бы был, то знал, как важно обговорить цель и длительность призыва, когда заключаешь договор с демоном.

Однако, Накадзима наплевал на всё. Когда Локи оставил от Кондо, Такамидзавы и Ииды кровавые ошметки, то юноша уверовал, что стал великим повелителем.

Сила Локи была огромной. Подсознательное уважение учеников и учителей к Накадзиме он напитал своей силой, заставив мужчин прислуживать, а женщин ластиться к нему. Для бессильного старшеклассника это была мечта, ставшая явью.

Локи требовал женских жертв. От жертв требовались стоны, извивания и порой оргазм. Возможно, глубоко в своем подсознании, Накадзима тоже получал садистское веселье от изнасилования женщин. Но он всегда думал, что всё происходило не в реальности, а только в виртуальном мире.

Локи не мог сбежать из компьютера. Чтобы материализовать его в этом мире, потребовалась бы мощь самого лучшего компьютера в мире. Демон мог действовать только в границах программы, которую написал Накадзима. Так что это был за голубой туман, покрывавший Охару…?

— Накадзима, ты чего-то боишься, не так ли? — прозвучал женский голос.

Накадзима вспомнил, что он разговаривал с Юмико.

О чем я думаю? Я не должен ей ни о чем рассказывать.

Он уставился на Юмико. На мгновение показалось, что глаза Юмико сверкнули алым, и Накадзиму поглотила тьма. Неизведанный призрачный мир открылся перед ним.

Несколько красновато-коричневых гор возвышались до небес, даже травинки на них не росло. Среди склонов гор извивалась нитью маленькая тропинка, теряясь где-то в неразличимой глазу дали. Юноша отчаянно бежал по ней, запыхаясь и стискивая зубы. Он был одет в льняную рубаху без рукавов, и когда он тяжело опускал ногу, его длинные, по грудь, волосы, собранные в конский хвост, качались, а ожерелье из бусин-магатам на шее колыхалось. Он был одет так человек в очень древние времена.

Однако, лицо этого юноши, определенно, было лицом Накадзимы Акэми. Капельки пота стекали по его щеке, смывая с нее пыль.

— Мой муж, почему ты бросаешь меня? Идзанаги, почему…

Печальный голос, полный страдания достиг ушей юноши. Он замедлился. Ему очень хотелось обернуться. Но юноша сильно сжал губы, взглянул вперед и побежал. Женщина, волоча окровавленные, стертые о камни ноги, спешила за ним. Ее длинные, красивые белые руки тянулись вперед, будто пытаясь дотянуться до парня. Ее длинные черные волосы и отчаянный крик уносило назад ветром.

Однако обнажившееся лицо было всё в язвах и гнойниках, а в пустых глазницах копошились личинки червей. Когда она попыталась вдохнуть, мерзкие телесные выделения потекли по ее щекам вместо слез. Ее губы разложились и свисали, обнажив белые, сжатые от отчаяния зубы, через которые вырывался пронзительный стон.

Заодно с криком женщины темные облака в небесах прорезала фиолетовая вспышка, поразив близлежащие скалистые горы. Жуткое существо появилось из того места, куда ударила молния. Это была огромная женщина, которая, казалось, доставала до облаков, она была покрыта зеленой слизью и выглядела как лягушка. Женщина стояла на пути юноши, вытянув обе руки, будто пытаясь остановить его.

— Ёмоцу-Сикомэ[✱]В одном японском мифе о супругах Идзанами и Идзанаги, схожем с греческой легендой об Орфее и Эвридике, Сикомэ описаны как свирепые одичавшие женщины и соответствуют греческим менадам — безумствующим спутницам Диониса., прочь с дороги! — закричал юноша. Короткая шея сидевшей на корточках женщины затряслась как капля желе, и она закричала ужасным голосом:

— СТОЙ.

Увидев, что юноша продолжает двигаться вперед, Ёмоцу-Сикомэ сделала шаг ему навстречу. Её толстые, уродливые ноги сотрясли землю. Юноша взглянул на гигантского колосса и, не колеблясь и мгновения, вытащил красный гребень из своих волос, отломил один из зубьев и бросил его в женщину. Зубец застрял в обнаженной груди Ёмоцу-Сикомэ, а уродливое лицо женщины внезапно скривилось от боли. Как будто под действием какого-то сильного яда, она сжала свою грудь от боли, и ее стошнило желчью на землю. Но даже после этого она попыталась схватить юношу, но ее тело неистово содрогнулось, и она упала лицом вперед, вызвав землетрясение.

Пока юноша осторожно обходил стороной огромный труп, грустный голос достиг его ушей еще раз.

— Пожалуйста, подожди, Идзанаги…

— Накадзима, что случилось?

Внезапно приведенный в чувство чьим-то голосом, который назвал его имя, Накадзима увидел Сирасаги Юмико, в упор смотревшую ему в лицо ошеломленным взглядом. Ее глаза были полны страха и жалости.

Что это, черт возьми, только что было? Эта галлюцинация как-то связанна с программой призыва демона? Или же…

На мгновение Накадзима утонул в глазах Юмико. Но его упрямая гордость не позволила показать перед Юмико еще большую слабость.

— Забудь, просто уйди отсюда.

Слова Накадзимы были резки и холодны, словно он забыл обо всём. Юмико хотела что-то сказать, но, не желая перечить, подчинилась.

— В любом случае, я хочу выяснить, что это был за туман.

Вернув себе спокойствие, Накадзима включил модем и вызвал главный компьютер ISG.

>СООБЩЕНИЕ: ЗДРАВСТВУЙ, НАКАДЗИМА, КАК ДЕЛА?

Увидев сообщение ИИ, Крафта, Накадзима сменил жесткий диск и подключил на другом модифицированном компьютере автоматический толкователь терминов с базой данных в 50 тысяч слов, имеющих отношение к магии и оккультизму. Разумеется, Накадзима создал его сам.

> НЕИЗВЕСТНЫЙ ПАР ПОЯВИЛСЯ НАД ЖЕРТВОЙ. Я ОТПРАВЛЮ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНУЮ ОЦЕНКУ ЕГО ФОРМЫ И СОСТАВА. ПОПРОБУЙ ПРОАНАЛИЗИРОВАТЬ ЕГО ДЛЯ МЕНЯ.

Данные, хранившиеся в переносном компьютере, по телефонным линиям ушли в Массачусетс. Накадзима нетерпеливо стучал по парте минуту… две минуты. Прошло пять минут, когда Крафт, наконец, прислал результат.

>СООБЩЕНИЕ: ОБЪЕМ И МАССА СОДЕРЖАЩЕЙСЯ ЭКТОПЛАЗМЫ В ПЯТЬ РАЗ ВЫШЕ НОРМЫ. СУДЯ ПО ВРЕМЕНИ ЕГО ПОЯВЛЕНИЯ, ШАНС ТОГО, ЧТО СОЗДАЕТ ЕГО ЛОКИ, ВЕСЬМА ВЫСОК.

>Я НЕ ДЕЛАЛ НИЧЕГО, ЧТО ПОЗВОЛИЛО БЫ ЛОКИ ЗАХВАТИТЬ ТЕЛО. КРОМЕ ТОГО, КОМПЬЮТЕР В КЛАССЕ НЕ СМОЖЕТ ВЫДЕРЖАТЬ ЭМУЛЯЦИЮ ТАКИХ МАСШТАБОВ.

>СООБЩЕНИЕ: ИЗ ДАННЫХ, ЧТО ТЫ ПРИСЛАЛ, Я НЕ МОГУ ДАТЬ ТОЧНОГО ОТВЕТА. МОГУ СКАЗАТЬ ОДНО — ДЕМОН, КОТОРОГО ТЫ ПРИЗВАЛ В КОМПЬЮТЕР, КАК ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ НА УРОВНЯ ГЕНИЯ. НЕЛЬЗЯ ОТБРАСЫВАТЬ ВЕРОЯТНОСТЬ, ЧТО ОН НАШЕЛ СПОСОБ ПОЛУЧИТЬ СОБСТВЕННОЕ ТЕЛО.

>СПАСИБО, КРАФТ.

Завершив сессию, Накадзима прервал соединение.

Я не могу поверить, что Локи отыскал способ заполучить себе тело. Все же, мне стоит поработать над какой-нибудь новой технологией, с помощью которой можно будет установить над ним полную власть.

Размышляя, Накадзима подошел к окну и посмотрел на высокое черное небо.