Том 1    
Глава 2. Переход


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
sferdrakon
08.06.2018 00:26
Справедливое замечание о том, что я как-то оставил без внимания.
redheadbrains
10.05.2018 16:27
описание хоть добавьте
sferdrakon
19.01.2017 18:58
>>23294
Интересно, какого года это ранобе и какой там год? Стиль иллюстраций десятилетней (примерно) давности, а в сюжете... компы на магнитной ленте, мне кажется от магнитной ленты отказались лет этак 20 назад...

Как мне в вк сказали, книга датируется 1986 годом. Хотя я полагал поначалу, что книга вышла в 88 (выход первой игры серии) или чуть позднее. Также тот же человек утверждает, что согласно виденным им интервью, именно эта серия стала основательницей всего проекта МегаТен.

Я сам столь подробно с серией не знаком. Ну, по крайней мере, не искал всевозможные материалы, связанные с этим проектом.
LLIaMaH
15.01.2017 18:27
Интересно, какого года это ранобе и какой там год? Стиль иллюстраций десятилетней (примерно) давности, а в сюжете... компы на магнитной ленте, мне кажется от магнитной ленты отказались лет этак 20 назад...
Ответы: >>23295
sferdrakon
08.01.2017 03:07
>>23292
+1

Добро пожаловать!
ghost ex
07.01.2017 22:05
>>23290
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.

+1
Ответы: >>23293
sferdrakon
07.01.2017 21:26
>>23290
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.

Всегда пожалуйста!
vorfeed
07.01.2017 18:47
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.
Ответы: >>23291>>23292

Глава 2. Переход

В четвертом районе округа Маруноути наступила полночь. Здания с темными окнами возвышались до самого горизонта. Никто не гулял под рядами деревьев гинкго, и только порхающие мотыльки, привлеченные уличными огнями, отбрасывали свои небольшие тени на тротуар. Деловой район Токио был совершенно тихим, что можно было услышать биение их крыльев о фонари.

Но тишина снаружи, похоже, не относилась к крупной торговой фирме, взвалившей на свои плечи всю экономику — даже сейчас с двенадцатого этажа здания «Мицунэ Продакшенс» струился свет. Третий экспортный отдел заведовал всей торговлей с Европой. До августа, когда акт, регулирующий импорт в страны Евросоюза, вступит в силу, оставалось две недели. Чтобы по максимуму отгрузить товары, отдел продаж вынужден был работать круглосуточно.

Измотавшись от внеурочной работы, кое-кто дремал на диване, пока другие ушли перекусить в раменную неподалеку от станции Токио. Иноэ прищурил красные глаза и ввел запланированные на завтра реализации товара в свой компьютер, соединенный через интернет с основной базой данных. Сейчас, в заляпанных очках с металлической оправой, он совершенно утратил свой привычный внешний вид стиляги.

— Много еще осталось? — Хасигути, дремавший на диване, приподнялся на локте и обратился к Иноэ, подавив зевок.

— Это не займет много времени — остались лишь бытовые электроприборы, которые должны отплыть во Францию. — Используя пластиковый планшет как веер, Иноэ обдувал свою грудь через V-образный вырез футболки.

— Сильно ли возрос экспорт?

Потирая опухшие веки, Хасигути взглянул на экран через плечо Иноэ.

— Я бы сказал, на 200% больше, чем в прошлый год. Когда я думаю, что все это может прикрыть таможня, в дрожь бросает.

— К проблемам стоит быть готовыми. Всё-таки, за две недели мы реализовали 90% всего прошлогоднего экспорта.

— Босс и остальные совершенно не торопятся. Сколько можно есть эту несчастную порцию лапши? Готов поспорить, что они еще и остановились выпить.

Хасигути похлопал Иноэ по плечу и улыбнулся с сочувствием: « Почему бы тебе не отдохнуть. Я чуток поработаю за тебя».

— Хорошо, спасибо.

Когда Иноэ встал и выпрямился, зазвенел модем. Светодиод просигналил о передаче данных из национального филиала.

— Что они хотят в такой час? — пробурчал Хасигути.

— О, я уверен, что они хотят прибрать наши остатки. Разумеется, пока все усилия направлены на экспорт, нам просто некогда. — Иноэ, уже мысленно приготовился к отдыху, и не нашел других оправданий.

— Не стоит расстраиваться из-за них… В этот проклятый час бедняги в филиале все еще вкалывают, как и мы.

Утешив коллегу, Хасигути переключил накопитель и перевел компьютер в режим загрузки. Список реестра исчез, и экран стал полностью зеленым. Обычно в этот момент на экране появляется идентификационный номер человека-отправителя. Однако, вместо этого экран перебирал множество цветов и странных неизвестных символов.

— Что за черт?

Необычные буквы пробегали по экрану, но никто из них не знал, что это был древний иврит. Затем на экране появилось изображение статуи человека во весь рост.

— Мне хочется сказать тем ребятам в филиале, чтобы не разыгрывали глупые шутки посреди ночи, — скосив на экран хмурый взгляд, Иноэ закурил сигарету.

Для шутки эта загадочная статуя была чересчур хорошей высокополигональной моделью. Тело с симметрией древнегреческой статуи. Длинные, черные волосы. Ярко-розовые губы. Глубокие черные глаза с бездонным коварством в них.

Возможно, из-за табачного дыма оба работника не заметили мускусного запаха, начавшего проникать в офис.

— Хоть это не меняет сути, но это весьма высокоуровневая графика, — сказал Хасигути.

— Компьютерная графика? А выглядит как фотография.

Когда Иноэ поближе взглянул на экран, неприятный запах опаленного сигаретного фильтра пронесся в воздухе.

— О! Виноват.

Когда Иноэ отвлекся, чтобы убрать сигарету, человек на экране улыбнулся и взглянул на Хасигути. На кончиках его пальцев сверкнули когти как у хищной птицы. Полигональная графика только начинала набирать популярность, поэтому Хасигути был поражен объемной моделью — такого уровня графику невозможно отобразить без использования мощного суперкомпьютера.

Прямо в этот момент Хасигути заметил, что экран видится как в тумане, как будто покрыт слоем пыли. Попытавшись вытереть экран рукой, он ощутил, как что-то прилипло к его пальцам, и от удивления отдернул руку. Что-то липкое было на его пальцах и, пока он остервенело тряс рукой, тяжелая, как омерзительное желе, субстанция со шлепком упала на пол.

— Фу-у! Что это, черт возьми?!

Обернувшись на крик Хасигути, Иноэ изумленно замер. Под пленкой розовой протоплазмы ветвилась сеть из зеленых вен, а сам пузырь пульсировал, словно вырванное из груди сердце. Противный ком плоти издал хлюпающий звук, начав приближаться к двум мужчинам. Отступая, Иноэ споткнулся об стул, и исторгнул на пол содержимое желудка.

— Иноэ! Держись!

Схватив руку коллеги, чтобы тот не упал, Хасигути побежал к двери. Когда он обернулся, студенистый шар прыгнул; покрытые мерзкой и вязкой ждемоподобной жидкостью красные щупальца в мгновение ока обвили ноги обоих мужчин.

Чертыхнувшись, Хасигути схватил документы и телефон со стола — всё, что попалось под руку — и начал бросать их в атакующего. После тщетных попыток он схватил стул, поднял его над своей головой и обрушил на непонятное создание. Однако студенистый шар втянул в себя стальной стул и быстро растворил прямо на глазах у Хасигути.

Пум, пум.

Хасигути не мог больше сказать был ли это звук его собственного бьющегося сердца или пульсирующего комка плоти. Когда к нему вернулись чувства, его правая нога сигналила о странном ощущении — её полностью облепил розовый комок плоти. Хасигути попытался крикнуть, но ужас сковал его горло.

Прожорливый розовый шар начал неуклонно всасывать тело Хасигути в себя. Парень не чувствовал боли. Осталось лишь безграничная тоска и осознание неизбежности смерти.

Помогите мне…

Неспособный больше говорить, Хасигути хватался за воздух, словно ища спасительную ниточку. Шар вдруг сжал торс бедняги с невероятной силой.

Глаза Хасигути вылезли из орбит, когда как его раздробленные ребра впились во внутренние органы. Кровь, что лилась из его тела, поглощалась шаром. Лишь только голова Хасигути высовывалась из кома плоти; розовые щупальца вылезли из его открытого рта и глазниц.

Единственный человек на пустынном этаже здания, Иноэ, мог с трудом поверить, что отвратительная смерть Хасигути была реальной. Его способность рационально мыслить полностью исчезла, он стал безумно колоть щупальца, обвившие его ногу, шариковой ручкой, будто пытаясь оторвать их. Он почувствовал, что кто-то смотрит на него, и пришел в себя.

Оказалось, студенистый шар отрастил себе глазное яблоко. Страшно и зловеще он смотрел на Иноэ. Щупальца медленно ползли вверх по его телу: от ног к груди.

От вида, как его тело всасывается в гротескную массу протоплазмы, что-то внутри Иноэ сломалось. В приступе безумия он пронзительно загоготал. Прямо в этот момент лифт издал звук прибытия — его коллеги вернулись с перерыва.

— Что это с ребятами? Над чем они смеются?

— Спорю, что они наплевали на работу и смотрят телевизор.

Не имея представления о том, что происходит, люди смотрели друг на друга, не ведая о кровавой резне, в которую они чуть не угодили.

***

Перевалило за полночь. Накадзима работал с сервером в компьютерном классе старшей Дзюсей, который через модем соединялся со всем миром, и пытался поговорить с Локи.

— Что скажешь? Есть ли успех в эксперименте с перемещением?

— Я полагаю, будет уместнее сказать, что результат достигнут, по крайней мере, в некоторой степени.

Низкий грохочущий голос донесся от динамиков, заставив Накадзиму вздрогнуть. Парень предположил, что под “некоторой степенью” подразумевается, что Локи сумел воплотить внутри другого компьютера часть сознания в виде логических алгоритмов.

— Итак, я полагаю, ты признаешь, что моя технология хороша?

— Если это тебе польстит, пожалуйста. Но позволь мне заметить, что до идеала еще далеко.

— Ну, тут нет ничего удивительного. Когда пытаешься послать так много информации одним файлом, неизбежна потеря некоторых данных.

Пот проступил на лбу Накадзимы, смочив наушники с микрофоном на его голове. Накадзима говорил спокойно и незаинтересованно, но все его тело, натянутое как струна, выдавало тщательно скрываемую тревогу.

Что случится, если Локи получит способность принимать материальную форму? — спрашивал Накадзима себя. Нет, это невозможно. Ведь Локи покорно помогает мне в разработке теории переноса демонов.

Теория переноса демонов.

Возможность свободно перемещаться в пространстве была извечной мечтой демонов. С древних времен, области, в которых демоны могли воплотиться, были сильно ограничены. Более того, как только демон призывался, он мог поддерживать форму лишь в радиусе нескольких километров от точки призыва. Несложно заключить, что это и было причиной, почему Земля прожила так долго без вторжения демонов.

Накадзима создал технологию, которая переворачивала представление о демонах с ног на голову. Это была программа оцифровки демона и переноса его к другим компьютерам по коммуникационным линиям. В идеале она могла полностью снять физические ограничения для перемещения демонов по Земле.

Накадзима думал, что его эксперимент, наконец-то, увенчался успехом. Как же он был наивен. Он был обычным старшеклассником, который раньше никогда не встречался с демонами, пока не связался с невероятно могущественным владыкой демонов Локи, и все могло закончиться трагично. Все же, парень оказался благоразумен и проявлял предусмотрительность, понимая опасность, которую будет представлять Локи, заполучи тот материальную форму.

Если что, я могу вызвать другого могущественного демона из мира Ацилут, чтобы он противостоял Локи.

Не сумев сдержать растущую тревогу, Накадзима начал думать, не выбрать ли более опасный путь, как вдруг внезапно вмешался голос из наушников.

— Дай мне Сирасаги Юмико.

— Что?!

— Дай мне Сирасаги Юмико.

— Нет. Я не могу сделать этого, — закричал Накадзима, как только услыхал имя Юмико. Даже он был удивлен своей реакцией.

— Дитя, на кого это ты повышаешь голос?! — зло взревел Локи, чего не позволял себе ранее.

Машина издала странный вой, и из мест соединения кабелей полетели искры.

— Хорошо-хорошо, успокойся… — пошел на попятную Накадзима.

Злясь на себя, Накадзима прикусил губу до крови, и образ Юмико возник в его голове. Снова он был втянут в иллюзию.

Возвышающиеся скалистые горы и лазурные небеса остались за спиной юноши. Его узкие глаза неотрывно смотрели на дорожку перед ним. Его высохшие, земляного цвета губы были покрыты красно-черной спекшейся кровью. Его ноги посинели и опухли; острые осколки камней впились в ступни. Однако, звук тяжелого дыхания, следовавший за ним, заставлял его больные ноги двигаться еще быстрее.

— Идзанаги, почему ты не ждешь меня? Потому что я стала такой отвратительной? Ты обещал, что когда я уйду в Мир Мрака, ты вернешься несмотря ни на что! Это была ложь? Я бы никогда и ни за что не убежала от тебя!

— Прости меня…

Будто пытаясь освободиться от страха и вины, юноша стиснул зубы и побежал. Но упорство женщины медленно сокращало расстояние меж ними. Слезы женщины, текшие из глаз с разложившимися веками, падали на землю заодно с ее волосами.

— Идзанаги…

Когда она кричала, дыра в ее щеке становилась все больше и больше, обнажая белые зубы. Вскоре путь закончился, и юноша увидел перед собой простор тростниковых полей.

— Я возвращаюсь в Срединную Страну Тростниковых Равнин.…

Его губы затряслись с облегчением. Широко разведя руки, юноша глубоко вдохнул влажный воздух, поджал губы, обернулся и сел.

Какое-то время он смотрел на безобразную женщину, что преследовала его, затем печально покачал головой и закрыл глаза.

Юноша начал медитировать. Когда женщина оказалась в пределах полета камня, его тело чуть приподнялось в воздух на мгновение, а затем воздух задрожал. Словно невидимой силой землю затрясло, и трещина, что появилась прямо под юношей, стала расти к окружающим горам, а бессчетное количество камней начало падать на тропу. Когда женщина остановилась, гигантский камень упал на тропу перед ней и перекрыл дорогу.

— Идзанаги! Я приду к тебе! Даже если пройдут сотни и тысячи лет! — грустный крик обогнул возвышающийся валун.

— Прости меня, Идзанами… — закрыв уши руками, юноша, пошатываясь, отправился в болота, где тростник скрыл его из виду.

Когда Накадзима вышел из транса, он в плохом настроении покинул компьютерный класс. Несколько минут спустя ожидавшая, когда он уйдет, тень скользнула через коридор в комнату. Две руки пошарили в чернильной тьме, ища кнопку запуска терминала. Вскоре свет экрана осветил пальцы на клавиатуре.

Это были белые тонкие пальчики. Вскоре они остановились, повинуясь низкому голосу.

— Охара, — произнес голос. — Я покажу тебе код программы перемещения, которую написал Накадзима. Ты сможешь с ней управиться?

— Я думаю, что смогу запустить, но не более.

— Прекрасно. Изменений в коде не потребуется. Если я смогу двигаться, приняв материальную форму, то смогу захватить мир Асия собственноручно.

— Как пожелаете, — уловил микрофон возбужденный шепот.