Том 1    
Глава 4. По дороге


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
sferdrakon
08.06.2018 00:26
Справедливое замечание о том, что я как-то оставил без внимания.
redheadbrains
10.05.2018 16:27
описание хоть добавьте
sferdrakon
19.01.2017 18:58
>>23294
Интересно, какого года это ранобе и какой там год? Стиль иллюстраций десятилетней (примерно) давности, а в сюжете... компы на магнитной ленте, мне кажется от магнитной ленты отказались лет этак 20 назад...

Как мне в вк сказали, книга датируется 1986 годом. Хотя я полагал поначалу, что книга вышла в 88 (выход первой игры серии) или чуть позднее. Также тот же человек утверждает, что согласно виденным им интервью, именно эта серия стала основательницей всего проекта МегаТен.

Я сам столь подробно с серией не знаком. Ну, по крайней мере, не искал всевозможные материалы, связанные с этим проектом.
LLIaMaH
15.01.2017 18:27
Интересно, какого года это ранобе и какой там год? Стиль иллюстраций десятилетней (примерно) давности, а в сюжете... компы на магнитной ленте, мне кажется от магнитной ленты отказались лет этак 20 назад...
Ответы: >>23295
sferdrakon
08.01.2017 03:07
>>23292
+1

Добро пожаловать!
ghost ex
07.01.2017 22:05
>>23290
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.

+1
Ответы: >>23293
sferdrakon
07.01.2017 21:26
>>23290
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.

Всегда пожалуйста!
vorfeed
07.01.2017 18:47
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.
Ответы: >>23291>>23292

Глава 4. По дороге

Дождь в Асуке моросил со вчерашнего дня. Древняя кедровая чаща блокировала солнечный свет, погружая гору Аякаси во тьму, хотя день был в самом разгаре. Статуя где-то глубоко в горах, чем-то похожая на обезьяну, стоявшая там еще до эры Тэмпё в восьмом веке, смотрела в небо огромными глазами почти в половину лица.

Дождь, ливший перед статуей, стал приобретать красноватый оттенок и начал извиваться, хотя ветра не было. Что-то вроде сияния появилось меж двумя покрытыми мхом стволами деревьев. Этот феномен жители Ямато окрестили «Аякаси», дав ему одноименное с горой название. Сияние уплотнилось, сверкая как фейерверк на обычно темных склонах. Внезапный порыв ветра снес капли дождя в сторону, и из дрогнувшего сияния появились в воздухе две фигуры.

Оба силуэта обрели форму и упали на траву. Сразу после этого сияние потухло и исчезло, как если бы его никогда не было. Там, где секунду назад дождь огибал пространство, он вновь продолжил падать ровно.

Согласно поверьям местных жителей, боги Ямато использовали эти «Аякаси»[✱] аякаси, яп. — сверхъестественное явление., чтобы путешествовать в Китай и Индию. Тот несчастный, кто по незнанию входил в них, исчезал, и его больше никогда не видели, так что людям было запрещено приближаться к этим феноменам. Идзанами использовала эту силу, чтобы спасти Накадзиму и Юмико.

Ощутив спокойное дуновение ветра и холодный дождь на щеках, Накадзима открыл глаза. Рядом с ним, будто прячась в папоротнике, лежала полуобнаженная Юмико.

Где мы?

Не отпуская руку Юмико, Накадзима настороженно оглядел окрестности. Мир, который он до этого видел в сиянии, состоял из полей и холмов, а они находились в полутемном лесу.

Так или иначе, они были в безопасности. Это, разумеется, было благодаря храбрости Юмико и ее поразительной силе. Задаваясь вопросом, как это милое создание могло обладать силой, способной остановить демона, Накадзима положил руку на ее щеку.

Однако щека Юмико была холодной и жесткой, будто девушка была куклой изо льда. Сказав себе, что виной этому дождь, Накадзима снял свою рубашку и приподнял Юмико, чтобы укутать её. Однако, когда он коснулся рукой тонких плеч, то тут же отдернул — ладонь была обильно окроплена кровью. Робко взглянув на ее спину, он содрогнулся и едва сдержал вопль.

От правого плеча до талии спина Юмико была жестоко разодрана, что даже проглядывали кости. Локи, пытаясь их поймать, ужасно ранил её когтями. Будто проснувшись от глубокого сна, Юмико открыла глаза. На её спокойном, незамутненном лице не отразилось и следа боли. Она посмотрела на Накадзиму и прошептала:

— Прости.

Накадзима не знал, как ответить, и просто крепко обнял Юмико. Это он должен извиняться. Извинения Юмико ранили его намного сильнее, чем если бы она его осудила.

Но слова Юмико несли другой смысл. Она пробормотала на ухо Накадзиме:

— Прости… Я не думаю, что выживу. Но вернешь ли ты меня назад?

— О чем ты говоришь! Ты не умрешь от этой раны! Держись!

— Нет, это не так. Идзанами сказала мне. Это не из-за раны на спине. Я одолжила у Идзанами силу, чтобы сразиться с Локи. Но ее сила была слишком разрушительной для моего тела…

— Идзанами?

Накадзима был потрясен словами Юмико. Знакомый с магией и мифологией, он понимал значение сказанного, хоть и отчасти. В этот миг он понял значение странных видений, которые раньше несколько раз посещали его.

Они в точности повторяли японский миф. Чтобы вернуть свою мертвую жену — Идзанами — Идзанаги, отец богов, отправился в Страну Мрака. Но пока он искал там жену, то нарушил величайшее табу, увидев её уродство. Поэтому ему пришлось бросить её и вернуться на поверхность.

— Она сказала, что я — реинкарнация Идзанами. И если ты хочешь вернуть меня к жизни, то должен принести моё тело в её гробницу, в комнату, где она похоронена. Если ты это сделаешь, тогда я вернусь к жизни, и мы сможем жить вместе, — сказала Юмико и сильно закашлялась.

Пока её мучили спазмы, Накадзима вытирал всю свежую кровь, что она отхаркивала.

— Юмико, не говори больше. Ты не должна умирать. Мы будем жить счастливо.

Накадзима никогда не был столь открыт перед женщиной, и от этого на побледневшем лице Юмико появилась улыбка.

— Спасибо. Не бросай меня на полпути, как Идзанаги сделал в мифе…

Юмико закрыла глаза, словно собиралась уснуть, и издала последний вздох.

Он обнял девушку и стал поглаживать мокрые волосы. Пламя эмоций бушевало в Накадзиме. Кроме тех видений его ничего не связывало с Идзанами. Но он верил Юмико. Или, вернее сказать, он решил довериться ей. В конце концов, он ведь сумел призвать Локи, бога из легенд северной Европы. Накадзима не знал, как работает реинкарнация, но, если Идзанами из японских мифов действительно существовала, то он должен её отыскать.

— Жди меня. Клянусь, что верну тебя.

Осторожно уложив тело Юмико, Накадзима поднял выпавший карманный компьютер и включил его. К счастью, устройство еще работало.

Если получится призвать Цербера…

Как только белый туман появился из маленького жидкокристаллического экрана, Накадзима с облегчением вздохнул. Полностью материализовавшийся электронный зверь один раз рыкнул и посмотрел на своего хозяина с огнем в глазах. Но полученные в битве с Локи раны лишили зверя хищного вида. Даже казалось, что тело немного уменьшилось. Вероятно, пройдет не менее двух месяцев, прежде чем столь серьезные травмы исцелятся. Возможно, удастся вылечить его, исправив ошибки в данных, воплощением которых является зверь. Но Накадзима никогда не пробовал делать чего-то подобное. Даже если он попытается, за день или два с таким не управишься, а у Накадзимы не было лишнего времени. Потрепав Цербера по холке, чтобы подбодрить, Накадзима положил тело Юмико ему на спину, и они зашагали вперед.

После десяти минут блужданий по звериным тропам, они вышли из леса. Вдалеке за покатым горным склоном, покрытым зарослями карликового тростника, располагалась горная деревушка, скрытая в тумане из-за влажности. Справа были высокие каменные курганы, а оставшиеся позади горы лучились зеленоватым светом.

Это гробница Исибутай и гора Тоно. Так это, должно быть, Асука!

Пейзаж перед Накадзимой идеально совпадал с фотографией в книге по древней истории, которую он увлеченно прочел давным-давно. Возможно, это правда, что древняя японская богиня звала их к горам в Асуке, так тесно переплетенным с японской мифологией. Но как найти гробницу Идзанами без каких-либо подсказок?

Демонический зверь рядом с Наказдимой низко зарычал, словно желая подбодрить хозяина, бессмысленно глядящего вдаль.

— Да, ты прав, Цербер. Придется прибегнуть к этому…

Набрав воздуха в грудь, Накадзима сжал правую руку в кулак и коснулся края острого клыка запястьем. Острая боль пронзила его руку, и свежая кровь потекла из раны. Чтобы определить местоположение гробницы Идзанами, Накадзима попытался использовать собственную кровь, чтобы создать и напитать силой магический круг. Но как только капли крови падали на землю, дождь просто уносил их, размывая границы круга. Накадзима, страдая от головокружения, вызванной кровопотерей, пытался перечертить его.

Хоть он и хорошо разбирался в теории магии, до сегодняшнего дня Накадзима всегда полагался на компьютер. Он в первый раз сам создавал заклинание, но в его движениях не было неуверенности. Опыт работы с компьютерной магией давал о себе знать. Он ясно осознавал свои возможности и был уверен, что у него всё получится. Наказдима прикинул расстояние между Исибутай и горой Тоно, использовал астрологическую программу карманного компьютера, чтобы определить положение звезд и фазу луны, и закончил рисовать круг. После этого Накадзима сел и пробормотал: «Идзанами, пожалуйста, позволь мне узнать, где ты». Он сделал магический пасс руками и стал медитировать.

Накадзима не обладал никакими экстрасенсорными силами, но его чувства к Юмико и уникальное магнитное поле гор Аякаси позволило легко погрузиться в транс. Накадзима сконцентрировался на серебряной нити судьбы, соединившей его с Юмико. Воображаемая нить начала светиться. Погрузившись в медитацию еще глубже, Накадзима попытался наложить эту нить на пейзаж настоящего мира. Когда он до предела сфокусировался, глубокие морщины пролегли у него меж бровей. Наконец, в представляемом образе он смог четко разглядеть серебряную нить, которая тянулась к двум маленьким холмам с виноградниками.

Гробница Идзанами должна быть там.

Очнувшись от медитации, Накадзима сел на колени и стал оглядывать окрестности в поисках чего-нибудь похожего с увиденным в трансе.

— Вот оно! Там гробница Идзанами! — во весь голос закричал Накадзима.

Два холма формировали идеальный треугольник вместе с Исибутай и горой Тоно. Несколько мух, привлеченных кровью, кружились вокруг Юмико и садились на ее рану. Раздраженно отмахиваясь от них, Накадзима поднял девушку и положил на спину Цербера.

***

В пустом компьютерном классе Охара смотрела на экран главного компьютера и разговаривала с Локи. Хоть он и мог принять истинный облик, Локи, похоже, предпочитал оставаться внутри компьютера в цифровой форме — так его меньше обременяла телесность.

— Чертов Накадзима, бежал в Асуку.

— Что делать мне? Послать за ним учеников или действовать как-то иначе?

— Нет, я отправлюсь сам.

Голос Локи был полон решимости. Он хорошо осознал, что революционная технология призыва демонов через компьютер способна соперничать с ядерным оружием. Если бы только он мог завладеть разработанной Накадзимой технологией, то завоевание человеческого мира больше не было бы далекой мечтой.

Но то же самое могли бы проделать и другие демоны. Чтобы предотвратить попадание технологии в руки других демонов и, таким образом, обеспечить себе абсолютное превосходство в мире Асия, Локи не мог оставлять Накадзиму в живых.

У Локи были слуги, можно сказать, личные шпионы. Это мухи. Они принадлежали к тому немногочисленному виду созданий, которые были способны с легкостью путешествовать между мирами Ацилут и Асия. Локи мог не только разговаривать с ними, но и узнавал все, что чувствовали они, как если бы присутствовал сам.

И от них Локи узнал, что Накадзима появился в Асуке.

— Ну, тогда… — Охара ввела команду в компьютер.

На экране отобразилась база данных Накадзимы — там были номера городских банков в регионе Кинки. Охара пролистала экран и вызвала карту Японии, сопоставив её с номерами телефонов.

— Я думаю, что Четвертое отделение банка Кангё в Инай будет наилучшим.

— Хорошо. Тогда отправь меня туда.

Магнитная пленка стремительно раскрутилась, экран засветился бриллиантовыми цветами. Настроив модем, Охара внимательно набрала номер Четвертого отделения, стараясь не ошибиться.

***

Хлюпая по размокшей земле, туристы в Асуке спешно семенили по тропе. Лица всех путешественников выражали недовольство из-за непрошеного дождя.

Через холм на высокой скорости промчался Цербер, а Накадзима, на его спине, поддерживал труп Юмико. Но необычная картина не вызвала удивления у туристов.

— Что это только что было?

— Наверняка снимают здесь фильм.

Непринужденные голоса все слабее звучали за Накадзимой. Сейчас беглецы подобрались к холмам, которые явились ему в видении. Накадзима не знал, что этот двухсотметровой высоты холм был курганом — кофуном — известным как холм Сирасаги. Холм Сирасаги был больше, чем обычные курганы и был полон загадок. Неизвестно, была ли это изначально усыпальница в виде замочной скважины или это естественное природное образование, не говоря уж о том, кто там похоронен или когда ее строили. Но, судя по поверьям, здесь покоилась женщина, и изучавшие трактат «Записи трех царств» поспорили бы, что это была гробница Химико, королевы Ямато в древние времена. С развитием цивилизации половина холма Сирасаги была превращена в поля. Нетронутыми остались несколько кустарников карликового тростника и хвойные деревья. От каменной гробницы осталась только одна усыпальница.

По мере подъема Цербера на холм, его движения становились медленнее, и тяжелое дыхание явственней ощущалось ездоком. Как только стал виден вход в усыпальницу, Цербер остановился. Накадзима упал на землю, оставив Юмико на спине демонического зверя. Лапы Цербера согнулись от перенапряжения, и он тоже рухнул на землю. Возможно, открылись раны, полученные в битве с Локи, а может и сам холм Сирасаги причинял боль животному, но зверь не мог сделать и шага. Он высунул язык и начал учащенно дышать, издав низкий вой. Мерцающее пламя в его глазах потухло.

— Хорошо постарался, Цербер. Ты можешь отдохнуть.

У Накадзимы не было иного выбора, кроме как вернуть цифрового зверя в свой карманный компьютер.

***

В четвертом филиале банка Кангэ четыре женщины-служащие в комнате управления вводили в главный компьютер список дневных операций, чтобы отправить его в остальные отделения. Ни одна из них не смотрела на клавиши, их взгляды бегали лишь от экрана к ваучерам и обратно.

— Почему только мой терминал постоянно ломается?! — раздраженно вскочила со своего стула одна из операционисток.

Звали ее Мида Ёсиэ. Она работала в банке уже два года. Она была неглупой, но вспыльчивой женщиной, а короткая стрижка подчеркивала её горячую натуру. Ёсиэ пригляделась к терминалам других служащих, но оказалось, что только у нее были проблемы. Экран был абсолютно черным и не реагировал на нажатия.

— Такое ведь всегда случается, когда ты отправляешь данные на сервер?

Симамура Юко, полная противоположностью Ёсиэ, снисходительно посмотрела на неё, продолжая вводить данные в свой терминал.

Юко работала в компании на год больше и потому по карьерной лестнице была на ступеньку выше.

— Это только у меня, значит? Ну что ж, воспользуюсь случаем и заварю себе чай.

Когда Ёсиэ раздраженно покинула комнату, голубой туман начал просачиваться в комнату. По комнате пронесся едкий мускусный запах, но поглощенные работой женщины, похоже, ничего не заметили. Голубой туман начал сгущаться и принимать форму позади стула, на котором до этого сидела Ёсиэ.

Как будто устав вводить данные, Юко вскинула руки к потолку и потянулась. Странная желеподобная субстанция схватила ее за белое горло.

— Ёсиэ, прекрати!

Обернувшись, Юко выпучила глаза, осознав, что смотрит на бронзовое лицо Локи. Его голова находилась на вершине комка желеподобной плоти. Она попыталась закричать, но её голосовые связки сковало, и она не могла издать и звука. Щупальце Локи напряглось и с громким треском сдавило череп Юко. От головы остались лишь безобразные ошметки, а руки по инерции все еще продолжали нажимать клавиши терминала. Две оставшиеся женщины сидели парализованные от страха. Щупальца обвили их и отправили в тело демона.

Позади Локи раздался звук разбившегося фарфора. Ёсиэ вернулась с чаем и уронила поднос, увидев кровавую баню. Щупальце Локи потянулось к ней. Что-то липкое и горячее вонзилось ей в грудь. В следующее мгновение по её телу прокатилась слепящая боль, свежая кровь хлынула из разорванных тканей.

— Что там у вас?

Услышав странный звук из комнаты, сотрудник с кипой счетов в руках открыл дверь. Локи, вложив немалую силу, грубо швырнул оторванную голову Ёсиэ мужчине в грудь.

— Агх!

Сползя по стене после сильного удара, работник пошарил в поисках кнопки тревоги и из последних сил нажал ее. В следующий миг он потерял сознание.

Пронзительный звук тревоги пронесся по всему зданию. Не обращая на шум никакого внимания, Локи завершил трансформацию в обличие бронзового человека и направил взор смолисто-черных глаз на Асуку.

***

Вернув Цербера обратно в демонический мир, Накадзима посадил Юмико себе на спину и отправился в усыпальницу холма Сирасаги. Однако, оглядев маленький проход через заросли тростника, он не смог сдержать разочарования. Проход к усыпальнице был углублением в земле, и имел высоту и ширину примерно 90 сантиметров, при том что стены были в несколько метров толщиной. Высота была достаточна, чтобы Накадзима мог проползти на карачках, но для такого большого кургана вход казался ужасно маленьким. Идзанами действительно похоронена здесь?

Без паники. В таких захоронениях обязательно есть тайные проходы или секретные рычаги!

Пытаясь подбодрить себя, Накадзима опустился в углубление.

Холодный воздух в усыпальнице был спертым, хотя базальтовые стены блестели от сырости. Накадзима бережно опустил Юмико на землю. Лягушка, наблюдавшая за странным вторженцем из угла комнаты, квакнула и отпрыгнула от удивления. Сидя на каменном полу, Накадзима вошел в транс и попытался установить связь с Идзанами, но у него было мало опыта в таких делах. Возможно, он был слишком напуган, поэтому никаких образов в его голове не появлялось. Время шло, и наконец Накадзима разочарованно нахмурил лоб.

— Я не чувствую здесь ничего, хоть уже ближе к цели, чем был раньше. Идзанами, ответь мне: как найти тебя?

Будто в ответ на его шепот погребальная комната задрожала. Камни в стенах застонали, а с потолка начала падать земля. Кашляя, Накадзима неосознанно прижал труп Юмико к себе.

— Идзанами, ответь мне, чтобы я смог вернуть Юмико! — повторял, словно заклинание, Накадзима снова и снова.

Вскоре землетрясение затихло. Словно пытаясь что-то сказать, лягушка заквакала громче. Накадзима обернулся на звук. От увиденного его глаза возбужденно замерцали. Землетрясение создало щель меж камнями в стене, и её границы с алым отблеском стали отчетливо видны. Приблизившись к расщелине меж плитами, Накадзима ощутил холодный воздух, дующий из красной бреши. Вытянув руки, Накадзима убирал камень за камнем, делая проход достаточно большим, чтобы мог войти человек. Лаз имел легкий уклон и вел куда-то вниз.

В углублении было темно, но Накадзиму это не остановило. Он разорвал рубашку на полоски, чтобы привязать к себе Юмико и карманный компьютер. Затем он лег на живот и опустил ноги в лаз. Ощущение чего-то холодного и скользкого вроде мрамора создавало обманчивое впечатление, что всё создано человеком. Встав на четвереньки, чтобы не скользить, Накадзима начал аккуратно спускаться в чернильную тьму.

***

Тем временем Локи покинул Четвертое отделение банка Кангэ и стоял на вершине Томоминэ, откуда была видна вся Асука. Перед ним раскинулись архитектурные памятники деревни. Мелкий дождь падал ему на лицо. Локи необычно широко раскрыл рот, и его язык начал вибрировать. Высокочастотный звук его голоса не был слышим человеческим ухом, но будто привлеченные писком бесчисленные черные точки размером с рисовое зернышко закружились перед ним. Это был рой мух, подчинявшийся Локи. Касаясь его лица волосатыми лапками, они влетали ему в ушные каналы и каждая что-то шептала ему.

Услышав все, что нужно, Локи велел мухам возвращаться на свои посты. Потирая рану на лбу, Локи смотрел на холм Сирасаги.

Накадзима… что ты хочешь сделать, придя сюда?..

Он знал, что Накадзима сбежал в Асуку не по своей воле. Не сила ли Юмико привела его сюда? Человеческая самка не может обладать силой, способной ранить демона. Больше похоже, что японский бог или демон овладел ей и перенес их в Асуку. И можно с уверенностью предположить, что божество было могущественным.

— Меня не волнует, кто ты, но я не позволю тебе уйти. Я размажу тебя! — пробормотал Локи, спускаясь по склону холма Сирасаги.