Том 1    
Эпилог


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
sferdrakon
08.06.2018 00:26
Справедливое замечание о том, что я как-то оставил без внимания.
redheadbrains
10.05.2018 16:27
описание хоть добавьте
sferdrakon
19.01.2017 18:58
>>23294
Интересно, какого года это ранобе и какой там год? Стиль иллюстраций десятилетней (примерно) давности, а в сюжете... компы на магнитной ленте, мне кажется от магнитной ленты отказались лет этак 20 назад...

Как мне в вк сказали, книга датируется 1986 годом. Хотя я полагал поначалу, что книга вышла в 88 (выход первой игры серии) или чуть позднее. Также тот же человек утверждает, что согласно виденным им интервью, именно эта серия стала основательницей всего проекта МегаТен.

Я сам столь подробно с серией не знаком. Ну, по крайней мере, не искал всевозможные материалы, связанные с этим проектом.
LLIaMaH
15.01.2017 18:27
Интересно, какого года это ранобе и какой там год? Стиль иллюстраций десятилетней (примерно) давности, а в сюжете... компы на магнитной ленте, мне кажется от магнитной ленты отказались лет этак 20 назад...
Ответы: >>23295
sferdrakon
08.01.2017 03:07
>>23292
+1

Добро пожаловать!
ghost ex
07.01.2017 22:05
>>23290
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.

+1
Ответы: >>23293
sferdrakon
07.01.2017 21:26
>>23290
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.

Всегда пожалуйста!
vorfeed
07.01.2017 18:47
Обожаю MegaTen. Аригато, забираю.
Ответы: >>23291>>23292

Эпилог

Тух, тудух.

Что-то пульсировало. Слабый ритм, но он ощущался.

Накадзима пробуждался ото сна. Ему было тепло, он хотел остаться в этом сне еще немного. Но к телу вернулась чувствительность, и Накадзима медленно открыл глаза. Он увидел, что его руки обвивали Юмико. Её тело источало горько-сладкий аромат.

— Юмико… — нерешительно произнес Накадзима.

Она никак не ответила, но девушка определенно была жива. Разложившийся рот вернулся к своей изначально прекрасной форме, а приоткрытые губы чуть шевелились в такт дыханию. Веки скрывали глаза в глазницах, а ее щеки имели слегка розоватый оттенок.

Беспокойство Накадзимы исчезло из-за присутствия чего-то чистого и безупречного.

— Не беспокойся. Она скоро проснется.

Обернувшись, Накадзима увидел над собой Идзанами. Хоть ее волосы и были покрыты зеленой кровью, светящееся, полное доброты красивое лицо успокаивало его душу.

Богиня заговорила:

— Я позабочусь о ней еще немного.

Её слова привели в недоумение Накадзиму.

— Ненадолго. Лишь придам сил, чтобы сражаться с демонами.

— Сражаться с демонами? Но Локи мертв!

Приблизившись, богиня взяла руку Накадзимы и заглянула в его глаза. Белый свет засиял перед его глазами и застлал собой всё окружающее.

— Взгляни на это, Акэми, — в полном сожаления голосе Идзанами был намек на серьезность ситуации.

Когда пальцы Идзанами сжали руку Накадзимы, картинка полностью сформировалась в белом пространстве.

В компьютерном классе старшей Дзюсей, до боли знакомом Накадзиме, у терминала сидела Охара, отчаянно заламывая руки:

— Локи, почему ты не отвечаешь?!

Изображение Охары с микрофоном в руке, глядевшей в пустой монитор, задрожало. Вновь и вновь включая и выключая питание, она пыталась запустить программу призыва демона. Но магнитная лента главного компьютера оставалась неподвижна. Только звук кондиционера нарушал тишину в компьютерном классе.

— О-о-о…- Охара нагнулась и схватилась за низ живота. Кровь отлила от ее лица. На затылке, как будто отметина, что она носит дитя демона, проступила чешуя.

— Не лягайся! — прошептала Охара, ругая растущую внутри ее новую жизнь.

Пока Охара продолжала нажимать клавиши с надеждой во взгляде, магнитная лента начала вращаться, как будто смеясь над её потугами.

— Локи, это ты?! — В глазах Охары плескалась радость. Она покрепче обхватила микрофон. — Я беспокоилась о тебе, Локи!

После слов Охары, будто сомневаясь, магнитная лента замедлила вращение. Когда Охара выжидательно склонила голову, из динамиков раздался низкий хриплый голос.

— Я — Сет. Ты звала меня?

— Сет? Я звала Локи. Локи, пожалуйста, ответь. Где ты?

Истерический вой Охары разнесся эхом по всему компьютерному классу.

— Меня зовут Сет. Ты посмела назвать меня именем другого…

Когда Идзанами отпустила руку Накадзимы, изображение рассеялось, и перед его глазами возникло темное пространство. Пот с висков потек по шее.

— Сет?! Самый могущественный злой бог из египетских легенд?

Голос Накадзимы дрожал.

— Не только Сет. Многие демоны почувствовали открытый тобой в их мир проход, который разжег в них желание завоевать человеческий мир. Огромная толпа монстров желает объединиться с тобой… — произнесла Идзанами важным и серьезным тоном.

Пытаясь избавиться от неуверенности, Накадзима закрыл глаза и произнес:

— Это все моя вина, и теперь я пожинаю плоды того, что посеял. Сейчас моя задача — закрыть проход в мир демонов.

— Хорошие слова, — лицо Идзанами слегка смягчилось. — Это будет трудно, но я уверена, что твои усилия не будут напрасными. Я не могу воплотиться в материальном мире, так что не смогу сражаться вместе с тобой. Но взамен я дам тебе Хи-но-Кагуцути. Это божество одолжит тебе великую силу Пламенного меча, когда ты будешь в опасности. Сила Хи-но-Кагуцути — это та сила, с которой считаются даже боги Ямато, и я уверена, что она поможет тебе.

Слушая Идзанами, Накадзима не переставал волноваться о всё еще спящей Юмико. Наверняка богиня знала, что он чувствует, поэтому мягко положила руку ему на плечо.

— Я дам этой девушке мою силу. И когда она будет достаточно сильна, чтобы самой защитить себя, я верну её тебе. Ты ведь будешь ждать, верно?

Не дожидаясь ответа, Идзанами отвернулась от Накадзимы.

— Скоро посланник из Ёми[✱]Земли мертвых. Согласно синтоистской мифологии, это место, где живут после смерти. придет за твоей подругой. До тех пор наслаждайтесь коротким воссоединением.

Улыбаясь, Идзанами медленно легла на пьедестал. Когда она исчезла, словно растаяв в воздухе, пепел в форме человеческой фигуры остался лежать на каменной плите.

— Идзанами…

Когда Накадзима неосознанно потянулся к исчезнувшему образу богини, знакомый голос остановил его.

— Накадзима, сдержи свое обещание!

Обернувшись, юноша увидел смотрящую на него Юмико. Ее темно-карие глаза лучились добротой. Нежная и невинная Юмико прыгнула в раскрытые объятия Накадзимы.