Том 2    
Копье Одина


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Копье Одина

Лилии красного паука

Имеют цвет огня.

Не смей коснуться их,

Иначе ждет беда.

1.

Я люблю котов, но когда коты показались в Мире как возможный чит или блуждающий ИИ, все мои теплые и пушистые чувства отправились в урну. Читая доклады, которые мне принесла Саки Сибаяма, то думал, что я сделал бы с ними.

Я сделал глоток теплого кофе и бросил доклад на стол. Саки нервно ждала моих приказов.

— Был ли нанесен урон пользователям? — спросил я.

— После того, как игрок поторговал с котом, данные игрока были уничтожены. У нас уже несколько похожих случаев, — Саки стесненно пересела.

Я откинулся назад на своем стуле и посмотрел в окно. Внизу, на улицах, массы людей спешили домой с работы. Прочитав доклад, я знал, что не смогу покинуть офис в ближайшее время.

У работы в японском офисе CC Corp. были свои преимущества и недостатки. Проводить долгие часы в крупнейшей во всем мире онлайн игре с более чем двести миллионов пользователей часто надоедало.

— Они разговаривают? — спросил я.

— Что?

— Коты разговаривают? — Я стукнул пальцами на докладе.

— Я не знаю. С этой точки зрения, мы не уверены, кот – это персонаж-игрок или НПС.

Саки нервничала потому, что я месяц назад отругал ее за то, что она не выучила руководство пользователя системного администратора. Каждый член Кобальтовых рыцарей, или отладчиков, должен знать каждую главу и стих этой книги. В наказание я заставил ее делать копии, приносить кофе и другую черновую работу, к которой я мог ее привлечь. Теперь, когда она вернулась к своим обычным обязанностям, она все еще боялась меня.

Я постучал себя по подбородку.

— Если проблема – это игрок, тогда игровые мастера удалят его или ее из игры. Если этот кот – НПС, тогда это наша проблема. Поскольку мы еще не знаем, как тут поступить, нам нужно и дальше за этим следить. И поддерживать связь с игровыми мастерами.

— Да, сэр, — сказала она.

Я надеялся, что она не сделает ошибок вновь.

2.

Я не мог выгнать Ликорис из мыслей. Она называла себя ошибкой, потеряв волю к своему существованию и решила стать растением в Мире. Она глубоко впечатлила меня, но сейчас нельзя отвлекаться из-за нее. Сейчас надо было работать над новой проблемой, требовавшей максимальной концентрации.

Я вошел в игру.

Лучший способ узнать, что происходит в Мире, это постоять на мосту, аркой возвышающимся над каналом в Мак Ану. Отсюда можно услышать проходящих мимо игроков. Вскоре после появления я услышал разговор:

— Ты слышал, что капитана Алых рыцарей убили?

— Это сделал убийца игроков?

— Нет, это не убийца игроков. Его убили в настоящем мире.

— В настоящем мире? О чем ты говоришь?

— Он придет, — вмешался кто-то в разговор. — Способ, которым они обошли мораль и правосудие, такой раздражающий. Я хочу, чтобы всех их удалили из Мира.

— Ты не должен так громко жаловаться. Их штаб-квартира здесь, в Мак Ану.

— Ну и что. Они – не системные администраторы, так что нечего их бояться.

Алые рыцари – самоуправляемая организация добровольцев, решавшие проблемы и расследовавшие нелегальную деятельность в Мире, помогая системным администраторам не отвлекаться по мелочам. Кроме того, некоторые инциденты могут быть решены меж самими игроками. Фактически, некоторые игроки ненавидели Алых рыцарей за то, что те действуют, как посредники, но они официально были признаны CC Corp., что означало серьезность действий Алых рыцарей.

Они взяли свое имя из “Эпитафии сумерек”, на которой и основан Мир. Однако, в оригинальном тексте Кобальтовые и Алые рыцари были диаметрально противоположны, представляя собой силы света и тьмы. Однако, в Мире были две группы, мало связанные друг с другом, и выполнявшими различные миссии.

— Так что случилось с ним? — спросил кто-то другой.

— Я не знаю. Он вступил в какую-то схватку с Мастером волны, управлявшим монстром, и создание убило его.

— Что?!

— Но как он оказался убит в настоящем мире?

— Я не знаю, но вскоре после того, как его персонаж был побежден, игрок потерял сознание у своего компьютера.

— Это смешно.

— Это правда.

— Это невозможно! Как можно умереть в настоящей жизни, просто проиграв сражение в игре?

— Я не знаю. Возможно, от шока.

— Это глупо.

— Все произошло так, как я говорю.

— Если мне не веришь, взгляни сам. Это выложено во всем Интернете.

Внезапно я столкнулся с еще одной проблемой. Я сканировал все чаты и сообщения на доске объявлений вместе со всеми сообщениями меж Алыми рыцарями. После двадцати минут поисков я отбросил дикие мысли, я смог грубо прикинуть последовательность событий.

У Мастера волны Цукасы был монстр, однако, как бы смешно это не звучало, по описаниям он напоминал золотую гантель. Когда капитан попытался сразиться с монстром, создание избило его, а человек, управлявший аватаром, которому за двадцать, оцепенел, проснувшись часами спустя с серьезной потерей памяти.

Прошлые доклады описывали похожие случаи: игроки теряли сознание из-за истощения или даже умирали, играя слишком много времени. Вот почему CC Corp. следовала строгим требованиям, уделяя больше внимания природе онлайн игр. Хотя в идеале игрок сам отвечал за свои действия.

Как бы то ни было эта ситуация могла вызвать панику среди игроков. Мне нужно разобраться с этим как можно быстрее. Внезапно у меня появилась новая задача. Кот мог и подождать.

Первое, что меня смутило, тот факт, что монстр, которым управлял игрок и который никогда раньше не существовал в Мире. Хоть некоторые заклинания и позволяли призывать созданий, они были весьма специфичными и их не найти на каждом углу. Это привело меня ко второй проблеме: природа монстра. Описание не походит ни к одному монстру, запрограммированному в игре. Это было что-то новое, что-то совсем уникальное, что могло быть только одним… неважно игрок, НПС или блуждающий ИИ, - незаконной программой.

И сейчас, похоже, игрок использовал незаконную программу. Великолепно. Но кем управлял игрок: Цукасой или монстром, похожим на золотую гантель? И кто или что вызвало тот баг, позволивший использовать игру таким способом?

Ликорис говорила, как человек, хоть человеком никогда и не была. Внешность обманчива. Определить настоящую личность будет трудно.

Я пошел дальше, к Вратам хаоса, и заметил нескольких Алых рыцарей, стоявших на страже. Они искали Цукасу. У Алых рыцарей не было тех же возможностей, что и у Кобальтовых рыцарей. Они могли только выставить посты в точках перехода и надеяться, что Цукаса пройдет через них. У меня был другой план. Вместо того, чтобы ждать, когда Цукаса покажется, я шел, чтобы найти его.

3.

Мой доклад о случае с Ликорис отправили вышестоящему руководству, но я не добавил пару деталей, включая мой последний разговор с Ликорис и тайное место, где она пряталась.

Ее выражение лица, когда она это говорила, все еще преследовало меня.

— Пока я существую, Моргана продолжит рассказывать мое местоположение тебе, пока меня не удалят. Но сейчас все закончилось. Я сдаюсь.

— Но почему? — спросил я.

— Я – результат неудачной мечты. Я должна умереть. Я – неудача в достижении его мечты. По этой причине, я боюсь, что здесь и закончится твое событие со мной.

Но встреча слишком реальна, а смерть слишком ярка. Я сожалел, думал, что есть более лучший выход, другой способ завершить событие. Но, как и в жизни, кнопки сброса нет. Я не мог повторить этот момент в надежде найти более лучший способ.

Я отреагировал так, будто она умерла в настоящей жизни. Фактически, ее смерть оказала большее влияние, чем даже смерть бабушки несколько лет назад. Я сошел с ума?!

Я начал задаваться вопросами во всем. Каковы правила? Что есть система? Что означает моя встреча с Ликорис? Где был бог? Ликорис пыталась дать мне ответ на последний вопрос.

— Моргана.

— Что?

— Это имя бога, Альбирео. Это то, что скрывалось во Внутреннем мире, который пытался создать Гарольд. Бог существует. Бог дал тебе божественное копье Одина и отправил сообщение, сказав, где я. Бог пытался удалить меня.

— Бог… пытался удалить тебя?

Она выглядела такой грустной.

— Именно. Я – нежданное дитя. Бог не хочет меня.

— Я не понимаю.

— Я пряталась не от тебя, а от Морганы.

Разговор продолжался в моей голове, пока я думал о божественном копье Одина. Это была вещь, специально разработанная для отладки, чтобы удалять блуждающих ИИ. Я получил его в бета версии Мира. Но кто его создал? Если верить Ликорис, Бог создал копье, чтобы защитить Мир.

Говоря о Боге, она имела ввиду Гарольда Хоервика? Он был изначальным программистом бета версии, авторитетом в исследовании ИИ и всеобщим гением.

Изначально, игровые данные Мира были сохранены в системе Гарольда, папке-черном ящике, к которой Гарольд закрыл доступ. Лишь несколько человек знали о существовании папки. На самом деле, только те, кто серьезно увлекался разработками игр, знали о ней. Когда я узнал о системе, я подписал договор о неразглашении.

Возможно, блуждающие ИИ приходили из системы Гарольда, означавшим, что Гарольд и Моргана были отцом и матерью Ликорис. Но почему тогда Моргана хотела удалить собственное дитя? Почему Гарольд добавил противоречивую идею в программу?

Я просто не мог осмыслить всю технологическую алхимию, которую он пытался совершить в Мире. Только я понимал, что это копье было создано для защиты Мира, и как рыцарь, я выполню этот долг, даже, если это означает смерть Ликорис.

4.

Цветные воздушные змеи танцевали на ветру. Находясь на вершине крутой горы, Дан Лорейг казался плывущим над облаками.

— Давно не виделись, — сказала Хокуто улыбаясь с помощью команды “/smile”.

Хокуто была еще одним персонажем, видевшим Ликорис. Кроме случайного сообщения, это была наша первая встреча после того, как мы разделились в Скрытой, Забытой, Священной зоне.

— Я удивлена, что ты хотел меня увидеть, Ал.

— Я хотел встретиться с твоим основным персонажем.

— В. Б. Ятес чувствовал, что Хокуто должна прийти.

Я пожал плечами.

— Я полагаю, это не имеет значения, поскольку это ты.

Теперь Хокуто была намного спокойнее, чем в нашу прошлую встречу. Теперь, когда я знал ее секрет, что она была веб поэтом, она перестала делать вид, что она – новичок.

— У тебя есть какая-нибудь информация о коте или Мастере волны по имени Цукаса?

— А ты не теряешь время, да? — засмеялась она. — Не скажешь даже: “Привет, как ты?”

Я вздохнул.

— Привет, как ты? Теперь, когда мы закончили с играми, скажи мне, что знаешь.

— Ты видел последние сообщения? Ты не знаешь, о чем все говорят?

— Что?

— Они хотят знать, как персонаж получил умение приручения монстров. Все, что всех волнует: как можно сделать то, чего раньше не делали. Как они могут получить что-то новое?

— Это не удивительно.

— Но вряд ли волнует, что случилось с игроком, которого убили. Вот такие новости! — Она сделала паузу. — Ну, я не должна говорить, что никого не волнует. Хоть Капитан и погиб, я слышала, что преступления продолжаются.

Продолжаются?

— Что привело тебя к такому выводу?

— Я разговаривала с одной знакомой из Алых рыцарей, леди Субару. Она знает человека, игравшего Капитаном, в настоящей жизни. В любом случае, его раны не так плохи, как все говорят. Он уже вернулся в игру и охотиться за Цукасой. Предположительно, двое из них разговаривали с игроком, способным связаться с Цукасой.

— Действительно?

Алые рыцари не пытались проинформировать меня об этом новом открытии. Возможно, они хотели его лично поймать и разобраться во всем самостоятельно. Я могу понять их чувства, но сомневаюсь, что они понимают, с чем имеют дело.

— Как зовут игрока? — спросил я.

— Я не знаю. Но несколько дней назад один из Алых рыцарей во время наблюдения видел Цукасу. Он ушел через врата и связался с одним из игроков в локации несколькими днями спустя.

— На сервере Дан Лорейг? — спросил я в шоке. — Как?

То, что Цукаса делал, прыгая с одного сервера на другой, было невозможно в текущей системе, что означало, что Цукаса нашел какой-то обходной путь.

— Я не знаю. Но во время разговора с этим игроком была упомянута одна вещь. Хочешь об этом узнать?

Хокуто напечатала название:

Хокуто: Ключ сумерек.

— Это ложь, — пробормотал я.

— Так ты знаешь об этом! Ну, ты старый игрок, начавший с бета версии, не так ли, Ал?

Хокуто не знала, что я был системным администратором. Или по крайней мере, если и знала, то не упоминала. Было принято не спрашивать в игре о настоящей жизни. Неважно, насколько вы близки в киберпространстве, в тот момент, когда ты попросишь о встрече в настоящей жизни, дружба обычно заканчивается. У меня было дополнительное ограничение, поскольку правила корпорации запрещали отладчикам даже встречаться с игроками, поэтому я делал все, что в моих силах, чтобы держаться в сторонке.

Она продолжила:

— Ключ сумерек по слухам помогает обходить систему. Я читала об этом на немецкой доске объявлений. Хочешь, чтобы я перевела?

— А ты можешь?

— Да, могу. Я ведь классная, не так ли? — Я почти чувствовал, как игрок, управлявший Хокуто, светиться от удовольствия.

— Я не заинтересован в глупых слухах.

С точки зрения игроков получалось, что у Цукасы была вещь, способная обманывать систему. Но Ключ сумерек – миф. Нет такой вещи в этой версии игры.

— Системный администратор! — закричала Хокуто, притворяясь подавленной.

— Что? — Мое сердце на мгновение замерло.

— CC Corp. могла отправить системного администратора, чтобы найти залогинившегося пользователя, правильно? И у них есть информация о регистрации каждого игрока. Цукаса – читерский персонаж, тогда они могли ограничить ему доступ.

— И правда.

— Но, если компания еще этого не сделала, Цукаса не сделал ничего незаконного – пока что. Тогда, если логически подумать, возможно, Цукаса нашел эту вещь в системе? Неважно, как она называется Ключ сумерек или как-то иначе.

Я дернул подбородком.

— Нелегко ограничить доступ или удалить аккаунт. Нужны законные основания. CC Corp. нужны доказательства нарушения пользовательского соглашения. Возможно, Цукаса – убийца игроков и Алые рыцари хотят отомстить. Настоящий вопрос другой: как Цукаса управляет монстром?

— Ты начинаешь говорить, как системный администратор.

Я смущенно улыбнулся. Эта женщина была настойчивой и любознательной, а порой и проницательной к ее собственной выгоде.

— Да, точно. В любом случае, мне надо идти. Спасибо за разговор.

— Ты уже уходишь? Но ты только пришел. Может останешься!

— Не могу. Занят.

И это была правда. Я не мог продолжить вести разговор, несмотря на то, как сильно я хотел остаться и узнать Хокуто получше.

— Ты просто использовал меня, чтобы получить информацию и уйти! Это нечестно! — Она топнула ногой.

Главной причиной, почему я хотел поговорить с Хокуто, это потому, что она знала Ликорис. Вопреки своему желанию, я хотел рассказать ей, как Ликорис стала лилией красного паука. Я хотел это рассказать кому-то, кто понимал значение этого.

— Ликорис, — нечаянно пробормотал я.

— Лико? — спросила Хокуто. — Что с ней?

— Интересно то, что она решила стать лилией красного паука. Это весьма своеобразные цветы: цветут осенью и сбрасывают листья под зимним солнцем. Весной, пока другие цветы цветут, они умирают в одиночку.

— Когда я была ребенком, — сказала Хокуто, — то посещала семейную могилу в деревне осенью. Посреди голубого риса цвели лилии красного паука так часто, что казались красным ковром. Поскольку они были такими милыми, я сорвала их и сделала большой букет. Но, когда я вернулась домой, бабушка сказала мне немедленно вымыть руки потому, что они ядовитые.

— Я не знал этого.

— Они говорят, что, когда ты встречаешь человека, которого раньше не видел, ковер из лилий делает путь красным.

Я полагаю, что так оно и было. С тех пор, как я начал работать в команде разработчиков японской версии, то стал полуночником и лишь иногда уходил домой на выходные.

— Возможно, тебе стоит отдохнуть? Ты ведь работаешь завтра? Я не знаю, чем ты занимаешься в жизни, но, если можешь, возьми и отдохни денек.

— Спасибо за твою заботу, но я в порядке. — Я не мог ничего больше сказать, не пересекая черты.

Я вышел из игры.

5.

Системные администраторы заходят в онлайновую комнату управления, являющейся виртуальным офисом в киберпространстве. Здесь служащие CC Corp., подчиненные, игровые мастера, техники, тестеры и другие могут зайти и получить инструкции, в некоторых случаях, даже не покидая своего дома. Это была точка входа, где я встретил Саки Сибаяму.

— Я подтвердила, что Цукаса зарегистрировал аккаунт по всем правилам, — доложила она в голосовой чат.

Возможно, немного странно разговаривать с коллегой, работавшем в том же здании и на том этаже, через голосовой чат, но для системных администраторов Мир был рабочим местом.

Она продолжила:

— Цукаса зашел более десяти полных дней назад. Персонаж все еще активен.

— Даже заядлые игроки, пристрастившиеся к онлайн играм, выключают компьютеры, когда спят. Возможно, пароль взломали, используя хакеров для взлома системы и незаконного использования персонажа.

— Но, сэр, в таком случае, не должны ли поступить от пользователя сообщения, что кто-то перехватил его персонажа? Трудно представить, что обычный игрок не заметил незаконное использование персонажа столь долгое время.

“Разумеется, если они живы”, — подумал я.

Если Цукаса продолжит причинять проблемы, тогда игровые мастера и вышестоящее руководство решат, что источник проблем – обычный пользователь Цукасы и постараются решить проблему в настоящей жизни.

— Что случилось в Мире, сэр?

— Что ты имеешь ввиду?

— Сейчас происходит много чего: кошачий персонаж, приручитель монстров и монстр-золотая гантель. Что это значит?

— Наша работа в том, чтобы выяснить это. — Я вздохнул, говоря себе, что она еще новичок. – Как системные администраторы, мы обладаем доступом в Мир, которого нет у игроков, но и у нас нет полного понимания, например, существования Бога. Мы не всемогущи.

Похоже, что в эти дни я ссылаюсь на Бога все чаще и чаще.

— Каждый день огромное количество входов и сохранений, которые удаляются разве что по случайности. Мы можем просмотреть прошлые логи только по прошествии какого-то времени. Невозможно прочитать каждый лог, что сохраняется.

— Так нам нужно собрать информацию, чтобы понять, как рассортировать огромное количество логов.

— Теперь твоя очередь, — сказал я ей что-то саркастическое.

— Нам нужно уменьшить объем работы.

— Вот почему работа отладчика Мира напрягает глаза, приносит головную боль, боль в спине и просто никогда не заканчивается.

— Мистер Ватарай, все говорят, что вы слишком много работаете. Вам нужно почаще выходить и наслаждаться своей личной жизнью.

Я нахмурился.

— Сконцентрируйся на задаче. Наша цель: связаться с Цукасой. Обычный метод чтения логов не сработает, поскольку он все еще в игре.

— Что означает, что он сейчас где-то в Мире…

— Именно. Так что ослабим сейчас контроль ситуации.

— Что?

— Когда ты ищешь что-то, не фокусируйся только на цели, это слишком узко. Иными словами, мы не ищем Цукасу, но следим за всем Миром.

— Я не понимаю. Что мы должны искать? Тут тысячи, иногда даже миллионы игроков заходят в одно и тоже время.

— Если немного подумаешь и проанализируешь, а остальное оставь статистике.

Многозначительная пауза.

— Я не понимаю.

— Начинай проверять всех игроков, что умирают, особенно тех, у кого ‘необычная’ смерть.

— Необычная, какая? — спросила она.

— Что Цукаса делал с монстром-золотой гантелью?

— Победил другого игрока.

— Отложив мотивы в сторону, давай предположим, что это – главная цель. Побежденный игрок Алых рыцарей был высокоуровневым персонажем, но локация, в которой его победили...

— Это локация с низкоуровневыми монстрами!

— Именно! Его персонаж никогда не мог умереть в этой области, так что это необычная смерть.

— Я поняла! Я ищу не Цукасу, а ищу жертвы.

— Правильно! Идти по следам. Приступай.

Я не знал, что результат будет раньше, чем я ожидал.

6.

Зайдя в игру, как Альбирео, я пробежался по верху стен замка. Я спешил. Убийца не останется в одном месте надолго.

Взглянув вверх, я увидел большую луну в разрывах меж облаками. Но по какой-то причине она сама по себе была расплывчатой и искаженной.

Мои глаза напряглись, а голова разболелась. Было больно даже просто смотреть на 3D изображение. Доктор говорил, что это было истощение из-за зрительного напряжения. Полагаю, это профессиональная болезнь.

Я закрыл на мгновение глаза и подумал, почему системный администратор вроде меня зашел персонажем, чтобы отладить что-то. В запрограммированной мире в этом не было смысла. Действительно ли Гарольд добавил функцию отладки, как часть разработки игры? Поэтому ли он создал божественное копье Одина? Пока у меня есть божественное копье, я принимаю отладку своей основной обязанностью.

Но блуждаюшие ИИ не вредили системе, так ведь? Они не нарушали никаких правил. Ликорис никогда не вредила системе. Это система решила, когда создать и уничтожить ее. Системные администраторы просто сохраняли Мир, обеспечивая его спокойную работу, но Мир полностью существовал по своим собственным правилам.

У меня нет времени, чтобы думать об этом дальше.

Я переключился на режим обзора от третьего лица. Мой аватар, Альбирео, сейчас был одет в серебряную кирасу – официальную броню Кобальтовых рыцарей.

Я перегнулся через стену замка и осмотрел окрестности. У меня перехватило дыхание от того, что я увидел.

На стене ниже меня лежали четыре женских аватара класса Тяжелый топорщик. Судя по их снаряжению и экипировке, они были высокоуровневыми PKK, или убийцами убийц игроков, теми, кто охотится на убийц игроков.

Они пытались на кого поохотиться, но вместо этого были убиты сами. Их убийца стоял рядом с ними и это был Цукаса.

Лунный свет освещал и живых, и мертвых мягким, серебряным сиянием.

Стена была слишком высокой для прыжка. Вместо этого я переключился назад к обзору от первого лица и увеличил серого Мастера волны, чтобы получше разглядеть его. А затем я увидел его.

Над ним парил странно выглядящий монстр, игриво кружась, будто собака вокруг хозяина. Он действительно выглядел как гантель! Три или четыре ярда[✱]1 ярд = 91, 44 см в длину, с двумя золотыми шарами и центральной осью.

Я переключился на мертвых персонажей и забеспокоился. Они должны выйти из игры сейчас. Будут ли они без сознания в настоящей жизни, как капитан Алых рыцарей?

Цукаса может уйти через врата в любой момент. У меня не так уж много времени. Я пытался найти способ, чтобы подобраться к нему, но ничего не приходило на ум. Наконец, я обратился к нему по имени.

— Цукаса! — пронзительно прокричал я.

Я был атакован так жестоко, что мои глаза рефлекторно закрылись. Когда я открыл их, то увидел, что Альбирео упал рядом с стеной замка. Но как?

Я встал и с трудом дышал. Это был Цукаса и его монстр-гантель. Они как-то атаковали меня с такого расстояния.

Повернувшись, я увидел третьего персонажа в этой загадке: человекоподобного кота, носящего забавную одежду, а его уши торчали из-под его интересной шляпы. Он напоминал что-то из детских книжек.

Наклонившись, как джентльмен, кот представился.

— Маха, — сказал он, дергая усами.

Движения Махи выглядели слишком настоящими, слишком текучими по отношению ко всему окружающему. Моя интуиция говорила, что он был блуждающим ИИ.

— Ты дал Цукасе этого монстра-гантель? — спросил я.

— Нет, — произнес Маха. — Не мешай Цукасе.

Я не мог видеть Цукасу внизу, а Маха блокировал дорогу.

Из-за напряжения в попытке удержать ситуацию под контролем, мои руки вспотели.

— Я должен остановить его.

— Слишком опасно, — предупредил Маха.

Почему блуждающий ИИ предупредил меня, учитывая, что у меня божественное копье Одина?

— Это моя работа, — сказал я.

— Да! Работа Альбирео – отладка! — ответил Маха.

Дрожь прошла по моему позвоночнику. Маха знал то, кто я есть. Если рассуждать логически, тогда этот кот мог также знать и о Цукасе и монстре-гантеле.

— Почему Цукаса продолжает быть в игре? Или Цукасу заставляют? — спросил я Маху.

Теперь, когда доступ Цукасы был ограничен, он все еще был в игре. Это не имело смысла или он как-то обманул систему.

— Как Тсукаса может быть в сети, даже, если его доступ ограничен? Как он скрывает свое местоположение? — прокричал я Махе.

— Не беспокой Цукасу, — предупредил Маха.

— Почему ты защищаешь его? — спросил я в свою очередь.

Я направил на Маху конец божественного копья Одина. Кот закинул свою шляпу на затылок, как настоящий кот.

— Ответь мне или я…

До того, как я закончил говорить, все изображение в моем ЛД исказилось. Маха вскинул руки вверх, чтобы призвать что-то, что тенью висело над ним. Это был монстр-гантель!

Но этот отличался от того. Это создание напоминало полупрозрачную амебу из жидкого металла.

— Что ты сделаешь, если я не уйду? — спросил Маха.

Я догадывался, что Маха хочет удалить Альбирео. Я был взбешен из-за угрозы.

— Ты будешь удален! — закричал я, целясь в монстра.

Создание извивалось и кричало как зверь. Шипы высунулись из субстанции и приблизились к Альбирео.

Я быстро выбрал “/delete” из списка команд отладки и атаковал создание. Мой темнокожий аватар не сомневался при атаке в желатиновоподобную форму, но вместо смерти взорвалась вспышка света, а затем последовал ливень мерцающих металлических фрагментов, расплывавшихся по воздуху, как снежинки.

Мое копье исчезло. Используя одно из острых усиков, монстр-гантель уничтожил божественное копье Одина!

Я осмотрелся вокруг, но теперь все исчезло, включая пейзаж. Мир закружился вокруг меня и все побелело. Мне показалось, что я видел, как красная луна превратилась в цветок: лилию паука.

7.

Когда я открыл глаза, то увидел, что Саки Сибаяма смотрит сверху на меня. Она плакала?

— Мистер Ватарай! Вы знаете, где вы? — спросила Саки.

Пронзительный звук сирен атаковал меня со всех сторон. Когда я попытался повернуть головой, то заметил что-то вроде вспыхивающего света. Я был в скорой помощи, медик проверял жизненно важные органы.

— Что случилось? — простонал я.

— Я нашла вас без сознания возле своего стола!

Я тяжело вздохнул.

— Это третий раз, когда я в скорой помощи.

— Что? — спросила она.

Мне казалось, что я схожу с ума.

— Вы так много работаете, сэр. Вы почти никогда не покидаете офис и вы слишком любите свой проект. Мы хотим помочь вам, но вы никогда не просите помощи. Если ваше здоровье ухудшится, вы уйдете, не получив ничего, — пыталась сказать Саки меж всхлипами.

Я хотел успокоить ее, но меня привязали к каталке.

Я пытался вспомнить, что случилось, но мои мысли были чисты. Я никак не мог восстановить все фрагменты памяти.

Я махнул Саки, чтобы та приблизилась ко мне.

— Цукаса.

— Что?

Я шептал так тихо, чтобы никто не мог слышать:

— Продолжай наблюдать за Цукасой. Но не выходи на контакт.

— Что вы имеете ввиду? Вы встречались с Цукасой?

— Я сообщу детали вышестоящему руководству. Они пришлют ответ.

Мое тело стало тяжелым. Я знал, что если закрою глаза, то провалюсь в глубокий сон и, возможно, никогда не проснусь. Затем я вспомнил: божественное копье Одина Альбирео было уничтожено.

Мое сердце разбито. Я не знал, чему больше верить. Настоящий ли игрок управлял аватаром Цукасы? Если так, то кто? Что это за монстр-гантель? Что это за кот? Кого я пытаюсь защитить? Я больше ни в чем не был уверен.

8.

Хоть и была весна, воздух был еще по-зимнему прохладным. Пока я поправлял шарф, то пропустил маленькую девочку в красной куртке, державшей свою маму за руку. Я продолжил идти.

Я нашел сидящую в кафе Харуку Мизухару с латте макиято в одной руке, а в другой у нее была иностранная книга в мягком переплете. Она взглянула поверх своей книги и назвала имя моего аватара.

— Альбирео!

Я наконец-то встретился с женщиной, скрывавшейся за аватаром Хокуто. Она была переводчицей и чуть старше меня. Я осознал, что она использовала программу, чтобы в сети ее голос звучал моложе. Это было характерно для Мира.

Мы поговорили немного о прошлом до того, как она сказала:

— У тебя аватар, орудующий длинным копьем, с глазами как звезды. Ты выступаешь и как системный администратор, и как игрок в Мире.

— Но, когда я встретил Ликорис, звезды столкнулись, — сказал я, не подумав.

— Все иногда нарушает баланс. Даже двойные звезды, — сказала Харука.

— Из-за того, что сделал выводы из события с Ликорис, то не мог больше играть как Альбирео, — объяснил я.

— Потому что копье твоего сердца было разрушено.

— Вот почему умер Альбирео. — Я глотнул горькое на вкус кофе.

— Смерть в Мире коснулась двух душ.

Я кивнул.

— Я думал о лилии паука, окрашивающей дорогу красным. Я думаю, что это путь, которым шел Гарольд. Он хотел встретить Эмму Вилант, женщину, которую, как прекрасно знал, никогда не встретит. Поэтому он вплел поэму Эммы Вилант “Эпитафия сумерек” в онлайн игру. Только так Гарольд мог соединится с Эммой.

— Смерть Альбирео также глубоко впечатлила Хокуто, — мягко сказала Харука.

— Действительно? — спросил я, дернувшись.

— Встретились ли мы сейчас, если бы не это?

— Разумеется, нет. Это было бы против правил компании. — Я посмотрел сквозь окно на цветущие деревья и вздохнул. — Я отдал десять лет онлайн игре. Как создатель, системный администратор и игрок я делал все, что мог. Я не сожалею.

— Хорошо. Ты и не должен.

— Я принимаю последствия. Кроме всего, это привело меня сюда. Это привело меня к тебе.

Она робко улыбнулась.

— Я думаю, что ты должен знать, что я переводчица среднего уровня и довольно бедная. Я не умею даже готовить.

— Что?

— Я не смогу позаботиться о тебе, — засмеялась Харука.

Я слегка покраснел от смущения.

— Спасибо, но тебе не нужно беспокоиться. CC Corp. платила хорошо, а у меня никогда не было времени потратить зарплату, так что я сохранил большую часть. Весьма большую часть.

— Это означает, что я тебе не нужна? — робко улыбалась она.

— Мы все нужны кому-то, — ответил я. — И ты первый человек, расшифровавший значение звезд в моих глазах.

* * *

После долгой госпитализации, я покинул CC Corp. по причине своего здоровья, но на самом деле, вышестоящее руководство осудило меня за запуск Сумеречного инцидента.

Когда активировались Сумерки, Кобальтовые рыцари не смогли предотвратить рождение Ауры, совершенного ИИ.

Впоследствии меня интересовал только один вопрос и я много размышлял над ним, пока смотрел в потолок больничной комнаты. Почему копье Одина разрушилось? Как-никак это была вещь божественного уровня, полученная в бета версии и разработанная для уничтожения всех угроз в Мире. Я мог только размышлять, но верил, что сделал невообразимое. Я обращался с копьем также, как его использовал бы его создатель. Я пытался отладить одну вещь, которая не может быть уничтожена: Моргана, бог Мира.