Том 2    
Камуи


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Камуи

1.

Я начала свой день с обычной порции лекарств: Xanax – антистрессовый препарат, Lexapro – антидепрессант, и что более важно, порции никотина. Я не могла курить в офисе и проводила слишком много времени в сети, чтобы иметь возможность выйти и восстановить обычную дозу никотина, так что это продолжалось до обеда, а затем и до конца рабочего дня.

Поскольку одним из побочных эффектов моих лекарств была жажда, я схватила бутылку воды и положила на стол. Я прошла мимо ряда кабинетов, составляющих секцию безопасности CC Corp., пока не проделала весь путь сквозь лабиринт до своего офиса, а затем села. Солнечный свет лился сквозь окно.

Все это казалось нереальным, я занимала офис моего старого босса – Казуси Ватарая. Но у меня нет времени оплакивать его уход. У меня есть долг и ответственность по обеспечению безопасности.

Я надела свой ЛД, включив режим отладки и вошла в Мир.

Это мое поле боя.

2.

Я вошла своим аватаром Камуи, орудующий длинным копьем, и капитаном Кобальтовых рыцарей. Наша задача – удалять баги.

Я прошла через темное подземелье, пока не нашла Кобальтовых рыцарей, окруживших маленькую девочку. У ее лица были европейские черты, а одета она была в готическую одежду, разумеется, полностью черную.

Она выглядела такой невинной. Она напомнила мне девочку в красном, блуждающий ИИ, которая однажды сбежала от моего босса.

— Капитан, — позвал меня Маги, Мастер волны в очках. — Мы подтвердили, что это блуждающий ИИ.

— Бесполезные данные, — сказала я, глядя на нее, будто она была тараканом, бегающим по кухне.

Остальные рыцари, также с длинными копьями в кирасах, прижали босую девочку к стене. Она выглядела испуганной, такой, какой блуждающий ИИ не мог быть. Но не было игрока, управлявшего ее аватаром. Она была простой программой, в ее действиях не было логики. Блуждающий ИИ был немного больше, чем киберпаразит.

— Ваши приказы, капитан? — позвал Маги.

— Согласно правилам, это неигровой персонаж признается необычным, которого нет в описании японской версии Мира, — процитировала я.

Рыцари с внезапным лязгом и идеальной гармонии опустили свои копья и шагнули вперед. Они целились в маленькую девочку своим оружием, отлаживая вещи, что могли делать только системные администраторы.

— П-помоги мне, — умоляла маленькая девочка, бормоча свои слова невинным голосом. Это раздражало меня.

— Не дури нас, ИИ! — рявкнула я. — Удалить ее!

Я активировала команду отладки. Копья полетели вперед и вернулись, окрашенные прозрачной кровью. Мы завершили нашу миссию.

3.

Я вошла в Скрытую, Запретную, Священную зону и двинулась вперед к церкви на изолированном острове. Темные облака закрыли небо.

Когда я вошла в церковь, то услышала звуки органа. Я прошла по залу, в котором четыре маятника отмеряли время. Наконец, я достигла алтаря. Каждый раз, когда я сюда возвращаюсь, то думаю о своем старом боссе.

Я встретила Ватарая по воле судьбы. Я была одной из лучших в классе и после собеседования в CC Corp. я думала, что буду работать в их творческом отделе. Я была в шоке, когда вместо этого меня отправили в администрацию.

Вначале я была в депрессии и не думала много о работе или ее выполнении, но Ватарай, мой босс, объяснил мне все. Он научил меня важности отладки и работе в отделе системных администраторов. Он рассказал мне о важности Кобальтовых рыцарей и нашей миссии по удалению багов, неважно, насколько маленьких.

— В не сетевой игре, — однажды он объяснял мне, — игрок может взломать все, что он хочет и без каких-либо последствий. Это небольшая проблема потому, что он, действительно, нарушает свой полноценный игровой опыт. Однако, когда кто-то взламывает сетевую игру, оно действует на других игроков. Не только чистоту восприятия, но и весь игровой баланс.

Глаза Ватарая мерцали, когда он говорил об этом.

— Когда кто-то взламывает, часть Мира меняется, и чем больше читеров, тем больше изменений становится неуловимыми, пока игра целиком не сойдет с ума. Это не только прогонит игроков, но и уничтожит бизнес. Так что важно не только с точки зрения бизнеса, но и с точки зрения обычного игрока, сохранить все целым. Мы никому не должны позволять взламывать. И потому как ни мала ошибка, мы должны удалить ее. Потому что система должна работать спокойно.

Ватарай всегда делал все, чтобы все шло спокойно. Как капитан Кобальтовых рыцарей, он использовал аватара с длинным копьем по имени Альбирео. Однако, случай в церкви изменил его.

Здесь он впервые встретил блуждающий ИИ – Ликорис. Это должно было быть простой задачей по отладке, но что-то случилось в тот день, что изменило его навсегда… Он провалился.

Кобальтовые рыцари преследовали и зажали ИИ в церкви, но она как-то смогла бросить вызов базовым основам киберпространства – и сбежать.

В это время я была новичком и не думала много о провале миссии. Ватарай, с другой стороны, стал одержимым. Он никогда не покидал офис и мало спал, пока не нашел и не уничтожил ИИ.

Я не уверена, что случилось во время охоты, но впоследствии он начал действовать странно. Хуже того, произошедшее сломало его и ментально, и физически. Я также заметила, что он все больше и больше говорит о Боге.

— Только Бог может быть достаточно вездесущим и даже соприкасаться со всем в системе, — однажды сказал он мне.

— Бог? — повторила я.

— По крайней мере, это то, что я называю богом, — прояснил он. — Пусть у него даже нет индивидуальности, что поможет понять систему в целом, он все еще программирует для всех, чтобы показать все его части. Весь Мир существует в бинарном коде и хранится в записях Акаши. Мир, что мы видим, отображается на экране. Это не реальность. Мы видим иллюзию реальности, которую Хиндус называл майя. Это, действительно, теневой мир. Но система и сама живет, взаимодействует со всем постоянно. Я называю эту систему богом.

Он продолжал ссылаться на Бога, когда пытался объяснить Мир мне, но не было похоже, что способен полностью выразить свои мысли. В идеале, он попытался, хотя меня всегда волновало, скрывает ли он что-то, что не должен держать в секрете.

— Камуи.

Я повернулась, чтобы увидеть, кто прервал мои мысли. Я увидела другого Кобальтового рыцаря рядом с собой. Это была Юкино Макимура, молодая женщина, проработавшая год в компании.

— Что, Юкино?

— Я хочу обсудить проблему.

— Может ли это подождать до завтра?

— Нет, — пробормотала Юкино.

Я договорилась с ней встретиться внизу, в кафе, после работы.

4.

— Мне жаль, что отнимаю у тебя время в итак занятом расписании. — Юкино поставила чашку кофе на стол и села.

— Так о чем ты хотела поговорить.

Она и я были единственными женщинами, работающими в отделе, так я могла предположить, что ее трудности могут быт связаны с сексуальными домогательствами или чем-то близким к этому.

— Что ты можешь сказать о блуждающих ИИ? — спросила Юкино.

Я не ожидала ее вопроса.

— Блуждающие ИИ?

— Да. — Юкино смотрела на свое кофе.

Это не тот вопрос, который можно было обсуждать в кафе. Предположително, блуждающие ИИ создавались хакерами для вмешательства в Мир или для их собственного развлечения. Но насколько я знаю, даже CC Corp. не знала, откуда все блуждающие ИИ появляются.

— Почему ты спрашиваешь?

— До того, как присоединилась к компании, я играла в Мир.

— Разумеется.

Несмотря на ее мягкое и смиренное поведение, в ее файле говорилось, что она очень любит играть.

— Когда я училась в колледже, то встретила блуждающего ИИ, — продолжила Юкино.

— Как ты узнала, что это был блуждающий ИИ?

— Я написала об этом на неофициальной доске объявлений и техник связался со мной, а затем рассказал мне описание, идеально подходящее к тому блуждающему ИИ.

— Ты докладывала об этом системным администраторам?

— Нет, — засомневалась она, но затем продолжила. — Я не уверена, поверишь ли ты мне или нет, но я играла с блуждающим ИИ.

— Играла?

— Ну… мы разговаривали.

Я посмотрела в окно. Неестественная тишина возникла, когда я повернулась и посмотрела на Юкино.

— Много блуждающих ИИ умеют разговаривать. Фактически, то, что они улучшают свои речевые способности, это тревожный знак.

— Это немного другое.

— Что?

— Я учила его говорить.

— Ты учила? — Я была в шоке.

— Да, — кивнула Юкино. — Он вспомнил наш разговор.

Я не могла поверить услышанному.

— Хорошо, отложим в сторону тот факт, что ты, как пользователь, проигнорировала свою обязанность по докладу о блуждающих ИИ и разговаривала с незаконным неигровым персонажем. В то время ты была простым игроком, так что тебя можно понять. Однако, я хочу знать, скрываешь ли ты какие-либо чувства к блуждающим ИИ, учитывая свой опыт?

— Особые чувства? — повторила она.

— Я имею ввиду, ты любишь их?

— Я так не думаю.

— Ты понимаешь, что все показываемые ими эмоции просто иллюзия, копирование выражений, как попугай повторяющий то, что услышал. ИИ всего лишь баг.

— Но действительно ли существование блуждающих ИИ вредит Миру? Возможно ли...

— Это опасно, — я напряглась. — Бывали случаи, когда игроки теряли все данные после встречи с блуждающим ИИ. Тебе повезло, что этого не случилось с тобой.

Юкино закусила губу.

— Смотри, наша миссия как Кобальтовых рыцарей – защита Мира. Блуждающие ИИ всего лишь баг и ничто иное. Ты поняла?

— Да. — Она не выглядела убежденной.

— Так что случилось с тем блуждающим ИИ, которого ты встретила в колледже? — спросила я.

— Однажды он исчез, — вздрогнула Юкино.

Я не была уверена в этом, но, всего скорей, это все, что я могла выжать из нее.

— Хорошо.

Я сказала спокойной ночи и покинула кафе, а мои мысли пребывали в беспорядке. Мне нужно было оценить, способна ли Юкино продолжать работать в нашем отделе или нет. Если нужно внести какие-то поправки, то нужно их сделать так быстро, как это возможно.

5.

Я ненавижу котов, так как по иронии судьбы случай с котом предшествовал Сумеречному инциденту.

После истории с девочкой в красном, Кобальтовые рыцари искали кота-разбойника, о котором мы не могли сказать: игрок ли он или неигровой персонаж. Кот был в компании Мастера волны по имени Цукаса и неизветного монстра, по форме напоминающего гантель. Поскольку монстр не был частью обычной игры, возможно, он был каким незаконным созданием, возможно, даже блуждающим ИИ. Мой босс и я исследовали их загадочные действия, когда он потерял сознание. Я обнаружила его за столом, за которым теперь сижу я. Он был все еще в сети.

Меня часто интересовало, что случилось с ним в тот день? Что он видел? Что он пережил?

Он никогда не отвечал ни на один из моих вопросов. В любом случае это его изменило.

Ватарай был в больнице долгое время, его тело ослабло от стресса и перенапряжения. Оставшиеся Кобальтовые рыцари перешли под командование Риоса, главного системного администратора.

Затем произошли Сумерки.

6.

Мы были бессильны против изменений, которые принесли с собой Сумерками. Изменилось слишком многое, чтобы их можно было скрыть под обновлением версии, а компания утонула в последовавшем хаосе.

Одним из самых важных изменений было то, что пользователи узнали о существовании Кобальтовых рыцарей. Как только раскрылась тайна их личностей, их распустили и отправили в различные отделы компании.

Ватарай никогда не вернется в CC Corp. Распространился слух, что его заставили уйти в отставку и он ответственен за Сумеречный инцидент. Как будто он был причиной этому. Это была не его ошибка, но компания обошлась с ним так, как будто он был всему виной.

Но гораздо хуже было разрушение божественного копья Одина. Идеалы Мира хранились в божественном копье. Хоть копьями обладали все отладчики, но только Альбирео олицетворял суть и истинный дух копья.

Казуси Ватарай отдал всю свою жизнь копью, а теперь, когда оно уничтожено, покинул Мир. Он оставил позади себя зияющую дыру в ткани киберпространства, и в тот момент, когда был больше всего нужен, он исчез.

К счастью, истории и уроки Ватарая научили меня тому, как стать Кобальтвым рыцарем. Он подготовил меня к сражению за будущее.

— Теперь твоя очередь защищать Мир, — сказал мне Ватарай, когда он писал заявление об уходе с должности.

Затем он исчез и не появлялся в игре. Он продал свой дом и избавился от всех своих номеров. Он вообще не хотел, чтобы кто-то его нашел. Разумеется, я могла бы его найти, если бы действительно захотела. Кроме всего прочего, трудно исчезнуть в век электроники. Я уверена, что с легкостью нашла бы его, но не хотела. Если он хотел исчезнуть, то пусть так и будет.

Но его отсутствие меня глубоко ранило.

Иногда я задавалась вопросом, что я могу сделать, чтобы помочь ему. Где он заблудился? Было ли это из-за девочки в красном? Она изменила его? Во всяком случае, именно тогда проблемы, похоже, и начались.

Он сделал ошибку: упустил девочку в красном, а затем начал преследовать призраков, где бы их ни находил. Он стал одержимым. Естественно, когда появился загадочный кот, он нашел его. Он мог бы поручить это мне или любому из подчиненных, но с каждым случаем он разбирался лично.

Я думаю, что его преследовали ошибки.

Что это было? Был ли это тем, что его ранило так глубоко, что он свалился от истощения за своим столом? Что он тогда преследовал? Что он увидел, что это его преследовало так долго и об этом он никогда не рассказывал?

Я полагаю, что я не намного лучше. Я взвалила Мир на свои плечи, как это сделал он. Я очень много работала и за многое отвечала. Ждет ли меня та же судьба? Пойму ли я однажды то, что делал Ватарай, человек, которого я уважала и который исчез?

Было больно, когда он мне ничего не говорил. Сейчас я веду свои собственные поиски, чтобы найти то, что он хотел отыскать.

Он все хранил в своем сердце. Не поэтому ли он так легко сломался?

Или он исчез потому, что постоянно жил в Мире, который он любил? Было ли это тем будущим, которое он предвидел?

После Сумерек, CC Corp. создало копию божественного копья Одина, содержащее те же отладочные умения, необходимые для охоты за ИИ. Как только все стало идеально, руководство подошло ко мне и спросило о том, хочу ли я возродить Кобальтовых рыцарей. Я стала их новым капитаном и пошла по стопам своего наставника.

Я выбрала имя Камуи своему новому аватару. Он означало “Сила Бога”. Я орудовала копьем с желанием выполнить миссию Ватарая. Я сделала аватару глаза разных цветов, такие же, как и у аватара Ватарая — Альбирео. Это напоминало мне о моей цели.

В день, когда он покинул меня и ушел в отставку, я тихо прошептала обещание ему. Хоть он и не слышал меня, я поклялась, что сделаю все, что в моих силах, чтобы сдержать клятву. Я обещала, что защищу Мир.

7.

Я поручила Маги задачу по нахождению блуждающего ИИ. Она подтвердила существование и рассказала мне местоположение. Он был там, где как она и сказала, он должен быть – в зачарованном лесу. Это был полуобнаженный подросток с крыльями, как у бабочки, с мигающими глазами цвета янтаря.

Крылья были даром, так как их нельзя использовать при создании персонажа. Он, определенно, был блуждающим ИИ.

Мальчик-бабочка играл с девочкой, использующей парные клинки. Аватар принадлежал Юкино.

Они смеялись и шептались, когда я вышла из-за дерева.

— Мисс Сибаяма! — сказала она с удивлением. — Что вы тут делаете?

— В Мире я известна, как Камуи. — Я направила божественное копье Одина на мальчика-бабочку.

— Почему вы здесь? — спросила Юкино дрожащим голосом. Вероятно, она вошла в Мир со своего домашнего компьютера.

— Мы следили за твоим аватаром, — ответила я.

— Но это личное...

— Когда ты присоединилась к команде отладчиков, как системный администратор, ты отказалась от личного. Я уверена, что ты читала правила служащих.

Чтобы предотвратить нарушение привилегий системных администраторов, было против правил создавать второго персонажа на другом аккаунте или входить по личным причинам. Юкино нарушила договор.

Маги обнаружила, что Юкино использовала компьютеры компании, чтобы войти в Мир, со своим личным ID несколько раз.

— Это тот блуждающий ИИ, о котором ты говорила? — Я смотрела на мальчика-бабочку.

Юкино не ответила.

Я смотрела на нее.

— Ты не ребенок. Если ты думаешь, что я прощу, если ты будешь молчать, то ты ошибаешься.

Юкино продолжала обижаться, как маленькая девочка.

— Я не знаю, как ты нашла его во время учебы в колледже, учитывая, что ты создала этого аватара совсем недавно. Ты нашла его во время работы?

— Он не сделал ничего плохого! — взорвалась Юкино.

— Неважно, опасен он или нет. Он даже не человек. Не мы решаем, хороший он или плохой. — Я злилась на Юкино. Она не слушала того, что я говорю.

— Пожалуйста! Позвольте ему уйти, мисс Сибаяма!

— Меня зовут Камуи. Прекрати тратить мое время. Я пришла одна, чтобы увидеть, как ты отреагируешь, но вижу, что ничем хорошим не закончится.

— Ты удалишь меня? — спросил мальчик-бабочка.

Он встал перед Юкино, будто желая защитить ее. Он смотрел на меня своими сияющими глазами:

— Что ты делаешь, Лин? — спросила Юкино.

— Прекрати действовать по-человечески, ИИ! — закричала я.

— Это моя судьба? — спросил Лин. Его крылья дрожали и я заметила крошечный блеск конфетти, разбрызгиваемый в воздухе за ним.

Я нацелилась на мальчика-бабочку.

Он удивленно посмотрел на копье.

— Божественное копье Одина? Я думал, оно исчезло.

Я неверяще смотрела на него. Как блуждающий ИИ узнал об этом копье?

— Ты удивлена, не так ли, мисс Сибаяма?

Он знал о Кобальтовых рыцарях и отладке.

— Юкино, не желаешь мне это объяснить?

— Когда я его впервые нашла, он был маленькой гусеницей. Я приходила каждый день, чтобы увидеться с ним. Я заходила с компьютеров компании, когда была слишком занята работой, чтобы идти домой. Я волновалась, так что пришла увидеться с ним. Я ему помогала. Когда я стояла под этим деревом, он полз вниз с верхних ветвей. Он был маленьким насекомым, но, когда я заговорила с ним, он научился разговаривать.

Юкино указала на огромное дерево. Я взглянула вверх. На ветвях дерева висел пустой коричневый кокон.

— Что это?

— Куколка. Лин недавно прошел через превращение. Он вырос с удивительной скоростью, не только в размерах, но и в умении разговаривать. Иногда он говорит сложные вещи, которые я не могу понять.

— Юкино! Твоя работа не наблюдать за блуждающими ИИ! — Я направила божественное копье Одина на мальчика-бабочку.

Он посмотрел в небо и процитировал:

— Ночь старых богов прошла. И сумерки, и новый порядок, и новый мир родился. Но почему люди рассчитывают на силу ночи старых богов в этом копье?

Я была смущена словами Лина. Он говорил, как поэт.

— Что ты пытаешься сказать?

— Почему ты хочешь удалить меня? — просто спросил Лин.

— Потому что ты – баг.

— Я – Лин. Ты – Камуи. Мы оба жители Мира, — сказал Лин, не задумываясь.

— Я также Саки Сибаяма, отладчик и Кобальтовый рыцарь. С моей точки зрения, ты ничто иное, как незаконная программа.

— С точки зрения Бога, и твое, и мое существование благословлено этим Миром. — Когда он произнес, он схватил конец копья своими голыми руками. Внезапно я не смогла пошевелить своими.

— Что ты имеешь ввиду под ‘Богом’? — спросила я у блуждающего ИИ.

— Бог – это Мир, — ответил Лин.

— Сам Мир?

— Да. Ты одолжила силу старых богов, так что должна знать это.

— Старый бог? Ты говоришь о божественном копье Одина?

— Да. Единственное, что должно быть удалено, так это фальшивое копье.

— Хватит!

Я заставила Камуи отступить за пределы его досягаемости и сохранять дистанцию. Я вновь выбрала команду отладки.

— Почему ты хочешь удалить меня? — спокойно и без страха спросил Лин.

— Оскорбить божественное копье Одина все равно, что оскорбить меня и моего наставника, посвятившего свою жизнь идеалам этого копья! Я получила это копье, чтобы защитить Мир, и это то, что я собираюсь сделать!

Я с трудом вздохнула, пытаясь успокоиться.

— Ты ведь не будешь слушать мою историю, не так ли? — Лин глядел на меня грустным глазами.

Я просто само себе сказала, что он выглядит грустным, но, на самом деле, он не может чувствовать грусти или чего-то подобного.

— Ты хорошо умеешь запутывать людей, не так ли, ИИ?

Он пытался смутить меня, как Ватарая смутила девочка в красном.

— Пожалуйста, не делайте этого, мисс Сибаяма! — крикнула Юкино.

Я проигнорировала ее и объявила:

— Согласно правилам, этот неигровой персонаж признается, как незаконный, и не является частью описания японской версии Мира.

— Я не одна из возможностей Мира? Твое фальшивое копье, вот что мерзость. Уничтожь копье и ты найдешь свое спасение. Уничтожь меня и ты уничтожишь часть совей души.

Я стиснула зубы.

— Если моя душа разрушена багами, тогда я с радостью уничтожу.

— И мою тоже? — Мальчик-бабочка выглядел покинутым, но я твердила себе, что это мне кажется.

— У тебя нет души. Ты всего лишь набор единиц и нулей.

— Ты всего лишь набор атомных частиц, — отпарировал он в ответ. — Чем ты отличаешься от меня? Есть ли у тебя право прерывать мое существование? Кроме того, кто ты такая, чтобы решать, у кого есть душа, а у кого ее нет? В итоге тебя волнует всего лишь насмешка старых богов.

— Я просто делаю свою работу.

— Тоже самое говорили охранники нацистских концлагерей, когда представали перед трибуналом в Нюрнберге. Но ты, вероятно, слишком молода, чтобы помнить это и все мы знаем, что история повторяется. — Он пожал плечами.

— Я знаю, что ты делаешь, но это не сработает.

— Я только пытаюсь указать, что моя жизнь также важна, как и твоя.

— Нет, ты пытаешься защитить свою жизнь, выставляя меня плохой. Но я не нацистка и не могу уничтожать то, что даже неживое.

— Уничтожать. А не это ли ты и делаешь: уничтожаешь то, что считаешь багом? Сколько должно пройти поколений геноцида прежде, чем насилие закончится?

—Ты можешь спорить со всем, что хочешь, но не останавливай меня от того, что необходимо. Время для отладки.

— Даже в смерти у моей жизни есть смысл.

Я указал концом копья на него. Его улыбка ослабляла мою волю.

— Стой! — Юкино прыгнула меж нами.

— Что это все значит? — потребовала я. — Уйди в сторону, Юкино!

Он повернулся к ней.

— Спасибо, Юкино. То, что ты любишь меня, также важно для меня. А также грусть, что почувствуешь, когда я уйду.

— Лин?! — позвала Юкино.

— Действуй, Камуи. Используй свою силу и удали меня, — скомандовал Лин.

— Это задача Кобальтовых рыцарей, — сказала я, придя в себя.

Я активировала команду и проткнула его копьем. Он ушел с пронзительным криком, будто от жестоких конвульсий, а затем разлетелся на светящиеся части.

На зачарованный лес легла тишина, как будто он сожалел о потере. Раздавались лишь всхлипывания Юкино.

* * *

О нарушении Юкино и ее укрывательстве блуждающего ИИ было доложено компании. Я была удивлена, что ее не уволили. Вместо этого ее перевели в офисный отдел, который никак не был связан с Миром.

Вчера я ходила к доктору и он выписал еще больше лекарств. Мои головные боли становились все хуже, но они не остановят меня. Ничто не помешает мне выполнить свою миссию. Сегодня я продолжу охоту за ИИ

Моя миссия – доказательство того, что я жива.