Эпилог

Эпилог

Часть 1.

Пробуждение Марии прошло два дня назад. Как бы не хотел вмешиваться раньше, чем со всем разберусь, но в итоге пришлось действовать. Видя состояние Марии, просто не мог закрыть глаза и сделать вид, что ничего не происходит. Я рисковал и до сих пор в опасности, поскольку еще непонятно, какую позицию она все же примет.

Я обещал Марии, что подожду, пока она сама со всем справится, и я, действительно, ждал, но при этом ничто не мешало мне приглядываться к ней. Разумеется, я не пялился на нее внаглую, как это делали некоторые индивидуумы, хотя и есть на что посмотреть. Не зря же упомянутые мною личности не сводят с этих мест взгляд. Но я не об этом, а о другом.

На протяжении этих дней я смотрел на нее и видел, как она иногда мрачнеет. Иногда на ее лице проскальзывала злость, иногда — негодование, но при этом со всеми общалась спокойно.

Сегодня наступил третий день. Шло все, как и всегда. Я встал пораньше, прочитал утреннюю корреспонденцию. Иногда бывает, что необходимо отреагировать, но чаще всего я просто прочитываю письма и откладываю в сторону, если они вообще бывают.

Сегодняшний день отличился тем, что никаких важных дел меня с утра не ждало, отчего я вздохнул спокойнее, поэтому я, сидя на кухне за столом, читал газету и пил кофе.

За окном стояла ясная погода, которая продержится еще недели две, максимум, три. Последние погожие деньки. В конце месяца, как правило, проводится Фестиваль Луны, но место проведения от раза к разу меняется. Но кто и как решает этот вопрос, неизвестно, да пока и не столь интересно. В преддверии праздника я зарылся в архивы семьи, чтобы больше разузнать о нем, так как его история тянется далеко в прошлое.

Как оказалось, все имеет отношение к моим предкам. Повествование до странности обрывочное и не до конца понятное, но вроде как в результате мольб о помощи отозвались некие могущественные силы, а себя они называли Стражами Порядка — Архатами, дали силу изгнать демонов. Если верить тексту, то именно изгнать, а не уничтожить, что само по себе очень интересно. Но также было отмечено, что прорыв был сильный, и они не могут его полностью закрыть, а потому на определенных людей ложится ноша по поддержанию печати и укреплению мира. Такими стали жрицы Солнца и жрицы Луны. Позднее они основали свои храмы. И если солнечные жрицы проводят праздник весной, то как раз осенью время лунных.

Пока место проведения неизвестно, но в ближайшие дни должны будут его объявить. Я и раньше не отлынивал от подготовки, когда отбирали ребят из моей прошлой школы для помощи. А теперь с учетом моего несколько изменившегося статуса, хотя об этом мало кто знает, мне придется выложится по полной, дабы не посрамить своих предков.

Также по записям получалось, что главы моей семьи занимались и подготовкой, и проведением мероприятия. Но после смерти родителей нашу семью никто не возглавлял, а потому, как там сейчас обстоят дела, мне неведомо, а влезть придется, если сами не подтолкнут к этому.

Ход моих мрачных мыслей нарушило веселое щебетанье сестренок, отчего я и сам улыбнулся.

— Братик, мы хотим побольше узнать о демонах и наших предках, — едва зайдя в кухню, огорошили они меня.

— М? — вопросительно я на них посмотрел. — С чего такой интерес?

Сестренки застенчиво затеребили подолы своих платьев и переглянулись. Я чего-то не понимаю?!

— Мы чувствуем необходимость этого, но не... трудно нам подобрать нужные слова, чтобы объяснить все, — несколько неловко закончили сестры.

Теперь уже я удивленно переглянулся с как раз вошедшими Фредериком и Луизой. Неужели с ними происходит тоже, что и со мной было не так давно?

— Мне кажется, Повелитель, вы все правильно поняли, — с некоторым сомнением произнесла Луиза, — хоть и неожиданны слова их.

— Вы слышали? — уточнил я у слуг своих, в ответ они только кивнули. — Тогда вечером ответите на их вопросы. После школы.

— Спасибо, братик, — поблагодарили меня сестренки.

Неужели у сестренок началось Пробуждение?! Ответы Луизы и Фредерика не оставляют сомнений. Я недавно через все это прошел, а теперь предстоит этот путь пройти им. Честно говоря, я переживаю и боюсь допустить ошибку, ведь я и сам толком не знаю всех подводных камней этого состояния. Могли подсказать и объяснить родители, но их нет, и сейчас не стоит об этом сожалеть.

Но я верю в своих сестренок и помогу всем, чем смогу.

— Пообещайте мне одно, — обратился я к Юи и Аи.

— Что именно? — спросили они у меня с удивленным выражением лица.

— То, что если будут какие-то проблемы или вопросы, то первым к кому вы обратитесь, буду я, — твердо сказал я. — Ведь ваш интерес, всего скорей, продиктован чем-то в глубине вашей души. И в случае опасности я не хочу вас потерять.

— Братик... — начала Юи.

— ... этими словами ты нас обижаешь, — нахмурилась и Аи.

Я обнял их обеих и добавил:

— Пожалуйста, поймите. Если я прав... то предстоящее изменит вас и сильно. И это очень и очень важно. Это касается наших истоков, но всему свое время и первые ответы вы получите после школы.

— Мы рады, что ты за нас волнуешься, — миролюбиво произнесла Юи.

— И обещаем, что если возникнут какие-либо трудности, то обратимся к тебе сразу, как только сможем, — добавила Аи.

— Я рад, — ответил им и разжал объятия. — А теперь завтракать.

— Ага, — весело крикнули они и сели за стол, а я последовал за ними.

Сам завтрак прошел в тишине и спокойствии. Затем также тихо ушли в школу. А вот уже там меня ждало несколько интересных событий.

Часть 2.

В этой школе я преподаю уже почти пять лет. До переезда сюда жил в совсем другом городе с женой и детьми. Из-за одной истории мне пришлось переехать, но ни жена, ни двое моих детей меня, к счастью, не винят. В том случае я скорее оказался жертвой, но так и не разобрался во всем до конца. Да и мог ли я справиться со всем?! Но и довериться было некому, как в общем-то и рассказать. Никто бы мне просто-напросто не поверил. А то и посчитали бы безумцем и, ладно, если просто упекли во всем хорошо известное заведение, а то могли бы какие-нибудь сектанты и на опыты пустить.

Из-за всего этого и переехали. Так нам было спокойнее.

Я по специальности исследователь-археолог. И причина той истории как раз и связана с моими изысканиями. Мне тогда пришлось уехать от жены с детьми и в течение пяти лет я ковырялся в архивах, искал древние манускрипты, проверял несколько археологических раскопок, но во что-то конкретное свои соображения так оформить и не смог. Я уже возвращался домой к жене и детям, как по дороге случилось то, чего я до сих пор объяснить не могу. Но именно из-за этого происшествия мы и были вынуждены переехать.

Но это лирика, хотя и связанная с текущими делами.

Этот город когда-то был столицей, а потому здесь сохранилось много интересных и любопытных мест. Именно по этим причинам мы и выбрали его. Хоть от археологии и решил отказаться, но свой интерес я к загадкам не утратил. И, может быть, мои действия кому-то покажутся странными, но мне захотелось поделиться своим опытом, своим знанием с детьми, поэтому я стал учителем истории.

Таким образом, я пришел в эту школу пять лет назад.

Практически сразу мне рассказали об особом статусе ученического совета, а также то, что лучше без крайней нужды к ним не лезть, так как очень многое, на самом деле, висит на их плечах, хотя это и не выставляется на всеобщее обозрение.

Хотел меньше исследований и поисков загадок, а главное ответов?! Так вот, получи и распишись, как говорится. Я пытался разузнать, как можно больше, но потом как-то так получилось, что я перестал искать, и не потому, что стало неинтересно. Наоборот, интерес возрос и даже очень сильно, но вот то, что я узнал, мне переставало нравиться. Я стал замечать некоторые схожие моменты, из-за которых пришлось покинуть родной город. Поэтому я приостановил свои поиски и решил обдумать, что же делать дальше, как произошло новое событие.

На площадке появилась странная огромная собака и попыталась напасть, но один из учеников остановил его. Как я чуть позднее узнал, он только перевелся, а тут такое... Это напомнило мне мою ситуацию пятилетней давности. Только тогда на меня напал странный ангел, который пытался попросить у меня помощи. Что тогда в итоге произошло, я как ни старался, так и не понял. Да я даже не смог разобраться, помог ли я ему, поскольку он исчез в неизвестном направлении, так что я больше не видел.

А тут на лицо демон. Я об этой братии смог узнать невероятно много. Многие древние книги и свитки хранят того, что люди забыть успели. Какая короткая память у человечества! Прошло всего пару тысячелетий, а те события иногда вспоминают и то, как страшную сказку, которой пугают детей. Вот до чего мы дожили!

В общем, меня заинтересовал Артур, а также то, что по всем фактам выходило, что он должен был быть главой учсовета. Особенным был тот факт, что он ничего не знал о том, что происходит в этой школе. Мне стало все просто жутко любопытно! Поэтому я решил внести и свою лепту. Авось их реакция мне что-нибудь подскажет. Благо, я — учитель истории, а у них как раз и стоит сегодня история.

Перед занятием с их классом у меня стоял еще одно занятие, но там я ничего отличающегося от обычного урока не показывал и не рассказывал. А вот когда вошел Артур и все остальные, я поднял тему, которая и мне давно была интересна, но вот найти по ней я ничего так и не смог. Нет, конечно, я находил несколько интересных ссылок на более древние трактаты, но их уже не найти, сколько не старайся.

А мой несколько импровизированный урок начался обычным приветствием класса.

— Помнится, в прошлый раз мы говорили о том, что столицу перенесли в другой город примерно триста лет назад. Тогда происходил ряд событий, о которых я и хотел бы поговорить с вами на этом уроке, — начал я лекцию.

Вообще, согласно учебным планам я должен был рассказывать лишь основные факты и те объяснения событий, которые приняты в нашем обществе. Но меня дети так не уважали, если бы я периодически им не рассказывал, что мне самому стало известно в результате моих собственных поисков. Это помогало им всем взглянуть на прошедшие события с разных точек зрения и научиться не полагаться на общественное мнение, а стараться вырабатывать свое. Да и как-никак привносило разнообразие, что сказывалось достаточно положительно, как и освоении материала, так и его запоминании. Даже те, кто плохо занимался на моих уроках, во время экзаменов показывали хорошие результаты, а когда их спрашивали, как так, то они просто пожимали плечами.

— В то время произошло несколько странных и необъяснимых вещей. Одно из происшествий буквально в паре источников связывают с твоей семьей, Артур. К несчастью, подробностей я не знаю, там были лишь косвенные указания и никаких подтверждений. Может быть, ты, Артур, сможешь что-то нам рассказать? Я говорю о противостоянии твоей семьи с каким-то таинственным орденом, вроде искавшей некие камни, до которых всем остальным дела не было.

Артур, как и положено при ответе, встал и медленно, но уверенно ответил:

— К сожалению, я ничем не могу помочь. Возможно, что где-то в наших архивах и есть нужная информация, но я не знаю где, поскольку получил право читать непосредственно семейные хроники относительно недавно и не успел во всем разобраться.

Хоть он и старался не проговориться ни словом, что ему в общем-то удалось, но я, к примеру, могу сделать несколько предположений. Вероятнее всего, ему дали право читать хроники семьи после нападения той собаки, точнее, демона. Не родители, конечно, но та, тот или те, кто хранил и оберегал их, пока наследник крови не будет готов. В древних семьях такое сплошь и рядом. Неподготовленный разум может и с ума сойти, не в силах принять правду и постичь истинную суть того, что до него хотят донести.

Что ж, и то хлеб. Мне пока и этого хватит.

— Что ж, жаль, — с притворной грустью произнес я, надеясь раскрутить его еще хоть на пару фраз, из которых, возможно, удастся еще что-нибудь выжать.

— Простите, — извинился он, поклонился и сел на место, поставив точку в этом разговоре.

Я и так узнал больше того, чего желал, при том, что это был не основной вопрос, а пока еще хождение вокруг да около.

— Ну, хорошо. — Я сделал вид, что принял его ответ за чистую монету. — Тогда продолжим наш урок. Кроме этого случая, в тоже самое происходил еще один. Кстати, похожие события были отмечены и ранее, но я так и не смог выяснить с какой периодичностью или при каких условиях они происходили. И я сейчас говорю о странно мутировавших животных. В ученой среде высказывались предположения о влиянии как природных, так и магических факторов. Но единого ответа так и не нашли. Но и естественного ничего там не было. У кого-то есть какие-то предположения, чем могло быть это вызвано?

Дальше я позволил классу называть любой степени глупости и бредовости идеи. Мало ли, что проскользнет. Может они увидят или придумают что-то, что мы проглядели в своих поисках.

Но самое интересное, что Артур молчал, а я так надеялся, что он что-то скажет. Я знал, что извращенные версии животных — не демоны, и такие предположения отверг сразу. Сам же Артур сидел и внимательно слушал, что говорят другие, не спеша при этом делится своими соображениями.

К концу урока я понял, что мои ожидания не оправдались. Артур, если что-то и понял, то рассказывать не спешил. Ну, а если ничего не придумал, то взял на заметку.

И-эх...

Завершив урок, я отпустил весь класс.

Часть 3.

Ну, наш историк Нахим Львович удружил так удружил.

Я ж недавно копался в этих семейных хрониках. Но самое интересное, откуда он мог узнать о тех событиях. Но и не это печально. Он даже по моему отрицательному ответу смог что-то узнать. Да и потом попытался еще что-то вытянуть, но тут я уже сам не стал сдавать позиции.

Нужно узнать о нем побольше.

Не успел я толком успокоится от выходки учителя, как на следующем уроке Мария сказала, что хочет вместе пообедать на крыше школы, надеясь, что там никто нам не помешает и не услышит ничего из того, что другим знать не полагается. Вероятнее всего, расскажет о своих выводах и о своих дальнейших действиях.

И то хлеб. Хоть что-то прояснится. И можно будет думать, что делать дальше.

Прозвенел звонок конца урока, начался обеденный перерыв. Часть учеников направилась в столовую, а парочки направились в парк у школы, чтобы занять место покрасивее, полюбоваться природой, ну и друг другом. А может, не заметив, перейти черту и смущенно отвернуться в сторону, но искоса поглядывать на друга-подругу. У каждой парочки своя степень взаимоотношений. Все они решают сами, готовы ли переступить новую черту в своих отношениях или нет. Где-то парни храбрее, где-то наоборот девушки.

Но я кажется отвлекся.

Как ни странно, но на крыше кроме Марии никого не было. Но даже так мы выбрали дальний уголок на тот случай, если кому-то в голову взбредет сюда зайти.

Мы не спеша достали обеды, поели, убрали все, но Мария почему-то так и не начала говорить.

— Ты хотела что-то обсудить? — спросил я, решив подтолкнуть ее.

— Эм, да, — неуверенно начала девушка. — Сначала у меня была одна тема и ты сам знаешь какая, но сегодняшняя лекция учителя по истории выбила меня из колеи. Я не могу понять, почему учитель поднял такую тему на уроке, почему спросил тебя, что этим хотел сказать!

Хм, а я с этой стороны не рассматривал слова Нахима Львовича. Я зациклился на том, что он хотел у меня выведать, а могло оказаться и так, что ему просто интересно или давно пытается разгадать, вот и постарался воспользоваться ключиком, случайно попавшим к нему. Он же в прошлом был археологом, да и сейчас он все еще доктор наук, так что, вероятно, продолжает свои исследования. В общем-то здравая мысль, почему-то не пришедшая мне в голову.

— Возможно, он пытается найти ответы на вопросы, которые его давно мучают, — озвучил я часть своих мыслей. — И попытался выяснить из всех источников, до которых мог дотянуться. А вот почему прилюдно? Может, думал, что я так больше скажу. Впрочем, не знаю.

— А твои предки, действительно, связаны как-то с той историей? — поинтересовалась девушка чуть более уверенным голосом, чем до этого.

— Да, — признался я, гадая, чем мне аукнуться эти слова в будущем. — Но я случайно наткнулся на эти записи и еще не во всем разобрался, поэтому тут ничем помочь не могу. Пока, по крайней мере, — ответил я и с сожалением развел руками.

— Я поняла. Мы с тобой обязаны хранить тайны своих семей, хотим мы того или нет. И рассматривать друг друга как потенциального врага, — высказала свои невеселые мысли девушка.

— Примерно так, — со вздохом согласился я с ней.

— Скажи, Артур, ты знаешь, кто я. Мои родители узнали, кто ты, — грустно произнесла Мария. — Скажи, а мы можем с тобой как-то подружиться? Узнав часть истории, которую мне поведали, я поняла, что часть ее искажена и легла в основу взаимоотношений и... я не хочу воевать ни сейчас, ни потом, — неожиданно резко закончила Мария и посмотрела мне в глаза. — Можем ли мы с тобой поклясться, что как бы наши семьи не относились друг к другу, к какому бы выводу ни пришли, мы с тобой не будем драться. Я не хочу войны и лишнего кровополития. Мне и так с семьей и их ошибками разбираться, а я даже не знаю, с чего начать.

Ее взгляд утратил былую твердость, но сама девушка не утратила решимости.

— Скажу по правде, я не надеялся на такой ответ, но отчаянно верил, что ты придешь к нему, — максимально честно ответил я. — Я и сам не хочу ни крови меж нами, ни какого-либо противостояния. Но ты права, что прошлое наших семей для нас тяжелая ноша. Хотя мне проще в том, что у меня нет толпы родственников, каждый из которых по-своему считает, что для нас лучше. Но я думаю, что все же будет и легче, и сложнее, если мы сами решим, к какой цели стремится и какой путь для этого избрать. Поэтому предлагаю сходить в удобное время для тебя и меня время в кафешку и закрепить наш с тобой выбор. — Под конец речи я слегка улыбнулся.

— О-о-о, — вскочив, выдала Мария. — То есть, это такой хитрый расчет, чтобы меня пригласить на свидание?

— Кхм, мда. — Кажется, я немного переборщил с пафосом и высказыванием мыслей, но... — О, дорогая леди, поверьте мне, сей раб недостоин столь лучезарной звезды вроде вас, а потому просит скромно разделить ужин, дабы просто закрепить наше негласное соглашение. — Я отвесил поклон глубокого уважения, дабы скрыть свое игривое состояние и не разрушить нашу тонкую игру, ведь, как я понял, ее предыдущая фраза примерно того направления.

— Что ж, коли вы, сударь, так говорите, то я как леди не могу не обратить внимание на усилия столь скромного раба, а потому мой ответ — да, — выдала девушка и все же закатилась смехом, а я тоже перестал сдерживаться и присоединился к ней.

Успокоившись, я все же простым тоном повторил:

— Мария, предлагаю все же в кафешке отметить наш с тобой договор, дабы прочувствовать всю его глубину, и дать друг другу понять, что если что-то пойдет не так и внешне виноват будет кто-то из нас, то мы не поднимем друг на друга руку, как бы, скажем так, представители наших семей не противились этому.

— Согласна, — с улыбкой согласилась девушка. — Хотя все равно это смахивает больше на свидание.

— Я думаю, кто как к этому отнесется. Но я все же изначально настаиваю именно на формате деловой встречи, — проговорил я, в общем-то даже самому себе до конца не веря. — А вот остальные могут подумать именно, что о свидании. Но никто не говорил, что такие мероприятия нельзя совмещать. Можно начать одним и, если высоким договариющимся сторонам угодно, то плавно перейти ко второму.

— Что ни говори, а все-таки свидание, — смеясь, произнесла Мария.

— Ага, — максимально по-деловому согласился я.

— В любом случае, я принимаю твое предложение. — Мария сделала книксен. О конкретной дате я скажу чуть позже.

— Как изволит многоуважаемая леди. — Я сделал ответный поклон.

— Знаешь, когда я услышала твои слова, у меня как будто камень с души упал, — откровенно сказала девушка.

— Поверь у меня не меньше, — также ответил ей я.

— Скажи, а в дальнейшем ты мне поможешь? Ну, чем сможешь, — состроив мордашку и прижав кулачки к груди, попросила Мария.

— Чем смогу, тем помогу. Но, пока мы не сможем посвятить друг друга в тайны наших семей, я не уверен, что получится тебе где-то что-то подсказать, — правдой ответил ей я.

— Ты прав, — признала она, — но я надеюсь, что в случае чего мы найдем решение.

— По крайней мере, постараемся, — поддержал я ее.

На этом наш разговор увял, ведь самое главное мы сказали, выразили свои чаяния и надежды, а дальше... дальше наши отношения закрепит полуделовая встреча-свидание. Хотя зачем самому себе лгать, всего скорей, это и будет свиданием и не чего тут кривить душой. Ну и без шепотков тут не обойдется, но с этим ничего не поделаешь.

Сердце неприступной красавицы дрогнуло...

Ну или что-то типа того, но не будем о грустном.

После обеда нас ждал еще урок, который прошел как-то незаметно. Мне кажется, Мария его тоже пропустила мимо ушей, погрузившись в свои думы, причем никто этого вроде даже и не заметил.

После школы я отправился домой, где меня уже ждали сестренки. Уроки у них закончились еще до обеда. Луиза рассказала мне, что, не успев прийти домой, Юи и Аи начали расспрашивать ее обо всем, но все же с трудом, но заставила их сначала пообедать, а потом уже разговаривать на серьезные темы. И сейчас сестренки сидели в своей комнате и переваривали услышанное.

Сказав, что не голоден, я сначала было направился в рабочий кабинет, а потом подумал и решил проверить их.

— Братик, мы пообщались со Стилом и вспомнили, как мы с ним в детстве играли, да и еще с несколькими вроде него оборотнями, — начала Юи.

— Он осознал свои ошибки и готов вновь присоединится к нам. Он также сказал, что скучал по нам, — дополнила слова сестры Аи.

Не совсем понял, но либо тут Риз постарался, либо девочки проявили чудеса дипломатии. Впрочем, рано или поздно к чему-то подобному и должно было прийти.

— Братик, освободи его, пожалуйста, — попросили они меня вместе.

— Если вы так в нем уверены, то можете и сами его освободить. — Разрешение им, конечно, я дал, но соответствующие инструкции надо будет передать. Вряд ли, они сразу к нему пойдут, так что немного времени есть. — А как вам то, что рассказали Луиза с Фредериком?

— Мы многое узнали. Но на вопросы отвечала только Луиза, — пожаловалась Юи.

— Фредерик ничего не говорил, хотя и рядом сидел, — пояснила Аи.

— Он не любит такие разговоры. Для него интереснее мечом помахать или что-то такое же брутальное, но не вести всякие беседы, — защитил я его. — Как инструктор по боевым искусствам или чему подобному он просто превосходен.

— Понимаем, — ответили сестренки.

На этом я их и оставил. Пусть дальше думают, а как созреют, где меня найти, они знают. Оставив распоряжения Ризу и не встретив с его стороны возражений, что даже как-то странно, я отправился к себе в кабинет.

Мне предстояло много работы.

Перетряхнуть семейные хроники, особенно, то, что связано с сегодняшним вопросом учителя, и тех моментов, когда мои предшественники пересекались с семьей Марии, а мне предстояло выяснить еще очень и очень многое.

Этим, собственно, я и занялся.

Часть 4.

Солнце быстро садилось и становилось все темней.

Наступил вечер.

Но близ одной из гор среди руин было светло. И освещение то странным было. Все в сполохах синего с розовым. У одной из стен был сложен словно бы алтарь: пьедестал и на нем каменная чаша, в которой что-то лежало.

Некоторое время ничего более тут не происходило. Но в какой-то миг словно из ниоткуда появились три тени. В моменты, когда сияние становилось особенно ярким, можно было разглядеть их получше. То были люди в накидках с капюшонами, скрывающими лица.

Вот они подошли и стали что-то делать.

Опять какое-то время ничего не происходило и, когда казалось действия их тщетны, над чащей появился огонек в полметра высотой все того же синего с розовым цвета. У него не было рта, но становилось сразу понятно оно разумно.

Что и как это говорило, но одна из теней склонилась и словно бы ответила:

— Великий, все идет по плану. Все необходимые приготовления к вашему рождению здесь выполнены, осталось лишь немного подождать, когда план войдет в финальную фазу.

— Ты уверен, что твои шпионы справятся? — спросила другая тень. Если судить по голосу, то это была девушка лет шестнадцати. Надменная и словно бы некая аристократка.

— Уверен, им осталось доделать сущую мелочь, с которой справится и ребенок. Ослабить в последний момент избранную жрицу, что тут не справится, — ответила ей первая тень. Судя по голосу, парень, но возраст его трудно было определить. Это мог быть и молодой юноша, так и безусый юнец.

Неожиданно взоры всех обратились к огню, а затем они словно растворились в воздухе.

Сам огонь какое-то время еще повисел, а потом исчез словно его никогда и не было.

Тем временем, где-то за пределами мира плыл в пространстве остров, внешне похожий на розовый кристалл, заключенный в кольцо. А на троне там восседало странное существо и улыбалось.