Интермедия. Совет и Мария.

Интермедия. Совет и Мария.

Часть 1.

Четыре дня назад.

Риз унес Артура и увел с собой его сестер в сопровождении пойманного Клыка и двух членов Легиона.

Члены Совета стояли и шокировано переглядывались. Вокруг них стояла толпа учеников, голоса которых сливались в гомон, ставший шумом на заднем фоне.

Члены Совета пытались осознать произошедшее и найти объяснения. И хоть как-то среагировать, но кроме слов, совета демона, не находили.

Он им предложил стереть память учеников об этих событиях. Само по себе, разумное решение.

Осмотрев школу, они поняли, что работы предстоит много, и горько вздохнули. Им предстояла нелегкая задача. Но ради спокойствия и дальнейшей жизни в этом городе члены Совета сделают это.

В связи с произошедшими событиями, они отменили все дальнейшие уроки и объявили о внеплановом медосмотре.

Сначала всех учеников осматривали врачи и выясняли: известно ли детям о той странной собаке. С теми, кто проходил это импровизированный отбор, и работали члены Совета.

Сейчас, когда люди забыли о той боли и страхе, когда демоны только вторглись и прошлись по земле, никому не нужно было, чтобы прошлое повторилось. А потому использовались разные средства для предотвращения утечки информации.

И не стоило забывать об Охотниках, тех, кто выслеживал демонов и их Повелителей. Они уже множество раз пересекались в прошлом, но тогда были столкновения с отдельными членами Легиона и выследить семьи противники не смогли.

Но откуда Охотники вообще появились и что тем надо? И почему они нападают только на демонов?

На эти вопросы ответов у членов Совета не было, как они не старались найти. В результате тех столкновений противники так и не смогли получить какой-либо существенной друг о друге информации.

И сейчас, частично следуя совету Риза, частично по своей воле, но члены Совета старались спрятать концы в воду.

Врачи были в курсе событий, но их связывала клятва о неразглашении. За сохранение тайны им также полагалась компенсация, поэтому за все время существования этой системы еще ни разу через них информация не ушла на сторону.

Несмотря на то, что врачи отсеивали основную массу учеников, члены Совета на оставшихся потратили немало сил и к концу осмотра едва дышали от усталости.

Последним решением, что они успели сделать в этот день, это под видом проверок безопасности закрыть школу на несколько дней.

Уставшие, они разбрелись по домам, договорившись встретиться во второй половине дня.

Так в общем-то и закончилось нападение Стила, но не последствия, что разошлись подобно кругам на воде. Хотя на тот момент все было еще не очевидно.

Часть 2.

На следующий день члены Совета, как и договаривались, собрались во второй половине дня. Но, несмотря на усталость, а отдохнуть они так толком и не смогли, и непонимание ситуации, хотя и как раз и хотели разобраться во всем, начинать разговор они не спешили. Девчонки делали вид, что у них что-то не так с внешним видом и, в итоге, то расплетали и заново укладывали волосы, поправляли макияж и выполняли еще много других действий. Парни же просто хмурились, раздражаясь еще больше, глядя на суету женской части Совета.

— Хватит уже, — не выдержал, в конце концов, Сазар. — Последний раз поправляйте все, что у вас не так и завязывайте.

Девчонки обиделись, насупились, но спорить не решились.

— И так откладываем разговор уже битый час, — добавил он.

Пять минут у девчонок ушло на приведение себя к относительно нормальному виду, чем они чуть ли не довели парней до белого каления. К счастью, парни смогли вытерпеть все женские причуды и перейти, наконец, к насущному.

— Напомню, что важным вопросом у нас является не сокрытие информации, а выяснение того, как Артуру удалось воскресить побежденного его предком Повелителя, и насколько они лояльны к старой политике Родов. А также нам надо прояснить, как отнесется к происходящему сам воскресший и как мы будем действовать в ситуациях, если остальные члены легиона под управлением Десели будут действовать столь же открыто, как и та псина, из-за которой пришлось потратить немало сил, — объявил начало совещания Сазар, определив самые важные вопросы.

— Для этого надо вспомнить, что происходило тогда, когда произнесена была Клятва и уже оттуда делать выводы, — отреагировала Мила. — Но все мы знаем лишь, что после победы Повелители Легиона полностью подчинялись и служили, пока не умирали.

— Умирали ли они вообще? — спросил Морих. — У меня за все время сменилось от силы пять, максимум десять поколений, да и то... от первоначального Легиона осталось немало, а значит, и сами Повелители должны были жить, ведь они куда мощнее, чем все остальные. А значит тут дело в чем-то другом!

— И в чем же? — вмешалась Лиза. — Может просветишь?

— Не знаю, — ответил ей Морих. — Но это может быть как-то связано. А у кого-то сохранился текст Клятвы или ее примерное содержание? Возможно, сама магия отреагировала как-то по-своему на слова?

Все недоуменно переглянулись.

— Может быть, ты и прав, — протянул Корих. — Но что можно сказать точно, так это что никто из нас не знает точного текста и его может заново прочитать разве что воскресший Повелитель.

— А это получается, либо просить Артура спросить об этом, либо спросить самого Риза, но у нас нет уверенности, что они не солгут. Хотя, учитывая его совет, все же можно надеяться, что он на нашей стороне. — Сазар подвел итог части обсуждения. — По крайней мере, иных вариантов у нас нет.

— Тогда нам надо понять, как нам реагировать и стоит ли вмешиваться, если остальные члены Легиона Артура нападут открыто и будет вероятность человеческих жертв? — уточнил Корих.

— Получается, что так, — согласилась Мила. — Стараемся избежать человеческих жертв. Это понятно. — Все кивнули. — А многие ли замечали, что если пробудившийся член этого Рода отдает прямой приказ, мы не то, что прямо отказаться не можем, но и впоследствии как-то увильнуть в сторону?

Все вновь переглянулись и согласно кивнули.

— Меня это тоже давно волновало, — присоединился к обсуждению Кетар, — но поскольку мы мало пересекались, что как-то не было повода поднять этот вопрос. А ты почему спросила, Мила?

— Когда появилась эта собака, Артур дал четкий приказ, и я поняла, что не могу не подчиниться. Уж тогда, когда мы с ним тут разговаривали, я поразилась его силе, но в момент приказа он выглядел еще страшнее и ужаснее. Хотя дело не в его внешнем виде, а в излучаемой ауре. Я понимала, что у меня против него нет и шанса. Это не из-за того, что в тот момент я была там одна. Я дрожала, будто была совсем мелкой девчонкой рядом с великаном, но те ощущения...

Мила на протяжении всей речи тратила примерно по минуте, чтобы постараться сформулировать свои ощущения и передать словами их так, чтобы все ее поняли, а в конце она просто сдалась не в силах описать.

— Постойте... — произнес Корих. — Что-то не так!

— Что? — удивленно повернули головы в его сторону остальные.

— Кажется, нас подслушивают.

— М? — удивленно поднял бровь Сазар.

— Сейчас, — произнес Корих и сделал замысловатый жест рукой. В тот же момент дверь словно по мановению палочки открылась и перед членами Совета, упав на колени, предстала девушка.

Светлые волосы и напоминающий готового к броску тигра взгляд. Стройная и красивая, одетая в школьную форму, которая казалось ей мала, особенно в районе груди.

— Кто ты и что тут делаешь? — сурово спросил Сазар. Он, как и остальные члены Совета, не могли знать всех учеников поименно, но помнили тех, кто отличился, в той или иной степени. И ранее эта с хорошеньким личиком девушка еще ни разу ничем не выделялась, чтобы кто-то из них ее знал.

— Ты вроде из класса, где учится Артур, так ведь? — полупробормотала-полуспросила Мила. — Кажется, я тебя видела?

— Да, именно, — с готовностью ответила девушка. — Меня зовут Мария.

— Так что ты тут делаешь, Мария? — спросил ее Морих, а воздух вокруг него угрожающе потемнел.

— Я помню ту странную собаку или волка, который в тоже время не собака и не волк. Потом был ваш осмотр, но... как бы сказать... мои воспоминания об этом событии словно подернулось дымкой. И я решила обсудить происшествие с подругами, но с удивлением узнала, что никто из них ничего не помнит. Случайно узнала, что вы сегодня соберетесь и будете обсуждать что-то невероятно важное. Вот я и подумала, что смогу узнать, в чем тут дело, — искренне ответила Мария, скрестив руки на груди, то ли, не считая нужным врать, то ли считая, что раз попалась, то отступать поздно и можно идти только вперед, до победного? И, если удивилась тому, как ее раскрыли, то либо сама не поняла, что случилось, либо активно прятала за смущением.

— И что же ты от нас хотела узнать? — спросила девушку Мила.

— Чтобы мы тебе все рассказали от и до? — решил уточнить Морих, а воздух вокруг него казалось еще больше потемнел, образовав серое марево.

— Расслабься, Морих, — остановил его Сазар. — Если раз этот фокус не прошел, то не факт, что и второй раз сработает. А иные способы тут не уместны. Эта не та ситуация, которую можно решить силой.

— О-о чем вы? — Мария удивленно переводила взгляд с одного на другого, а потом и остальных. — О том, почему никто не помнит. А со мной почему-то не получилось?

— Да, — кивнула Мила. — А что еще ты услышала и поняла?

— Я? Почти весь ваш разговор, — переминаясь с носка на пятку и обратно, сообщила Мария. — Вы очень долго не решались начинать. Об Артуре, о каком-то Ризе, Повелителях и клятве. Предположу, что Риз это тот, который принял человеческий облик. А вот из остального ничего не поняла.

— Это, в общем-то, касается только нас, а остальным об этом знать необязательно... было... до этого момента, — задумчиво произнес Сазар, — поскольку раньше мы держали под контролем. Вам должны были рассказывать о вторжении демонов, но говорили, что благодаря чуду их остановили и не дали уничтожить всех?

— Помню, — с готовностью подхватила Мария.

— Так вот их остановило действительно чудо. В результате, они поклялись слушаться. По крайней мере, так передается в наших семьях. Но до определенного момента, а именно десять лет назад, ничего не менялось. А вот что тогда произошло нам неведомо. — Сазар пожал плечами. — Чтобы не допустить паники, мы старались стереть информацию, но при этом вмешательство должно быть минимальным, чтобы никому не навредить. Мы же не изверги какие.

— А почему тогда со мной не получилось? — решилась узнать Мария.

— Мы не знаем, — покачал головой Морих. — Может, у тебя ментальная устойчивость, а может еще что. Бывали такие случаи, и наши предки старались находить общий язык дабы упредить опасные ситуации.

— Что более интересно, так это, почему ТЫ столь активно пытаешься узнать все. Для чего тебе эта информация? — поинтересовалась Лиза.

— Хм, — задумалась Мария. — Честно говоря не понимаю. Наверное, мое состояние можно описать словом любопытство.

— Тогда, давай договоримся так. Если ты так хочешь узнать о той псине, о том создании, ставшем человеком и вообще, что касается демонов, то обратишься к Артуру. Что он сможет и захочет, то и расскажет. И дело не в том, что я не хочу. У нас меж семьями договор о невмешательстве, — решил поставить точку Сазар.

— Лады, — кивнула Мария. — Тогда я пойду?

— Да, иди, — отпустил ее Сазар.

Мария ушла, а члены Совета остались. Какое-то время они молча смотрели друг на друга.

— Она ушла? — спросил все же Сазар.

— Да, не беспокойся, — ответил ему Морих.

— Ты ей слишком многое рассказал, стараясь не переходить границ, конечно, но все же... — укорила его Мила.

— Знаю, — несколько резко отреагировал Сазар. — Еще и Артура подставили, хотя он и засветился со своими демонами. И вмешаться мы в общем-то могли из-за того, что со стороны Десели предусмотрительно предложили такой вариант. А вот плохо то, что она может оказаться Охотницей. И мы ее по факту натравили на Артура. Да еще и косвенно указали, что и мы имеем отношение ко всему.

— Надо было ударить ей посильней, тогда может быть и пронесло бы, — вклинился в обсуждение Корих.

— Не уверена, что помогло бы, — ответила ему Лиза. — Один раз не прошло, а если она и впрямь Охотница, то мы только зазря настроим ее против себя.

— Лиза права, — поддержал ее Сазар. — Пока она нам не враг, то и мы не должны предпринимать поспешных действий, которые в будущем могут нам аукнуться.

— Но Артура все же подставили и теперь ему выкручиваться: что можно рассказать, что нельзя. Тогда надо его хотя бы предупредить об опасности, — высказала предложение Мила, но, не найдя ни у кого желания с ним встретиться, то сказала: — Хорошо. Я сама найду способ ему это передать. А нам лучше пойти и расслабиться, а то мы еще что-нибудь пропустим или не так сделаем. А потом Артуру или кому-то другому все расхлебывать.

— Ты права, — согласился с ней Сазар. — Надо было полностью отдохнуть, а потом уже собираться. Но ситуация неоднозначная. За все время существования наших семей мы впервые сталкиваемся с чем-то подобным. Да были внешние угрозы, вроде тех же Охотников. В одно время их стало появляться слишком много, и наши предшественники шли практически по лезвию бритвы, дабы избежать полномасштабных военных действий и кровопролития. А все началось тогда буквально с того, что стали разнимать двух ведьм, не поделивших одного мужика.

— Был такой прецедент. Он вошел в анналы всех семей о том, как не надо решать споры, — со смехом высказался Морих, вмиг утратив всю свою серьезность и мрачность. — Тогда всем вместе пришлось так поработать, сколько ни в одно из поколений не сотрудничали вместе.

— Вот-вот, — сказал молчавший до этого Грид, — тогда по факту искры хватило, чтобы занялся пожар. А у нас тут ситуация посерьезнее, так как имеет место быть внутренний раскол одной из семей и, как итог, нам неизвестна реакция членов, как самой семьи, так легиона.

— Ты прав, — согласилась Лиза. — И тут нам водички не хватит, чтобы потушить такой пожар. — Лиза косо посмотрела на Милу, будто на что-то всем известное намекала.

— Тут не только ее воды, но и моего льда будет мало, — вмешался Корих. — Так что не стоит все перекладывать на одни плечи, особенно, ваши.

— Хочешь сказать, что мы не справимся, — грубо прервала Кориха Лиза. — Ты что о себе там возомнил?

— Ничего такого не имел ввиду, — замахал в отрицании руками Корих. — Просто хотел сказать, что все может сложиться намного серьезнее, чем было тогда. И силы одного из нас может не хватить. Как это ни печально.

— Прости, — извинилась Лиза. — Сорвалась.

— Ничего страшного. Главное, что в разговоре, а не на поле боя, где есть возможность поправить и остановить, — улыбнулся Корих. — Где можно предотвратить последствия, а остальное уже мелочи.

— Угу. На то мы и Совет, чтобы и самим не подводить остальных, и давать другим ошибаться, — согласилась Лиза.

— На сегодня тогда все, — решил закрыть совещание Сазар. — Все свободны.

— Мы забыли об одном, — вспомнила Мила.

— И о чем же? — спросил Грид, обычно следовавший по течению.

— О месте Главы Совета, принадлежащем Артуру по праву. Когда мы и при каких условиях мы передадим его ему? — пояснила Мила.

— Ты права, — согласился с ней Сазар. — Это важно. Думаю, не раньше, чем убедимся в том, что он будет придерживаться старых соглашений. Если не потребует этого прямо и, если ему никто не подскажет о том, что он имеет право потребовать.

Все согласно кивнули.

— Тогда вопросов больше нет, — пожала плечами Мила.

— Значит, свободны, — вновь повторил Сазар.

— Угу, — каждый по-своему согласился с ним.

Часть 3.

Кабинет Совета Мария покинула в тяжелых раздумьях. Все вроде понятное в разговоре стало непонятным, стоило только уйти. Но и возвращаться не было смысла.

Как она и сказала членам Совета, ее стремление узнать появилось после нападения того странного создания, похожего на крупного и невиданного никогда и нигде ранее волка, но таковым не являющегося. Странные мысли стали посещать ее голову. И, когда их становилось слишком много, голова просто раскалывалась.

Мария заметила, что ей хочется пройтись ночью под луной, и чтобы никого рядом не было. Она не просто успокаивалась, а приходила в довольно странное умиротворенное состояние, как будто так все и должно быть. И Мария солгала бы, если сказала, что ей это не нравится.

Лунная ночь. Слабый ветерок, развевающий волосы и слегка треплющий одежду. Мягкое его прикосновение к обнаженным частям тела. Это было невероятное и неописуемое блаженство, которого она не испытывала ранее ни разу в жизни. А сама Луна казалось светила только ей одной.

Легко срывалась вперед, будто пытаясь обогнать ветер, и мягко тормозила. Играла с ветром и словно танцевала некий таинственный танец.

И все это было вчера ночью в первый раз, но в тоже время такое ощущение, что подобное она исполняла всю свою жизнь.

И это непонятное состояние и мысли вызывали смятение от того, что Марии начинало казаться, что она — это не она, а какая-то другая, совсем-совсем другая и мало похожая на ту Марию, которую она с детства знала. Как будто в ней что-то спало, а теперь просыпалось... наверное.

И та собака, которая не собака, не выходила из головы. Кажется, члены Совета назвали ту тварюгу демоном, которых давным-давно победили... или нет, раз уж одно из этих созданий где-то среди нас?

А тот другой, который неожиданно появился, внушал своей силой такой страх и ужас, что прям оторопь и волосы встали дыбом от одного взгляда на него. И, когда он стал человеком, все ощущение вмиг исчезло.

На фоне этого Мария не могла никак понять своего отношения и интереса к Артуру. Если он командует теми созданиями, то кто же он тогда? Он такой же человек, как и мы, или как тот неизвестный, который сумел скрыть свою силу?

Сазар сказал о договоре меж семьями о невмешательстве, но не связано ли это еще и с ними?

Мария потрясла головой и вышла из здания школы. Так можно и до конца света додуматься.

Сейчас, насколько знала Мария, никакой веры не было и даже самого понятия этого не существовало. Собирались некоторые люди вместе и в течение какого-то времени говорили о силе и возможности какой-то сущности, но проходили год, два и о них забывали, ибо мало кто таким верил. А может и уходили в подполье, кто их знает.

Среди таких культов были те, кто говорил, что все создал единый и неделимый, либо что за каждый аспект природы отвечает своя сущность, либо что придет день и все должно будет вернуться к тому, что было изначально, а то и предвещали разные мировые беды.

Именно мысли о демонах и отголоски в памяти тех речей навели ее на мысль о конце света, которой она старалась избежать всеми силами и прогнать прочь из головы, но у нее не получалось. Мария постаралась успокоиться и спустя десять минут смогла все-таки очистить разум от бредовых мыслей.

Сейчас она направлялась домой, чтобы в тишине и спокойствии постараться все обдумать.

Часть 4.

Прошло два дня.

Мария все старалась разобраться в сумятице своих мыслей, но ей не удавалось. Но, если бы дело было только в этом.

Теперь ее каждую минуту, нет, каждую секунду словно пытали. Сознание будто двоилось, троилось и вообще непонятно, что происходило. Физический мир для Марии перестал быть плотным, становясь иллюзией, и Мария периодически пыталась понять, куда она делает шаг.

Но словно и этого было мало. В ее восприятии появились странные, новые цвета и новые ощущения, которая она не могла описать.

Все это для нее являлось чужим. Она уже не пыталась разгадать загадку Артура и Совета. Ей было не до этого. Ее волновало только ее состояние: она пыталась понять, что с ней происходит и как ей со всем этим справиться.

Мария надеялась поговорить со своим старшим братом, ведь раньше он никогда ей не отказывал в помощи. Но он за эти два дня так ни разу и не появился, а ее состояние становилось все хуже. Каким образом Марии удавалось создавать видимость нормального общения с матерью до сих пор оставалось загадкой. Да, они пересекались мало, но, учитывая, что каждый шаг для нее сродни испытанию, то и недолгие совместные обеды и ужины могли выдать ее с головой.

Какое-то чувство Марии говорило, что мама ей ничем не поможет. Не знает она, что происходит со своей дочерью. Да и сама Мария не стала бы никому ничего говорить, дабы не сочли ее за безумную.

Но в тоже время ей казалось, что ее брат знает, что он поймет ее и все объяснит. И пока теплилась надежда, Мария не собиралась опускать руки.

Глубоко задумавшись над своим состоянием, о том, почему это происходит и для чего, она не заметила, как входная дверь открылась и в нее вошли. Мария не слышала, что происходило внизу, и она даже не слышала, как в ее комнате появился гость. Очнулась она только тогда, когда кто-то уже в который раз обратился к ней по имени:

— Мария!

Подняв взгляд, она увидела брата.

— Брат, — едва слышно произнесла Мария. — Что со мной? — бесцветным голосом попыталась спросить она.

— А разве что-то не так? По-моему, все в порядке, — ответил ей брат, то ли не понимая ее состояние, хотя раньше он всегда отличался чуткостью и тем, что находил нужные слова, либо совсем не видел ее мучений, либо... об этом Мария не хотела думать... он знал, что это, знал и скрывал и не говорил, считал такое состояние нормальным.

— То есть, то, что я практически не вижу реального мира, перед глазами странный туман и непонятные цвета. Странные ауры и силуэты. Это все нормально? — в сердцах крикнула Мария.

Брат Марии отскочил назад, видимо, не ожидая такой вспышки. Что он думал и над чем размышлял в тот момент неведомо, но только открыл рот, чтобы что-то сказать, как:

— Пошел вон отсюда, братик, — полным ярости голосом выгнала его Мария, и он счел нужным покинуть ее комнату. От греха подальше.

А сама Мария осталась наедине со своими мыслями.