Часть 1. Пробуждение Артура.

Часть 1. Пробуждение Артура.

Глава 1. Новая школа.

Часть 1.

После этого трагического вечера прошло чуть больше десяти лет.

Все также в саду шумели деревья и цвели цветы. Все также по водной глади озера шла рябь от порывов ветра.

Но то, что случилось тогда, так и вернулось назад.

Раньше в этом особняке жило более ста человек, но сейчас жило... всего пять: брат с двумя сестрами и двое человек прислуги.

Многое изменилось с тех пор. Помнил ли я о произошедшем? Помнил, но... смутно. Но никто ничего не рассказывал, как бы я не расспрашивал.

Радостно светило еще теплое осеннее солнце. Голубое небо радовало глаз. Легкий ветер нежно играл с листвою деревьев, будто играл сонату.

А в это время...

Луиза скользящей, даже летящей походкой, с необыкновенной для постороннего глаза скоростью, двигалась в сторону комнаты старшего из детей. И, судя по привычности ее движений, она считала такое поведение нормальным.

Войдя в комнату, она стала раскрывать шторы, на ходу произнося:

— С добрым утром, Мастер.

Именно так, именно с большой буквы.

Я что-то невнятно пробормотал, на что Луиза не обратила внимания.

— Раз так, дорогой Мастер, тогда... — она резко сдернула с меня одеяло, а бьющие в глаза лучи солнца закончили ее работу. Эффект был достигнут, и я все же открыл глаза.

— Доброе утро, Луиза. А помягче никак? — спросил я, уставившись на женщину.

— Хм, вряд ли, — слегка нахмурившись, ответила она. — Мастер, когда вы злитесь, вы такой милый, — хихикнула она, ведя себя больше, как непослушная девчонка, нежели взрослая. Или ей нравилось такое поведение?!

— Вот всегда ты так, — пробурчал я, окончательно просыпаясь и констатировал очевидный факт: — я проснулся.

— Ага, вот теперь вижу, — еще раз она хихикнула, — ваших сестер я разбужу чуть попозже.

— Хорошо. Пусть еще поспят, — согласился я с ней. — А сейчас... брысь отсюда.

То ли серьезно восприняв мои слова, то ли посчитав свою задачу выполненной, Луиза быстро покинула комнату.

— Ветер, блин... — в очередной раз пробормотал я. Эта ее манера передвигаться, и кажущееся легкомыслие, — все это напоминало ветер.

— Я все слышу... — странным образом донеслось откуда-то из недр дома.

— Как есть, ветер... — еще раз вздохнул я и стал одеваться.

Впрочем, я продолжал думать о Луизе и ее мистической связи с ветром или воздухом, ведь иначе вот эти возможности объяснить нельзя.

Одевшись, я спустился на кухню.

— Доброе утро, Артур, — поприветствовал меня мужчина, больше напоминающим байкера и даже здесь сидевший в кожаной куртке с цепями и прочей атрибутикой вместо костюма дворецкого.

Я нахмурился, продолжая думать и о том, почему Луиза меня Мастером зовет, а вот он только по имени. Но сколько бы я не думал, понять так и не смог. Эти вопросы, как впрочем, и другие, оставались без ответа.

— Что нового пишут, Фредерик? — спросил я, начиная утро с чашечки кофе, и потянулся за газетой.

В это время Луиза будила моих сестер, а после уже будет сервировать стол для завтрака.

Да, с момента таинственной смерти моих родителей Луиза занималась хозяйством и приглядывала за моими сестрами. И всегда была в зеленом платье, причем оно никогда не мешалось ей ни при перемещении по дому, ни в уборке, ни еще в чем-либо. А Фредерик, как мог помогал с делами да обучал фехтованию и рукопашному бою, чтобы я мог защитить себя в случае чего.

Хотя о каких нападениях могла быть речь, если мы были детьми. Разве что обычная шпана или что-то подобное.

Но сложнее было с сестренками. После смерти родителей они вообще замкнулись, даже со мной разговаривали через силу. То событие для нас было самым настоящим шоком и если я как-то быстро оправился, то сестренки с этим справлялись дольше, намного дольше. Сторонились всех чужих, вероятно, все остальные казались им теми, кто может их убить.

В некотором смысле их трудно упрекнуть в этом, ведь мы ничего не знали, и как бы я не расспрашивал и Луизу, и Фредерика, они мне толком ничего не сказали. Упоминали, что видели их живыми, а потом на какой-то миг будто потеряли из виду, а после обнаружили уже мертвыми, причем клялись, что никакого проникновения в дом не было. А в этом им верить можно.

Хотя на чем эта моя уверенность строилась, не пойму. То ли на их отношении ко мне, то ли на чем-то ином.

Пролистывая газету, я смотрел на заголовки и ни одно не цепляло внимания, а значит, важного не было. Впрочем, Фредерик об этом сразу и сказал.

О, вовремя. Вот мои сестры — Юи и Аи — спускаются, да и Луиза заканчивает накрывать на стол.

— Доброе утро. Как спалось? — говорю я им.

— Доброе утро, — ответила на первую фразу Юи.

— Нормально, — а вот на вторую фразу ответила Аи.

У них оно с детства так. Особенность близняшек.

С одной стороны, обычный разговор, а вот с другой... ну, то, что я за них переживаю, это-то само собой разумеется, а вот о причине волнений стоит рассказать поподробней.

Луиза с Фредериком на удивление редко говорят о наших родителях. Даже, если мы пытаемся их расспрашивать, они либо уклоняются от ответа, либо явно говорят, что не скажут. Вроде как не имеют права. На что нам оставалось лишь вздыхать.

Но вот вчерашний разговор очень уж выбивался из череды.

Я молчу о том, что они наш перевод в новую школу выполнили фактически у меня за спиной. Но самым удивительным было то, что они хоть что-то о нас рассказали.

Начали с того, что и наши родители учились в той школе и дескать пора и нам туда перейти. Потом обозначили особую роль Совета, который оказывает влияние на весь город, но умолчали о сути этой роли. Упомянули только о договоре, который, вероятно, надо будет выполнять и нам, но опять же о сути договора ни слова. И закончили разговор престижностью школы.

Как всегда, с самого детства все, что они говорили о родителях, было поверхностно, и ничего глубже. И все время, кажется, ждали какой-то реакции от нас. Только я так и не понял, что же это за реакция. “Придет время, поймете”, — так или примерно так они отвечали на этот вопрос.

Честно говоря, я устал от этого. Хоть побыстрее ТО событие произошло что ли.

Позавтракав в тишине, я с сестрами отправился в школу. Луиза и Фредерик проводили нас лишь до выхода, а дальше мы продолжили путь втроем.

Часть 2.

Поскольку наш дом располагался за городской чертой, то, пройдя сад, мы пересекли поле и вышли на дорогу. Дождались проходящего автобуса, благо он появился в течение буквально пяти минут, и на нем добрались до нашей школы: по пути к вокзалу он ехал мимо ее.

Сама школа занимала огромную территорию. Младшее, среднее и старшее звенья располагались в разных корпусах: прямо от входа старшее, слева — среднее, а справа, разумеется, младшее. Административное здание вместе со спортзалом, бассейном, музыкальным залом и залом, где проводятся мероприятия и сценические постановки, располагался чуть правее здания старшего звена, а меж зданиями среднего и старшего звена располагался стадион. А от входа ко всему этому великолепию располагался огромный парк.

Поскольку мы перевелись в эту школу не с самого начала года, а в середине сентября, то и ни на какую приветственную церемонию в честь начала учебного года нам идти не надо было.

Идя по парку с сестрами мимо остальных групп учеников, спешащих на занятия, я задумался о недавнем разговоре. Луиза и Фредерик, как всегда, темнили, рассказывая нам лишь крупицы истины.

Видимо, почувствовав мое настроение, сестренки попытались выяснить причину, начав издалека.

— Значит, мы теперь тут будем учиться? — спросила Юи.

— Да, похоже, что так, — ответил я, выныривая из невеселых мыслей.

Юи была одета в вышитое оберегами длинное льняное платье, а в совокупности с ее русыми волосами и голубыми глазами она была настоящей красавицей. Ей еще чуть подрасти в определенных местах и отбоя от парней не будет. Правда, все это все равно в будущем. Плохо она, как и сестра, с новыми людьми сходится, поэтому и отношения, даже дружеские, выстраивают долго.

Аи была одета в вышитый оберегами сарафан, а в совокупности с белыми волосами и черными аки бездна глазами она пленяла своей неестественной, некой не от мира сего красотой. Она также очень неохотно к себе подпускала людей.

Я же был одет в белую рубашку, на которой также были вышиты обереги, в черных брюках был вдет расшитый пояс и венчали все это дело сапоги. Карие глаза и рыжие волосы придавали моему облику вид готового вспыхнуть ярким пламенем какого-нибудь иного мира.

Погода была теплая, еще летняя, последние, всего скорей, деньки, так что можно было порадоваться и подышать воздухом.

— Ты чего, братик, приуныл? — спросила Аи.

— Я не приуныл. Просто интересно, что же нас ждёт и кто мы такие? — ответил я с легким вздохом.

— Ты про постоянные обмолвки Луизы и Фредерика? — теперь уже говорила Юи.

— Если бы это были просто обмолвки, но нет, эти намёки, от которых голова уже кругом. С детства ведь об этом говорят. То ли делая вид, будто оговорились, то ли нас проверяя, не знаю, — слегка раздраженно произнес я.

— Понимаю, — немного нахмурила свое личико Юи, — но хотелось бы понять, о чём они думают и что хотят увидеть в такие моменты.

— Хотелось бы, — сказала и Аи.

— Давайте пока не будем думать, ведь, как и сказала Луиза, нас ждёт новая школа, новые знакомства и новые друзья.

— Ага, — несколько потупившись, согласились со мной сестрёнки.

— Понимаю я вас. И все же постарайтесь, — попытался приободрить я их и сгладить тяжесть прошлых слов.

— Угу, — ответили они мне, робко улыбаясь.

К этому моменту мы вышли к развилке, где Юи и Аи отправились налево, а я пошел прямо.

Они-то ушли, а вот я волновался, поскольку ощущал, что за нами следят откуда-то из административного здания и не знал, к добру или к худу это внимание.

Как бы то ни было, сестренок на входе в корпус должен будет встретить их классный руководитель, который и проводит к нужному классу, а вот мне надо было зайти в учительскую, чтобы уладить возможные нюансы и вопросы.

Часть 3

Тем временем, на третьем этаже в кабинете у окна школьного совета стояли двое и внимательно смотрели в сторону парка, то ли наблюдая за чем-то конкретно, то ли пытаясь что-то там внизу найти. Что-то или кого-то конкретно.

Возможно, что именно это и ощущал Артур, а возможно, что и нет. Но речь не о нем, а о тех, кто стоял тут и разговаривал.

Чуть ближе к окну стоял юноша с зелеными глазами и каштановыми волосами. Всей своей позой и осанкой излучал уверенность в себе и своих силах.

Подальше от окна и ближе к круглому столу с семью креслами стояла девушка с серыми, как штормовое небо, глазами. Ее черные волосы были убраны в хвост. Одета в синий до колен хитон и сандалии.

В который раз с момента перевода в эту школу семьи Десели они спорили и интересовались этим семейством, но прийти к единому мнению так и не могли. И вот опять девушка начинает надоевший им спор, но и уклониться, не приняв решения по этому вопросу, они не могли.

— Сазар, ты уверен, что они из седьмого Рода, признанного нашими предшественниками уничтоженными?

— Уверен. За многие века эта фамилия была только у седьмого рода, да и те, кто за ними присматривает показались знакомыми, хотя мы редко пересекались с другими кланами и всех их членов, разумеется, не знаем. А то, что те демоны, это, несомненно. Лишь мы, признанные Главы Родов, способны видеть истинную суть Подчиненных и ты это знаешь это не хуже меня, — не отворачиваясь от окна, ответил тот, кого девушка назвала Сазаром.

— Но ни у старшего, ни у младших ни капельки силы, — все равно продолжала стоять на своем девушка, — даже проблеска ее нет. А в их Роду передавали управление, когда ребенку было максимум четырнадцать лет. А старшему уже шестнадцать.

— В этом ты права. Спят они слишком долго, — теперь уже Сазар уперся. — Но не забывай. Что они обладают самой большей силой среди нас всех и на ее формирование уходит больше времени. К тому по свидетельствам они сами непосредственно видели своих родителей мертвыми да отказ демонов служить своему хозяину многого стоит. Нехилое потрясение в глубоком детстве да нарушение Клятвы — это такой удар по всем составляющим нашу силу, что это трудно даже представить. Его сестры даже от шока отойти не могут, насколько я могу судить. С Артуром полегче, насколько я знаю, но все равно...

— Но почему тогда наши родители ничего не сделали? — все-таки все еще пыталась разобраться девушка.

— Мила, насколько я знаю, предавшие хозяев демоны слишком быстро успели спрятаться и их до сих пор не могут найти. Да и вся ситуация тогда была достаточно неоднозначна. Остается вариант, что, когда один из них будет вступать в силу, хотят предатели или нет, но Клятва заставит их показаться и либо присягнуть вновь, либо они будут уничтожены. Клятва не предполагает иного исхода.

— А нам родители не сказали потому, что...

— Наверное, — предположил Сазар со вздохом, — хотели их таким образом защитить от Охотников или иных, кто хотел бы видеть их мертвыми. Родители все же им поначалу помогли, помогая скрыть свое существование, но при этом, чтобы они могли спокойно жить.

— С некоторыми бумагами... — припомнила Мила.

— Да, где нужна была подпись их родителей и иные подобные вещи, которые они никак не могли сделать, поскольку были еще детьми. Тогда я не обратил на это особого внимания и, как видно, зря.

— Как думаешь, они знают что-нибудь о себе? — попыталась поглубже заглянуть в ситуацию Мила.

— Вряд ли. Рассказать имеют право только родители, как и научить пользоваться своей силой. Демоны, в лучшем случае, имеют право лишь помочь, поэтому... поэтому будем присматривать за ними, пока не придет время их Пробуждения и рассказа того, кто они есть.

— А может ли их оттягивание Пробуждения быть связано именно с отсутствием родителей? Ведь вспомни, что тебя, что меня, постепенно к этой черте подводили родители раз за разом говоря некие фразы, задумываясь над которыми мы и пришли к пониманию своей силы. Сформировалось ли это постепенно или было сразу, сейчас уже не сказать, но может потому у них с этим и проблемы, что некому их подтолкнуть в нужном направлении? — Мила решила высказать осенившую идею.

— Хм, возможно, что ты и права, Мила, — с задумчивым видом произнес Сазар. — Тогда получается, что нам надо с ним всяко встретиться и дать хотя бы какую-то подсказку, что-то, что сможет подтолкнуть Артура в сторону Пробуждения. Младших лучше не трогать...

— Из-за их отношения и их боязни?..

— Да, — кивнул юноша.

— Тогда нам стоит встретиться с ним! Только стоит самим его пригласить или лучше подождать? — несмотря на то, что Мила была главой своего рода, она отдавала право решающего голоса Сазару.

— Не стоит спешить. Всего скорей, ему или сказали его слуги, или тут услышит о тайнах совета и как с этим связана его семья, тогда-то он и придет в поисках знаний. Возможно, если начнет искать таким образом, а мы направим его на поиск своей силы, так оно будет лучше.

— На то и решим.

Наконец, они пришли к единому мнению.

Часть 4.

Зайдя в учительскую на третьем этаже, я встретился со своим будущим классным руководителем. Общаясь с ним, решил вопросы, связанные с библиотекой и литературой, да и не только.

Благо, что я с сестрами пришел пораньше, поэтому времени перед началом занятий хватило на рассмотрение всех необходимых вопросов. Таким образом, когда звонок прозвенел я вместе со своим классным руководителем отправился в класс.

Звали его Нахим Львович. Это был профессорского вида пожилой мужчина с легкой сединой в волосах. Его голубые глаза может и не как в молодости зорко, но по-прежнему четко и ясно смотрели на мир и в них не было намека на приближающуюся старость. Одет он был в рубашку, черный пиджак и черные же брюки. В руках нес портфель со всеми необходимыми бумагами.

Зайдя в класс, я осмотрелся. Парней и девушек было примерно поровну: кто-то с интересом смотрел в нашу сторону, кто-то с задумчивым выражением в окно, а кто-то в облаках витал.

Нахим Львович встал в центре перед классом, а я рядом с ним.

— По семейным обстоятельствам к нам перевелся Артур Десели. Поприветствуйте его, а ты Артур представься.

Да, наш перевод решено было обставить, как перевод по семейным обстоятельствам. Впрочем, я так думаю, ни Фредерик с Луизой в разговоре с директором, ни мы не уточняли тонкости.

Иногда мне, как главе семьи, приходилось вести разговоры с серьезными людьми, но все равно большую часть переговоров общался Фредерик, а я лишь делал вид, что понимаю. Чем дальше, тем больше понимал, но полностью буду отвечать, когда стану полноценным главой. Хотя, что Луиза с Фредериком имели ввиду под полноценным, я так и не понял. Возможно, корни все те же, как и у тех намеков. В те моменты я нервничал, а сейчас особо. Как отнесутся ко мне, что скажут, — это и не только это волновало меня.

— Здравствуйте все. Меня зовут Артур Десели. Рад знакомству со всеми, — сказал я и поклонился.

Некоторые смотрели на меня оценивающе, некоторым я был безразличен. Что ж, не так уж хорошо, но и не то, чтобы совсем уж плохо.

— Проходи на свое место, — обратился ко мне Нахим Львович и указал на четвертую парту во втором ряду.

Я кивнул и отправился туда, куда мне указали.

— А теперь начнем занятие, — сказал Нахим Львович, когда я сел за свою парту и перешел к теме урока.

Часть 5.

Три урока до обеда прошли тяжеловато. Хотя... школа ведь элитная и наверняка поэтому здесь столь дикая нагрузка.

Но ничто не вечно, а потому наступил долгожданный обеденный перерыв. И сейчас все собрались в столовой поесть перед оставшимися уроками.

Заняв место за дальним столиком, я сидел и ел. В это время ко мне подошла девушка. Кажется, я ее уже видел.

Соломенного цвета волосы. Взгляд желтых глаз напоминал взгляд готового к броску тигра, но при этом был как бы слегка потухший, как будто хозяйка этих глаз не подозревала об этих своих возможностях. Милое личико. Одета была в школьную форму: обтягивающую объемную грудь белую блузку, черную юбку чуть выше колен, голубой пиджачок был распахнут или, всего скорей, его трудно было застегнуть. Стройные ножки. Двигалась она практически тихо и бесшумно с некой непонятной грацией и пластичностью.

— Позволишь присесть? — обратилась она ко мне.

— Да, пожалуйста, — разрешил я. — Кажется, мы где-то уже виделись.

— Ага, Артур, виделись, — хихикнула она. — Я — твоя одноклассница. Сижу за второй партой в третьем ряду, а зовут Мария.

— Приятно познакомиться. Хм и точно. Хотя... запомнить всех и сразу практически невозможно, так что в какой-то мере прости.

— Ха-ха, а ты забавный, — улыбаясь, сказала она. Видимо, ее забавляла моя вежливость.

— Луиза любить говорить, что я милый только, когда злюсь, — прокомментировал я. — Про остальные случаи она как-то молчит, как партизан на допросе.

— А кто такая Луиза?

— Служанка, — со вздохом произнес я.

— Кстати говоря, я спросить кое-что хотела.

— Спрашивай, — разрешил я. Видимо, вот она и подошла к тому вопросу, ради которого и пришла.

— А ты тоже будешь возглавлять школьный совет?

— Чего? — вот уж чему я удивился так удивился. Ладно, быть хотя членом школьного совета, но, чтобы еще и возглавлять. Что-то я ничего не понимаю.

— А ты не знаешь? — не менее удивленно спросила она.

— Не знаю что? — вот теперь я был не просто удивлен, а полностью ошарашен. Хорошо, что я уже доел и мы просто разговаривали, а то можно было бы и подавиться.

— О школьном совете и о школе вообще?

— Кроме пары слов, что мои родители известны — ничего, — ответил я ей сущую правду, ведь ни Луиза, ни Фредерик так нам толком ничего и не сказали. Видимо, мои слова ее совсем добили. Эх...

— Тогда я поясню, — сказала она, когда отмерла.

— Будь добра и прости, если что, — покаялся я.

— Да нет, ничего. Я просто не ожидала, что ты местных легенд не знаешь.

— Легенд? — переспросил я.

— Ну да, — кивнула Мария с все еще несколько со сбитым с толку выражением. — Тогда мне придется начать издалека.

— Ага, — подбодрил я ее.

— Эта школа была основана настолько давно, что уже и не помнит, когда и кто. Многое за прошедшее в ней менялось, много раз перестраивалась согласно своему времени. Но говорят, что семьи основателей стали советом города, а пока поколение подрастает, то оно учиться здесь и является школьным советом. И кто извне не пробовал бы присоединиться к ним, это не получалось. То ли испытания не проходили, то ли требования слишком жесткие. Этого тоже никто не знает, а те, кто проваливался, молчат об этом и ни слова, ни намека не говорят.

— А при чем здесь я, да еще и глава совета? — спросил я, когда она взяла паузу.

— Семья Десели возглавляла совет, поэтому я и спросила. Это многим из школы интересно, но они почему-то боятся подойти и спросить, — сказала Мария. И только тут я заметил, что в нашу сторону посматривают с некоторой опаской. И чего это они?

— Неужели я страшен и меня бояться надо? — попытался я пошутить.

— Да нет. Думаю, это связано с легендами и тайнами, окружающими совет. Но меня удивило, что ты совсем ничего не знаешь.

— Мне мои слуги ничего не рассказывали, а от моего лица до некоторых пор дела вел Фредерик.

— Фредерик?

— Слуга.

— Слуга и много их у тебя?

— Сейчас лишь двое, но я не хочу об этом говорить.

— Прости, — извинилась она и погрустнела.

— Ничего. Но ты много интересного рассказала, так что я думаю, что стоит поговорить с ними и выяснить все наверняка.

— Ага. — Ее личико чуть-чуть посветлело.

— Спасибо за весь разговор. Хоть здесь и не меньше загадок, чем я раньше слышал, но теперь хоть есть возможность хоть что-то узнать и за это тебе огромное спасибо. — Я встал и вежливо поклонился. Мария удивилась.

— Не стоило, — даже немного покраснела.

— И все-таки спасибо. —

Она кивнула и убежала куда-то, а я отправился в административное здание в кабинет школьного совета, благо до конца обеденного перерыва оставалось еще более, чем достаточно времени.

Часть 6.

Минут через пятнадцать я заходил к ним в помещение.

Что можно было сказать о кабинете школьного совета? Да ничего особенного. По дальней от окна стене располагалось несколько шкафов с ящиками, в которых, вероятнее всего, хранились документы. На дальней от входа стене была доска и на ней были видны следы нескольких не до конца стертых графиков, но понять, что они обозначают, без контекста невозможно. Вместо парт стоял один большой круглый стол, вокруг которого располагалось семь стульев: центральное было свободно, а остальные шесть были заняты парнями и девушками. У каждого была кипа бумаг, в которые они и были погружены.

Затем парень, что сидел справа от незанятого места, отвлекся и спросил:

— Артур Десели, я полагаю?

— Да, — разумеется, согласился я. — Я хотел бы уточнить пару вопросов...

— Связанных с легендами и тайнами. Также я смею предположить?! — все также безразлично уточнил он.

— Да, — опять подтвердил я, ибо больше ничего не оставалось делать.

— Прости за столь прохладный прием, — извинился он, потирая уставшее лицо, и чуть натянуто улыбнулся. — Навалилось много дел... Но пусть они тебя не беспокоят.

— Я думаю, что следует представиться, — отвлеклась от бумаг сидящая напротив него девушка. — Элементарная же вежливость.

— Да, прости, — повинился парень, отложив все бумаги. — Тогда с себя и начну. Заместитель главы совета Сазар Линмот, — продолжил парень с зелеными глазами и каштановыми волосами. — На текущее время исполняю обязанности главы совета.

— Мила Ватерлих, — представилась заговорившая ранее девушка с серыми, как штормовое небо, глазами и черными волосами. Одета она в синий до колен хитон.

— Грид Косайрес, — представился сидящий рядом с Милой парень с белыми, будто бы седыми, волосами до пояса и прозрачными бесцветными глазами. Одет он был в ханбок белых цветов.

— Лиза Мазеркот, — сказала девушка, сидящая рядом с Сазаром. Это невысокая девушка с золотыми волосами с кудряшками и голубыми глазами, одетая в платье “пастушки” казалась воплощением идеальной красоты.

И остались два парня, сидевших ближе всех ко мне.

— Корих Сизаркот, — представился располагавшийся слева. Волосы у него были белее снега и до плеч, на лбу кожаный шнурок. Золотистые, чуть прохладные, глаза, напоминавшие пробивающийся сквозь лед солнечный свет. Одет он был белую тунику с синим поверх нее плащом.

— Морих Сорнат, — назвал себя последний. Зеленоглазый, черноволосый, он казался некой бестией, а его черная кожаная куртка и сапоги с какими-то амулетами лишь дополняли картину.

— Можешь уточнить, что тебе известно и что хотел бы узнать? — слово вновь взял Сазар.

— Из слов Луизы и Фредерика выходит, что наши родители были известными и как-то связаны с советом, а недавно мне тут сказали, что, во-первых, совет возглавляли Десели, то есть получается, наши предки, а во-вторых, есть какие-то особые требования для вступления и что они не под силу обычному человеку.

— А ты считаешь, что ты особенный или хочешь вступить в совет или, если не шутишь, то и возглавить его? — серьезно спросила меня Мила.

— А Луиза и Фредерик это кто? — заинтересованно спросил Грид.

— Слуги, — ответил я спокойно, не видя смысла, по крайней мере, скрывать.

— Слуги, верные Клятве? — Грид, видимо, хотел уточнить.

— Какой Клятве? — этот вопрос поставил меня в тупик. Не говорили ни Луиза, ни Фредерик ни о чем подобном. — Понятия не имею. Я не в курсе и ничего такого не знаю, — в задумчивости я даже почесал затылок.

— Печально, — ответил он. Мила и Сазар смотрели на Грида с каким-то нечитаемым выражением лица, а я, казалось, все больше терял суть разговора.

— Все, что мне ранее говорили… Все это было слишком расплывчато, в общем, одни намеки, ничего конкретного. Вот и хотелось бы прояснить это, — сказал я, пытаясь вернуть разговор в понятное для меня русло. — О том, что я не так прост, что мои родители имели некое немалое влияние, да и вообще все сводилось к тому, что придет время и “Кровь Ваша, Мастер, подскажет”. Да, кажется, именно так выражалась Луиза, — пытаясь припомнить те моменты, я потер переносицу, а члены Совета в этот момент меж собой переглянулись.

В итоге, слово вновь взял Сазар. Вероятно, из-за той роли, которую выполнял и обозначил при представлении, а именно, будучи заместителем и временно исполняющим обязанности Главы.

— Честно сказать, я даже не знаю, что и как можно сказать. В общем-то говорить на такие темы у нас не принято, ибо в наших семьях все это рассказывают нам наши родители. Но твоя ситуация уникальна за уже более, чем пару тысячелетий. Если не ошибаюсь, твои родители были убиты, не успев передать ни тебе, ни твоим сестрам ничего о том, кто они были, и ничему не успели научить?

— Да, когда их обнаружили мертвыми, мне было пять, а моим сестрам и того меньше. — Я кивнул, подтверждая и без того очевидный факт.

— Видишь ли, наши предшественники, предыдущие Главы наших семей решили сокрыть от нас вашу связь с Советом, но при этом, насколько мы можем судить, косвенно все же помогали вам, хотя это и не принято. Среди нас есть не закон, а скорее правило, о невмешательстве одной семьи в дела другой. Но повторюсь: ваш случай уникальный. И, вполне возможно, что они поначалу растерялись, не зная, как правильнее поступить.

— И... — подбодрил я его, внимая ему, при этом чуть наклонив голову в сторону.

— Хм, — задумался Сазар. Возможно, о том, что стоило дальше сказать? Но... — Чем бы наши предшественники не руководствовались, но в итоге мы имеем следующую картину: шестеро полностью Пробудившихся и действующих Главы Родов и недееспособный и ничего о себе не знающий Истинный Глава Совета. Как ни печально и как бы мы не юлили, но правда такова.

— То есть, действительно, мои предки возглавляли Совет? — озадаченно спросил я.

— Угу, — кивнул Сазар. — Но вот в чем особенность наша... Это передается от родителей к Пробудившемуся ребенку. В нашем случае — это мы, а в вашем случае... это вопрос и сможете ли вы или нет. Это зависит только от вас.

— Но как мне-то узнать? — с некоторым отчаяньем спросил я. Ведь, если они не скажут, то где и как это понять-то. Ни Луиза, ни Фредерик тоже не скажут. Как найти и понять это?!

— Ты должен сам найти этот ответ и мы, к сожалению, ничем помочь не сможем. Возможно, у твоих родителей что-то сохранилось или где-то лежит. Поищи. Сожалею, но это все, что я имею право сказать, не нарушая старых договоренностей. Уж прости, — с печальной полуулыбкой закончил свой рассказ Сазар.

Мне начало казаться, что от гнева и ярости я готов вспыхнуть и сжечь тут все к чертям. Возможно, что это было не просто так и как-то проявилось потому, что все они вздрогнули и теперь смотрели на меня с некоторой опаской. Я не мстительный, но я припомню.

— Пламя не укротить и да пребудет оно сиять вечно, — почему-то и отчего-то сказал я, не ожидая от себя ничего подобного. — Истинное Пламя да очистит мир и из пепла его возродит. Кровь, как жизнь, ее бурный поток не остановить. Кто предал и изменил да заплатит свою цену, — каким-то не своим голосом произнес я, распространяя странные волны энергии. Какой-то частью сознания замечал, что эти волны напоминают готовый сорваться полупризрачный огонь и беда придет тому, кто встанет на пути неукротимой стихии. Члены Совета стали ставить щиты, а волны сдували и сносили все на своем пути. Ярость и гнев придавали силы, но... в какой-то момент я слегка качнулся и странное, поднявшееся из глубин души, ощущение и исчезло, а вместе с ним и исходящие волны. Сазар, Мила и остальные перевели дыхание и вздохнули.

— Артур, умоляю, поаккуратнее, — с трудом хватая воздух, произнесла Мила.

Я затряс головой и уточнил:

— О чем ты, Мила?

— Ты не помнишь, что только что сделал? — удивленно спросила она.

— Сделал что? — последние несколько минут прошли мимо сознания, как будто их и не было. — Я не понимаю...

— Это плохо, — вмешался Морих. — Если такое повторится... это может стать концом. Небольшая вспышка твоей силы, а мы ощутимо напряглись дабы ее сдержать. Трудно представить, насколько ты будешь силен, когда полностью Пробудишься.

— Значит, мне нужно Пробудиться? — задумчиво спросил я.

— Да, — ответили они мне практически хором слегка повысив голос то ли от напряжения, то ли показывая важность этого.

— А что это вообще значит?

— Осознать свою силу и свои возможности. Стать хозяином ее и тем, кто направляет, и не подчиниться ей, — уверенно сказал Сазар.

Я оглядел их по очереди. Слегка осунувшиеся от напряжения лица, но при этом уверенная осанка у каждого. Они знали и были уверены. Я же ничего не знал и ни черта не понимал.

— А теперь прошу. Уйди. Здесь и сейчас мы более не в силах тебе что-либо еще сказать, — подвел черту под разговором Сазар.

— Хорошо, — слегка пошатываясь, я покинул их кабинет.

— О, Великая Вода, что это было? — спросила Мила, рухнув в свое кресло.

— Можно предположить, что это как-то связано с предательством их слуг, нарушением клятвы и тем, что мы не имеем права вмешиваться. Возможно, одно наложилось на другое и на то, что ему постоянно намекали, но правды так никто и не сказал. Что-то большее я сказать затрудняюсь, — ответил ей Сазар. — Ярость и гнев его сильны, а он ведь еще не пробудился. Страшно представить, что нам ждать, если он не сможет толком Пробудиться. Но он уже в пути, нам остается лишь ждать, — сокрушенно и как-то горько закончил он свою речь.

— А справится ли? — Лиза тоже решила присоединиться к обсуждению.

— Не знаю, — ответил ей Сазар. — Нам остается ждать. Даже предпринять нечего. Разве что поставить всевозможные щиты, чтобы оградить остальных от разбушевавшейся стихии и пока мы его утихомирим, если все пойдет по худшему сценарию, хотя хочется надеяться, что до этого не дойдет. — Сазар стал устало мять лицо.

В ответ на его слова в кабинете повисла гробовая тишина.

Часть 7

Из кабинета школьного совета я вышел в задумчивости. В моей голове роилась куча вопросов.

Слуги, верные Клятве. Какой Клятве? Какие слуги? Все, что были тогда и от которых остались только Луиза и Фредерик? Странные и непонятные слова о Пламени и предательстве, которые я помню, как будто сквозь туман и произнесенные точно не моим голосом. Но чьим и что это вообще было-то? Глава Рода. Какого Рода? Особенности. Какие особенности? Кто я и мои сестры? И где мне найти ответы на эти вопросы? Кто может с этим помочь?

Надо будет допросить Луизу и Фредерика! Как Глава!

Идя по коридору, я не смотрел по сторонам и в какой-то момент с кем-то столкнулся.

— М-м, извини, — сказал и посмотрел на упавшего человека. Это была Мария. — М-мария? — Я помог ей встать, благо, она не была против. — Прости, — еще раз покаянно извинился я. — Слишком крепко задумался.

— Оно и заметно. — К моему удивлению, она не стала ничего говорить мне, разве что... как-то странно по кругу обходить меня, чуть слегка нагнувшись вперед так, что мой взгляд останавливался на вполне определенной части ее тела.

— М-м-м, что-то не так? — сглотнув, спросил я.

— Хм, — чуть слегка нахмурившись, но ни на йоту не изменив свою позу, произнесла она. — Сейчас ты напоминаешь членов совета. Только вот не пойму. Вид. Нет. Запах. Нет, — высказывала она предположения и тут же отвергала их. — Что-то невесомое и еле уловимое... как марево.

— Ты имеешь ввиду ауру или аналогичное явление? — решил уточнить я.

— Наверное, — протянула Мария и резким прыжком отстранилась от меня, встав абсолютно прямо.

Я не мог понять ее логику и причину этих странных телодвижений. Отвлекшись, я посмотрел где за всеми своими размышлениями оказался и... кажется, что понял, по крайней мере, последние действия Марии. Наш разговор и ее перемещения со стороны должны были показаться еще более странными, чем они показались мне. Вон ученики нас готовы огибать как возможно по большей дуге, но все они ограничены шириной коридора.

Пришлось силой оттащить ее в сторону, чтобы нас видело поменьше зрителей.

— Мария, мне хотелось бы понять, что это сейчас было?! Твой вид был довольно эротичен, но... — попытался как можно связано выразить свои мысли.

В ответ она покраснела, побледнела, а затем вновь вспыхнула как маков цвет.

— Извращенец, — выдала она, продолжая активно краснеть. — Нечего столько откровенно рассматривать девушек, — и начала активно руками закрывать свою грудь.

— Ничего я не извращенец, — хмыкнул я. — Если бы кто-то не вел себя как-то... — я покрутил пальцем в воздухе, пытаясь подобрать слова, — то столь неоднозначной картины и не было бы. — Мария казалось еще больше покраснела, хотя уже больше некуда. — И что ты все-таки делала?

— Не знаю, — удивленно выдала она. — Понятия не имею. Как будто какое-то наваждение было. Не понимаю. Не могу объяснить. А как ты пообщался с советом? — умышленно или нет, но она попыталась сменить тему.

— Нормально. Получил хоть пару ответов на свои вопросы, а вот дальше все зависит от меня. Буду думать, как поступать, — ответил я ей то, что мог сказать.

— Не знаю, что в итоге тебе предстоит, но решай сам, как подскажет тебе сердце, — странно задумчивым голосом произнесла она и тряхнула головой будто прогоняя наваждение. — Кстати, через несколько минут звонок, нам стоит поспешить.

— Ага, — ответил я, принимая и первую часть ее фразы к своим размышлениям, и соглашаясь со второй. — И впрямь стоит поспешить.

И мы пошли к нашему кабинету.

Глава 2. Путь к себе.

Часть 1

Оставшиеся занятия прошли как в тумане. Хотя... это, наверное, не совсем правильно. Остальным, мне кажется, казалось, будто я витаю в облаках. И отчасти были бы правы, не зная, о чем я мог думать. А я в очередной раз обдумывал намеки Фредерика и Луизы, странное поведение совета да свою реакцию и тот мой-не мой голос.

И хотел, дико хотел понять, к чему же все это и что за этим все-таки стоит. Чего ждать и к чему готовиться. Но информации слишком мало.

И чем больше размышлял, тем больше погружался в некий транс.

Домой я добирался все в том же состоянии. Как ни странно, сестренки видели это, но не вмешивались. Интересно, почему?! Попытался спросить, так они только глаза отводят. Не понимаю.

— Юи, Аи, скажите, пожалуйста, почему вы стараетесь не смотреть в мою сторону, — с некоторым нажимом в очередной раз спросил я, пока мы добирались домой.

— Потому что... твой взгляд... и вид... — все-таки, прошептала, словно боясь, Юи.

— будто затягивают... куда-то... внутрь, — тем же голосом ответила и Аи.

— Ты... не страшен, — продолжила первая из них.

— Но... все-таки... пугаешь, — закончила вторая.

— Э? — только, что и оставалось мне, склонить набок голову и удивленно уставиться на них.

Никогда! Никогда со смерти родителей я не вызывал у своих сестер такой реакции и мне даже в страшном сне не могло привидеться, что я их чем-то напугаю или заставлю отвернуться. Я даже думать не смел о чем-то подобном. Но факт на лицо, и это злило меня, и в то же время удивляло.

Мне начало казаться, что мой мир, мой привычный мир, рушится.

Зайдя в дом, я вновь удивился. Я не знал, что, но были какие-то новые ощущения. Увидев Луизу, заметил, как вокруг нее кружится ветер, по крайней мере, я думаю, что это был ветер, а вот вокруг Фредерика однозначно пламя, такое знающее себе цену и просто не подчиняющееся кому попало. Это я понял абсолютно четко.

— Ветер и пламя. Какая ирония, а я ведь тебя сегодня утром назвал ветром, правда, надо было добавить, что ты — вольный ветер, — с некоторой усмешкой сказал я. Узрев удивление на лицах Луизы и Фредерика, продолжил все тем же несколько нахально-насмешливым тоном, — кажется, вы, дорогие мои, ждали некое событие, но вместо того, чтобы помочь, лишь отворачивались. — В моих глазах, кажется, аж молнии засверкали. Юи с Аи отошли от меня подальше, но я даже не придал этому особого внимания. Что-то было не так. Я задумался и, наконец, почти минуту спустя вспомнил о сестрах, хотя и с трудом. Лучше было оставить с ними Луизу, но я все-таки пожелал, чтобы с ними остался Фредерик, а вот Луизу я отвел к себе в кабинет.

— Итак. — Я встал спиной к столу, чуть прислонившись к нему. — Ты ничего не хочешь мне сказать?

— Мастер... я... — почему-то начала лепетать она. — я... не имею... права. — В глазах ее, как ни странно, все больше клубилось страха.

— Не имеешь права? — подобно грому, сказал я. — Отказываешься? Хочешь предать.. нас? Как это сделали остальные?

— Нет, — замотала она головой. — Нет... Я... постойте... Владыка?

— Не совсем. И да, и нет, — немного спокойнее, даже с некоторой горечью, произнес я. — Правильнее, наверно, мы оба, но память моя пуста, а он ничего не знает. Не пройти нам дальше по пути, пока мы не вспомним прошлое. То, что сокрыто за пеленой. — Я тряхнул головой.

— Великий. — И Луиза преклонила колено с невероятным изяществом, которого я ранее никогда за ней не замечал, хотя и обычно ее движения великолепны.

— Расскажи... нам. Мы... должны... знать, — несколько отрывисто произнес я.

— Как прикажете, Великий, — выпрямившись, ответила Луиза.

Часть 2

Я должна рассказать две связанные друг с другом истории. Одна из них о том, кем мы были, в другой же говорится о том, кем мы стали.

И начну я издалека.

Что было раньше того, что я расскажу, никто не помнит и не знает. Боюсь, что подобное может быть известно разве что Владыке, но его с нами тут нет и не было, а потому не узнать и не спросить.

Но после то ли смерти забвения, то ли памяти очищения мы оказались в каком-то воздушном киселе. При этом не было у нас тел, хотя на тот момент вряд ли кто подобное осознавал. Мы были детям подобны в неизвестном доселе месте.

Долго ли, коротко ли, но вроде куда-то двигались или пробивались сквозь кисель и наше состояние, как бы это сказать, уплотнялось.

Когда у нас сформировались тела, мы узрели странную картину. Куда ни глянь повсюду расстилалась безграничная и бесконечная пустыня. Светила не было, но было по-сумеречному светло и это освещение почти не менялось. Но почему, не знаю. Я не была достаточно сильной, чтобы спокойно общаться с Повелителями.

Как ни странно, мы владели разными элементами, разными силами и изначально сошлись в битве друг с другом.

Это со временем и позднее, когда выстроилась иерархия по силе и власти, а на тот момент была кровавая баня. Умиравшие, как оказалось, возвращались к тому состоянию, когда пребывали в воздушном киселе, а потом заново проходили путь. Там трудно ориентироваться, но подспудно чувствуешь лишь одно направление: к этой самой проклятой, будто раскаленной докрасна пустыне.

Потом Великие решили воздвигнуть себе шпиль, а вокруг стали появляться замки, в которых стали жить могущественные из нас, но не доросшие до Повелителей, вместе с теми, кто подчинялся им — Легионом.

Шло время. Стали появляться исследования, обобщения или это начал кто-то определенный или, возможно, для определенной цели. Здесь ничего не знаю, могу лишь предполагать.

И все как-то нормализовалось. Сражения между сильными продолжались по причине или без, но того, изначального, дикого угара уже не было.

И на этом я закончу первую историю. Но прежде, чем во втором рассказе перейти к связанным с нами событиям, мне нужно напомнить или заново сообщить ряд моментов, о которых, возможно, информировали в школе на уроках истории, а, возможно, что и нет.

Это произошло очень и очень давно. Сейчас тех событий никто и не помнит. Они хранятся лишь наследниками Рода и их слугами, то есть нами.

В то время жило просто невероятное количество магов. На разных континентах, в разных странах, разных вер и устремлений, но их всех объединяло одно: они хотели достичь высот, а потому неустанно экспериментировали с магией.

Одни ее использовали для себя, другие помогали тем, кто не умел колдовать.

Одни играли с пространством, поэтому дома у них были такие, что, кроме создателей никто не мог ходить по ним, а бывали такие, что порой и хозяева не могли выйти из своего дома, настолько дом представлял собой перекрёсток различных пространств.

Были те, кто исследовал элементные силы, то есть природу и силу элементов, из которых по легендам и было сотворен этот Мир. Были те, кто хотел стать Повелителем всего Сущего, но находились и те, кто их усмирял.

И кто-то открыл Проход в наш Мир, к тем, кто ныне является вашим слугой, связанная Древней Клятвой. К нам, ко мне подобным. Великий вы должны сами вспомнить, кто вы.

Началось долгое, очень долгое вторжение наших в ваш Мир. Семь Великих вели нас, пытаясь захватить всех людей и жалких магов, как наши тогда считали, но, как оказалось, недооценёнными оказались люди.

Поначалу всё шло гладко. Деревня за деревней, город за городом, страна за страной падали пред нашими, утопая в лужах собственной крови.

Но только мы почти собрались праздновать победу, которая была не за горами, когда среди остатков людей вышли Семеро и встали против нас.

Они предложили следующий договор.

Если они победят Великих, то, у какого Легиона будет убит Великий, Победитель становится новым командующим, а члены Легиона соответственно подчиненными. Право наследования будет передаваться из поколения в поколение по Праву Крови и лишь тому из потомков, кому удастся осознать свою силу в полной мере. Позднее это и стало называться Пробуждением. Но воистину Великим и Истинным Повелителем среди людей над всеми Легионами станет тот, кому хватит ума и силы воскресить Великого, сраженного в этом бою. Что касается того, что будет, если они проиграют, то тут и говорить не приходится: весь Мир должен был стать нашим, ибо не осталось людей, достаточно сильных в магии, способных одолеть Вторгшихся.

Разумеется, никто из Великих не стал бездумно атаковать смельчаков, а послали тех, кто послабее, но они были с легкостью побеждены.

Высшие этого не ожидали. Тогда они послали самых сильных своих слуг, но и те были с легкостью побеждены. Это задело уже честь и гордость Великих. Тогда-то они и согласились на бой с теми семью смельчаками.

Далее всех разделились по парам: Великий против Человека.

Долго длилась та битва, но, как ни странно, для нас это не звучало, но Великие проигрывали один бой за другим, но пред смертью подтвердили силу договора, давая нерушимую Клятву, которая среди наших передавалась и до сих пор передаётся из поколения в поколение, а те Семеро положили начало Великим Родам, одним из которых и является Ваш Род.

С тех пор право приказывать переходит от отца к сыну, у некоторых от матерей к дочерям, хотя бывают и исключения в зависимости от того, кто пробудит свои силы и докажет, что способен управлять легионом, хотя общая линия по мальчикам или девочкам превалирует.

Так мы и пришли к тому, что имеем сейчас.

Часть 3

С легким вздохом Луиза закончила свое повествование.

— Таким было наше прошлое и таким стало настоящее, — еще раз вздохнув, она с горечью подвела итог своему рассказу.

— Но Клятва наша нерушима, — воскликнул я. — От нее нельзя отказаться и нельзя ей изменить.

— Так было, но сейчас... увы и к сожалению, — разведя руками, понизив голос, почти прошептав, ответила Луиза.

— Где остальные?

— Не знаю, — было мне ответом. — Могу я спросить?

— Спрашивай, — ответил ей я.

— Как так получилось, что разговор сейчас ведете Вы, а не Мастер?

— Это не совсем верно. По сути, мы сейчас одно целое. Те вопросы, что задаем мы, нам обоим интересны. Любопытство, непонимание и желание узнать пробудило и часть меня, но, если все пойдет так и дальше, то вновь себя полностью осознаю. И этот вариант более вероятен.

— Значит, Вы сможете вернуться? — решилась уточнить Луиза.

— Не знаю, это в конечном счете зависит от мальчишки.

— Судя по отсутствию остальных, вас двое. Куда исчезли остальные, точнее, что произошло?!

— Подробностей мы не знаем. В один миг, когда Мастеру было пять лет, а его сестры и того моложе, мы нашли его родителей мертвыми. Ни следов взлома, ни проникновения, ни какого-либо воздействия на мир. Как будто шли, миг и они лежат уже мертвые с кинжалами в спинах. Тогда и началось брожение. Видимо, связь ослабла или была иная причина, но все ушли неведомо куда и остались лишь мы двое.

— А почему он ищет ответы и не находит? — Великий стал несколько отделять себя от Артура, все больше и больше осознавал себя, отделяя свое сознание от чужого.

— В тонкости их сил и способностей его должны были посвятить родители, предыдущие Повелители, но... к моменту их смерти, никто не проявлял своих возможностей, а потом уже мы не решались вмешиваться в этот процесс, боясь сделать что-то не так.

— Я понял вас и ваше отношение, но не могу принять действия остальных. А значит, надо их найти или заставить прийти и вновь преклонить колено и если касается только силы, то вряд ли станет проблемой. А сейчас мне и самому надо подумать, — сказал я голосом создания, погружающегося в сон.

— Луиза? — уже четким и своим голосом спросил я.

— Мастер? — видимо, она решила уточнить.

— Да. — Я с некоторой задумчивостью почесал затылок. — Теперь, когда я — это я, хотелось бы узнать ответы на несколько вопросов.

— Сейчас я отвечу и не буду юлить, как это было раньше.

— Причину я слышал и принимаю ее. — Я слегка наклонил голову, подтверждая свои слова. — Но хотелось бы знать, кто вы?

— Это... — Луиза в сомнении закусила губу, хотя вроде и обещала ответить, или этот вопрос был еще тем краеугольным камнем!

— Отвечай, я должен знать, с кем имею дело, — несколько разозлившись, рыкнул я и удивился потому, что это была моя злость, а не того существа, которое казалось, только и состоит из ненависти, ярости и злости, но... при этом себя почти абсолютно контролирует. И при желании может изобразить отсутствие контроля, но лишь там, где требует этого ситуация, а так вполне сильная и уравновешенная сущность. Но и проблема в том, что это такая сущность, у которой не понятна суть.

— Да, Повелитель. Я выполню ваш приказ, как и обещание. — Луиза рухнула передо мной на колени. Уж не знаю, каким образом она воспитана, но вот от таких привычек надо будет отучать.

— Встань, — приказал я. — Не стоит так делать. Лучше прямо ответь на вопрос и это будет лучшим показателем твоего отношения, нежели вот такие действия. Ну или, в крайнем случае, твое прошлое поведение мне как-то больше нравилось.

— Повелитель? — Луиза с сомнением посмотрела на меня, но все-таки встала. Что ж и то хлеб.

— Говори уже. — Я продолжал смотреть все также требовательно, но при этом старался не улыбаться, но вот спрятать искры веселья из глаз мне вряд ли удалось. Надеюсь, внешне это выглядело добродушно-требовательным выражением. Сильно надеюсь.

— Опять же я начну несколько издалека, — начала она.

— Как удобнее будет, — подбодрил ее я.

— Хорошо, — согласилась она и начала рассказывать. — Когда многие немного освоились в той красной пустыне, некоторые, насколько я знаю, стали вспоминать различные места: зеленые леса, степи и поля. Все то, чего быть в том мире не могло. Сначала этого и не понимали, но потом стали думать, а вдруг это оттуда, откуда мы и пришли. Но, если мы там жили, то за что же нас отправили в такое отвратительное место? Я думаю, что ответа никто не знал, разве что Владыка?! Но ему мало было дела до низших. По крайней мере, вне шпиля он не показывался. И вот с тех образов и тех осколков пошло наше название исчадия Ада или демоны. В этом мире нет аналогов такому названию, но если нужно тебе как-то нас называть, то можешь остановиться на том проклятом названии, — все с той же горечью, что и до этого рассказывала Луиза, поведала ответ на этот очень важный вопрос.

— Благодарю. — Теперь и мне нужно подумать.

— Зовите, если понадоблюсь, — поклонилась она и ушла своей плавной походкой.

Часть 4

Несмотря на свои движения, когда я покинула Повелителя, то была в смятении, а действия инстинктивными. Шла я на кухню, чтобы начать готовить ужин и отвлечься, но не получалось.

На желание Мастера отозвался наш изначальный Повелитель и они оба были не в духе: мы ничего не рассказывали Мастеру, а Повелитель был не рад предательству. Одно накладывалось на другое и результат печальный, я еле на ногах стояла, исполняя приказ, хотя под их общей аурой хотелось пасть на колени и не вставать, пока они не успокоятся, но вместо этого пришлось принять огонь на себя.

Я рассказала то, что должна была рассказать давным-давно и это промедление могло стать причиной смерти. Мечнику это не понравится. Точно, не нравится, вон как хмурится.

— Ты ему все рассказала?

Я мотнула головой в отрицании, не уточняя при этом, что отрицаю.

— М-м-м, поясни...

— Со мной разговаривал не только Мастер, но и Повелитель, — сообщила я, занимаясь привычными делами и потихоньку успокаиваясь.

— Сам Повелитель? — тут он не сдержался, выпустив пламя, которое является частью его сущности. — Прости, — сказал он, сворачивая ауру.

— Ничего. Я на твоем месте тоже не справилась бы с собой, но сейчас выжата устроенным мне допросом. Хорошо, хоть нас девочки не слышат. Единственное, что радует.

— Как они действовали? — спросил меня мечник.

— Требовали информацию и их поведение было не характерным для обоих. Раздражены были оба и думаю, что в эмоциональной сфере явно или нет, но подпитывали друг друга. Причины разные, а результат — один. Фух, — выдохнула я.

— У меня для тебя есть новость. Появился Стил.

— Неужели поводок Клятвы начинает стягиваться по мере Пробуждения Мастера и активизации его сил? — воскликнула я, чуть не выронив нож, но вовремя опомнилась.

— Возможно, — не стал отрицать мой собеседник. — Вероятность не нулевая.

— Но почему мы тогда не чувствуем? — решила я спросить его мнение.

— Во-первых, мы не отказывались, поэтому она нас, если и затронет, то в последнюю очередь, ведь мы и так выполняем приказы, а во-вторых, мы так или иначе, но действуем в их интересах и им ни к чему принуждать нас лишний раз.

— Да и Мастер с Повелителем сказали, что принимают наше поведение и отношение.

— Вот видишь, — подтвердил Фредерик. — Они на нас не злятся, а всему виной их состояние и непонимание вещей, которые для нас прозрачны и четки. И, кстати, я уверен, что Стил промелькнет в новостях, — задумчиво протянул мечник.

Я уставилась на него.

— Нрав у него буйный, а сам по себе он весьма активный, — пояснил он свою мысль.

— Надеюсь, нас минует буря, — завершила я разговор, полностью сосредоточившись на будущем ужине. Фредерик в ответ лишь промолчал.

Часть 5

Прошел примерно час, и мы все сидели за ужином, приготовленным Луизой. Как всегда, ее готовка была выше всяческих похвал.

Я со своей долей закончил и теперь, как и Фредерик, сидел и смотрел телевизор. Закончился какой-то неинтересный фильм, хотя остальные может и поспорят со мной по его поводу, но мне это безразлично. Никогда не ценил и любил особо фильмы. Новинки, да еще смотрел и то не все, а уж выпущенные год-два назад и более меня точно не интересовали.

Юи и Аи еще жевали. Закончилась реклама и начались новости.

Обычно просматриваю начало, чтобы быть, как минимум, в курсе основных событий, но не всегда получается. Иногда бывает, что и Фредерик пересказывает.

Выпуск начался с политических новостей, которые были в общем-то ожидаемы, если анализировать прошлые события. Экономические тоже не вызвали никакого особого отклика, а вот когда перешли к обзору криминогенной обстановки...

— Буквально пару часов назад нашли тела двух молодых девушек, — говорила диктор, а в этом время тех, о ком говорили показывали непосредственно на экране. — По мнению экспертов, их загрызло некое крупное животное. Специалисты пока отказываются назвать, кто это может быть, а полиция не делает никаких поспешных заявлений.

На этом диктор закончила свою речь и перешла к следующим новостям. А моим ртом, в ярости раздувая ноздри, то существо произнесло с неким подрыкиванием:

— Бешеный Клык Стил. — В ответ Луиза с Фредериком замерли и одна с ужасом, а другой с интересом посмотрели на меня. Девочки продолжили есть, будто ничего не произошло, только ложки стали мелькать быстрее. — Предатель. Будет первым, а остальные прибегут, никуда не денутся. — Иллюзорным пламенем поднялась все та же странная аура и резко опала, будто выпустили воздух или перекрыли кран.

— Повелитель? — и Луиза, и Фредерик сказали это одновременно.

— Ваша задача — присмотреть за девочками, а с ним разберемся мы сами, — вмешался уже непосредственно я.

— Хорошо. — Луиза, сглотнув, согласилась, а Фредерик просто кивнул.

— Рад, что это понятно. — На удивление эту фразу мы произнесли вместе и я, и то существо.

— Он уже несколько дней, как объявился, — произнес Фредерик.

— И ты молчал... — все, что мы могли сказать.

— Я не был уверен, как вы к этому отнесетесь. — Фредерик пояснил свои действия.

Теперь уже мы замерли в недоумении, с которым, однако, справились быстро.

В какой-то мере он был прав. Скажи мне кто пару дней назад о Стиле, и я абсолютно не понял бы, о ком речь, зато сейчас я четко ощущаю, о ком мы говорим. И мне это не нравится.

— Не с его характером прятаться, так что отсюда резонный вопрос: где он был все это время? — задал вопрос по большей части риторический, пытался сам найти ответ и не ожидал, что Фредерик на него ответит:

— Возможно, где-то в глуши, где трудно отличить его действия от действительно действий зверей, а может и где-то еще, — закончив фразу, он пожал плечами.

— Что ж, план остается прежний, — повторили мы.

И тут я вспомнил о сестренках. В это время та сущность ушла куда-то в глубину сознания, и я остался сам собой.

— Я вас продолжаю пугать? — обратился я к Юи и Аи.

— Угу, — кивнули они.

— Я сам всего толком не знаю и не понимаю. — Я грустно улыбнулся. — Но надеюсь разобраться в ближайшее время, а пока прошу — потерпите.

Девочки переглянулись и неуверенно кивнули, а я вновь грустно улыбнулся.

— Мы пошли, — проговорили они и убежали.

— Есть еще что-то, что я должен знать? — спросил я, глядя на Луизу и Фредерика.

Они переглянулись. Луиза слегка прикусывала губу, видимо, все же хотела что-то сказать, но не решалась. Фредерик же лишь задумчиво смотрел перед собой, тем самым, ни на грамм не ослабляя душевные терзания Луизы.

— Думаю, Мастер должен знать, — все же произнес Фредерик. Луиза с облегчением выдохнула:

— Говори ты.

— Хорошо, — кивнул он и обратился ко мне. — Мастер, думаю, Луиза рассказала вам, откуда мы и как здесь оказались.

— Да, — подтвердил я.

— Тогда не буду повторяться. Лишь скажу, что за все прошедшее время Повелитель Риз с нами ни разу не разговаривал.

Я был сбит с толку и в непонимании замотал головой.

— И что это значит? — все же выдал я.

— Самому бы хотелось знать. Есть предположение, что это из-за нарушенной Клятвы, но тонкости и подробности неизвестны. Есть также вариант, что это ваше Пробуждение и желание найти ответы стало причиной, но опять подтвердить это невозможно. А может, что-то на стыке этих версий. Но это самые вероятные объяснения.

— М-м-м, — протянул я, осмысливая его слова. — Это может чем-то грозить или быть опасно?

— Повторюсь, этот случай впервые за тысячелетия и поэтому ответ неизвестен. — Фредерик сокрушенно замотал головой, а Луиза лишь развела руками:

— Таковы дела, Мастер.

— Я понял вас и благодарю. Я отнесусь к вашему предупреждению соответственно: буду предельно внимателен, — ответил я им на их заботу.

— Благодарим за понимание, — сказала Луиза, а Фредерик в подтверждение кивнул головой.

— Это всё? — решил уточнить я.

— Из всего, что важно, да, — кивнула Луиза.

Я отправился к себе в комнату. Сегодня никаких важных дел не было, а потому я занялся домашней работой. Закончив с ней, лёг спать.

Часть 6

Снилась мне сегодня всякая бессмыслица. То красная, бесплодная пустыня, то фрагменты непонятно чего. Все перепутано, все скомкано. Одно переходило в другое, следующее сплавлялось с предыдущим, местами образуя уникальную мозаику из сотни, а то и тысячи кусков. То ли какие-то воспоминания, то ли непонятно что.

И, разумеется, к утру я так толком и не поспал: был полностью разбит и на ходу клевал носом. После утренних процедур стало полегче, не так чтобы уж сильно, но, по крайней мере, не создавалось вида, что на следующем шагу полностью усну.

Завтрак начался, как обычно.

— Братик, ты не выспался? — спросила Юи.

— Кошмары снились? — параллельно с сестрой спросила и Аи.

— Да чушь какая-то снилась, как в лихорадке или бреду, — ответил я обеим сразу и подумал, а насколько это, на самом деле, далеко от правды.

— Может, тебе сегодня не ходить в школу? — спросила Юи.

— Может, не стоит? — это Аи.

— Да, нет, справлюсь. Тем более, сегодня второй день, как перевелись, так что надо, — сказал я, орудуя вилкой.

— Понимаем. И все-таки... — начала первая.

— ... не перетруждайся, — закончила вторая.

— Учту ваше пожелание, — подмигнул я им. Они переглянулись и пожали плечами.

После завтрака девочки пошли, а я чуть задержался.

— Ветреная, Огненный, повторяю. Присмотрите за сестренками, и чтобы с их головы и волос не упал, — как можно строже сказал я, насколько это возможно в моем состоянии. И пошел догонять сестер.

Часть 7

Немногим позднее где-то на окраине города среди дворов передвигалось странное существо.

Внешне оно напоминало огромную собаку или скорее волка, только даже самого большого среди них оно превышало, как минимум, раза в три. Но этим различия не заканчивались. Ни у собаки не увидишь такой шерсти, ни даже у волка, а у него шерсть была голубой и лоснящейся, будто ее покрывал воск.

Да и поведение было более чем странным. Какое-то время оно двигалось в одном ему известном направлении, а затем стало водить носом по воздуху. Выражение морды стало озадаченным. Еще раз поведя носом по воздуху, будто в глубоком недоумении склонило голову набок.

Если судить по движениям, то это существо казалось разумным. Может внешне являлось животным, но оно умело мыслить и анализировать. И это было видно по глазам, которые не могли принадлежать какому-нибудь неразумному. В них виднелась не только работа мысли, но и некое напряжение, свидетельствовавшее о неком сражении или сопротивлении.

А что может быть противно свободе?

Разумеется, неволя, плен или иная форма подчинения. Это существо не хотело никому служить... но некая сила тянула его туда, где ему следовало быть.

И ему только и оставалось, что, делая короткие перебежки, останавливаться и проверять направление движения.

Глава 3. Пробуждение

Часть 1

Шла середина занятия. Время тянулось мучительно медленно, словно издевалось. Артур думал о Клыке и о том, где он может быть, а также, насколько большая опасность грозит его сестрам. Конечно, он приказал Фредерику с Луизой внимательно присматривать за ними, но и ему стоит быть начеку. Хотя Артур мало представлял, что он сможет противопоставить Клыку. Все же он плохо его помнил.

Артур вновь мысленно вздохнул и в очередной раз попытался сосредоточиться на теме урока. Вроде немного стал понимать суть того, о чем рассказывал учитель, как одна из девчонок, которая по какой-то одной своей причине смотрела в окно, удивленно воскликнула:

— Смотрите, какой песик!

Трудно описать, сколько в ее словах была неверия в увиденное, настолько она была поражена до глубины души.

— Попрошу не отвлекаться! — прикрикнул учитель, но его слова пропали втуне.

Сначала девчонки, а потом и мальчишки пошли к окнам и стали смотреть на поле перед корпусом.

— Какой миленький! А чей он! А можно ли его погладить! — раздавались эти и им подобные возгласы.

Учитель пытался призвать всех к порядку, но его слова не достигали учеников, да и сам он был поражен тем, что видел. Как и все остальные, он не мог поверить своим глазам. Ему казалось, что они его обманывают. Не нужно было читать мысли, выражения лиц всех и каждого говорили сами за себя.

И было чему удивиться.

Сюда через спортивное поле приближалась собака. Отсюда она выглядела миниатюрно, но, если учесть разделявшее расстояние, то примерно можно представить ее гигантские размеры. Из-за нежно-синей шерсти этой собаки картина казалась все более сюрреалистичной.

Взглянув в окно, я почему-то четко понял, кого там вижу.

— Бешенный Клык Стил, — с неким подрыкиванием произнес я, частично не своим голосом.

— Артур! — не менее пораженно воскликнул учитель, смотря на меня, а за ним и все остальные повернулись в мою сторону.

Я знал, что на моем лице блуждала дьявольская улыбка и злобный оскал. Я знал, что аура вновь вышла из-под контроля и я был не совсем я. Но не стал и пытаться ею управлять.

— Не стойте ни у него, ни у меня на пути! — решил я всех предупредить.

И в это мгновение в класс фактически влетела Мила. Наши взгляды пересеклись. Девочка слегка сглотнула.

— Да будет спокойна Вода, — поприветствовал я ее древними и не звучавшими в этом мире словами.

— Да будет пылать пламени Ярость, — шокированно выдала она.

— Ваша задача — обеспечить безопасность учеников, — почему-то я был уверен, что имею полное право приказывать. — Мои в пути и при необходимости помогут. О его присутствии в городе знали, но не могли предсказать, что он явится сюда, — немного извинился я, слегка наклонив голову. — Но непосредственно с ним разберусь я, как его Повелитель, — и криво усмехнулся. Учитывая каким было мое выражение, то сейчас в обморок готовы были упасть даже самые стойкие.

— Исполним, — только и кивнула она. Да, стойкости и спокойствии ей не занимать, хотя бы внешне... хм... хах... а коленки все-таки немного дрожат. Это даже немного забавно. Но сейчас мне нет до этого дела.

— Нам нужно поспешить, — позвал я ее за собой и побежал к выходу из корпуса.

Почему-то Стил все еще был на поле. Он стоял и принюхивался.

Я подошел к Стилу. За пределами поля стояли члены совета, учителя и ученики, но никто не решался приблизиться. Так и должно быть. Нечего им тут делать.

Члены света были готовы вмешаться, а остальные смотрели с непониманием и удивлением. Главное, что не мешали. Им и впрямь нечего тут делать.

— Да станет наше Пламя Пламенем этого мира, так ведь, Стил? — обратился к нему, но не я сам, а то существо... а я же в это время...

Часть 2

Вот я только выбегал из класса, а потом неожиданное чувство падения и какая-то странная темнота вокруг. Но, когда я смотрел на нее, она не казалась мне чужой, а какой-то родной, чем-то напоминая объятия матери. Я поначалу удивлялся, а потом я попытался понять, что все же происходит.

Прошел ли миг, час, год или целая вечность, но я продолжал падать, при этом ничего не понимал, слишком уж все произошло резко и неожиданно. Я начал падать в пустоте и точкой назначения также была пустота. Казалось, что вот-вот я попаду куда надо и сердце на миг замирало, но потом секунда-другая по моему времени и меня вновь переполняло чувство полета или парения. Трудно сказать, что больше подошло бы, ведь ориентироваться не на что.

Но все-таки миг или вечность спустя все закончилось, и я очутился в каком-то странном месте: то ли в какой-то реальности, то ли неведомо вообще где. Происходящее начало казаться непонятным сном.

Меня окружало пламя, да я и сам горел, но... оно не обжигало, а по ощущениям казалось родным, как и та странная пустота. Прикосновение пламени казалось даже немного приятным, словно нагулявшийся кот, который пришёл к хозяину и хочет, чтобы его приласкали.

Из ниоткуда и словно сразу отовсюду зазвучал наполненный грозной силой, но при этом миролюбивый голос:

— Давно никто из Вашего Рода не приходил сюда! Возможно, в этом не было нужды.

— Кто ты? Где я? Что я тут делаю? — спросил я, озираясь по сторонам в попытках отыскать источник голоса. Но безуспешно. Казалось со мной разговаривает само пространство. — Покажись!

Я старался, чтобы этот голос считал меня храбрым, но на самом деле я был напуган. Я пытался скрыть растерянность, но у меня плохо получалось. Не знаю, каким меня видел заговоривший со мной, но в итоге я всего лишь старался не показать своего страха и неуверенности.

— Я — часть тебя. Когда-то давно я был побежден и принес Клятву, нерушимую Клятву, что не предам и последую Воле Повелителя. За мной должен также поступить и весь Легион. После смерти своей я стал наследием твоего Рода, частью того Пламени, что течет в твоей крови и наполняет сутью своей душу.

— Обрети облик.

Мне надоело разговаривать с невидимкой. Хотя возможно к нему и неприменим этот термин, но не хотелось искать что-то иное в попытке описать его.

— Я смогу, если будет таково твое желание, — продолжила эта сущность. — Долгое время я спал и лишь недавно окончательно проснулся, и осознал себя, так что мне трудно понять, что происходит в мире. Но я могу примерно представить, сколько времени прошло.

Мне почему-то стало казаться, что он и сам не против перестать быть бесплотным и что ему по-своему неудобно. Возможно, в ответ на мои мысли, но это существо сказало:

— Знаешь, быть бесплотным, а потом вновь обрести силу, для меня вполне естественно. Мы не помним, откуда пришли и не знали другого места, кроме нашего дома — Ада. Наш цикл жизни не похож на человеческий. Мы возникаем некой неосязаемой субстанцией, возможно, душой, в некоем белесом тумане и по мере уплотнения нашей плотности нас проталкивает ближе к центру. Затем на относительно плотном слое мы каким-то образом создаем себе плоть, — продолжал он рассуждать. — А дальше мы растем: сначала физически, потом магически. В конце концов, если изначально Пламя формировало нас, то на определенном этапе возникает вопрос: либо безумие Пламени поглотит разум, либо разум окажется сильнее и возьмет Пламя под контроль. Да! Мы, Повелители, смогли пройти этот этап, но и нам не всегда легко, не всегда удается сдержать подступающее безумие. И этот сон, и это пробуждение похоже на этапы нашего развития, но в тоже время есть и различие. Но какое мне пока не понять.

Его последние слова озадачили меня. Да, Луиза говорила о том месте, где они жили, но... он также упомянул, что в этом его пробуждении есть отличие, какой-то нюанс. Также он упомянул, что не было нужды быть тут, где бы это место не находилось. А в чем разница между прошлым и будущим?!

Легион?! Точнее, его отсутствие. И, вероятнее всего, что родители ничего не успели ни мне, ни сестрам передать. Всего скорей, это так.

Я крепко задумался, но хмыканье этого существа вернуло меня к... хм... реальности.

— Клятва нарушена. Двое остались верны, остальные неведомо где. Возможно, это и есть причина того, что я тут, — подвел я итог своих размышлений.

— Но я-то от нее не отказывался, соответственно, это должно было удержать и остальных, — воскликнуло существо.

— Не знаю, — просто ответил я, не желая не только углубляться в дебри того, чего и так не знал, но и вообще ломать голову над сложившейся ситуацией. — Раз ты не отказался от Клятвы, поможешь ли ты разобраться во всем и вернуть остальных, пока дел не натворили?

— Это наша обязанность, — произнес собеседник.

— Дай мне сил, — воззвал я к нему, вспомнив произошедшие события перед тем, как попал сюда.

— Твоя сила у тебя, но истоков и сути ее я не знаю и не могу подсказать. Но пока ты будешь с этим разбираться, у тебя будет моя верность. Но не только до того момента, но и после. Клятва дана и не может быть нарушена, — несколько торжественно он произнес.

И я ему поверил. Не знаю, почему, но поверил.

— Только... — несколько нерешительно начал он, — мне понадобится тело в реальном мире. Но смогу я его обрести, если ты захочешь.

— Будет, — несколько поспешно поклялся, еще перебирая в уме его слова.

— А сейчас дай мне пообщаться со Стилом.

— Угу, — согласился я и на время все управление своим телом отдал этому существу.

Часть 3.

— Да станет наше Пламя Пламенем этого мира, так ведь, Стил? — обратился к волку, не Артур или Риз отдельно, а они вместе...

— Повелитель... — в шоке и ужасе прошептало похожее на волка создание, будто более громким голосом боясь вызвать еще больший гнев у упомянутого им Повелителя. И, видимо, то, что Стил понял, настолько поразило его, что от неожиданности он сел и в таком состоянии пытался отползти и убраться куда подальше, но его поза не слишком способствовало скорости. Скорее, он бы полностью открылся для атаки, нежели сбежал. И, похоже, что сам Стил прекрасно понимал сложившуюся ситуацию и то, что не сбежать ему от гнева Повелителя. Нет, вернее, гнева двух Повелителей.

— Значит, этот мальчик и впрямь правду сказал, — слегка горько произнес демон голосом Артура. — Вы предали Повелителя, мою Клятву, а значит то, что я сделал для вас в прошлом. Не будь меня, мы не смогли вырваться из плена того места сюда, где мы можем дышать нормальным воздухом и, в итоге, жить нормальной жизнью. Все Высшие об этом мечтают, ведь этот мир очень похож на тот, откуда мы изначально пришли. Но только Живущие в Шпиле ведают, почему мы оказались в том аду. То ли проклятьем клеймённые, то ли не нужными брошены мы были... и здесь мы нашли новый дом. Да, опьянели от свободы, да, виноваты, что вновь в подчинении, но и сказать, что все так уж плохо...

А дальше его слова, произносимые ртом Артура, скатились до какого-то еле понятного бормотания, так что даже нельзя было разобрать ни слова. Но и ладно, основное-то он и так сказал.

— Повелитель Ризшхад, — обратились к Артуру-Ризу Луиза и Фредерик.

— Лезвие ветра и Древний мечник, — произнес демон прозвища, всего скорей, являвшиеся их именами. — Получается, что вы — единственные, кто остался верен Клятве?!

— Да, — ответили оба, присели и склонили головы.

— Хотя и действовали несколько своеобразно, — на этот раз несколько весело хмыкнул демон, уже без той горечи в словах и выражениях.

— Да, — вновь согласились они.

А Стил, наверное, подумал, что о нем забыли, хотя это и не так. И похоже, что он ничего не понял, поскольку вместо того, чтобы попытаться скрыться, этот зверь брякнул:

— Я уничтожу этого мальчишку, и вы вновь будете свободны, Повелевающий.

— Идиот, — прежним грустным голосом произнес Повелитель Ризшхад. — Теперь я узнал все, что хотел, и сейчас твоя пора действовать, мальчик.

И сознание демона погрузилось куда-то внутрь, поскольку доселе в лице присутствовали демонические черты, а сейчас лицо Артура будто бы разгладилось. И, видимо, настала пора наказать Стила.

Артур посмотрел на собачку, усмехнулся. Затем посмотрел на слуг и заявил:

— Луиза и Фредерик, не вмешивайтесь! Это мой бой! Присмотрите за остальными. И, о-о-о, что я вижу. Неужели весь Совет в сборе?! Ну и ну!

В итоге Артур ухмыльнулся, переполненный каким-то диким весельем и боевым азартом.

А члены Совета тем временем недоуменно обменивались взглядами.

— Мальчишка...

— Странные колебания...

— Пробуждение...

Были понятны лишь части их реплик, остальное говорили их взгляды, обращенные друг к другу, и непонятные остальным, хотя сами они вероятнее всего понимали то, что хотели сказать остальные.

— Это необычное Пробуждение, — подвел итог их “разговора” Грид.

— Никто, с момента договора не мог общаться с Высшим, а Высший — с нами. Будьте начеку. Приготовьте клинки, — подтвердил Сазар.

— Вам они не потребуются, а вот мне не помешает, — произнес Артур, вероятно, подумав о том же, но времени ему вряд ли хватило, чтобы полностью осмыслить, как...

Стил прыгнул на Артура. Похоже, уроки Фридриха не прошли даром, и он увернулся, но волчонок успешно приземлился на лапы и, встав на задние, попытался достать его передними. Артур продолжил уклоняться.

Судя по бегающему взгляду Артура, он продолжал думать о клинке, а значит, ему нужно было что-то сделать со Стилом, то есть успокоить на время, достаточное для создания.

И он попробовал...

Отпрыгнув от атакующего его Стила на несколько метров, Артур попытался по наитию атаковать огненными шарами, поскольку первые вышли не совсем удачными. Волк начал бегать из стороны в сторону, чтобы ему не подпалили ему шкуру.

Но во время очередного разворота Стил направился в сторону Артур... вот он подпрыгнул... заметив его движение, Артур не стоял на месте и тоже прыгнул в его направлении... кажется, вот Артуру повезло, поскольку он оказался в воздухе выше Стила и в следующий момент припечатывал его ладонью к земле, а приземлившись, еще и пнул его в сторону забора. И откуда только столько силы взялось?!

“Да, кажется, сейчас именно тот момент”, — подумал Артур всего скорей... и лицо его посветлело, поскольку он осознал, что надо было сделать.

В этот же момент клинки шестерых членов Совета стали видимыми и засияли каждый своим цветом, как будто замкнутые в единую цепь и подчинялись зову более могучего, а Артур, тем временем, произнес:

— Пробудись ото сна, моя Воля, что Пламя, гуляющее во мне, стань же клинком, что укажет Путь к Свободе.

В руке Артура сначала появился небольшой шарик огня и стал увеличиваться в размерах, а дальше этот комок пламени все больше превращался в меч: сначала появилась гарда, крестовина и уже затем сам клинок. Яростный и пылающий, как вся его суть.

Стил помогал головой из стороны в сторону и, наконец, пришел в себя. Ринулся ко Артуру и стал пытаться достать его когтями, но Артур уворачивался или отражал его удары мечом. Когда его лапы соприкасались с огненным клинком, Стил рычал, злился, но не отступал. Долго ли, коротко ли, но эта игра, похоже, надоела. Глядя со стороны, было заметно, что скука пришла слишком быстро, занятому боем Артуру время, наверное, казалось растянутым, поскольку пылающее пламя нетерпеливо. Оно не любит ждать и ему неведомо слово терпение. Наверное, что если бы Артур положился на силы Ризшхада, то смог бы сдержать пламя, но если сдерживать слишком долго, то вскоре произойдет взрыв и тогда трудно будет предсказать последствия, каким морем огня прольется на этот мир Воля Пламени: либо сожжет и обратит все в пепел, либо подчинит. Останется лишь уповать на некую разумность стихии. И если не остановить Артура, то он и сам сгорит дотла и не останется ни пепла, ни воспоминаний. Ничего. Лишь пустота.

Так стоила ли эта возня такого будущего?! Думаю, что нет, а потому они не сдерживались и не отступали.

Вскоре Артур стал с трудом дышать, и пот потек со лба, а Стил казалось не запыхался и ни капельки не устал, даже скорость не сбавил.

— И это все, Стил?! Это все что ты можешь? — спросил его Артур, пытаясь скрыть за словами усталость. — Глупо было предавать. Ты показался сам, остальных найдем. И не видать вам впредь свободы.

В очередной раз Артур отбивал атаку волка, а потом его сила начинала сгущаться вокруг него, образуя сферу, наподобие той, что была вокруг него ранее, о которой он забыл, а сейчас вспомнил... четко вспомнил. Сила достигла предела. Пламя желало высвободиться.

Взрыв.

Огонь опаляющей волной прошелся по земле, обращая в пепел все, чего коснулся в радиусе пары метров от Артура. Стил же... Его отбросило сразу же и опять впечатало в то же злосчастное ограждение и, как ни странно, оно выдержало, хотя вмятина осталась знатная. Волчара опять без сознания... временно.

Отбросившее Стила пламя образовало круг метра два в диаметре, защищая Артура и не давая никому подойти. Члены Совета напряглись, будто предчувствуя что-то или готовясь к чему-то. Все пространство стала пронизывать сила. Спокойная и свободная, но готовая взорваться, сила.

И Артур вспомнил... об опрометчиво и поспешно данном обещании, поскольку посмотрел на всех решительно и улыбнулся своим мыслям.

Тех, кто видел его, пробила дрожь. У некоторых потек пот, а иные упали без чувств, и никто не пытался их поднять и помочь им.

Все ждали.

Артура... его действий.

И он не заставил их ждать. От громоподобного голоса Артура содрогнулись все, кажется даже сама земля, а в нескольких окнах аж треснули стекла:

— Из единства Пламени и моей Души, что есть Суть и Воля Пламени, возродись, Повелитель Ризшхад.

Все пространство, что было ограждено кругом, стало сплошным потоком пламени, ударившим в небо. Но этот огонь не трогал Артура, а наоборот, языки пламени будто ластились к нему и хотели, чтобы он их приласкал.

Затем...

Из этого столба, словно собираясь по кусочкам из Пламени, сплеталась гигантская фигура, пока не обрела полностью свою материальную форму.

Это был метров четырех, чешуйчатый монстр красно-сиреневого цвета, с двумя загнутыми кверху рогами. На нем было одеяние сиреневого цвета, которое могло говорить только об одном: это не просто демон, а Высший демон, которому подчиняются остальные.

На нем не было ни золотых цепей, ничего подобного. Просто вычурно вышитое одеяние.

После появления демона пламя словно растворилось в воздухе, словно его и не было никогда, а мечи Совета прекратили сиять.

— Ты еще не был готов, малыш. Не стоило спешить. Но ничего... — раздался голос Ризшхада.

Вероятно, это последнее, что услышал Артур, поскольку в следующий миг упал без сознания, лишившись остатков сил.

— Братик, братик, — закричали его сестры, опомнившись и подбегая к Артуру. — Что ты с ним сделал? — гневно обратились к Ризшхаду Юи и Аи. Вроде они должны были бояться демона, но в их глазах и их действиях не было ни капли страха. То ли они слишком волновались за брата, то ли были уверены, что этот демон не причинит им вреда. Сие неизвестно, но факт остается фактом. Они смотрели на Риза и требовали от него ответа.

— Да ничего, — ответил демон и прикоснулся к правому рогу, вероятно, этот жест должен был означать задумчивость. По крайней мере, судя по его поведению, можно было предположить именно такую трактовку его действий. — Он просто перестарался и потратил все силы, — слегка хмыкнув, добавил Риз.

— Но он придет в себя? — спросили сестры, видимо, не желая отступать.

— Должен. Разве что далеко не сразу, — сказал Риз и убрал лапу от рога. — Хоть ваш брат сейчас и без сознания, но я клянусь, что верен древней Клятве и не причиню ни вам, ни кому бы то ни было вреда, если вы явно не укажете на необходимость. — И четырехметровый монстр уважительно поклонился сестрам Артура и продолжил: — Мечник, забери Стила в дом, я с ним сам разберусь и накажу.

Фридрих поклонился демону, мгновенно переместился к не пришедшему в себя волку, перекинул того через плечо и исчез, будто растворился, так словно его никогда тут и не было.

— Ты действительно ничего не сделаешь ни нам, ни братику? — недоверчиво спросила Аи у демона.

— Они не знают о Клятве? — переадресовал вопрос к оставшейся Луизе.

— Нет, — ответила та, поклонившись. — Их родители умерли при странных обстоятельствах, когда они были совсем еще малышками, и им ничего не говорили. Отсюда и такая реакция. Владыка Артур частично знал, но в его состоянии... — сказала Луиза и развела руками.

— Я понимаю, — кивнул демон.

— С чего нам тебе верить? — подал голос опомнившийся Сазар.

— Верить или нет, это тебе решать. Однако, не думаю, что будет очень хорошим действием с вашей стороны — сразиться со мной — тем более, что мой Господин не может сейчас решать такие вопросы.

— То есть ты ему полностью подчиняешься?

— Клятва есть Клятва. Тем более, Вашим Предкам не под силу было возродить меня, или мне подобных, так что мысли сам. А сейчас, я желаю взять с собой Господ и отправиться в их дом. Ах, да, не в таком же облике. — Ризшхад почесал свою голову в районе правого рога, увидев свое отражение в одном из окон школы.

И он стал зрелым мужчиной в том же одеянии, что было при нем в демоническом обличии, которое только уменьшилось и изменилось в размерах настолько, чтобы нормально сидеть на теле.

Он бережно взял Артура и позвал девочек с собой, сказав:

— Показывайте дорогу. — Но прежде, чем уйти, обернулся к членам Совета и произнес: — Я бы вам посоветовал решить проблему с учениками. Думаю, что такое количество свидетелей ни нам, ни вам не нужны. — Да, вам стоит решить проблему с учениками. Свидетели-то ни нам, ни вам не нужны.

— И что ты предлагаешь сделать?

— Да ничего особенного. Стереть память или еще что-то, что вам по силам.

— А мы уж было подумали... — начал саркастически Сазар.

— Кстати, Господин сам предложил мне возрождение. Думаю, частично не понимая всех последствий, а может что-то подсказало ему, что так нужно. В любом случае, мне трудно объяснить причины. Предлагал-то я, это да, а то, что он воплотит это прямо сейчас, даже я не ожидал.

— Что??? Что бы он? Такое?

Члены Совета были в растерянности, услышав это заявление.

— Как бы то ни было, я рад. Да, думаю, что сейчас позаботиться о Господине — это самое важное, — закончил разговор демон.

Ризшхад, Луиза, Юи и Аи отправились в своё поместье, где Артур смог бы хорошенько отдохнуть.

А члены Совета продолжали стоять, в смятении переглядываясь и не обращая внимания на то, что на них смотрела вся школа.

Часть 4.

Прошло три дня с нападения Клыка на школу. В эти дни занятий не было, за исключением объявленного медосмотра для поиска и лечения пострадавших.

Бессознательного Артура принесли домой и уложили в постель, и с того времени он ни разу не открывал глаза. И никаких признаков того, что он скоро очнется.

Клык сидел взаперти в одной из подвальных комнат и ждал решения своих Повелителей. Несмотря на то, что он был по большей части зверем, все-таки понимал, что не стоит ему пытаться вырваться. Полдня Клык провалялся в беспамятстве — все-таки неслабо ему тогда досталось — а когда очнулся, осознал всю безысходность ситуации. Если повелитель Ризшхад поначалу был ослаблен, все-таки полноценное возрождение никто не ожидал и не мог предсказать, да даже с точки зрения магии трудно объяснить, если не брать в расчет божественную магию, о коей вряд ли тут слышали, то к вечеру Риз окреп настолько, что Клыку бессмысленно было пытаться что-то доказать силой. И не стоило забывать, что здесь на страже еще Древний мечник и Лезвие ветра. Нет, ему точно было не сладить со всеми ими. И несмотря на свое желание обрести свободу, его разум зверя понимал простую вещь: Повелители здесь и их слово закон. А также он вспомнил, как ему говорили, что он — первый, а остальные либо придут сами, либо Повелители найдут их сами и обрушат на них свой гнев.

Ризшхад за это время пытался разузнать все о том, чего он не знал и пропустил: расспрашивал Фридриха и Луизу, изучал книги в библиотеке. И... размышлял. Понимал ли он Стила и остальных?! Наверное, он знал, что если бы сам оказался в той же ситуации, то и ему трудно было бы избавиться от соблазна сбросить сдерживающие оковы, освободиться и отдаться своим желаниям. Но он был Повелителем, лишь на несколько ступенек меньше, чем Владыка. Ризшхад сам понимал, что они сами виноваты в сложившейся ситуации. Они вторглись и в опьянении не стали считаться с желаниями местных, хотя и сами еще до того, как стали демонами, были такими же обычными людьми. И теперь он и весь его легион пожинал плоды свои действий. Такова расплата, такова цена их жизней.

Юи и Аи почти не отходили от Артура, разве что Луиза заставляла их делать уроки. Они рассказывали брату какие-то истории, пытались с ним пообщаться, думая и надеясь, что это поможет ему проснуться быстрее. Но только Артур никак не реагировал на их присутствие и продолжал спать.

Повелитель Ризшхад тоже иногда приходил в комнату своего Владыки, но молча и терпеливо ждал.

Вот и сейчас он стоял, прижавшись к стене. Юи и Аи сидели на постели у брата. Луиза занималась повседневными делами и не вмешивалась. Сестры пытались в очередной раз что-то рассказать своему брату, но на этот раз уже отчаялись до него достучаться. И, видимо, ища поддержки или пытаясь понять произошедшее, решили поговорить с Ризом.

— Эм... простите... — начала робко Юи, — скажите, что с братиком?

— Да... — поддержала ее Аи. — Что с ним?

— Не знаю, — ответил Риз. — Если бы это был обычный обморок, то ваш брат проснулся бы на следующий день. Но этого не произошло до сих пор. Остается предположить, что это как-то связано с вашей силой.

— Какой силой? — спросили сестры в унисон.

— Я понятия не имею. Вашим предкам была дарована неизвестная мне сила и с помощью ее нас всех победили и подчинили, — поведал им Риз. — Но тонкости и суть этой силы мне неведомы. Остается лишь верить в Повелителя и надеяться.

— А ты нам действительно не причинишь вреда? — спросила Юи.

— Ты точно не опасен? — Словно вторя сестре, задала вопрос и Аи.

— Я принес вашему предку Клятву и исполню ее, особенно сейчас, когда эта Клятва проходит испытание на прочность. Когда-то мы из зверей стали более-менее нормальным обществом, но проход в ваш мир затмил нам разум, и мы словно стали вновь зверьми и за это поплатились. Сейчас же я не хочу повторения прошлого, поэтому буду ждать того мгновения, когда проснется Владыка, и буду действовать так, как он прикажет. Разумеется, я буду выполнять и ваши приказы, если они в моих силах. Думаю, понятно, что и разбудить Владыку я не в силах, — ответил им Риз на невысказанный вопрос.

— И сколько ждать? — спросили в один голос сестры.

— Сколько потребуется, — ответил Риз и пожал плечами.

— Ты холоден! — обвинила его Юи.

— Ты же обещал позаботиться! — присоединилась к сестре Аи.

— Я сказал, что исполню ваши приказы, Госпожи, но не требуйте от меня невозможного, того, что я просто не в силах сделать.

Сестры поникли и опустили головы. Спустя примерно минуту переглянулись и спросили:

— Кто вы такие на самом деле?

— Кто мы?! — Казалось бы переспросил Риз, но в действительности начал думать, как бы сформулировать ответ, не вдаваясь во все подробности. — Изучая книги в вашей библиотеке, я увидел, что у вас есть множество легенд о прошлом. Но такое ощущение, что вы перестали понимать, что это не легенды и мифы, а суровая правда, правдивее которой не сыскать. Внешне мы можем быть людьми, поскольку помним какого быть ими, но наш истинный облик вы видели три дня назад на моем примере и примере Стила.

Сестры вновь переглянулись и озадаченно склонили головы набок, затем выдали:

— Демоны, что ли?

— Да так мы себя называли, — грустно начал Риз, а затем продолжил, — и это название с нашего языка пришло к вам в те далекие времена, которые вы не знаете и не помните, а для меня еще слишком свежи, поскольку казалось я только заснул и начал просыпаться незадолго до известных вам событий. Для более подробной истории, я думаю, сейчас не то место и не то время.

— Угу, — в согласии склонили головы Юи и Аи, а потом по очереди спросили: — А... Луиза и... Фредерик... тоже демоны?

Закончив вопрос, сестры нервно сглотнули.

— Да, — ответила зашедшая в этот момент Луиза. — Вы полностью правы, Госпожи. Мы были, есть и останемся демонами. Надеюсь, это не изменит вашего к нам отношения?

Луиза посмотрела в глаза Юи и Аи.

— Нет. Ты всегда присматривала и помогала нам, — уверенно заявили они в ответ.

— Ну вот и славно, — улыбнулась Луиза. — А сейчас прошу, пойдите отдохните. Понимаю, переживаете, но подумайте сами: каково будет по пробуждению вашему брату увидеть сомнамбул со впавшими глазами?

— Ты права, — скрепя сердце, ответили сестры и позволили Луизе себя увести.

Часть 5.

Артур не мог понять, где он находился. И казалось, что мог оказаться где угодно, но только не дома, но несмотря на это, ощущения ему говорили, что роднее этого места ему не найти.

Артур терялся в мыслях и догадках о своем местонахождении, и не понимал, ведь он не видел ни одного похожего места.

Чтобы понять его замешательство, посмотрим на то, что его окружало.

Артур стоял на небольшом, скажем так, пятачке земли, но и земля состояла из пламени, да и вокруг бушевал огонь. Там, где полагалось быть потолку или небу, шла лишь темнота. Само пламя было горячим, как оно и должно быть, но при этом ничуть не обжигало Артура. Он протянул руку и несколько язычков пламени игриво про скользили меж его пальцами, будто играя с ним.

Кажется, это место состояло из пламени и было его сутью.

— Немногое другое место, но очень похоже на то, где я нашел тебя, Риз, — задумчиво произнес Артур. — Ответь, где я, и что тут еще делаю!

— Он не ответит. Его здесь больше нет, — раздался откуда из центра этого странного места голос. Его нельзя назвать ни детским, ни молодым, ни старым, но определенно мужским.

— Как это нет?! А куда он подевался? — продолжал спрашивать Артур у неизвестного собеседника.

— Ты же освободил его, не поговорив даже со мной. Он был заключен здесь в центре купели, в своей тюрьме, где и должен был оставаться на века, — ответил ему все тот же голос.

— А, да, было такое, — припоминая протянул Артур, постоял некоторое время в нерешительности, а потом отправился в том направлении, откуда слышал ответы на свои вопросы.

Шел он около минуты, вряд ли больше, пока не увидел странное создание.

Если вспоминать очень древние легенды и сказания, дошедшие еще со времен до пришествия демонов, то это небольшое существо внешне выглядело крошечным небольшим человечком и потому напоминало амуров из сказок, только ростом намного меньше, не больше ладони. Подсознание подсказывало еще одно сравнение — феи. И это, наверное, было несколько ближе, нежели амуры. У него были красные с отливом крылья. У него за спиной не было ни лука, ни стрел, ни какого-либо иного вооружения. Но при этом он не казался слабым или беззащитным, а наоборот излучал силу.

— Кто ты? И где я вообще нахожусь? — спросил Артур у этого странного человечка.

— А ты не знаешь и не понимаешь? — в ответ озадаченно переспросило это создание.

— Нет. — И для усиления своих слов Артур даже помотал головой.

— Странно. Сейчас, когда ты так сказал, я понял, что не чувствую связи со своими предшественниками, кои обязательно должны быть. Хотя основные знания у меня есть. Странно, — еще раз произнес он.

— Так может ты все же скажешь, кто ты? И где я все-таки нахожусь? — несколько теряя терпение, настойчиво потребовал Артур.

— Да-да, — кивнул этот человечек. — Меня зовут Кирхст и унаследовал я это имя от предшественников, но я затрудняюсь ответить о том, носили ли мои предшественники это имя или меня кто-то так назвал, а может это имя даровано породившей моих предшественников и меня силой. А где ты находишься, думаю, что это и так очевидно.

— Кому-то очевидно, кому-то нет, — проворчал Артур.

— Ну, хорошо, хорошо. — Кирхст в знак примирения помахал своими крошечными ручками. — Это место, наверное, можно назвать центром твоей души и здесь же расположен источник твоей силы. И здесь была тюрьма той твари, которой не должно быть в этом мире. Но ты его выпустил и теперь трудно предсказать, что нас ждет, — грустно закончил Кирхст и слегка повесил голову.

— Но он же вроде все осознает и поклялся, что не предаст, — неуверенно возразил Артур.

— А ты ему веришь? — озадачил его Кирхст.

— Не знаю, — размышляя, протянул Артур. — Если бы он хотел свободы, как и остальные, то я вряд ли бы прожил хоть секундой больше после того, как он возродился. А поскольку я все же где-то тут, где бы это место ни находилось, то я так понимаю, что еще жив?

— Ну да, здесь я с тобой согласен, — почесав подбородок, кивнул Кирхст и нехотя согласился. — В чем-то ты прав, но я бы не советовал тебе слепо ему верить. Предательство и вероломство у них в крови.

— Не у всех, — возразил ему Артур. — Луиза же и Фредерик остались верны данному века назад слову. Они не отказались от нас и не ушли вместе со всеми, а присматривали за мной и моими сестрами. И если бы не их помощь, то я не уверен, что увиделся с тобой, да и вообще дожил бы до сегодняшнего дня.

— Хочешь сказать, что ты ему веришь? — уточнил все же Кирхст.

— Я склонен больше верить, нежели не верить, — подвел итог этой части разговора Артур. — А теперь все-таки скажи, кто ты такой и что тут делаешь?

— Скажи, а тебе известно, что обладаешь великой силой, дарованной твоему предку и передающуюся из поколения в поколение? — спросил в свою очередь Кирхст.

— Луиза что-то такое говорила, но вскользь, поскольку сама мало, что знает об этом, — ответил ему Артур.

— Тогда усаживайся поудобнее и внемли мне, — произнес Кирхст и, вроде как пытаясь придать важность своим словам, вытянул правую руку со смотрящим вверх указательным пальцем вперед. Правда, со стороны это смотрелось несколько комично. Только сам ангел этого, наверное, не осознавал.

— Э-э-э, а куда садиться-то? — спросил Артур и в растерянности почесал затылок, а затем вновь уставился на это странное и непонятное создание, которое сколько Артур не спрашивал, так и не соизволило дать прямой ответ.

— Эх, какой же ты... — не договорил Кирхст слово. Вероятно, сдержал ругательство, по крайней мере, так об этой недосказанности подумал сам Артур. — Хоть там, где стоишь, хочешь себе стул или удобное кресло вообрази, здесь ты сам себе властелин и любая твоя мысль тут же воплотиться. Впоследствии ты и само место сможешь сделать таким, каким захочешь. Когда потренируешься, конечно... со временем, да... и это станет тебе по силам... — закончил свою тираду Кирхст и, возможно, даже совсем не так, как хотел в самом начале.

Артур задумался.

“Удобное кресло, говоришь. А что, если так?”.

И Артур представил то кресло, за которым всегда сидел в своем рабочем кабинете, который раньше принадлежал его отцу. Представил полностью, до самых мельчайших подробностей.

Но сначала ничего не вышло. Но чем больше Артур концентрировался на образе, тем лучше у него получалось. Сначала воздух стал словно зыбким, затем проявился контур, а затем все отчетливей стало проступать и само кресло, пока не появилось полностью.

Артур повернул сиденье к Кирхсту, обошел его и залихватски сел. Затем положил локоть на подлокотник кресла, подпер подбородок ладонью и стал внимательно слушать.

— Рассказывай, внимательнейше слушаю, — попытался то ли съехидничать, то ли чего Артур, но на это кривляние Кирхст лишь вздохнул и начал импровизированную лекцию.

— После сотворения сущего, или уже это происходило по накатанной, изначального творца никто не видел и ничего о нем слышал. Но есть одно большое но. На свет появилось несколько великих сил, которые и стали контролировать все пространство. Говорят, как у Порядка, так и Хаоса, возможно, что и Иллюзий, но они обособленное пространство, источником рождения послужил один из амулетов той сущности, в котором скопилась энергия, но как конкретно все произошло не знает ни одна из сторон.

Порядок, как он считал, стал блюсти те заповеди, которые стали их сутью. Воплощение одной возможности в один момент времени и уничтожение хаоса, как явления, как силы, так и его сторонников. Хаос же любил все многообразие возможностей и не понимал ограничений, устанавливаемых Порядком и любым способом пытался их уничтожить. Так и шла эта война.

Вроде, как и у Порядка, и у Хаоса, и у Иллюзий появлялся тот, кто называл себя воплощением Творца, и пытался примирить враждующие стороны, но его попытки пропали втуне, хотя для каждой из сторон он и становился сильным, но каковы его цели были на самом деле — неведомо. Возможно, собирал рассеявшиеся по всем известной и неизвестной ойкумене свои вещи, которые являются в той или иной мере кристаллизацией его энергии и играют ключевую роль в его возвращении. По крайней мере, у Иллюзий, насколько я знаю, ходит легенда, что в долине девяти испытаний у великого жреца хранится именно сердце великого Иллюзора, почитаемого ими дракона-творца и к которому в час нужды они обращаются за помощью. По их верованиям из этого сердца их бог и возродится, но конкретных условий никому неизвестно: ни одному из семи князей Иллюзий, ни, наверное, самому жрецу, с которым почти отсутствует связь.

Но это несколько отдаленная история, хотя и имеет непосредственное отношение.

Ваш мир находится под сенью Порядка, недалеко от пограничного рубежа с Хаосом и фронта военных действий. Да и ваш мир необычен, хотя в чем это проявляется, мне неизвестно. Сейчас, по крайней мере, я точно сказать не могу.

И, когда к вам ворвались те твари, люди вашего мира обратились за помощью и этот зов услышали Владыки Порядка — Архаты. И они даровали семи избранным силу, способную одолеть вторженцев, но, мне кажется, на такой исход они не рассчитывали или, возможно, вмешалась та необычность этого мира.

В итоге, мы имеем семь семейств с наследственностью, благодаря которой вы можете потягаться аж даже со средними по силе Архатами. В потенциале, конечно, но и это показатель. Даже более, чем серьезный.

Я являюсь воплощением этой силы и созреваю в душе мага. К тому же, раньше был лишь один наследник, но сейчас вас трое и у каждой из твоих сестер, вероятнее всего, тоже эта сила как-то проявится.

— Пробуждение? Об этом говорили остальные? — удивленно спросил Артур, даже подскочив на месте от неожиданного понимания.

— Да, — ответил ему Кирхст. — Пробуждением вы стали называть момент, когда дарованная вам сила обретает полноценное воплощение и форму. В нашем с тобой случае, этим воплощением являюсь я. Так что прошу любить и жаловать, — уже с некоторой улыбкой закончил свой рассказ Кирхст.

— Значит, я нахожусь в самом сердце своей души, где проходит связь с данной моему предку и перешедшей ко мне силой?

Артур еще не до конца отошел от шока и не все понимал, но уже начал относиться к Кирхсту с уважением. Если в таком крохотном тельце хватало силы на освобождение того демона и при этом это не предел, то... И Кирхст упомянул, что при должном развитии можно сравниться с самими Архатами, хотя пока еще трудно представить созданий с таким размахом и такой силой, то каков предел и почему так все обернулось? Ему ведь не нужна такая сила, разве, что он обязан отвечать за тех созданий и последствия их действий.

Но затем Артур вспомнил о сестренках, а точнее, о том, что и они, всего скорей, унаследовали эту силу и вопрос ее формирования лишь вопрос времени. Они за последние несколько лет стали намного общительнее, хотя иногда все-таки дает о себе знать потеря родителей и увиденное ими в трехлетнем возрасте. Пусть они мало, что понимали и ничего не соображали, но поднявшийся тогда шум и гомон красноречивей всяких слов объяснили положение дел. Напугали Юи и Аи чуть ли не до смерти. Да что говорить, самому Артуру иной раз тяжело было вспоминать те моменты, но с ним занимался Фредерик и научил справляться с проблемами и идти дальше. Хотя с сестренками и сидела Луиза, но и она, прежде всего, видела наследника во мне, а Юи и Аи просто поддерживала.

Так что надо брать на себя ответственность. Внимательнее следить за сестрами и при их Пробуждении помочь им всем, чем сможет.

А сейчас, кажется, надо подружиться с Кирхстом.

— Скажи, а ты давно осознаешь себя?

— Да, достаточно давно, — кивнул в ответ ангел, как-то сразу засмущавшись, даже ручки свои за спину завел и чуть не ножкой заковырял землю, ну или по крайней мере, так оно должно было выглядеть. — Ты, если что, прости меня, за поведение, но здесь скучно... вот и не сдержался немного.

— Да и я тоже хорош, — воскликнул Артур. — Накинулся на тебя, правда... и у меня есть оправдание: с детства одни вопросы и иной раз их количество достает до глубины души.

— Ага, заметил, — хихикнул Кирхст. — Знаешь, отсюда это очень заметно.

— Почему? — удивился Артур.

— А подумать? — вопросом на вопрос ответил Кирхст.

— Ты сказал, что я нахожусь в самом сердце своей души, так?

— Да, — подбадривающе кивнул Кирхст.

— Значит, здесь должны отражаться колебания эмоций, — пришел к окончательному выводу Артур.

— Именно, — подтвердил его слова Кирхст. — Все окружающее тебя пламя и есть суть твоих эмоций. Ты ведь заметил, что огонь и обжигает, и ластится к тебе. Здесь и любовь к родителям, и забота о сестрах, и ненависть к убийцам родителей, и многое-многое другое. А то, что воплощением силы стало пламя, возможно, сыграло первое осознанное воспоминание о смерти родителей, а может еще что. Тут и я пас.

— Скажи, а ты чего-то хочешь?

— Я?! — задумчиво склонил голову набок Кирхст. — Кроме того, что выбраться отсюда и увидеть реальный мир?

— Да, — кивнул в подтверждение Артур.

— Хочу узнать, были ли у Архатов другие цели, когда они давали вам силу. В чем странность вашего мира? Почему этот демон себя так ведет, если он искренен в своих словах? Стоит ли ему верить? Да и тебя охранять, если он и ему подобные попробуют пойти против тебя, все-таки изначально такая у меня задача. Я думаю, когда увижу настоящий мир, у меня появятся еще вопросы, — с мечтательной улыбкой закончил Кирхст.

— Но для этого нам понадобится через многое пройти и многое преодолеть. Ты согласен? — спросил у него Артур.

— Да, — кивнул Кирхст так сильно, что от этого аж несколько раз кувыркнулся в воздухе. Артур улыбался, глядя на его чистые и незамутненные эмоции. И даже не заметил, как встал и подошел к нему ближе.

— Тогда идем? — спросил Артур.

— Да, — вновь почти также активно кивнул Кирхст.

Ангел влетел в объятия Артура, а сам Артур ощутил, как в его груди подобно маленькому солнышку стало пылать пламя, и сразу же проснулся.

Часть 6.

— Братик, братик, — запричитала Юи, заметив, что брат открыл глаза.

— Не делай так больше, — добавила и Аи.

— Я заставил вас поволноваться? — спросил у сестер Артур.

— Да, ты три дня не просыпался. И мы не знали, что делать. А этот...

— ... обещал, что присмотрит, но ничего не делал.

Во фразах Юи и Аи, как правило или в большинстве случаев, Юи начинала высказывать мысль, а Аи подхватывала и заканчивала.

— Три дня? Большой срок. А для вас тяжелое испытание, — проговорил Артур.

И тут что-то стрелой пролетело мимо сестер и сидевшего у дальней стены от кровати, близ входа в комнату, Риза, а затем вернулось к Артуру и стало щекотать ему нос.

— Апчх-кир... — чихнул Артур и попытался за этим одновременно спрятать обращение к Кирхсту, потом посмотрел на него так, будто хотел спросить: “И как это понимать?”

Но сестры подумали, что с братиком не все в порядке и обеспокоенно переглянулись. Артур, увидев эту пантомиму, посмотрел на них и улыбнулся. Сестренки немного расслабились.

И в этот момент Кирхст соизволил ответить:

— Ты ведь помнишь, о чем мы тогда говорили?

Артур мигнул, чтобы для Кирхста это выглядело как положительный ответ, а для остальных не стало бы поводом для беспокойства.

— Так вот, — задумчиво почесал затылок ангел. — Я хотел уточнить, точнее, проверить, видят ли меня твои сестры и эта тварь, коей тут все равно не место, как бы ты к ним не относился. И, в итоге, что меня, кроме тебя, никто не видит. Ну, возможно, еще такие же, как и ты, но сейчас не проверить, а лишь при личной встрече с ними, но да ладно. А это говорит о том, что твои сестры пока не идут по пути Пробуждения и в ближайшее время им это не грозит, а вот от любопытства сгореть могут.

Артур изобразил озадаченное выражение лица.

— Ты чего гримасничаешь? — спросил Кирхст, не понимая ситуации.

Артур обвел взглядом комнату и опять уставился на ангела, а он в ответ склонил голову в попытке понять то, что пытался сказать ему Артур. Но потом, вероятно, сопоставив что-то, это чудо спросило:

— Ты боишься говорить со мной? Или из-за них?

Артур сначала слегка мотнул головой в отрицании, а потом качнул головой в подтверждение.

— То есть на первый вопрос ответ “нет”, а на второй — “да”?

Артур кивнул в подтверждение.

— Братик...

— ... ты чего, а?

— Да ничего, не обращайте внимания, — успокоил их Артур.

— А ты нам расскажешь, что тогда произошло? — в унисон спросили сестры. — Что за столб огня тогда был? Кто это такой? — Они показали в сторону Риза пальчиками. — Что происходит? И связано ли это... с тем... что было... тогда...

Кое-как завершив свои мысли, сестры расплакались. Им очень трудно было вспоминать события десятилетней давности, о том, как они в один миг стали сиротами. В эти моменты они снова и снова осознавали, что могут положиться только на брата и на то, что он их не бросит и защитит. На него и, возможно, еще на Луизу и Фредерика.

И вновь Артур внимательно посмотрел на Кирхста, на что тот только вздохнул.

— Можешь общаться со мной мысленно. Примерно так, как создавал кресло в своей душе, то есть подумай обо мне и представь то, что ты мне хочешь сказать. Может не сразу, но получится. А им ты можешь рассказать все, что считаешь нужным. Учитывая, что знаешь ты мало для себя, но много для них, — разъяснил все Кирхст.

— Понял, — мысленно ответил ангелу Артур, на что тот кивнул, мол, дескать, услышал.

— Юи, Аи, не знаю, помните ли вы полностью, что было десять лет назад и насколько точно, но знаю, что воспоминания эти причиняют вам страшную боль до сих пор, — сказал Артур с улыбкой, пытаясь так смягчить тяжесть своих слов. — Но тогда слуг было намного, намного больше. И все они демоны, а Риз — их Повелитель, точнее, был им.

— По нашей иерархии, я все равно считаюсь Повелителем, но более низкого ранга, чем ты, — решил прояснить ситуацию Риз.

— Благодарю за пояснение, — кивнул ему Артур. — Несколько тысячелетий назад они вторглись в наш мир по вине наших магов, коих с тех пор все живущие здесь терпеть не могут, но при этом всем изгоям разрешают здесь обитать. Трудно понять, как рассуждают и мыслят люди! Или просто все со временем забыли те времена? Кто знает. В общем, кто-то обратился к неким силам за помощью и те ответили. Они даровали силу семи магам, кои и поработили легионы созданий. Связанные Клятвой, демоны должны были служить нашим предшественникам, ну, и нам в итоге. Но по неведомой причине Клятва ослабла и наш Легион бросил нас, и теперь моя очередь призвать их к ответу за нарушение слова. Думаю, и ты, Риз, поможешь в этом деле?

— Да, как я и обещал, — подтвердил ранее сказанные слова демон.

— А Луиза и Фредерик тоже демоны? — спросили сестры вместе.

— Да, но в отличие от всех остальных они не бросили нас. Пожалуйста, помните об этом и не забывайте, ведь они не только остались, но и нам помогали справляться с возникающими на нашем пути трудностями, — сказал Артур и, слегка приподнявшись, успокаивающе погладил сестер по голове. — И продолжают помогать до сих пор.

— Хорошо, — кивнули сестры.

— А то, что было тогда... Кстати, а сколько времени я спал... Хотя, судя по вашему виду, времени прошло немало?

— Угу, — кивнули сестры, — прошло три дня.

— Три? — удивленно переспросил Артур.

— Во внутреннем мире при отсутствии связи с сознанием ход времени не замечается, — решил прокомментировать положение вещей Кирхст. — Так что и я там жил и миг, и вечность одновременно.

— Ну да, — кивнули и переглянулись сестры.

— Много. Не ожидал, — ответил сестрам Артур, а Кирхсту мысленно сообщил: — Благодарю за твои слова. Надеюсь, я теперь еще чуточку больше тебя понимаю.

— Взаимно, — кивнул ангел и стал дальше следить за всем происходящим.

— То, что произошло три дня назад... — исправил свое предыдущее высказывание Артур, — ... знающие люди называют Пробуждением.

— Пробуждение? — синхронно воскликнули сестры.

— Да. Это состояние, когда вся дарованная нам и передающаяся из поколения в поколение сила просыпается и становится частью своего хозяина. В тот раз вы, как и все остальные, увидели пламя, которое и есть моя сила, — сказал Артур и коснулся груди в районе сердца. — Я ощущаю ее жаром в теле и проявляющейся по мере необходимости невероятной энергии. Или как мини-солнце в груди. Я думаю, что в зависимости от вида силы, ощущения от нее разные. Но это ощущение ни с чем иным не спутать.

В тот раз произошло не только мое Пробуждение, а еще и высвобождение заточенного в нашей крови Повелителя.

— И я за это благодарен, но не стоило так спешить, — отозвался Риз.

— Наверное, ты прав, — согласился Артур. — Но я не жалею о совершенном. И все эти три дня я пробыл в своем внутреннем мире, где и восстанавливался от перерасхода сил, — закончил отвечать Артур на вопрос сестер, решив не говорить им о Кирхсте, поскольку считал, что как будут готовы, то сами увидят, а если у них будет по-другому, то так тому и быть. Что если у них не похожее на ангела создание, а другая какая-то разновидность? Хотя, если силу давали Архаты, которые напоминают ангелов из наших сказок, то вероятнее и воплощения их сил будут по их подобию. Кто знает. Наверное, лишь время даст ответ на вопрос. — Еще есть что-то, что вы хотели бы узнать?

— Нет, — замотали головами Юи и Аи. — Ничего.

— Риз, думаю потом наедине обсудим ситуацию с Легионом и то, что от них можно ждать.

— Хорошо, — согласился демон.

— А теперь я еще немного отдохну. Думаю, к вечеру буду в полном порядке.

— Ладно, — сказали сестренки облегченно и вышли из комнаты Артура.

Риз тоже хотел было уйти, но слова Артура остановили его:

— А что там со Стилом?

— Он в отдельной комнате под печатью, так что не сбежит, и ждет, когда вы примете решение.

— А ты сам-то что решил?

— Прости, не совсем понял? — решил уточнить Риз.

— Ну, он же предал не только меня, но и тебя, так что логично, если мы оба его накажем. Ты так, как считаешь нужным, а я по-своему, — прояснил свои слова Артур.

— А вот ты о чем? Нет, пока не думал и даже не предполагал, что ты придешь к такому выводу.

— Теперь есть, над чем подумать до вечера, а там и я решу.

— Хорошо, — ответил Риз и покинул комнату.

Артур какое-то время поворочался и вскоре заснул.

Глава 4. Per Aspera Ad Astra. Прошлое, сплетающееся с будущим и настоящим.

Часть 1.

Вечер. Заходящее солнце окрашивало все, чего касалось в красно-розовые тона. Ветер за окнами играл с деревьями и будто напевал что-то понятное только ему одному.

Проснувшийся Артур спустился на кухню и застал там что-то готовящую Луизу.

— Скоро?

— М-мастер?

От неожиданности Луиза чуть не обожглась, но благодаря своей ловкости и способностям она в последнее мгновение смогла перехватить сковороду.

— Вы меня напугали! Или это я расслабилась? — задумчиво задала вопрос Луиза то ли Артуру, то ли самой себе. — Я думала, что вы встанете немного позднее, поэтому немного не успела, — извинилась Луиза, мысленно, наверное, прикидывая то, изменился ли Артур и если да, то насколько.

— Что-то случилось, Луиза? — решил выяснить причину ее состояния Артур.

— Нет-нет, что вы, Мастер, — произнося это, она усиленно мотала головой из стороны в сторону.

— И все-таки ты чего-то не договариваешь.

— Ну, хорошо, — сдалась та. — Я боюсь, что вы уже сильно изменились или изменитесь в ближайшее время.

— Не беспокойся, — утешил ее Артур и весело улыбнулся. — Каким я был, то есть каким вы меня воспитали, таким я и остался. Да, как оказалось, мне теперь о многом нужно думать, возможно, ты права и это еще наложит свой отпечаток, но это не изменит сложившегося отношения к тебе и Фредерику. Как-никак вы заменили нам родителей, — с налетом грусти произнес последние слова Артур. — Да и сестрам я об этом напомнил.

— Я благодарна вам. Честно говоря, я побаивалась того, что ваше отношение изменится от того, что мы — демоны, а не люди, но ваши слова...

Луиза не смогла закончить свою фразу, но при этом вернулась в свое обычное состояние, что обрадовало Артура и он внутренне расслабился.

— Расскажи то, что я пропустил. Что существенного произошло за эти три дня?

— Наверное, будет лучше, если я отвечу на этот вопрос, — сказал вошедший на кухню Фредерик. — Пока Луиза присматривала за вами, Мастер, и девочками, то бишь успокаивала их и говорила что-то, что все будет хорошо, что вы просто спите и так далее, я в это время вместо вас общался с Советом. Повелителю Ризу они не доверяют, а я вроде как подчиненный, который заботится о своем Повелителе, и потому должен буду все передать вам. Думаю, как-то так они размышляли. Ну, или по крайней мере, надеюсь, на это. Потому и могу поделиться новостями и рассказать об основных событиях.

— Слушаю, — кивнул Артур, разрешая говорить.

— Три дня назад, после нападения Стила, мы все отправились домой, чтобы убедиться наверняка, что с вами все в порядке, да и чтобы Повелитель Риз не мозолили глаза Совету, ибо они, по большей части, все еще были шокированы поворотом событий и, вероятно, сами не знают, как относится к сложившейся ситуации.

Убедившись, что в порядке, я направился в школу и постарался убедить Совет, что я там ради вас, Мастер. Поначалу они приняли мои слова в штыки, но позднее все же согласились потому, как пусть вы и не претендуете пока что на пост Главы, но это место ваше, и отказать в том, чтобы вы были в курсе событий, они не могли.

В общем, по их словам, члены Совета, как опомнились и справились со своим состоянием, решили все же последовать совету Повелителя Риза и устроили медосмотр, на котором они подправляли память всем ученикам. Как оказалось, не вышло это с одной девочкой, вашей одноклассницей — Марией. Есть предположения и у меня, и у них, но думаю, что это вам стоит обсудить непосредственно с ними, а потом постараемся понять, как действовать.

Члены Совета после медосмотра немного отдохнули и устроили экстренное совещание, но меня туда не пустили. Тут у меня претензий нет: нечего слугам делать при разговоре господ. Тогда-то та девица и заявилась. Возможно, последствия усталости, но во время разговора они совершили кучу ляпов.

Это впоследствии мне рассказала Повелительница Мила, чтобы вы были повнимательнее с той девушкой, Марией.

Но свои мысли, с вашего разрешения, я пока придержу, пока вы не поговорите с Советом, а потом все вместе обсудим. Думаю, что и Повелителю Ризу это все будет интересно, да и вам расскажут подробности.

— Хм, согласен, — кивнул Артур, всесторонне рассмотрев информацию. — Раз с этим все, то хотелось бы узнать, как сейчас Риз, да и сестренки тоже. То, что Юи и Аи переживали и то, что дошли почти до ручки, это я заметил, — с грустным вздохом закончил Артур.

— По поводу девочек, — решила на этот вопрос ответить Луиза. — Я клянусь, что старалась, но в этот раз все было намного тяжелее, чем десять лет назад. Не понимаю, почему, — горестно высказалась Луиза. Ее плечи поникли, а сама она, казалось, готова вот-вот разрыдаться.

— Тут думаю, я могу понять их. Я, их брат, без сознания, а вы подчиняетесь приказам непонятного создания, которого они боятся. То, что приказ сестер все равно выше, чем приказ Риза, — это им неизвестно, ведь вы им не сказали? В итоге, братика нет, а можно ли вообще верить вам в такой ситуации... Вот они и растерялись, и разнервничались, — высказал вслух свои рассуждения Артур.

— Я поняла. Мне стоило об этом им сказать. Но я не смогла полностью понять их состояние. Моя ошибка, — продолжила извиняться и накручивать Луиза.

— Все в порядке. И да, — ухмыльнулся Артур, — у нас, кажется, что-то горит.

— Ой, — вскрикнула Луиза и бросилась к плите, пока еще можно было спасти ужин.

Артур и Фредерик на это лишь улыбнулись.

— Огненный, где сейчас сестренки?

— Спят. На этот раз спокойно спят, — пояснил Фредерик. — Если до этого, Луизе хоть и удавалось их уложить, то во сне они ворочались и, возможно, им снились кошмары.

— Угу. Пусть отдыхают, — согласился с ним Артур. — А чем занят Риз?

— Пока вы не проснулись, Повелитель Риз тоже не смыкал глаз. Я думаю, что он тоже думал о том, как вы отнесетесь к нему и что будете делать. Так что... в общем... увидев, что все хорошо, он тоже решил отдохнуть. Стила он посадил под магический замок, пока не решите, что с ним делать. Вот вроде бы и все.

— А Совет и школа? — спросил Артур.

— А, да, — спохватился Фредерик. — Об этом я и не сказал. Завтра выходной, так что можно решить все необходимые вопросы. Ну или основные, а вот послезавтра вам в школу, а там Совет и вопрос с Марией... наверное.

— Спасибо за все, — поблагодарил и Луизу, и Фредерика Артур.

— Тогда, мужчины, прошу за стол, — обратилась к ним Луиза и стала сервировать стол.

Часть 2.

Весь вечер Артур пытался уложить все, что он узнал, по полочкам, но у него ничего не получалось. Да и весело кувыркающийся в воздухе Кирхст не давал успокоиться. В итоге, Артур перестал ломать голову и лег спать.

Ночь прошла спокойно. Артура не только кошмары не мучали, но и как будто вообще ничего не снилось, так что утром он проснулся свежим и бодрым.

И, прикинув положение дел, Артур набросал необходимые вопросы, которые надо было решить сегодня.

Первое, что он решил, это поговорить с Ризом. Луиза сказала о том времени, когда они уже стали демонами, но ничего о том, что было до этого. Может, Риз прояснит ситуацию и его слова объяснят их поведение и то, что движет Ризом, Луизой, Фредериком и остальными.

Вторым вопросом шел Стил, точнее, как его наказать и как вновь подчинить. Не стоило рушить Легион, ведь тогда в Совете он будет никто, но Артура волновало не только это. Странный враг, убивший его родителей... Возможно, Артуру пригодятся все, кто только сможет помочь. По крайней мере, так он думал и чувствовал.

Третье, что он собирался сделать, это поговорить с Кирхстом и решить, как им поступать дальше.

Ну и не забыть о самом главном: о своих сестренках. Успокоить еще раз, поговорить с ними, может, у них еще остались вопросы. В общем, помочь им разобраться во всем и расставить все точки над i.

“Как же все сложно”, — подумал Артур и спустился на кухню.

Там уже присутствовали Луиза и Фредерик и о чем-то разговаривали. И как только они заметили, что Артур вошел, сразу умолкли.

“Обсуждали что-то связанное со мной, что ли”, — мелькнула мысль и сразу исчезла.

— Доброе утро, — пожелал Луизе и Фредерику Артур.

— И вам, Мастер, — ответили они вместе.

— Вы сегодня неожиданно рано, так что я еще не закончила с готовкой, — покаянно сказала Луиза.

— Ничего страшного, — ответил Артур. — Подожду...

— Но у вас, наверное, много дел сегодня...

“Хм, что это она? Пытается выпроводить меня отсюда или чувствует себя в чем-то виноватой? После Пробуждения что-то ее отношение изменилось. И я не могу понять почему”, — подумал Артур. Но вслух произнес совсем другое:

— Луиза, дел-то может и много, но перед этим неплохо бы и подкрепиться. Да и с Фредериком есть, о чем поговорить.

— Я вас слушаю, — кивнул он.

Артур и Фредерик сели за стол, а Луиза продолжила готовить.

— Сначала хочу уточнить теперь уже у тебя, Фредерик. Что изменилось? Почему ваше отношение ко мне изменилось?

Фредерик оглянулся на Луизу, но та была занята, наклонился поближе к Артуру и еле слышным шепотом спросил:

— А вы не понимаете, Мастер? Совсем не понимаете?

— Фредерик, пойми, я ничего не понимаю. Для меня все, как было, так и осталось, — таким же шепотом ответил ему Артур и даже помотал головой, дабы посильнее выразить свое отношение.

— Может быть, для вас все так и осталось. Тогда можно понять вас, Мастер, — задумчиво протянул Фредерик.

— Может, все-таки объяснишь?

— Так и быть, попробую. Дело в том, что Клятва действует примерно, как поводок и то сжимается, то ослабляет хватку. Мы хоть и остались на вашей стороне, но некоторые наши поступки она трактует, скажем так, по своему разумению, если можно так выразиться. А вблизи вас, Мастер, это проявляется больше всего, поскольку, хоть сила и подчиняется вам, но контроль у вас слабый.

Артур задумался.

— Скажи, Фредерик, тебя ведь не зря Огненным зовут?

— Ну да. У нас оно как получается. Либо твое имя происходит из особенности, либо обозначает цель, к которой идет демон.

— В твоем случае, Огненный Мечник — это умение управляться с мечом, которое ты мне не раз демонстрировал, а вот второе направление — огонь, так ведь?

— Да.

— Но раз и моя стихия есмь пламя, ты не мог бы мне помочь научиться с ним управляться?

— Могу, — согласился Фредерик, но тут же предупредил, — но это будет намного-намного сложнее, чем бой на мечах.

— Ничего. Первое, что я хочу, чтобы вы стали такими, как прежде. Я не считаю вас ни в чем виноватыми, а, значит, мне нужно научиться, и ты можешь в этом помочь, поэтому я рассчитываю на тебя.

— Когда желаете приступить? — решил уточнить Фредерик.

— Так-с, разговор с Ризом, беседа со Стилом, сестренки... хм, думаю, сегодня вечером. У нас ведь тот полигон, где ты меня раньше обучал, магически защищен?

— Да, все верно.

— Еще что-то? — спросил Артур, заметив, что Фредерик хочет сказать, но не решается. — Говори уж.

— Не знаю, как сказать. Вы, Мастер, сейчас упомянули Стила. А вы знаете, как с ним стоит общаться и вообще вести с ним?

— Честно говоря, пока не задумывался.

— Тогда я скажу вам то, что может вам не понравиться, но все же выслушайте. Вам не стоит быть слишком мягким, иначе остальные вас не поймут. Тот же Стил, как только дадите слабину, будет готов вцепиться в глотку и убьет и вас, и ваших сестер. Поэтому вы должны одергивать нас иной раз и ставить на место, а при первом разговоре со Стилом вам просто необходимо показать, что вы господин, а он — слуга, иначе проблем в будущем может быть много. Не знаю, разозлитесь, представив, как он убивает ваших сестер, но с ним и, наверное, с остальными говорите в первую очередь с позиции силы. Таков мой вам совет.

— Благодарю, — искренне выразил свое состояние Артур. — Твой совет на вес золота. Вовремя и к месту, так что огромное спасибо. Чтобы я без вас делал, — улыбнулся напоследок Артур.

— Я и Луиза ценим ваше отношение, особенно, пока вы не можете должным образом контролировать силу и влияние Клятвы на нас. Кстати, еще один момент отмечу. Чем сильнее демон, тем, в принципе, он может дольше и активнее сопротивляться Клятве.

— Это ты о Ризе? — вскинув бровь, спросил Артур.

— И о нем, и об остальных.

В этот момент в кухню зашел Риз.

— Доброе утро всем. Как приятно пахнет. Давно я так не наслаждался жизнью и вкусной едой. Эх, мда.

— Повелитель, прошу, подождите немного. Скоро все будет готово.

— Ладно, — кивнул он. — От предвкушения и ожидания еда становится лишь вкуснее.

Артур хихикнул.

— Знаете, Владыка, вот не покушайте несколько тысячелетий, и я посмотрю на вас: как бы вы пускали слюни, — несколько притворно заявил Риз.

— Извини, — повинился Артур.

— Так-с, во-первых, не киснуть, зря я что ли всю напряженность и серьезность выгонял отсюда. Во-вторых, я сам виноват в своей судьбе. Ну и в-третьих тоже можно еще что-то придумать.

Артур теперь весело смеялся, остальные — улыбались.

— Программа минимум выполнена, так что можно спокойно утолить голод. Итак, Ветренная...

— Да-да-да, — смеясь, ответила Луиза. — Как раз все готово.

— Просто прекрасно, просто прекрасно, — как мантру произнес Риз.

— Повелитель, с чего такие перемены? — поддавшись всеобщей непринужденности, спросил Фредерик.

— Как говорил Древний Белый, если по какой-то причине ты вновь родился, и ты помнишь данные в прошлой жизни обещания, то старайся их выполнить, чтобы они не висели мертвым грузом на душе, — ответил Риз.

— Древний Белый? — поинтересовался Артур.

— Да. Я думаю, у тебя все равно есть ко мне вопросы, так что давай поговорим наедине и обсудим все сразу, а не по частям. А то сможем и что-то воистину важное упустить.

— Хорошо. Тогда после завтрака в моем кабинете.

— По рукам, — бодро отозвался Риз и резво приступил к еде, благо, за время короткого диалога Луиза успела все расставить на столе.

Часть 3.

Спустя полчаса Артур вместе с Ризом сидел в своем кабинете: Артур в своем кресле, а Риз — в гостевом.

— За эти дни я размышлял, очень много размышлял, — начал разговор Риз. — Как я еще за завтраком сказал: мне подарили новую жизнь, и я не собираюсь ее тратить бездарно.

Артур нахмурился: слова Риза звучали двусмысленно. Но он решил подождать, пока демон не закончит говорить. Так как Артур видел, что Риз собирался продолжить и взял паузу, чтобы подобрать слова.

— Как я также упоминал, у меня есть обязательства и я их выполню, дабы впоследствии не жалеть. Поэтому я и тогда сказал, и сейчас повторю. Я принес Клятву и ее сдержу. Остальных это тоже касается. И я не хочу вновь натворить дел, а потом их расхлябывать еще не одну сотню, а то и тысячу лет.

— Мне трудно понять, через что вы все прошли. Немного Луиза рассказывала, но я не уверен, что это охватывало все.

— Она слишком слаба, хотя по ее виду этого и не скажешь. Да и ее знания лишь память крови и слова матерей и отцов. Память о прошлом просыпается только у самых сильных и то не всегда и не у всех. У высших лордов-магов, а еще активнее у Повелителей. Но больше всего память проснулась у Повелителя Повелителей, которого мы прозвали Владыкой, Владыкой Ада.

— Расскажи, пожалуйста, — попросил Артур. — Я хочу узнать.

— Уверен? — решил уточнить Риз.

— Да, — кивнул Артур.

— Что ж, слушай тогда, — начал рассказ Риз. — Но сначала небольшое замечание о счете лет.

— Ну, хорошо, — протянул Артур, — рассказывай, как тебе удобнее.

— Я тогда с другими Повелителями много спорил, но все же вынужден сослаться на свое чувство времени.

— Эм, хорошо.

Артур все еще не мог понять, к чему все это было.

— В общем, наша история началась примерно десять тысяч лет назад. Это, разумеется, с учетом прошедшего времени от нашего вторжения.

— Так давно? — изумился Артур, не в силах поверить в его слова.

— Да, — кивнул Риз. — И произошло это даже не в Аду, о чем, наверное, Луиза рассказывала, а в совсем другом мире.

— Даже так?

Артуру вся история стала казаться все невероятнее и невероятнее, даже с учетом того, что ему и так рассказала Луиза. Но все же... он решил выслушать все, что ему скажет Риз, а уже потом делать выводы.

— Как я сказал, мы жили в совсем другом мире. Он... в чем-то очень сильно отличался от этого, а в чем-то они похожи, как близнецы. И главным различием была магия. Да, та самая магия, ставшая причиной нашего вторжения. В том мире ее не было. Она сохранилась лишь в сказках и легендах, да и то даже мы на тот момент не знали, где правда, а где ложь. Но у этих историй, которые мы рассказывали детям, стояла другая цель — поучение: сказ о том, что произошло, и к чему в итоге привело.

Вижу в твоих глазах непонимание. Впрочем, я немного отвлекся от основного и к этому еще вернусь.

Тот мир не был развит технологически и в нем было много стран. Больше, чем в этом мире. И у каждой страны свои порядки и свой режим. Где-то было рабовладельство, кто-то жил подобно дикарям.

Мы же жили в государстве, в котором сильные защищали и помогали слабым. Среди людей были и воины, и землепашцы, и мы. Нас было не так уж много, но роль играли мы немалую. Одни из нас жили в обсерваториях и собирали и хранили знания, другие же странствуя по городам и весям передавали накопленную мудрость детям и подрастающим поколениям.

В целом миролюбивая и по своему желанию другим свои устои не навязывали, а если к нам приходил супостат, то от своего же меча и погибал. Поверженного врага не брали в полон и не насиловали женщин и детей, как это было принято в то время в других странах.

И отдельным вопросом стоит упомянуть веру и религию.

— Вера и религия? — спросил Артур, поскольку в его мире такого явления не было, а если когда-то и существовало что-то подобное, то давно кануло в лету.

— Да! Но ты, наверное, хотел бы узнать, как это связано с моей историей?

— Угу. Разумеется, интересно.

— Что ж, вера и религия. Краеугольный камень истории и ключевой вопрос. У вас тут, вроде бы, сейчас такого нет?

— Не-а, — протянул Артур. — Если и было, то давно забыто.

— Тогда попробую объяснить. Хотя... за примером далеко ходить не надо. Те, кто просил помощи, и на их зов ответили, помнишь такое?

— Угу, помню, — кивнул Артур.

— Так вот такое отношение и, как правило, к более высокой сущности или сущностям и есть вера. А вот религия... это в какой-то мере принятые догмы и правила на основе веры.

И вот тут и кроется причина того, что мы стали демонами. Как я говорил, мы жили миролюбиво и следовали заветам отцов и матерей наших. Вели разумную торговлю и другие дела. Если дети теряли родителей, то их на воспитание брали либо родственники, либо их всем селом воспитывали и помогали тоже.

Это я о других членах страны говорю. Мы-то, в большинстве своем, жили в обсерваториях, как я и говорил ранее. Но об нашем укладе надо было сказать, поскольку именно он стал причиной нападения на нас ворогов.

Но войну на истребление объявили не мы. Но к нам пришли с огнем и мечом.

Они шли по городам и странам, подчиняя всех своей воле и себе, но при этом неся религию и веру в Единого бога. В то, что было создано все одно создание и что-то там еще. До нас тогда доходили отголоски, но пока нас не касались, нам, в общем-то, не было до них дела, пока... они не оказались у нашего порога.

Предки рекли, что и ранее происходили попытки подчинить нас и навязать нам волю и веру иную, но наши предшественники умирали, но не предавали своих.

И это поначалу виделось, как очередная попытка. Но... слишком поздно мы поняли, что в этот раз все зашло намного дальше.

Рано ли, поздно ли, но эти вои пришли и в нашу обитель.

Перед входом в здание располагалась небольшая площадь. Так вот, вся она была усеяна трупами братьев и сестер, а по земле текло море крови.

Что и как там закончилось, я не знаю. Мне кажется, почему-то Древнего Белого убили последним. Было что-то, что они считали его самым опасным, что ли. В общем, не знаю. Последним, что помню сердце его пронзили копьем и над находящейся в агонии душой читали какую-то литанию, но я уже не мог понять ни смысла, ни отдельных слов. Мое сознание гасло. Да и говорили они на каком-то своем тарабарском языке, каким-то чуть ли не замогильным голосом.

— Ты рассказал о другом мире, а сейчас будешь говорить об Аде? — решил вклиниться в, фактически, исповедь демона Артур.

— Да. Об Аде, об этом проклятом месте. Но замечу, что, судя по их голосам, они как-то проклинали нас. Их проклятия стали причиной того, что мы и оказались там. Но, чтобы понять суть, надо изучить их язык и восстановить дословно то, что они тогда произносили. А это невозможно. В тот момент, когда нас проклинали, мы были уже мертвы, в нас теплились последние крохи жизни.

В том, что расскажу дальше, я не претендую на хронологичность повествования или на ее обоснованность. Все это было восстановлено намного позднее и что-то могло забыться, что-то могло наоборот прибавиться.

Воспоминания — вещь сложная и отличить ее от фантазий очень трудно. Но, когда говорят одно и тоже, в это начинаешь верить. Точнее, в то, что оно так и было.

Так вот, через что мы прошли в Аду.

Сначала мы оказывались в каком-то киселе, то есть вязком, но очень нагретом воздухе, который казалось тянется во все стороны настолько, насколько мог ухватить глаз. Как оно все происходит и как что получается, тут не знаю, но рано или поздно чуть ниже появляется багрово-красная земля, а ты сам как будто туда спускаешься. Но и сама земля не такая, к какой ты, Владыка, привык. Как бы сказать, она полуматериальна, что ли.

Позднее, каким-то образом мы создавали скелет и наращивали плоть.

Пока не оказывались во внутреннем и достаточно плотном круге. Как мы позднее выяснили, то все пространство представляет собой концентрические круги, то есть круги с единым центром. И именно в самый внутренний мы в итоге приходили. Слабые, ничего не понимающие попадали кому-то под удар и все начиналось сначала, с того самого киселя.

Мы пытались выяснить, зависит ли наша сила от количества перерождений, так мы назвали те путешествия от киселя до центра, или она зависит от каких-то других факторов. Но считать и вытаскивать из памяти, сколько раз ты через это все проходил... такого не пожелаешь и самому лютому врагу.

— Луиза говорила, что вы поначалу... ну, то есть... когда только в первый раз появились там... напоминали диких зверей, — попытался выразить свои мысли Артур.

— Ну да, правда, откуда она может знать?!. Хм, или что-то изменилось за это время, а я еще не знаю об этом, — задумался Риз. — Ладно, разберусь и выясню. А для тебя поясню. Такими воспоминания обладали только высшие маги и Повелители. Не знаю, с чем уж это связано, но воспоминания о прошлом просыпались только у нас. И у в общем-то совсем молоденькой девочки их быть не может, если только ее родители не были достаточно сильными, но и с рождения она не могла быть такой слабой, хотя... опять же нужно многое выяснить. Разберусь.

— Хорошо, — дал согласие Артур.

— А пока я вернусь к истории. Раз ты уж поднял этот вопрос, тогда попытаюсь объяснить, каковы ощущения были.

Вот, представь.

Ты непонятно как оказываешься в неизвестном месте и при этом ты не помнишь ничегошеньки: ни кто ты таков, ни кем был. В общем, ничего. Хотя, наверное, это и к лучшему. Мы бы просто сходили бы с ума, каждый и сразу, а так у нас оставалась возможность привыкнуть к новому окружению.

Затем какое-то время спустя ты, все также непонимающий ровным счетом ничего, оказываешься на поверхности. И, что еще страннее, у тебя начинает появляться тело и при этом неизвестно по каким принципам и почему именно такое, и что самое жестокое, что не разом, а клетка за клеткой. Это мука. Это испытание, которое не каждому дано пройти.

Потом ты по той пустыне бредешь без цели и смысла. И убийство, и объединение в группу, — все едино и одинаково бессмысленно. В твоем сознании нет даже элементарных вопросов: что, где, куда, почему, зачем. Все, что было у нас, это голые инстинкты. Вероятно, потому мы и убивали друг друга, орошая и без того багровую землю кровью.

Кто-то все же стал объединяться в стаи. Количество стало расти. Бойня тоже.

В какой-то момент многие в себе открыли силу, которую здесь называют магией, а мы называли это обращением к духу-элементу, поскольку оперировали силой через него. Только не знаю, он был настоящим или это просто наша сила обретала облик и сознание. Тут я затрудняюсь ответить. В итоге, те, кто и так обладал силой, стали еще сильнее.

Это позднее мы выяснили, почему так оно происходит.

Сначала попадавший дух укреплял свои духовные оболочки, а потом наращивал физическую, но... в духовном теле все знания оказались смешаны в кучу, то есть знания прошлых воплощений. Как и у любого человека, они есть, но сброшены за ненадобностью в подсознание. Вот и тут примерно такая же картина.

После формирования базового тела шло его укрепление. Разумеется, если ты умудряешься выжить, ну или тебе везло, и ты ни с кем не сталкивался.

Все это мы объясняли желанием выжить в столь негостеприимной среде. Правда, насколько верным было сие утверждение, так и осталось под вопросом. Хотя было еще одно мнение: влияние самого мира на наши души. Но и эту гипотезу ни подтвердить, ни опровергнуть.

А вот дальше самое интересное.

Когда тело достаточно укреплено, начинается постепенное слияние с духом, появляется энергопроводимость и возможность управления потоками, то бишь появляется, как таковая магия.

И, в итоге, вся предыдущая бойня вышла на новый уровень. Что, кстати, еще интересно, так это, если ты уже нарастил некоторую оболочку, то в случае перерождения весь процесс проходит быстрее, как будто ты протоптал колею и просто ускоренно бежишь по ней.

Впоследствии самые крупные стали друг против друга. Как ни странно, но все мы оказались непосредственно в середине долины. Проверено, правда, опять же намного позднее.

Некоторые научились материализовать из пламени или других сил вещество и все перешло в гонку строительства.

Самый сильный так и оставался главным, остальные были рабочей силой. Не знаю как, но вот таких исследователей и первооткрывателей не убивали, а стали держать обособленно. Они отчитывались непосредственно лидеру. Возможно, поддержка таких демонов была обусловлена тем, что каждому хотелось выяснить что-то поубойнее, чтобы можно было победить соседа.

В итоге, появился целый город из таких вот замков.

Очень долгое время все были сосредоточены именно на исследованиях. Некоторые сражения происходили, но по сравнению с прошлыми, это было почти ни о чем.

Затем появился очень сильный демон, которого мы прозвали Повелителем Повелителей или просто Владыкой демонов. И в центре вознесся огромный шпиль, который казалось пронзает небо или что там его заменяло. Прошло время и Владыка, ставший длинной вытянутой змеей насыщенно-золотого цвета, словно сотканной из солнечного света, обвился своим телом вокруг верхушки шпиля.

А затем... он словно застыл: ни спускался вниз, ни взбирался вверх.

Возможно, он и Шпиль создал для облегчения задачи, но просчитался. Тут я тоже не ведаю и не знаю.

А после ваши маги открыли портал и мой и ряда других Повелителей легионы оказались тут. А что там дальше происходило... — закончил фразу Риз пожатием плеч.

— Интересная история, — вот и все, что сумел сказать Артур, шокированный всем тем, что вывалил на него Риз.

— Да, забыл кое-что сказать...

Артур не успевал осмысливать все, что ему уже сказал Риз, а тут он хотел что-то добавить к сказанному. Подумав, что это что-то важное, Артур кивнул и сообщил:

— Что именно?

— Наша классификация, скажем так.

— Классификация?!

Удивлению Артура не было предела.

— Да, именно. Выделенные нами ступени нашего развития, которые понимающему созданию могут заранее очень много рассказать.

О первых ступенях я промолчу. Это дух, скелет или зомби. Это когда тело еще только наращивается.

Дальше идет демон-раб. Слабый и ничтожный, да к тому же ни на что неспособный.

С усилением тела появляется демон-воин.

Когда появляется возможность использовать магию, то демон получает статус демона-мага.

Это вроде все элементарно. Самые сильные демоны-маги — это Лорды демонов, то есть это и есть правители своих замков.

А вот дальше все не столь очевидно и понятно.

Между Лордом демонов и Повелителем есть стадия, которую мы называем стадией безумия. В это время происходят процессы, а сознание... будто бы плывет. Теряется связь с реальностью и все это время демон во власти галлюцинаций и не может контролировать свою силу, а потому опасен для окружающих. И тут два исхода: либо Лорд сжигает сам себя в потоке силы, либо переплавляется и становится Повелителем.

Повелителей существует три ранга, но разницу и основные отличия трудно назвать. Например, есть одна Повелительница первого ранга, так она тупее пробки. Уж сколько ей делал замечаний сам Владыка лично, но она так и не усвоила их.

Ну, а выше всех уже названный мною Владыка.

— Благодарю, Риз, за весь этот рассказ, который, как я вижу, тебе нелегко дался.

— Да, — кивнул Риз. — Воспоминания слишком тяжелы и горьки.

— Я вижу. А теперь я могу это обдумать наедине?

— Разумеется. Слишком многое я вывалил за раз, но и без подробного рассказа тут не обойтись.

— Разумно, — согласился с ним Артур.

— Я ушел, — сообщил Риз, выходя за дверь.

Артур все это время был в ошарашенном состоянии, ярко представляя все, о чем рассказывал демон. Кирхст хоть и каким-то чудом держался в воздухе, но при этом завис, вытаращив глаза, и остался в этой позе, даже после того, как Риз ушел.

— Кирхст? — обратился к нему Артур.

— Да, да, — придя в себя, пробормотал ангел.

— Прокомментируешь свое состояние?

— Кхм, мда, — произнес Кирхст и почесал затылок. — Не ожидал такого. Вообще не ожидал. Он же перед нами, по сути, вывернул душу. Мало кто вообще способен. Да я ведь все представил. Все, о чем он говорил, но даже так... даже так трудно понять всю его боль. Но понятно одно: его исповедь, а это именно исповедь и ничто иное, честна до глубины его души, а слова искренни.

— Согласен. Я ожидал от него откровений, но не настолько сильных и тоже сбит с толку, — согласился с ним Артур. — И, после всего сказанного, ты думаешь, что он нам враг?

— Не уверен, — с сомнением протянул Кирхст. — Но и понять не могу, как такое произошло.

— Ты о чем? — спросил у него Артур.

— Видишь ли... — неуверенно начал Кирхст. — Я сразу скажу, не знаю из какого он мира, то есть, тот мир, о котором он говорил. Я вроде не говорил, но задача Архатов и Ангелов: следить, чтобы создания не переступали определенную грань. Грань эта, в общем-то обширна... Но в первую очередь это касается поиска знаний, способных перевернуть, изменить или уничтожить вселенную... всю вселенную, а не то, что доступно, скажем так, низшим расам. Надеюсь, не обидел, — обратился и посмотрел на Артура Кирхст, — ведь человечество, несмотря на свою многочисленность и развитие, тоже относится к таковым.

— Нет, — помотал головой Артур. — Если они настолько сильны, как ты описываешь, то тут не на что обижаться.

— Да и я озвучил их мнение, а не свое, — добавил Кирхст к ранее сказанному.

— Потому и молчу, что это ты не от себя говоришь, — кивнул ему Артур. — Но продолжай.

— Ага. Но война верований... Интересный вопрос. По сути, это должно быть близко к Хаосу, но раз мир похож на этот, то это и на Порядок похоже. Мир, располагающийся на фронте, то есть границе противостояния... но при этом ни на чье вмешательство не похоже... Не понимаю. Что-то характерное для того мира? — погрузился в размышления Кирхст, местами его слова казались еле понятным бормотанием. — Это даже не похоже на вмешательство богов и хранителей мира, призванных в первую очередь сохранять стабильность. Хотя все равно все такие моменты решаются руками смертных. Недопонимание... Возможно. Сказано одно, но понято неверно? Но чем не угодил тот Древний Белый? Прикоснулся к великим и запретным знаниям? Но что он мог узнать и выяснить в мире без магии? Без доступа к энергии?

— Кирхст... Кирхст, — позвал его Артур. — Ты это чего?

— Дело в том, что такие действия нельзя отнести ни к Порядку, ни к Хаосу. Не их уровень просто. Если какое-то божество или сущность попыталась обрести последователей, а последователей других богов либо уничтожить, либо поработить. Но уничтожить, это не изгнать.

— А то пространство не могло задумываться, как такое откуда сбежать невозможно, а если и возможно, то только с изменением мышления в нужную сторону? Ведь, судя по всему, Ад не должен был их так просто отпустить. Да и проклятье могло начать менять их души, а поскольку они ничего не соображали, когда там оказались, то этого вмешательства и не заметят вовсе. Да даже не подумают, что их мировоззрение кто-то умышленно изменил, — высказал Артур.

Кирхст задумался, размышляя над столь неожиданной мыслью.

— Не уверен, все-таки вряд ли люди каким-то способом смогли обойти глобальный закон, прописанный в самой сути мироздания.

— Это какой закон? — озадаченно спросил Артур.

— Ты его знаешь, как свобода выбора, то есть каждый волен сам выбирать свой путь, — пояснил Кирхст. — Хотя в общем понимании он намного шире. И если верить доставшейся мне памяти, то его пробили предшественники людей, вызвав глобальное Изменение, затронувшее все пространство. Но я знаю это лишь как факт. Подробностей нет и не жди — не объясню я ничего, ибо не смогу.

— Мда, — произнес Артур и почесал подбородок. — Чем больше узнаю, тем все запутанней становится.

— Угу, — согласился с Артуром Кирхст.

— Но единственное, что мы можем сейчас принять, так это то, что Риз не пытался нас обмануть и не пытался нас предать, и не сделает этого в будущем.

— Ага, — кивнул Кирхст. — После таких откровений и я ему поверил.

— Да уж. В такое не поверить, это каким-то непрошибаемым нужно быть.

Тут раздался стук в дверь.

— Простите, если помешала, Мастер, — обратилась к Артуру вошедшая Луиза. — Сейчас будет готов обед, да и Госпожи хотели бы с Вами поговорить.

— Сейчас спущусь, — кивнул ей Артур и Луиза, закрыв дверь, тихо ушла.

— Ну что ж, пошли, — обратился к Кирхсту Артур.

— Ага, — согласился тот.

Артур спустился на кухню, а Кирхст летел следом за ним.

Часть 4.

Спустившись на кухню, Артур увидел, что за столом сидели не только его сестры, но и Риз, и Луиза, и Фредерик. Не дожидаясь конца обеда, старший демон спросил:

— Владыка, скажите, вы мне все же верите? Я прошел через многое и много повидал. Сейчас же я завишу от вашего расположения, особенно, если учесть поведение большей части Легиона и то, что я не справился со своей задачей.

— Вообще-то, он прав. В тебе сейчас столько силы, хоть ты ее и не используешь, что может как убить его раз и навсегда, так и вернуть в то состояние, в котором он был, — прокомментировал Кирхст.

— Верю, — прожевав, ответил Артур. — И Фредерику с Луизой я говорил, что принимаю их действия. Может быть, они действовали не совсем как хотелось бы или надо было, но приемлемо и я не держу на них зла ни за что. Наоборот, я хочу им в очередной раз сказать спасибо за то, что я вырос с сестрами таким, каков я есть. Не будь их и неизвестно, что было бы.

— Благодарим вас, Мастер, — в унисон произнесли Луиза и Фредерик.

— Братик? — позвала Артура Юи.

— Да? — отозвался он.

— А почему они так к тебе относятся? — спросила Юи.

— Вчера мы заметили, что Фредерик, да и остальные изменились, и как будто... боятся что ли, — пояснила Аи.

— Не думала, что это так заметно, — воскликнула Луиза.

— Заметно, да еще как, — кивнули обе девочки вместе.

— Как я говорил ранее, дело в данной века назад Клятве. Я не знаю, как она действует, что разрешает и что запрещает. По идее, она должна всех убить еще тогда, когда все сбежали, ну тех, кто именно сбежал. В общем, механизм ее работы неизвестен. Но, если верить словам Фредерика, то она зависит на текущий момент от моей силы, а поскольку я не уверен, что ее идеально контролирую, то возможно, что и Клятва сама реагирует на эти колебания, — попытался объяснить Артур. — В общем, трудно сказать, что с ней делать, но фактом остается то, что мне еще учиться и учиться.

— Луиза и Фредерик нас раньше воспитывали и защищали... — начала, как всегда, Юи.

— ... а теперь появился Риз и какую роль он будет выполнять и как нам к нему относится, — закончила Аи.

— Я вроде говорил уже, что никого из них сейчас не стоит бояться? — спросил Артур у сестер, на что обе кивнули. — Если вам интересно, то для них на первом месте мои слова, на втором — ваши. Ну, а исходя из своих соображений и если это не противоречит это нашим приказам, то он может отдавать команды всему остальному Легиону, от коего тут все два члена. По крайней мере, я так это вижу.

— Думаю, что мы поняли, — кивнули обе сестренки с серьезным видом.

— Братик, скажи, а...

— ... мы тоже обладаем той силой?

— Хм, — задумался Артур. — Честно говоря... — Сестры внимательно смотрели на Артура и ждали, что он скажет. — ... не знаю. Для меня-то это была неожиданность. Ну, а сами-то что вы думаете? Хотели бы вы что-то подобное?

— Не знаем, братик, — ответила Юи.

— Не задумывались, — присоединилась к ней Аи.

— Сейчас могу разве что предложить подумать: какой силой хотели бы обладать и как бы вы ее использовали. Если это вам так интересно, — предложил сестрам Артур.

— Хорошо, мы...

— ... подумаем, — решили сестры, о чем сразу же и сообщили брату, на что тот только кивнул.

— Если смогу чем-то помочь или захотите разобраться с вопросами касательно прошлого, то тоже помогу, где и чем смогу, — добавил Артур.

— Угу, — кивнули ему в ответ сестры.

— Владыка, вы собираетесь пообщаться со Стилом? — спросил у Артура Риз, посчитав, что разговор меж братом и Юи с Аи закончен.

— Да, после обеда.

В этот момент на Артура посмотрел Фредерик, будто что-то хотел сказать или напомнить.

— Да-да, Огненный, я помню, что ты мне советовал по поводу Стила.

Фредерик с облегчением выдохнул.

— Что ж, я надеюсь, что вы примете верное решение в зависимости от ситуации, — выразил свою надежду Риз.

— Посмотрим, как он себя вести будет. И что лучше наказать и соответственно каким образом, либо может исправительные работы, либо может придется убить, хотя мне и претит такой способ решения проблемы. — Артур передернулся словно от омерзения. — Особенно, если учесть, что впереди общение с большей группой, сейчас совершать ошибки нельзя. Мои действия сейчас могут как помочь мне в будущем, так и помешать.

— В крайнем случае, ты можешь обратиться к своей силе и сути Клятвы, тогда-то он точно будет как шелковый, — предложил Кирхст с невозмутимым видом, как будто ничего особого в его словах и не было. Возможно, для Риза он и сделал исключение, но с остальными-то иной разговор. Пока не покажут свою лояльность, он никого из демонов не признает. А учитывая, что и сам Артур не знал, как относится к остальным, то вполне вероятно, что впереди у них не один такой разговор: о данной силе, Клятве и их применению по отношению к предателям. Как ни говори и не называй их поступки, а предатели они и есть предатели.

— Да, хотя не хотелось бы все доводить до такой степени, — мысленно ответил Артур.

— Но и спорить не будешь, что если иного выбора, то так и поступишь? — решил прояснить этот момент Кирхст.

— Угу, — мысленно вздохнул Артур. — Но и перебарщивать не хотелось бы. Но, если понадобится это, чтобы в будущем пресечь его фривольное поведение, то спущу на него всю силу Клятвы, только как она проявится. Вот в чем вопрос, — закрыл эту тему Артур.

— Увидим.

— Как хочешь.

Кирхст не стал настаивать. Правда, что у того было на уме, одному ему, наверное, и известно.

Артур встал и собрался уходить, как...

— Братик, ты пошел...

— ... к той собаке?

— Ну да, к Стилу, а что?

— Накажи, чтобы он...

— ... больше нас не пугал.

— И как он вас пугал? — голос Артура против его воли похолодел.

— В основном, рычал на нас, так что мы боялись к нему подходить.

— А если и говорил что-то, то кроме как убить нас и разорвать насовсем этот поводок мы ничего не слышали. Правда, с каждым разом его способы становились все более кровавыми и изощренными.

— А зачем вы к нему вообще ходили? — поинтересовался у них Артур.

— Да нам интересно стало.

— Вот мы и не удержались.

— Так-с, — глаза Артура потемнели, не предвещая ничего хорошего. — Этот рассадник блох поплатится. Я не позволю ему больше разевать на вас пасть и тявкать.

— Будь осторожен, братик, — в этот раз вместе сказали сестры.

— Ага, постараюсь. — К этому моменту Артур успокоился и, произнося эти слова, отсалютовал. Сестры хихикнули.

Хоть Артур и был спокоен, но забывать и прощать действия Стила не собирался, а значит, кое-кто за это точно поплатится.

Стальной Клык располагался в одной из подземных комнат. В подвале располагалось несколько кладовых и отдельный коридор для пленников, видимо, на всякий случай, хотя, когда его семья тут селилась, времена были спокойными. Раньше Артур посещал на первом этаже тренировочный зал и кухню, а на третьем этаже — свою спальню, хотя иногда и к сестрам заглядывал, а также доставшийся ему от родителей рабочий кабинет, где проводил немало времени.

Зайдя к Стилу в комнату, Артур увидел, что она словно разделена на две части и по линии раздела располагались незримые прутья.

— Это соткано из нейтральной магии, на которую трудно воздействовать, так как она лишена элементального окраса, а значит, и слабости элемента, — пояснил Кирхст. — Достаточно оригинальное решение. И сил экономия, и плетение надежное.

По другую сторону виднелся лежак, на котором и спал Стил. Входная дверь не скрипнула, когда Артур вошел, но, видимо, из-за чуткого слуха, а может из-за колебаний воздуха Стальной Клык заметил, что к нему вошли и повернул в сторону входа голову.

— Неужели этот пожаловал наш Владыка? — саркастически полупролаял Стил.

— Да, Стил, это я, — обратился как ни в чем не бывало Артур.

— И что же хочешь мне сказать? — попытался надавить Стальной Клык.

— Ну и ну, угрожаем, — улыбнулся Артур, а глаза его похолодели.

— Мерзкий комок шерсти. Богомерзкое отродье, — прорычал Кирхст.

“Спокойствие, только спокойствие! Не обращай внимания на его слова”, — успокаивал себя Артур.

— Скажи, Стил, а что ты помнишь о своем прошлом? О том, как оказался в Аду и сколько там провел времени?

— Э, ты о чем? — рыкнул Стил, но больше по инерции, пытаясь осознать то, к чему Артур вел. — Я мало что помню. Все, как в кровавом угаре, — честно ответил Стил, хотя и сам не понял, почему он стал столь откровенен.

— Если судить по тому, что рассказывала Луиза и подтвердил Риз, то многие из вас поначалу вели себя подобно зверям. Но со временем обретали разум и учились мыслить. И я в общем-то подумал, что может ты на этом этапе и тогда тебе нужно научиться контролировать себя.

— Хочешь заставить силой, чтобы ограничить мою свободу и еще при этом заставить себе служить? — вновь сорвался на грозный рык Стил.

Но Артур помотал головой. Стил опешил, а оправившись, спросил:

— Так чего же ты тогда хочешь?

— Понять тебя, — просто ответил Артур.

— Понять... меня? Но зачем тебе это?

— Для того, чтобы ты помогал мне. Это отрицать не буду. — Увидев, что Стил пытается что-то возразить, Артур продолжил: — Но помогал при этом по своей воле и своему решению. — Стил озадаченно склонил морду набок. — Чтобы ты был волен делать и поступать, как хочешь, но при этом не убивать невинных и, разумеется, не трогать ни меня, ни моих сестер. Поэтому я и хочу знать, что ты знаешь о себе, и как тебе помочь стать самим собой, каким ты был, и отказаться от этой звериной части, хотя и не уверен, что сможешь справиться с этим полностью.

Справившись с изумлением, Стил спросил:

— О чем ты?

— О том, что ты раньше был, всего скорей, человеком, но... по неким обстоятельствам стал таким, каков есть. Что послужило причиной, я так думаю, ты должен вспомнить сам. А вот каким образом тебе помочь с этим, спроси лучше у Риза. Он получше вас знает об этом.

— Ты меня жалеешь? — вновь было набычился Стил, но Артур помотал головой из стороны в сторону и как можно искренне ответил:

— То, что с вами сделали... или твоими предшественниками. Исходя из того, что рассказал Риз... В общем, такое не пожелаешь и лютому врагу, каким бы он ни был. Ни я хочу через такое проходить и не стал бы участвовать ни в чем подобном. Я скажу Ризу, чтобы он помог тебе с этим, а там посмотрим, как ты сам оценишь свои действия и как себя решишь наказать или простишь.

— Хорошо, коли таково твое решение, — сказал Стил, принимая свою судьбу.

И вроде прекрасно закончилось, вот только Артуру на ухо зашипел Кирхст:

— Ты так просто отпустишь эту блудливую собаку? Я еще смирюсь с Ризом. Он рассказал правду, по крайней мере, настолько, насколько сам ей верил. Но он же совсем другой. Он не сдержится и мы можем умереть. То, что ты тогда смог его остановить, это чудо и нет уверенности, что тебе еще раз повезет.

— Знаю, — мысленно ему ответил Артур. — Но и не разобравшись в его ситуации, можно наколоть дров. Мои предки, я так понимаю, принимали все, как данность, и не пытались выяснить правду. Их все устраивало. Сохранение влияния и что там еще вместе, — вот и все, что их заботило. А мне необходимо их вновь объединять в единый кулак, поэтому я должен знать, что ими движет. Используя это, можно будет сделать так, чтобы они думали, что эти грани поставили они себе сами. Но это в крайнем случае. А так, если они смогут помнить примерно, как Луиза, то найти общий язык с ним будет легче.

— Хм. Я не думал об этом с такой точки зрения, — протянул Кирхст.

— То-то и печально. Ты сформировался, но опираешься пока только на то, что тебе досталось от предков. Пусть это и немало, но это и не все, что может быть. А если мы будем к ним относиться по старым критериям, то общение сведется к дилемме: убей или будешь сам убит. Ты, в общем-то, так и рассуждаешь. Но это не выход. Пролитая кровь должна остаться в прошлом и нечего ей вновь литься, — несколько патетично воскликнул Артур.

— Я подумаю, — задумчиво произнес Кирхст.

— Ага, — кивнул ему Артур и закончил разговор.

Для Стила этот обмен репликами длился не более нескольких секунд, поэтому он не удивился тому, что Артур продолжал стоять, возможно, думал, что еще можно сказать.

В итоге, Артур просто помотал головой из стороны в сторону, то ли отбрасывая в сторону непрошенные мысли, то ли кому-то невидимому говорил нет; затем развернулся, сказал: “Жди Риза” и ушел.

Стил остался наедине со своими мыслями, пытаясь понять, что же ему, в итоге, сказали, и почему эти слова зацепили его за живое.

Часть 5.

Немногим позднее Артур вместе с Ризом сидел в своем кабинете. Артур рассказал Ризу о своем разговоре со Стилом и сделанных выводах.

Демон сначала ответил, что, когда вспомнил о своем прошлом, не подумал, что что-то аналогичное могло быть и у Стила и проверить эту идею должен был сам. Но, в итоге, он согласился с решением Артура не спешить с наказанием, а применить известные ему знания.

Риз не стал говорить, что решение о наказании принимал сам Артур, поскольку воля более могущественных переменчива, а он не понаслышке знал, что порой за малый промежуток времени без видимых причин все может поменяться несколько сотен раз. Да, чего греха таить, он и сам не раз так поступал. Искал, с чем это могло быть связано, но так и не сумел найти ответ. То ли виновато проклятье, то ли изменения в их психике, хотя она и стабильна. Или это самому Ризу, то есть каждому демону кажется, что она стабильна... или получается, что изменения и колебания стабилизируются. Но при этом они как были, так и остаются.

Риз помотал головой из стороны в сторону, отбрасывая эти мысли, поскольку его сейчас заботило совсем другое, а предыдущие мысли были сопутствующим дополнением, необходимым анализом в попытке понять основную мысль.

Артур, похоже, не подозревал, но он невероятно силен и как так получилось самому Ризу это неизвестно. Но суть не в этом, а в том, что его мысли и желания достаточно хаотичны, хотя он и старается следовать избранному курсу. Это очень похоже на такие же усилия, которые прилагает и он порой, чтобы его мысли не разбежались. Но в чем причина? Особенность дарованной им силы? Вмешательство энергетики демонов при формировании Клятвы? Или есть иные причины?

Риз не мог понять и не мог сказать Артуру об этом. Для него пока еще рано знать, что он, несмотря на источник силы, становится истинным Владыкой демонов, Повелителем среди Повелителей. Как это отразится на нем и что он будет делать в такой ситуации? Мысли хаотичны, а результат непредсказуем.

Риз решил, что сам прошел через этапы формирования своей сущности, то и Артуру поможет, как когда-то помогли ему. Сначала идет усиление физического тела для проводимости более сильных энергетических потоков, потом идет усиление магической и духовной составляющей. А потом...

Потом фаза, через которую Артур должен будет пройти и ее не миновать. Та фаза, о которой он ему говорил, но тогда казалось, что это просто его рассказ, а теперь, похоже, он станет реальностью.

Фаза безумия. Когда ломается вся сущность и неудержимое пламя готово захватить твой разум. Когда все сформировавшиеся принципы смываются лавиной заблудившегося в самом себе разума. Когда бред и реальность сливаются в одно целое и не понять, где одно и где другое. Когда нельзя верить ни глазам, ни слуху, ни осязанию, ничему. Разум рушится, но при этом закаляется воля и желание, то, что стоит в центре самого демона и вокруг этого выстраивается новая сущность, порой кардинально отличаясь от предыдущей. Одни привязанности умирают, но взамен им приходят новые. Разумеется, все это в том случае, если удается пережить эту фазу, а не сгореть во всепоглощающем пламени.

Это касается его и тех, у кого стихия огонь. Фредерик тоже, кстати, сюда относится. А что касается других стихий? Вода? Ветер? Аналогично ли у них проходит эта фаза? Почему-то подумав об этом, Риз вспомнил, что в Шпиле жили, в основном, огневики, а других маловато.

Тоже интересный вопрос и тоже нужно время на исследование. А пока он будет присматривать и, если надо корректировать развитие своего Владыки.

После разговора Риз ушел, а Артур, погруженный в свои мысли, остался.

— Что-то тебя беспокоит? — спросил у него Кирхст.

— Не знаю. Меня смущает уровень силы и то, как я смог сразу воплотить Риза. Это ж какими объемами энергии обладать, чтобы сформировать его тело. Уж явно не меньше, чем у него было. Его развоплощенное сознание хранило информацию и о его разуме, и о структуре тела, но напитывал-то его я, — устало вздохнул Артур.

— Но почему тебя это забеспокоило?

— Что-то в разговоре с Ризом натолкнуло меня на эту мысль.

— Что-то? — переспросил Кирхст.

— Да, — кивнул Артур. — Что-то, но я не понимаю, что. Можно попробовать спросить, но он может и отказаться дескать, мне почудилось. И это будет правдой, даже, если он по каким-то причинам не захочет говорить. Может получиться, как тогда с Луизой и Фредериком.

— Но пока отложишь это в сторону?

— Угу, — вновь кивнул Артур. — А пока пойду позанимаюсь магией с Фредериком, как ему об этом ранее и говорил.

— Разумно, — согласился с ним Кирхст.

Через десять минут переодевшийся в спортивный костюм Артур вошел в тренировочный зал, где его уже ждал Фредерик.

— Я рад, что вы решили уделить внимание и магии. И также рад, что у вас такая же стихия, как у меня, и что мне выпала честь быть вашим учителем, — со всевозможной учтивостью выразил свою благодарность Огненный мечник. — Поскольку я все же мечник и уже потом огневик, то предлагаю сейчас провести разминку на мечах, потом обсудить план занятий, который я составил, чтобы прийти к единому мнению и уже потом собственно начать заниматься. Кстати, график я составлял из своих взглядов, потому и заговорил о его корректировке. Вдруг вам будет интереснее другая область.

— Согласен. Разминка по нашей обычной схеме? — уточнил Артур.

— Да, — кивнул ему Фредерик.

Сначала Артур выполнил комплекс упражнений для разогрева. Затем они устроили спарринг.

Артур вспомнил, что впервые он начал заниматься лет в семь. Тогда он не держал настоящий меч и не мечтал стать воином и не видел смысла в этом обучении. Но слова о его высокой роли и необходимости защищать привели к тому, что он стал учиться искусству мечника. да и не только ему. Необходимость защищать сестер, вести дела рода, — все это и многое другое говорило, что ему нужна закалка и тела, и духа. Или Луиза с Фредериком столь искусно подвели его к этой мысли.

Как бы то ни было, но в семь лет Артур начал учиться искусству фехтования под присмотром Фредерика. Сначала он выполнял упражнения, которые впоследствии и стали разминочным комплексом на разные группы мышц.

И вот, наконец, первое занятие, когда он будет противостоять Фредерику на мечах, правда, деревянных.

Артур с нетерпением ждал этого занятия. А когда оно наступило, он отрубился фактически и ничего не помнил. Все дело в том, что, когда Артур попытался ударить, Фредерик, отбивая атаку, не рассчитал силы и отправил своего мастера в полет и долгое беспамятство. Так и закончилось то первое занятие.

В дальнейшем, конечно, Огненный мечник приноровился, но после занятий у Артура все равно оставались синяки и ссадины, без которых никак не обойтись.

Но еще не раз повторялись такие же занятия, как и первое. В основном, это происходило, когда Фредерик поднимал нагрузку и не рассчитывал увеличение. Вероятно, он привык к демонической силе и выносливости демонов и ему трудно было уловить разницу со слабым человеческим телом, ведь тогда Артур не отличался обычного мальчишки.

Хотя это и не совсем верно. Фредерик во время тренировок не раз говорил, что Артур намного крепче своих сверстников. Связано ли это с данной Артуру силой? Знал ли Фредерик ответ наверняка? Даже, если и знал, то никогда не говорил об этом Артуру и его слова становились очередными намеками, которые впоследствии множились и не раз повторялись. От них кругом шла голова, но с этим ничего не поделать.

Теперь-то Артур понимал, на что намекал Фредерик. Сила и, возможно, усиление физического тела или она лишь помогала укреплению, а сам свои возможности и защиту он наращивал сам?

Хоть Артур и пробудился, но оставалось еще столько вопросов, на которые он никак не мог найти ответа.

Но вот спарринг закончился и времени для посторонних мыслей не осталось.

Вытерев пот, они расположились в тренировочном зале.

— Перво-наперво, я советую начать с контроля своей силы, — начал разговор Фредерик. — Затем я смогу обучить своей специализации, а именно, проведению через используемое оружие огненной маны, что придаст ему, кроме характерных для используемого оружия характеристик, еще и урон огнем и сопутствующие ему эффекты: ожог, иногда паралич конечности, если удается пробить защиту вплоть до внутренних повреждений, но здесь нужен и контроль, и сила, и умение направленного удара. О болевых и уязвимых точках мы с тобой ранее проходили. Потом покажу несколько простейших магических заклинаний, которые я изучил, но поскольку они вне моей специализации, то я в них особо не практиковался и дальше в этом направлении не развивался. По крайней мере. это то, чему я смогу научить тебя. А вот дальше либо к Повелителю Ризу, либо самостоятельно. Больше я ничем тут помочь не смогу. Но сразу уточню один момент: я буду рассказывать, опираясь на опыт и свою силу, твои же способности могут отличаться. так что тут тоже тебе во многом придется ориентироваться на себя.

— Если мне что-то не понравится или будет не так, я постараюсь сориентироваться в том, что мне не нравится и подкорректировать твои действия, — озвучил свои мысли Кирхст. — Я хоть и Воплощение твоей силы, но сам еще не представляю на что я способен.

— Хорошо, — ответил Артур сразу обоим.

— Тогда начнем, — резюмировал Фредерик.

— Угу, — кивнул Артур и принялся слушать.

— Запомните, Мастер, что огонь, как и любая другая стихия, прежде всего, окрашенная элементом энергия. И как любой энергией, проходящей через живой источник, ею можно управлять. Как думаете, чем?

Артур вспомнил, как он в сердце души работал с пламенем, и попытался весь опыт облечь в слова:

— Мысль?

— Правильно, но не совсем. Полное взаимодействие, хоть сейчас для меня и является аксиомой, но вывести было сложно. Управлять энергией можно не только мыслью, но и эмоциями и чувствами. Например, те, кто используют Ярое пламя за счет своей ярости способны многократно усилить свои способности. Или любители игривого пламени, которые воспринимают пламя как источник для создания чего-то нового и в бою от них толку ноль. Но, важнее всего, желание создать, воплотить что-то или придать форму чему-то, при условии, что ты знаешь, что или как хочешь сделать. И, правильнее сказать, стремление. Да, именно, стремление, поскольку желание само по себе безвольная конструкция. Хочу этого или того, само по себе, ничто, но, когда ты начинаешь к этому тянутся, тогда оно и становится стремлением.

Слушая Фредерика, Артур припомнил, как он создавал кресло и как пламя реагировало на его желания и поставленную перед ним задачу, и кивнул.

— Вижу, что примерно понимаешь. Был уже некоторый опыт?

— Тогда, когда остановил Стила, я создал меч и вернул тело Ризу, — ответил правду Артур. Почти. Сам Артур те события не помнил достаточно четко, а потому, как такового реального опыта не приобрел. Но он умолчал о создании кресла в сердце души, что для него было намного полезнее в плане управления силой. Но Артур не хотел рассказывать про Кирхста и все, связанное с ним.

— Мудрое решение, — поддержал решение своего хозяина ангел.

— Но важно при этом контролировать течение энергии, чтобы получить нужный результат, иначе как может ничего не получится, так и произойти взрыв. Как правило, наша сила не трогает своего хозяина, но бывали исключения и причин этого установить не удалось. Пока все понятно? — решил уточнить Фредерик.

— Да, — подтвердил Артур.

— Тогда перейдем к практике. Огненные маги для усиления контроля рекомендуют использовать заклинание огненного шара. Он прост в создании, но при этом четко показывает умение контролировать стихию. При недостаточном контроле не удастся создать сферу, при избытке — сжатие и обычно взрыв. Хотя чаще всего случается именно первый вариант, поскольку новички потихоньку добавляют энергию, а значит, шар, если и получается, то маленький, а при его распаде ничего серьезного не произойдет. Это не тот случай, когда создали большой шарик, сознательно сжали энергию, а затем резко высвободили, тогда да, будет взрыв и не слабый, даже при относительно малом сжатии.

Фредерик для примера создал пяток огненных шаров и даже ими пожонглировал, точнее, внешне выглядело, что он ими жонглирует, а на самом деле, это говорило о невероятном контроле, который обеспечивал не только удержание формы, но и создавал иллюзию, что шарик подбросили и поймали. Потом последовал еще один пример. Фредерик развеял шары, оставив лишь один. И будто удерживая снизу кончиком указательного пальца, сильно закрутил саму сферу пламени, а затем где-то минуту спустя вернул шар в обычное состояние.

— Как-то так, — сказал Фредерик, развеяв последний шар. — А теперь попробуйте вы, Мастер.

Артур выставил правую руку вперед ладонью вверх и попытался собрать пламя в шар. Но ничего не получилось. Тогда, как с креслом, он постарался сконцентрироваться. И опять ничего не вышло.

Спустя десять минут попыток Артур смог создать небольшую точку из пламени, но на этом прогресс и заглох.

— Что-то не так, — задумчиво произнес Кирхст.

— Что именно? — спросил у него Артур.

— Пока не пойму, но ты что-то делаешь не так.

Артур сделал небольшой перерыв, а затем продолжил. В итоге после часа тренировок шарик взорвался, опалив брови Артуру. Фредерик удивился, ведь на его памяти пламя никогда не ранило и вообще не причиняло вреда своему хозяину.

— Кажется, я понял, — воскликнул ангел.

— Что понял? — устало спросил Артур.

— Что ты неправильно делаешь!

— И что же?

— Ты как бы сказать пытаешься заставить пламя действовать по своей воле и пересилить его. Но смысла в этом нет. Огонь — часть тебя. Позови и мы придем. Подумай о пламени, словно погрузись в него, а затем только представь, что тебе надо.

Артур закрыл глаза и последовал совету.

Сначала его тело окружила словно пленка из пламени. Это произошло в тот момент, когда Артур обратился к своей стихии, а затем он представил несколько шаров вокруг себя. И огонь отозвался так, как он и просил.

Открыв глаза, Артур не удивился увиденной картине.

Пять шаров равномерно распределились по окружности и были полностью послушны его воле. Артур мог с ними играться как захочет, что он и проделал.

— Невероятно, — восхищенно воскликнул Фредерик. — Не ожидал. Судя по всему, ты нашел свой способ управления своим пламенем. Для каждого мага он свой. Способы могут схожи внешне, но отличаться в корне, и наоборот. Вы молодец, Мастер.

— Благодарю, — ответил Артур и развеял шары, после чего почувствовал накопившуюся усталость.

— Тогда на сегодня хватит, — сообщил Фредерик. — Вы, Мастер, потратили много сил и теперь вам стоит отдохнуть.

— Ага, — согласился Артур, восстанавливая дыхание.

На кухне их ждала Луиза, знавшая, что после тренировки они сильно проголодаются. Разложив еду на столе, она села вместе с ними и поинтересовалась:

— Как успехи?

Артур сосредоточился на еде, поэтому Луизе ответил Фредерик:

— Выше всяких похвал. Полный контроль стихии. Получилось не сразу, но результат просто превосходен.

Артур решил все же отвлечься и прояснить:

— Фредерик говорил направлять и управлять, но в моем случае все не так. Мое пламя похоже на игривого ребенка, которое хочет, чтобы с ним поиграли. И такие манипуляции и есть те игры. Наверное, это особенность.

— Да. Как я говорил, у каждого мага стихия ведет себя по-своему. Одним удается найти подсказку, другим — нет. Те, кто смог, могут достичь вершин, но необязательно. Есть много, скажем так, планок, на которых можно зависнуть, не зная, куда и как двигаться дальше.

— А ты, Фредерик, уперся в одну из таких планок? — поинтересовался Артур.

— Хм, — задумался Огненный мечник. — Пожалуй, что да. Я — мечник и самому мне не научиться, а подходящих учителей нет.

— Как это нет! — воскликнул вошедший Риз и услышавший последнюю реплику. — Владыка рассказывал мне в свое время о многих способах развития, и мы можем посмотреть, что тебе подойдет. Все равно со Стилом заниматься.

— И то правда, — согласился Артур в отношении Стального Клыка.

— Тогда по времени посмотрим, что и как, — решил Риз.

— Хорошо, — согласился с ним Фредерик.

— А я могу присоединиться? — вклинилась в разговор Луиза, а затем несколько игриво продолжила: — А то все стараются стать сильнее, а я не у дел. Мне даже как-то обидно.

— Да, конечно, — кивнул Риз. — Хотя я с ветром не работал, но есть близкие состояния пламени, что-то вроде плазмы, и ему подобное. Думаю, что тоже найду, чем помочь.

— Тогда рассчитываю на вас, Повелитель, — поблагодарила его Луиза.

— Еще не за что, еще не за что, — ответил ей Риз.

Артур согласился с их выбором.

Риз присоединился к трапезе. Продолжили они ее в молчании.

На этом закончился богатый на события для Артура день.