Глава 2. Путь к себе.

Глава 2. Путь к себе.

Часть 1

Оставшиеся занятия прошли как в тумане. Хотя... это, наверное, не совсем правильно. Остальным, мне кажется, казалось, будто я витаю в облаках. И отчасти были бы правы, не зная, о чем я мог думать. А я в очередной раз обдумывал намеки Фредерика и Луизы, странное поведение совета да свою реакцию и тот мой-не мой голос.

И хотел, дико хотел понять, к чему же все это и что за этим все-таки стоит. Чего ждать и к чему готовиться. Но информации слишком мало.

И чем больше размышлял, тем больше погружался в некий транс.

Домой я добирался все в том же состоянии. Как ни странно, сестренки видели это, но не вмешивались. Интересно, почему?! Попытался спросить, так они только глаза отводят. Не понимаю.

— Юи, Аи, скажите, пожалуйста, почему вы стараетесь не смотреть в мою сторону, — с некоторым нажимом в очередной раз спросил я, пока мы добирались домой.

— Потому что... твой взгляд... и вид... — все-таки, прошептала, словно боясь, Юи.

— будто затягивают... куда-то... внутрь, — тем же голосом ответила и Аи.

— Ты... не страшен, — продолжила первая из них.

— Но... все-таки... пугаешь, — закончила вторая.

— Э? — только, что и оставалось мне, склонить набок голову и удивленно уставиться на них.

Никогда! Никогда со смерти родителей я не вызывал у своих сестер такой реакции и мне даже в страшном сне не могло привидеться, что я их чем-то напугаю или заставлю отвернуться. Я даже думать не смел о чем-то подобном. Но факт на лицо, и это злило меня, и в то же время удивляло.

Мне начало казаться, что мой мир, мой привычный мир, рушится.

Зайдя в дом, я вновь удивился. Я не знал, что, но были какие-то новые ощущения. Увидев Луизу, заметил, как вокруг нее кружится ветер, по крайней мере, я думаю, что это был ветер, а вот вокруг Фредерика однозначно пламя, такое знающее себе цену и просто не подчиняющееся кому попало. Это я понял абсолютно четко.

— Ветер и пламя. Какая ирония, а я ведь тебя сегодня утром назвал ветром, правда, надо было добавить, что ты — вольный ветер, — с некоторой усмешкой сказал я. Узрев удивление на лицах Луизы и Фредерика, продолжил все тем же несколько нахально-насмешливым тоном, — кажется, вы, дорогие мои, ждали некое событие, но вместо того, чтобы помочь, лишь отворачивались. — В моих глазах, кажется, аж молнии засверкали. Юи с Аи отошли от меня подальше, но я даже не придал этому особого внимания. Что-то было не так. Я задумался и, наконец, почти минуту спустя вспомнил о сестрах, хотя и с трудом. Лучше было оставить с ними Луизу, но я все-таки пожелал, чтобы с ними остался Фредерик, а вот Луизу я отвел к себе в кабинет.

— Итак. — Я встал спиной к столу, чуть прислонившись к нему. — Ты ничего не хочешь мне сказать?

— Мастер... я... — почему-то начала лепетать она. — я... не имею... права. — В глазах ее, как ни странно, все больше клубилось страха.

— Не имеешь права? — подобно грому, сказал я. — Отказываешься? Хочешь предать.. нас? Как это сделали остальные?

— Нет, — замотала она головой. — Нет... Я... постойте... Владыка?

— Не совсем. И да, и нет, — немного спокойнее, даже с некоторой горечью, произнес я. — Правильнее, наверно, мы оба, но память моя пуста, а он ничего не знает. Не пройти нам дальше по пути, пока мы не вспомним прошлое. То, что сокрыто за пеленой. — Я тряхнул головой.

— Великий. — И Луиза преклонила колено с невероятным изяществом, которого я ранее никогда за ней не замечал, хотя и обычно ее движения великолепны.

— Расскажи... нам. Мы... должны... знать, — несколько отрывисто произнес я.

— Как прикажете, Великий, — выпрямившись, ответила Луиза.

Часть 2

Я должна рассказать две связанные друг с другом истории. Одна из них о том, кем мы были, в другой же говорится о том, кем мы стали.

И начну я издалека.

Что было раньше того, что я расскажу, никто не помнит и не знает. Боюсь, что подобное может быть известно разве что Владыке, но его с нами тут нет и не было, а потому не узнать и не спросить.

Но после то ли смерти забвения, то ли памяти очищения мы оказались в каком-то воздушном киселе. При этом не было у нас тел, хотя на тот момент вряд ли кто подобное осознавал. Мы были детям подобны в неизвестном доселе месте.

Долго ли, коротко ли, но вроде куда-то двигались или пробивались сквозь кисель и наше состояние, как бы это сказать, уплотнялось.

Когда у нас сформировались тела, мы узрели странную картину. Куда ни глянь повсюду расстилалась безграничная и бесконечная пустыня. Светила не было, но было по-сумеречному светло и это освещение почти не менялось. Но почему, не знаю. Я не была достаточно сильной, чтобы спокойно общаться с Повелителями.

Как ни странно, мы владели разными элементами, разными силами и изначально сошлись в битве друг с другом.

Это со временем и позднее, когда выстроилась иерархия по силе и власти, а на тот момент была кровавая баня. Умиравшие, как оказалось, возвращались к тому состоянию, когда пребывали в воздушном киселе, а потом заново проходили путь. Там трудно ориентироваться, но подспудно чувствуешь лишь одно направление: к этой самой проклятой, будто раскаленной докрасна пустыне.

Потом Великие решили воздвигнуть себе шпиль, а вокруг стали появляться замки, в которых стали жить могущественные из нас, но не доросшие до Повелителей, вместе с теми, кто подчинялся им — Легионом.

Шло время. Стали появляться исследования, обобщения или это начал кто-то определенный или, возможно, для определенной цели. Здесь ничего не знаю, могу лишь предполагать.

И все как-то нормализовалось. Сражения между сильными продолжались по причине или без, но того, изначального, дикого угара уже не было.

И на этом я закончу первую историю. Но прежде, чем во втором рассказе перейти к связанным с нами событиям, мне нужно напомнить или заново сообщить ряд моментов, о которых, возможно, информировали в школе на уроках истории, а, возможно, что и нет.

Это произошло очень и очень давно. Сейчас тех событий никто и не помнит. Они хранятся лишь наследниками Рода и их слугами, то есть нами.

В то время жило просто невероятное количество магов. На разных континентах, в разных странах, разных вер и устремлений, но их всех объединяло одно: они хотели достичь высот, а потому неустанно экспериментировали с магией.

Одни ее использовали для себя, другие помогали тем, кто не умел колдовать.

Одни играли с пространством, поэтому дома у них были такие, что, кроме создателей никто не мог ходить по ним, а бывали такие, что порой и хозяева не могли выйти из своего дома, настолько дом представлял собой перекрёсток различных пространств.

Были те, кто исследовал элементные силы, то есть природу и силу элементов, из которых по легендам и было сотворен этот Мир. Были те, кто хотел стать Повелителем всего Сущего, но находились и те, кто их усмирял.

И кто-то открыл Проход в наш Мир, к тем, кто ныне является вашим слугой, связанная Древней Клятвой. К нам, ко мне подобным. Великий вы должны сами вспомнить, кто вы.

Началось долгое, очень долгое вторжение наших в ваш Мир. Семь Великих вели нас, пытаясь захватить всех людей и жалких магов, как наши тогда считали, но, как оказалось, недооценёнными оказались люди.

Поначалу всё шло гладко. Деревня за деревней, город за городом, страна за страной падали пред нашими, утопая в лужах собственной крови.

Но только мы почти собрались праздновать победу, которая была не за горами, когда среди остатков людей вышли Семеро и встали против нас.

Они предложили следующий договор.

Если они победят Великих, то, у какого Легиона будет убит Великий, Победитель становится новым командующим, а члены Легиона соответственно подчиненными. Право наследования будет передаваться из поколения в поколение по Праву Крови и лишь тому из потомков, кому удастся осознать свою силу в полной мере. Позднее это и стало называться Пробуждением. Но воистину Великим и Истинным Повелителем среди людей над всеми Легионами станет тот, кому хватит ума и силы воскресить Великого, сраженного в этом бою. Что касается того, что будет, если они проиграют, то тут и говорить не приходится: весь Мир должен был стать нашим, ибо не осталось людей, достаточно сильных в магии, способных одолеть Вторгшихся.

Разумеется, никто из Великих не стал бездумно атаковать смельчаков, а послали тех, кто послабее, но они были с легкостью побеждены.

Высшие этого не ожидали. Тогда они послали самых сильных своих слуг, но и те были с легкостью побеждены. Это задело уже честь и гордость Великих. Тогда-то они и согласились на бой с теми семью смельчаками.

Далее всех разделились по парам: Великий против Человека.

Долго длилась та битва, но, как ни странно, для нас это не звучало, но Великие проигрывали один бой за другим, но пред смертью подтвердили силу договора, давая нерушимую Клятву, которая среди наших передавалась и до сих пор передаётся из поколения в поколение, а те Семеро положили начало Великим Родам, одним из которых и является Ваш Род.

С тех пор право приказывать переходит от отца к сыну, у некоторых от матерей к дочерям, хотя бывают и исключения в зависимости от того, кто пробудит свои силы и докажет, что способен управлять легионом, хотя общая линия по мальчикам или девочкам превалирует.

Так мы и пришли к тому, что имеем сейчас.

Часть 3

С легким вздохом Луиза закончила свое повествование.

— Таким было наше прошлое и таким стало настоящее, — еще раз вздохнув, она с горечью подвела итог своему рассказу.

— Но Клятва наша нерушима, — воскликнул я. — От нее нельзя отказаться и нельзя ей изменить.

— Так было, но сейчас... увы и к сожалению, — разведя руками, понизив голос, почти прошептав, ответила Луиза.

— Где остальные?

— Не знаю, — было мне ответом. — Могу я спросить?

— Спрашивай, — ответил ей я.

— Как так получилось, что разговор сейчас ведете Вы, а не Мастер?

— Это не совсем верно. По сути, мы сейчас одно целое. Те вопросы, что задаем мы, нам обоим интересны. Любопытство, непонимание и желание узнать пробудило и часть меня, но, если все пойдет так и дальше, то вновь себя полностью осознаю. И этот вариант более вероятен.

— Значит, Вы сможете вернуться? — решилась уточнить Луиза.

— Не знаю, это в конечном счете зависит от мальчишки.

— Судя по отсутствию остальных, вас двое. Куда исчезли остальные, точнее, что произошло?!

— Подробностей мы не знаем. В один миг, когда Мастеру было пять лет, а его сестры и того моложе, мы нашли его родителей мертвыми. Ни следов взлома, ни проникновения, ни какого-либо воздействия на мир. Как будто шли, миг и они лежат уже мертвые с кинжалами в спинах. Тогда и началось брожение. Видимо, связь ослабла или была иная причина, но все ушли неведомо куда и остались лишь мы двое.

— А почему он ищет ответы и не находит? — Великий стал несколько отделять себя от Артура, все больше и больше осознавал себя, отделяя свое сознание от чужого.

— В тонкости их сил и способностей его должны были посвятить родители, предыдущие Повелители, но... к моменту их смерти, никто не проявлял своих возможностей, а потом уже мы не решались вмешиваться в этот процесс, боясь сделать что-то не так.

— Я понял вас и ваше отношение, но не могу принять действия остальных. А значит, надо их найти или заставить прийти и вновь преклонить колено и если касается только силы, то вряд ли станет проблемой. А сейчас мне и самому надо подумать, — сказал я голосом создания, погружающегося в сон.

— Луиза? — уже четким и своим голосом спросил я.

— Мастер? — видимо, она решила уточнить.

— Да. — Я с некоторой задумчивостью почесал затылок. — Теперь, когда я — это я, хотелось бы узнать ответы на несколько вопросов.

— Сейчас я отвечу и не буду юлить, как это было раньше.

— Причину я слышал и принимаю ее. — Я слегка наклонил голову, подтверждая свои слова. — Но хотелось бы знать, кто вы?

— Это... — Луиза в сомнении закусила губу, хотя вроде и обещала ответить, или этот вопрос был еще тем краеугольным камнем!

— Отвечай, я должен знать, с кем имею дело, — несколько разозлившись, рыкнул я и удивился потому, что это была моя злость, а не того существа, которое казалось, только и состоит из ненависти, ярости и злости, но... при этом себя почти абсолютно контролирует. И при желании может изобразить отсутствие контроля, но лишь там, где требует этого ситуация, а так вполне сильная и уравновешенная сущность. Но и проблема в том, что это такая сущность, у которой не понятна суть.

— Да, Повелитель. Я выполню ваш приказ, как и обещание. — Луиза рухнула передо мной на колени. Уж не знаю, каким образом она воспитана, но вот от таких привычек надо будет отучать.

— Встань, — приказал я. — Не стоит так делать. Лучше прямо ответь на вопрос и это будет лучшим показателем твоего отношения, нежели вот такие действия. Ну или, в крайнем случае, твое прошлое поведение мне как-то больше нравилось.

— Повелитель? — Луиза с сомнением посмотрела на меня, но все-таки встала. Что ж и то хлеб.

— Говори уже. — Я продолжал смотреть все также требовательно, но при этом старался не улыбаться, но вот спрятать искры веселья из глаз мне вряд ли удалось. Надеюсь, внешне это выглядело добродушно-требовательным выражением. Сильно надеюсь.

— Опять же я начну несколько издалека, — начала она.

— Как удобнее будет, — подбодрил ее я.

— Хорошо, — согласилась она и начала рассказывать. — Когда многие немного освоились в той красной пустыне, некоторые, насколько я знаю, стали вспоминать различные места: зеленые леса, степи и поля. Все то, чего быть в том мире не могло. Сначала этого и не понимали, но потом стали думать, а вдруг это оттуда, откуда мы и пришли. Но, если мы там жили, то за что же нас отправили в такое отвратительное место? Я думаю, что ответа никто не знал, разве что Владыка?! Но ему мало было дела до низших. По крайней мере, вне шпиля он не показывался. И вот с тех образов и тех осколков пошло наше название исчадия Ада или демоны. В этом мире нет аналогов такому названию, но если нужно тебе как-то нас называть, то можешь остановиться на том проклятом названии, — все с той же горечью, что и до этого рассказывала Луиза, поведала ответ на этот очень важный вопрос.

— Благодарю. — Теперь и мне нужно подумать.

— Зовите, если понадоблюсь, — поклонилась она и ушла своей плавной походкой.

Часть 4

Несмотря на свои движения, когда я покинула Повелителя, то была в смятении, а действия инстинктивными. Шла я на кухню, чтобы начать готовить ужин и отвлечься, но не получалось.

На желание Мастера отозвался наш изначальный Повелитель и они оба были не в духе: мы ничего не рассказывали Мастеру, а Повелитель был не рад предательству. Одно накладывалось на другое и результат печальный, я еле на ногах стояла, исполняя приказ, хотя под их общей аурой хотелось пасть на колени и не вставать, пока они не успокоятся, но вместо этого пришлось принять огонь на себя.

Я рассказала то, что должна была рассказать давным-давно и это промедление могло стать причиной смерти. Мечнику это не понравится. Точно, не нравится, вон как хмурится.

— Ты ему все рассказала?

Я мотнула головой в отрицании, не уточняя при этом, что отрицаю.

— М-м-м, поясни...

— Со мной разговаривал не только Мастер, но и Повелитель, — сообщила я, занимаясь привычными делами и потихоньку успокаиваясь.

— Сам Повелитель? — тут он не сдержался, выпустив пламя, которое является частью его сущности. — Прости, — сказал он, сворачивая ауру.

— Ничего. Я на твоем месте тоже не справилась бы с собой, но сейчас выжата устроенным мне допросом. Хорошо, хоть нас девочки не слышат. Единственное, что радует.

— Как они действовали? — спросил меня мечник.

— Требовали информацию и их поведение было не характерным для обоих. Раздражены были оба и думаю, что в эмоциональной сфере явно или нет, но подпитывали друг друга. Причины разные, а результат — один. Фух, — выдохнула я.

— У меня для тебя есть новость. Появился Стил.

— Неужели поводок Клятвы начинает стягиваться по мере Пробуждения Мастера и активизации его сил? — воскликнула я, чуть не выронив нож, но вовремя опомнилась.

— Возможно, — не стал отрицать мой собеседник. — Вероятность не нулевая.

— Но почему мы тогда не чувствуем? — решила я спросить его мнение.

— Во-первых, мы не отказывались, поэтому она нас, если и затронет, то в последнюю очередь, ведь мы и так выполняем приказы, а во-вторых, мы так или иначе, но действуем в их интересах и им ни к чему принуждать нас лишний раз.

— Да и Мастер с Повелителем сказали, что принимают наше поведение и отношение.

— Вот видишь, — подтвердил Фредерик. — Они на нас не злятся, а всему виной их состояние и непонимание вещей, которые для нас прозрачны и четки. И, кстати, я уверен, что Стил промелькнет в новостях, — задумчиво протянул мечник.

Я уставилась на него.

— Нрав у него буйный, а сам по себе он весьма активный, — пояснил он свою мысль.

— Надеюсь, нас минует буря, — завершила я разговор, полностью сосредоточившись на будущем ужине. Фредерик в ответ лишь промолчал.

Часть 5

Прошел примерно час, и мы все сидели за ужином, приготовленным Луизой. Как всегда, ее готовка была выше всяческих похвал.

Я со своей долей закончил и теперь, как и Фредерик, сидел и смотрел телевизор. Закончился какой-то неинтересный фильм, хотя остальные может и поспорят со мной по его поводу, но мне это безразлично. Никогда не ценил и любил особо фильмы. Новинки, да еще смотрел и то не все, а уж выпущенные год-два назад и более меня точно не интересовали.

Юи и Аи еще жевали. Закончилась реклама и начались новости.

Обычно просматриваю начало, чтобы быть, как минимум, в курсе основных событий, но не всегда получается. Иногда бывает, что и Фредерик пересказывает.

Выпуск начался с политических новостей, которые были в общем-то ожидаемы, если анализировать прошлые события. Экономические тоже не вызвали никакого особого отклика, а вот когда перешли к обзору криминогенной обстановки...

— Буквально пару часов назад нашли тела двух молодых девушек, — говорила диктор, а в этом время тех, о ком говорили показывали непосредственно на экране. — По мнению экспертов, их загрызло некое крупное животное. Специалисты пока отказываются назвать, кто это может быть, а полиция не делает никаких поспешных заявлений.

На этом диктор закончила свою речь и перешла к следующим новостям. А моим ртом, в ярости раздувая ноздри, то существо произнесло с неким подрыкиванием:

— Бешеный Клык Стил. — В ответ Луиза с Фредериком замерли и одна с ужасом, а другой с интересом посмотрели на меня. Девочки продолжили есть, будто ничего не произошло, только ложки стали мелькать быстрее. — Предатель. Будет первым, а остальные прибегут, никуда не денутся. — Иллюзорным пламенем поднялась все та же странная аура и резко опала, будто выпустили воздух или перекрыли кран.

— Повелитель? — и Луиза, и Фредерик сказали это одновременно.

— Ваша задача — присмотреть за девочками, а с ним разберемся мы сами, — вмешался уже непосредственно я.

— Хорошо. — Луиза, сглотнув, согласилась, а Фредерик просто кивнул.

— Рад, что это понятно. — На удивление эту фразу мы произнесли вместе и я, и то существо.

— Он уже несколько дней, как объявился, — произнес Фредерик.

— И ты молчал... — все, что мы могли сказать.

— Я не был уверен, как вы к этому отнесетесь. — Фредерик пояснил свои действия.

Теперь уже мы замерли в недоумении, с которым, однако, справились быстро.

В какой-то мере он был прав. Скажи мне кто пару дней назад о Стиле, и я абсолютно не понял бы, о ком речь, зато сейчас я четко ощущаю, о ком мы говорим. И мне это не нравится.

— Не с его характером прятаться, так что отсюда резонный вопрос: где он был все это время? — задал вопрос по большей части риторический, пытался сам найти ответ и не ожидал, что Фредерик на него ответит:

— Возможно, где-то в глуши, где трудно отличить его действия от действительно действий зверей, а может и где-то еще, — закончив фразу, он пожал плечами.

— Что ж, план остается прежний, — повторили мы.

И тут я вспомнил о сестренках. В это время та сущность ушла куда-то в глубину сознания, и я остался сам собой.

— Я вас продолжаю пугать? — обратился я к Юи и Аи.

— Угу, — кивнули они.

— Я сам всего толком не знаю и не понимаю. — Я грустно улыбнулся. — Но надеюсь разобраться в ближайшее время, а пока прошу — потерпите.

Девочки переглянулись и неуверенно кивнули, а я вновь грустно улыбнулся.

— Мы пошли, — проговорили они и убежали.

— Есть еще что-то, что я должен знать? — спросил я, глядя на Луизу и Фредерика.

Они переглянулись. Луиза слегка прикусывала губу, видимо, все же хотела что-то сказать, но не решалась. Фредерик же лишь задумчиво смотрел перед собой, тем самым, ни на грамм не ослабляя душевные терзания Луизы.

— Думаю, Мастер должен знать, — все же произнес Фредерик. Луиза с облегчением выдохнула:

— Говори ты.

— Хорошо, — кивнул он и обратился ко мне. — Мастер, думаю, Луиза рассказала вам, откуда мы и как здесь оказались.

— Да, — подтвердил я.

— Тогда не буду повторяться. Лишь скажу, что за все прошедшее время Повелитель Риз с нами ни разу не разговаривал.

Я был сбит с толку и в непонимании замотал головой.

— И что это значит? — все же выдал я.

— Самому бы хотелось знать. Есть предположение, что это из-за нарушенной Клятвы, но тонкости и подробности неизвестны. Есть также вариант, что это ваше Пробуждение и желание найти ответы стало причиной, но опять подтвердить это невозможно. А может, что-то на стыке этих версий. Но это самые вероятные объяснения.

— М-м-м, — протянул я, осмысливая его слова. — Это может чем-то грозить или быть опасно?

— Повторюсь, этот случай впервые за тысячелетия и поэтому ответ неизвестен. — Фредерик сокрушенно замотал головой, а Луиза лишь развела руками:

— Таковы дела, Мастер.

— Я понял вас и благодарю. Я отнесусь к вашему предупреждению соответственно: буду предельно внимателен, — ответил я им на их заботу.

— Благодарим за понимание, — сказала Луиза, а Фредерик в подтверждение кивнул головой.

— Это всё? — решил уточнить я.

— Из всего, что важно, да, — кивнула Луиза.

Я отправился к себе в комнату. Сегодня никаких важных дел не было, а потому я занялся домашней работой. Закончив с ней, лёг спать.

Часть 6

Снилась мне сегодня всякая бессмыслица. То красная, бесплодная пустыня, то фрагменты непонятно чего. Все перепутано, все скомкано. Одно переходило в другое, следующее сплавлялось с предыдущим, местами образуя уникальную мозаику из сотни, а то и тысячи кусков. То ли какие-то воспоминания, то ли непонятно что.

И, разумеется, к утру я так толком и не поспал: был полностью разбит и на ходу клевал носом. После утренних процедур стало полегче, не так чтобы уж сильно, но, по крайней мере, не создавалось вида, что на следующем шагу полностью усну.

Завтрак начался, как обычно.

— Братик, ты не выспался? — спросила Юи.

— Кошмары снились? — параллельно с сестрой спросила и Аи.

— Да чушь какая-то снилась, как в лихорадке или бреду, — ответил я обеим сразу и подумал, а насколько это, на самом деле, далеко от правды.

— Может, тебе сегодня не ходить в школу? — спросила Юи.

— Может, не стоит? — это Аи.

— Да, нет, справлюсь. Тем более, сегодня второй день, как перевелись, так что надо, — сказал я, орудуя вилкой.

— Понимаем. И все-таки... — начала первая.

— ... не перетруждайся, — закончила вторая.

— Учту ваше пожелание, — подмигнул я им. Они переглянулись и пожали плечами.

После завтрака девочки пошли, а я чуть задержался.

— Ветреная, Огненный, повторяю. Присмотрите за сестренками, и чтобы с их головы и волос не упал, — как можно строже сказал я, насколько это возможно в моем состоянии. И пошел догонять сестер.

Часть 7

Немногим позднее где-то на окраине города среди дворов передвигалось странное существо.

Внешне оно напоминало огромную собаку или скорее волка, только даже самого большого среди них оно превышало, как минимум, раза в три. Но этим различия не заканчивались. Ни у собаки не увидишь такой шерсти, ни даже у волка, а у него шерсть была голубой и лоснящейся, будто ее покрывал воск.

Да и поведение было более чем странным. Какое-то время оно двигалось в одном ему известном направлении, а затем стало водить носом по воздуху. Выражение морды стало озадаченным. Еще раз поведя носом по воздуху, будто в глубоком недоумении склонило голову набок.

Если судить по движениям, то это существо казалось разумным. Может внешне являлось животным, но оно умело мыслить и анализировать. И это было видно по глазам, которые не могли принадлежать какому-нибудь неразумному. В них виднелась не только работа мысли, но и некое напряжение, свидетельствовавшее о неком сражении или сопротивлении.

А что может быть противно свободе?

Разумеется, неволя, плен или иная форма подчинения. Это существо не хотело никому служить... но некая сила тянула его туда, где ему следовало быть.

И ему только и оставалось, что, делая короткие перебежки, останавливаться и проверять направление движения.