Глава 3. Пробуждение

Глава 3. Пробуждение

Часть 1

Шла середина занятия. Время тянулось мучительно медленно, словно издевалось. Артур думал о Клыке и о том, где он может быть, а также, насколько большая опасность грозит его сестрам. Конечно, он приказал Фредерику с Луизой внимательно присматривать за ними, но и ему стоит быть начеку. Хотя Артур мало представлял, что он сможет противопоставить Клыку. Все же он плохо его помнил.

Артур вновь мысленно вздохнул и в очередной раз попытался сосредоточиться на теме урока. Вроде немного стал понимать суть того, о чем рассказывал учитель, как одна из девчонок, которая по какой-то одной своей причине смотрела в окно, удивленно воскликнула:

— Смотрите, какой песик!

Трудно описать, сколько в ее словах была неверия в увиденное, настолько она была поражена до глубины души.

— Попрошу не отвлекаться! — прикрикнул учитель, но его слова пропали втуне.

Сначала девчонки, а потом и мальчишки пошли к окнам и стали смотреть на поле перед корпусом.

— Какой миленький! А чей он! А можно ли его погладить! — раздавались эти и им подобные возгласы.

Учитель пытался призвать всех к порядку, но его слова не достигали учеников, да и сам он был поражен тем, что видел. Как и все остальные, он не мог поверить своим глазам. Ему казалось, что они его обманывают. Не нужно было читать мысли, выражения лиц всех и каждого говорили сами за себя.

И было чему удивиться.

Сюда через спортивное поле приближалась собака. Отсюда она выглядела миниатюрно, но, если учесть разделявшее расстояние, то примерно можно представить ее гигантские размеры. Из-за нежно-синей шерсти этой собаки картина казалась все более сюрреалистичной.

Взглянув в окно, я почему-то четко понял, кого там вижу.

— Бешенный Клык Стил, — с неким подрыкиванием произнес я, частично не своим голосом.

— Артур! — не менее пораженно воскликнул учитель, смотря на меня, а за ним и все остальные повернулись в мою сторону.

Я знал, что на моем лице блуждала дьявольская улыбка и злобный оскал. Я знал, что аура вновь вышла из-под контроля и я был не совсем я. Но не стал и пытаться ею управлять.

— Не стойте ни у него, ни у меня на пути! — решил я всех предупредить.

И в это мгновение в класс фактически влетела Мила. Наши взгляды пересеклись. Девочка слегка сглотнула.

— Да будет спокойна Вода, — поприветствовал я ее древними и не звучавшими в этом мире словами.

— Да будет пылать пламени Ярость, — шокированно выдала она.

— Ваша задача — обеспечить безопасность учеников, — почему-то я был уверен, что имею полное право приказывать. — Мои в пути и при необходимости помогут. О его присутствии в городе знали, но не могли предсказать, что он явится сюда, — немного извинился я, слегка наклонив голову. — Но непосредственно с ним разберусь я, как его Повелитель, — и криво усмехнулся. Учитывая каким было мое выражение, то сейчас в обморок готовы были упасть даже самые стойкие.

— Исполним, — только и кивнула она. Да, стойкости и спокойствии ей не занимать, хотя бы внешне... хм... хах... а коленки все-таки немного дрожат. Это даже немного забавно. Но сейчас мне нет до этого дела.

— Нам нужно поспешить, — позвал я ее за собой и побежал к выходу из корпуса.

Почему-то Стил все еще был на поле. Он стоял и принюхивался.

Я подошел к Стилу. За пределами поля стояли члены совета, учителя и ученики, но никто не решался приблизиться. Так и должно быть. Нечего им тут делать.

Члены света были готовы вмешаться, а остальные смотрели с непониманием и удивлением. Главное, что не мешали. Им и впрямь нечего тут делать.

— Да станет наше Пламя Пламенем этого мира, так ведь, Стил? — обратился к нему, но не я сам, а то существо... а я же в это время...

Часть 2

Вот я только выбегал из класса, а потом неожиданное чувство падения и какая-то странная темнота вокруг. Но, когда я смотрел на нее, она не казалась мне чужой, а какой-то родной, чем-то напоминая объятия матери. Я поначалу удивлялся, а потом я попытался понять, что все же происходит.

Прошел ли миг, час, год или целая вечность, но я продолжал падать, при этом ничего не понимал, слишком уж все произошло резко и неожиданно. Я начал падать в пустоте и точкой назначения также была пустота. Казалось, что вот-вот я попаду куда надо и сердце на миг замирало, но потом секунда-другая по моему времени и меня вновь переполняло чувство полета или парения. Трудно сказать, что больше подошло бы, ведь ориентироваться не на что.

Но все-таки миг или вечность спустя все закончилось, и я очутился в каком-то странном месте: то ли в какой-то реальности, то ли неведомо вообще где. Происходящее начало казаться непонятным сном.

Меня окружало пламя, да я и сам горел, но... оно не обжигало, а по ощущениям казалось родным, как и та странная пустота. Прикосновение пламени казалось даже немного приятным, словно нагулявшийся кот, который пришёл к хозяину и хочет, чтобы его приласкали.

Из ниоткуда и словно сразу отовсюду зазвучал наполненный грозной силой, но при этом миролюбивый голос:

— Давно никто из Вашего Рода не приходил сюда! Возможно, в этом не было нужды.

— Кто ты? Где я? Что я тут делаю? — спросил я, озираясь по сторонам в попытках отыскать источник голоса. Но безуспешно. Казалось со мной разговаривает само пространство. — Покажись!

Я старался, чтобы этот голос считал меня храбрым, но на самом деле я был напуган. Я пытался скрыть растерянность, но у меня плохо получалось. Не знаю, каким меня видел заговоривший со мной, но в итоге я всего лишь старался не показать своего страха и неуверенности.

— Я — часть тебя. Когда-то давно я был побежден и принес Клятву, нерушимую Клятву, что не предам и последую Воле Повелителя. За мной должен также поступить и весь Легион. После смерти своей я стал наследием твоего Рода, частью того Пламени, что течет в твоей крови и наполняет сутью своей душу.

— Обрети облик.

Мне надоело разговаривать с невидимкой. Хотя возможно к нему и неприменим этот термин, но не хотелось искать что-то иное в попытке описать его.

— Я смогу, если будет таково твое желание, — продолжила эта сущность. — Долгое время я спал и лишь недавно окончательно проснулся, и осознал себя, так что мне трудно понять, что происходит в мире. Но я могу примерно представить, сколько времени прошло.

Мне почему-то стало казаться, что он и сам не против перестать быть бесплотным и что ему по-своему неудобно. Возможно, в ответ на мои мысли, но это существо сказало:

— Знаешь, быть бесплотным, а потом вновь обрести силу, для меня вполне естественно. Мы не помним, откуда пришли и не знали другого места, кроме нашего дома — Ада. Наш цикл жизни не похож на человеческий. Мы возникаем некой неосязаемой субстанцией, возможно, душой, в некоем белесом тумане и по мере уплотнения нашей плотности нас проталкивает ближе к центру. Затем на относительно плотном слое мы каким-то образом создаем себе плоть, — продолжал он рассуждать. — А дальше мы растем: сначала физически, потом магически. В конце концов, если изначально Пламя формировало нас, то на определенном этапе возникает вопрос: либо безумие Пламени поглотит разум, либо разум окажется сильнее и возьмет Пламя под контроль. Да! Мы, Повелители, смогли пройти этот этап, но и нам не всегда легко, не всегда удается сдержать подступающее безумие. И этот сон, и это пробуждение похоже на этапы нашего развития, но в тоже время есть и различие. Но какое мне пока не понять.

Его последние слова озадачили меня. Да, Луиза говорила о том месте, где они жили, но... он также упомянул, что в этом его пробуждении есть отличие, какой-то нюанс. Также он упомянул, что не было нужды быть тут, где бы это место не находилось. А в чем разница между прошлым и будущим?!

Легион?! Точнее, его отсутствие. И, вероятнее всего, что родители ничего не успели ни мне, ни сестрам передать. Всего скорей, это так.

Я крепко задумался, но хмыканье этого существа вернуло меня к... хм... реальности.

— Клятва нарушена. Двое остались верны, остальные неведомо где. Возможно, это и есть причина того, что я тут, — подвел я итог своих размышлений.

— Но я-то от нее не отказывался, соответственно, это должно было удержать и остальных, — воскликнуло существо.

— Не знаю, — просто ответил я, не желая не только углубляться в дебри того, чего и так не знал, но и вообще ломать голову над сложившейся ситуацией. — Раз ты не отказался от Клятвы, поможешь ли ты разобраться во всем и вернуть остальных, пока дел не натворили?

— Это наша обязанность, — произнес собеседник.

— Дай мне сил, — воззвал я к нему, вспомнив произошедшие события перед тем, как попал сюда.

— Твоя сила у тебя, но истоков и сути ее я не знаю и не могу подсказать. Но пока ты будешь с этим разбираться, у тебя будет моя верность. Но не только до того момента, но и после. Клятва дана и не может быть нарушена, — несколько торжественно он произнес.

И я ему поверил. Не знаю, почему, но поверил.

— Только... — несколько нерешительно начал он, — мне понадобится тело в реальном мире. Но смогу я его обрести, если ты захочешь.

— Будет, — несколько поспешно поклялся, еще перебирая в уме его слова.

— А сейчас дай мне пообщаться со Стилом.

— Угу, — согласился я и на время все управление своим телом отдал этому существу.

Часть 3.

— Да станет наше Пламя Пламенем этого мира, так ведь, Стил? — обратился к волку, не Артур или Риз отдельно, а они вместе...

— Повелитель... — в шоке и ужасе прошептало похожее на волка создание, будто более громким голосом боясь вызвать еще больший гнев у упомянутого им Повелителя. И, видимо, то, что Стил понял, настолько поразило его, что от неожиданности он сел и в таком состоянии пытался отползти и убраться куда подальше, но его поза не слишком способствовало скорости. Скорее, он бы полностью открылся для атаки, нежели сбежал. И, похоже, что сам Стил прекрасно понимал сложившуюся ситуацию и то, что не сбежать ему от гнева Повелителя. Нет, вернее, гнева двух Повелителей.

— Значит, этот мальчик и впрямь правду сказал, — слегка горько произнес демон голосом Артура. — Вы предали Повелителя, мою Клятву, а значит то, что я сделал для вас в прошлом. Не будь меня, мы не смогли вырваться из плена того места сюда, где мы можем дышать нормальным воздухом и, в итоге, жить нормальной жизнью. Все Высшие об этом мечтают, ведь этот мир очень похож на тот, откуда мы изначально пришли. Но только Живущие в Шпиле ведают, почему мы оказались в том аду. То ли проклятьем клеймённые, то ли не нужными брошены мы были... и здесь мы нашли новый дом. Да, опьянели от свободы, да, виноваты, что вновь в подчинении, но и сказать, что все так уж плохо...

А дальше его слова, произносимые ртом Артура, скатились до какого-то еле понятного бормотания, так что даже нельзя было разобрать ни слова. Но и ладно, основное-то он и так сказал.

— Повелитель Ризшхад, — обратились к Артуру-Ризу Луиза и Фредерик.

— Лезвие ветра и Древний мечник, — произнес демон прозвища, всего скорей, являвшиеся их именами. — Получается, что вы — единственные, кто остался верен Клятве?!

— Да, — ответили оба, присели и склонили головы.

— Хотя и действовали несколько своеобразно, — на этот раз несколько весело хмыкнул демон, уже без той горечи в словах и выражениях.

— Да, — вновь согласились они.

А Стил, наверное, подумал, что о нем забыли, хотя это и не так. И похоже, что он ничего не понял, поскольку вместо того, чтобы попытаться скрыться, этот зверь брякнул:

— Я уничтожу этого мальчишку, и вы вновь будете свободны, Повелевающий.

— Идиот, — прежним грустным голосом произнес Повелитель Ризшхад. — Теперь я узнал все, что хотел, и сейчас твоя пора действовать, мальчик.

И сознание демона погрузилось куда-то внутрь, поскольку доселе в лице присутствовали демонические черты, а сейчас лицо Артура будто бы разгладилось. И, видимо, настала пора наказать Стила.

Артур посмотрел на собачку, усмехнулся. Затем посмотрел на слуг и заявил:

— Луиза и Фредерик, не вмешивайтесь! Это мой бой! Присмотрите за остальными. И, о-о-о, что я вижу. Неужели весь Совет в сборе?! Ну и ну!

В итоге Артур ухмыльнулся, переполненный каким-то диким весельем и боевым азартом.

А члены Совета тем временем недоуменно обменивались взглядами.

— Мальчишка...

— Странные колебания...

— Пробуждение...

Были понятны лишь части их реплик, остальное говорили их взгляды, обращенные друг к другу, и непонятные остальным, хотя сами они вероятнее всего понимали то, что хотели сказать остальные.

— Это необычное Пробуждение, — подвел итог их “разговора” Грид.

— Никто, с момента договора не мог общаться с Высшим, а Высший — с нами. Будьте начеку. Приготовьте клинки, — подтвердил Сазар.

— Вам они не потребуются, а вот мне не помешает, — произнес Артур, вероятно, подумав о том же, но времени ему вряд ли хватило, чтобы полностью осмыслить, как...

Стил прыгнул на Артура. Похоже, уроки Фридриха не прошли даром, и он увернулся, но волчонок успешно приземлился на лапы и, встав на задние, попытался достать его передними. Артур продолжил уклоняться.

Судя по бегающему взгляду Артура, он продолжал думать о клинке, а значит, ему нужно было что-то сделать со Стилом, то есть успокоить на время, достаточное для создания.

И он попробовал...

Отпрыгнув от атакующего его Стила на несколько метров, Артур попытался по наитию атаковать огненными шарами, поскольку первые вышли не совсем удачными. Волк начал бегать из стороны в сторону, чтобы ему не подпалили ему шкуру.

Но во время очередного разворота Стил направился в сторону Артур... вот он подпрыгнул... заметив его движение, Артур не стоял на месте и тоже прыгнул в его направлении... кажется, вот Артуру повезло, поскольку он оказался в воздухе выше Стила и в следующий момент припечатывал его ладонью к земле, а приземлившись, еще и пнул его в сторону забора. И откуда только столько силы взялось?!

“Да, кажется, сейчас именно тот момент”, — подумал Артур всего скорей... и лицо его посветлело, поскольку он осознал, что надо было сделать.

В этот же момент клинки шестерых членов Совета стали видимыми и засияли каждый своим цветом, как будто замкнутые в единую цепь и подчинялись зову более могучего, а Артур, тем временем, произнес:

— Пробудись ото сна, моя Воля, что Пламя, гуляющее во мне, стань же клинком, что укажет Путь к Свободе.

В руке Артура сначала появился небольшой шарик огня и стал увеличиваться в размерах, а дальше этот комок пламени все больше превращался в меч: сначала появилась гарда, крестовина и уже затем сам клинок. Яростный и пылающий, как вся его суть.

Стил помогал головой из стороны в сторону и, наконец, пришел в себя. Ринулся ко Артуру и стал пытаться достать его когтями, но Артур уворачивался или отражал его удары мечом. Когда его лапы соприкасались с огненным клинком, Стил рычал, злился, но не отступал. Долго ли, коротко ли, но эта игра, похоже, надоела. Глядя со стороны, было заметно, что скука пришла слишком быстро, занятому боем Артуру время, наверное, казалось растянутым, поскольку пылающее пламя нетерпеливо. Оно не любит ждать и ему неведомо слово терпение. Наверное, что если бы Артур положился на силы Ризшхада, то смог бы сдержать пламя, но если сдерживать слишком долго, то вскоре произойдет взрыв и тогда трудно будет предсказать последствия, каким морем огня прольется на этот мир Воля Пламени: либо сожжет и обратит все в пепел, либо подчинит. Останется лишь уповать на некую разумность стихии. И если не остановить Артура, то он и сам сгорит дотла и не останется ни пепла, ни воспоминаний. Ничего. Лишь пустота.

Так стоила ли эта возня такого будущего?! Думаю, что нет, а потому они не сдерживались и не отступали.

Вскоре Артур стал с трудом дышать, и пот потек со лба, а Стил казалось не запыхался и ни капельки не устал, даже скорость не сбавил.

— И это все, Стил?! Это все что ты можешь? — спросил его Артур, пытаясь скрыть за словами усталость. — Глупо было предавать. Ты показался сам, остальных найдем. И не видать вам впредь свободы.

В очередной раз Артур отбивал атаку волка, а потом его сила начинала сгущаться вокруг него, образуя сферу, наподобие той, что была вокруг него ранее, о которой он забыл, а сейчас вспомнил... четко вспомнил. Сила достигла предела. Пламя желало высвободиться.

Взрыв.

Огонь опаляющей волной прошелся по земле, обращая в пепел все, чего коснулся в радиусе пары метров от Артура. Стил же... Его отбросило сразу же и опять впечатало в то же злосчастное ограждение и, как ни странно, оно выдержало, хотя вмятина осталась знатная. Волчара опять без сознания... временно.

Отбросившее Стила пламя образовало круг метра два в диаметре, защищая Артура и не давая никому подойти. Члены Совета напряглись, будто предчувствуя что-то или готовясь к чему-то. Все пространство стала пронизывать сила. Спокойная и свободная, но готовая взорваться, сила.

И Артур вспомнил... об опрометчиво и поспешно данном обещании, поскольку посмотрел на всех решительно и улыбнулся своим мыслям.

Тех, кто видел его, пробила дрожь. У некоторых потек пот, а иные упали без чувств, и никто не пытался их поднять и помочь им.

Все ждали.

Артура... его действий.

И он не заставил их ждать. От громоподобного голоса Артура содрогнулись все, кажется даже сама земля, а в нескольких окнах аж треснули стекла:

— Из единства Пламени и моей Души, что есть Суть и Воля Пламени, возродись, Повелитель Ризшхад.

Все пространство, что было ограждено кругом, стало сплошным потоком пламени, ударившим в небо. Но этот огонь не трогал Артура, а наоборот, языки пламени будто ластились к нему и хотели, чтобы он их приласкал.

Затем...

Из этого столба, словно собираясь по кусочкам из Пламени, сплеталась гигантская фигура, пока не обрела полностью свою материальную форму.

Это был метров четырех, чешуйчатый монстр красно-сиреневого цвета, с двумя загнутыми кверху рогами. На нем было одеяние сиреневого цвета, которое могло говорить только об одном: это не просто демон, а Высший демон, которому подчиняются остальные.

На нем не было ни золотых цепей, ничего подобного. Просто вычурно вышитое одеяние.

После появления демона пламя словно растворилось в воздухе, словно его и не было никогда, а мечи Совета прекратили сиять.

— Ты еще не был готов, малыш. Не стоило спешить. Но ничего... — раздался голос Ризшхада.

Вероятно, это последнее, что услышал Артур, поскольку в следующий миг упал без сознания, лишившись остатков сил.

— Братик, братик, — закричали его сестры, опомнившись и подбегая к Артуру. — Что ты с ним сделал? — гневно обратились к Ризшхаду Юи и Аи. Вроде они должны были бояться демона, но в их глазах и их действиях не было ни капли страха. То ли они слишком волновались за брата, то ли были уверены, что этот демон не причинит им вреда. Сие неизвестно, но факт остается фактом. Они смотрели на Риза и требовали от него ответа.

— Да ничего, — ответил демон и прикоснулся к правому рогу, вероятно, этот жест должен был означать задумчивость. По крайней мере, судя по его поведению, можно было предположить именно такую трактовку его действий. — Он просто перестарался и потратил все силы, — слегка хмыкнув, добавил Риз.

— Но он придет в себя? — спросили сестры, видимо, не желая отступать.

— Должен. Разве что далеко не сразу, — сказал Риз и убрал лапу от рога. — Хоть ваш брат сейчас и без сознания, но я клянусь, что верен древней Клятве и не причиню ни вам, ни кому бы то ни было вреда, если вы явно не укажете на необходимость. — И четырехметровый монстр уважительно поклонился сестрам Артура и продолжил: — Мечник, забери Стила в дом, я с ним сам разберусь и накажу.

Фридрих поклонился демону, мгновенно переместился к не пришедшему в себя волку, перекинул того через плечо и исчез, будто растворился, так словно его никогда тут и не было.

— Ты действительно ничего не сделаешь ни нам, ни братику? — недоверчиво спросила Аи у демона.

— Они не знают о Клятве? — переадресовал вопрос к оставшейся Луизе.

— Нет, — ответила та, поклонившись. — Их родители умерли при странных обстоятельствах, когда они были совсем еще малышками, и им ничего не говорили. Отсюда и такая реакция. Владыка Артур частично знал, но в его состоянии... — сказала Луиза и развела руками.

— Я понимаю, — кивнул демон.

— С чего нам тебе верить? — подал голос опомнившийся Сазар.

— Верить или нет, это тебе решать. Однако, не думаю, что будет очень хорошим действием с вашей стороны — сразиться со мной — тем более, что мой Господин не может сейчас решать такие вопросы.

— То есть ты ему полностью подчиняешься?

— Клятва есть Клятва. Тем более, Вашим Предкам не под силу было возродить меня, или мне подобных, так что мысли сам. А сейчас, я желаю взять с собой Господ и отправиться в их дом. Ах, да, не в таком же облике. — Ризшхад почесал свою голову в районе правого рога, увидев свое отражение в одном из окон школы.

И он стал зрелым мужчиной в том же одеянии, что было при нем в демоническом обличии, которое только уменьшилось и изменилось в размерах настолько, чтобы нормально сидеть на теле.

Он бережно взял Артура и позвал девочек с собой, сказав:

— Показывайте дорогу. — Но прежде, чем уйти, обернулся к членам Совета и произнес: — Я бы вам посоветовал решить проблему с учениками. Думаю, что такое количество свидетелей ни нам, ни вам не нужны. — Да, вам стоит решить проблему с учениками. Свидетели-то ни нам, ни вам не нужны.

— И что ты предлагаешь сделать?

— Да ничего особенного. Стереть память или еще что-то, что вам по силам.

— А мы уж было подумали... — начал саркастически Сазар.

— Кстати, Господин сам предложил мне возрождение. Думаю, частично не понимая всех последствий, а может что-то подсказало ему, что так нужно. В любом случае, мне трудно объяснить причины. Предлагал-то я, это да, а то, что он воплотит это прямо сейчас, даже я не ожидал.

— Что??? Что бы он? Такое?

Члены Совета были в растерянности, услышав это заявление.

— Как бы то ни было, я рад. Да, думаю, что сейчас позаботиться о Господине — это самое важное, — закончил разговор демон.

Ризшхад, Луиза, Юи и Аи отправились в своё поместье, где Артур смог бы хорошенько отдохнуть.

А члены Совета продолжали стоять, в смятении переглядываясь и не обращая внимания на то, что на них смотрела вся школа.

Часть 4.

Прошло три дня с нападения Клыка на школу. В эти дни занятий не было, за исключением объявленного медосмотра для поиска и лечения пострадавших.

Бессознательного Артура принесли домой и уложили в постель, и с того времени он ни разу не открывал глаза. И никаких признаков того, что он скоро очнется.

Клык сидел взаперти в одной из подвальных комнат и ждал решения своих Повелителей. Несмотря на то, что он был по большей части зверем, все-таки понимал, что не стоит ему пытаться вырваться. Полдня Клык провалялся в беспамятстве — все-таки неслабо ему тогда досталось — а когда очнулся, осознал всю безысходность ситуации. Если повелитель Ризшхад поначалу был ослаблен, все-таки полноценное возрождение никто не ожидал и не мог предсказать, да даже с точки зрения магии трудно объяснить, если не брать в расчет божественную магию, о коей вряд ли тут слышали, то к вечеру Риз окреп настолько, что Клыку бессмысленно было пытаться что-то доказать силой. И не стоило забывать, что здесь на страже еще Древний мечник и Лезвие ветра. Нет, ему точно было не сладить со всеми ими. И несмотря на свое желание обрести свободу, его разум зверя понимал простую вещь: Повелители здесь и их слово закон. А также он вспомнил, как ему говорили, что он — первый, а остальные либо придут сами, либо Повелители найдут их сами и обрушат на них свой гнев.

Ризшхад за это время пытался разузнать все о том, чего он не знал и пропустил: расспрашивал Фридриха и Луизу, изучал книги в библиотеке. И... размышлял. Понимал ли он Стила и остальных?! Наверное, он знал, что если бы сам оказался в той же ситуации, то и ему трудно было бы избавиться от соблазна сбросить сдерживающие оковы, освободиться и отдаться своим желаниям. Но он был Повелителем, лишь на несколько ступенек меньше, чем Владыка. Ризшхад сам понимал, что они сами виноваты в сложившейся ситуации. Они вторглись и в опьянении не стали считаться с желаниями местных, хотя и сами еще до того, как стали демонами, были такими же обычными людьми. И теперь он и весь его легион пожинал плоды свои действий. Такова расплата, такова цена их жизней.

Юи и Аи почти не отходили от Артура, разве что Луиза заставляла их делать уроки. Они рассказывали брату какие-то истории, пытались с ним пообщаться, думая и надеясь, что это поможет ему проснуться быстрее. Но только Артур никак не реагировал на их присутствие и продолжал спать.

Повелитель Ризшхад тоже иногда приходил в комнату своего Владыки, но молча и терпеливо ждал.

Вот и сейчас он стоял, прижавшись к стене. Юи и Аи сидели на постели у брата. Луиза занималась повседневными делами и не вмешивалась. Сестры пытались в очередной раз что-то рассказать своему брату, но на этот раз уже отчаялись до него достучаться. И, видимо, ища поддержки или пытаясь понять произошедшее, решили поговорить с Ризом.

— Эм... простите... — начала робко Юи, — скажите, что с братиком?

— Да... — поддержала ее Аи. — Что с ним?

— Не знаю, — ответил Риз. — Если бы это был обычный обморок, то ваш брат проснулся бы на следующий день. Но этого не произошло до сих пор. Остается предположить, что это как-то связано с вашей силой.

— Какой силой? — спросили сестры в унисон.

— Я понятия не имею. Вашим предкам была дарована неизвестная мне сила и с помощью ее нас всех победили и подчинили, — поведал им Риз. — Но тонкости и суть этой силы мне неведомы. Остается лишь верить в Повелителя и надеяться.

— А ты нам действительно не причинишь вреда? — спросила Юи.

— Ты точно не опасен? — Словно вторя сестре, задала вопрос и Аи.

— Я принес вашему предку Клятву и исполню ее, особенно сейчас, когда эта Клятва проходит испытание на прочность. Когда-то мы из зверей стали более-менее нормальным обществом, но проход в ваш мир затмил нам разум, и мы словно стали вновь зверьми и за это поплатились. Сейчас же я не хочу повторения прошлого, поэтому буду ждать того мгновения, когда проснется Владыка, и буду действовать так, как он прикажет. Разумеется, я буду выполнять и ваши приказы, если они в моих силах. Думаю, понятно, что и разбудить Владыку я не в силах, — ответил им Риз на невысказанный вопрос.

— И сколько ждать? — спросили в один голос сестры.

— Сколько потребуется, — ответил Риз и пожал плечами.

— Ты холоден! — обвинила его Юи.

— Ты же обещал позаботиться! — присоединилась к сестре Аи.

— Я сказал, что исполню ваши приказы, Госпожи, но не требуйте от меня невозможного, того, что я просто не в силах сделать.

Сестры поникли и опустили головы. Спустя примерно минуту переглянулись и спросили:

— Кто вы такие на самом деле?

— Кто мы?! — Казалось бы переспросил Риз, но в действительности начал думать, как бы сформулировать ответ, не вдаваясь во все подробности. — Изучая книги в вашей библиотеке, я увидел, что у вас есть множество легенд о прошлом. Но такое ощущение, что вы перестали понимать, что это не легенды и мифы, а суровая правда, правдивее которой не сыскать. Внешне мы можем быть людьми, поскольку помним какого быть ими, но наш истинный облик вы видели три дня назад на моем примере и примере Стила.

Сестры вновь переглянулись и озадаченно склонили головы набок, затем выдали:

— Демоны, что ли?

— Да так мы себя называли, — грустно начал Риз, а затем продолжил, — и это название с нашего языка пришло к вам в те далекие времена, которые вы не знаете и не помните, а для меня еще слишком свежи, поскольку казалось я только заснул и начал просыпаться незадолго до известных вам событий. Для более подробной истории, я думаю, сейчас не то место и не то время.

— Угу, — в согласии склонили головы Юи и Аи, а потом по очереди спросили: — А... Луиза и... Фредерик... тоже демоны?

Закончив вопрос, сестры нервно сглотнули.

— Да, — ответила зашедшая в этот момент Луиза. — Вы полностью правы, Госпожи. Мы были, есть и останемся демонами. Надеюсь, это не изменит вашего к нам отношения?

Луиза посмотрела в глаза Юи и Аи.

— Нет. Ты всегда присматривала и помогала нам, — уверенно заявили они в ответ.

— Ну вот и славно, — улыбнулась Луиза. — А сейчас прошу, пойдите отдохните. Понимаю, переживаете, но подумайте сами: каково будет по пробуждению вашему брату увидеть сомнамбул со впавшими глазами?

— Ты права, — скрепя сердце, ответили сестры и позволили Луизе себя увести.

Часть 5.

Артур не мог понять, где он находился. И казалось, что мог оказаться где угодно, но только не дома, но несмотря на это, ощущения ему говорили, что роднее этого места ему не найти.

Артур терялся в мыслях и догадках о своем местонахождении, и не понимал, ведь он не видел ни одного похожего места.

Чтобы понять его замешательство, посмотрим на то, что его окружало.

Артур стоял на небольшом, скажем так, пятачке земли, но и земля состояла из пламени, да и вокруг бушевал огонь. Там, где полагалось быть потолку или небу, шла лишь темнота. Само пламя было горячим, как оно и должно быть, но при этом ничуть не обжигало Артура. Он протянул руку и несколько язычков пламени игриво про скользили меж его пальцами, будто играя с ним.

Кажется, это место состояло из пламени и было его сутью.

— Немногое другое место, но очень похоже на то, где я нашел тебя, Риз, — задумчиво произнес Артур. — Ответь, где я, и что тут еще делаю!

— Он не ответит. Его здесь больше нет, — раздался откуда из центра этого странного места голос. Его нельзя назвать ни детским, ни молодым, ни старым, но определенно мужским.

— Как это нет?! А куда он подевался? — продолжал спрашивать Артур у неизвестного собеседника.

— Ты же освободил его, не поговорив даже со мной. Он был заключен здесь в центре купели, в своей тюрьме, где и должен был оставаться на века, — ответил ему все тот же голос.

— А, да, было такое, — припоминая протянул Артур, постоял некоторое время в нерешительности, а потом отправился в том направлении, откуда слышал ответы на свои вопросы.

Шел он около минуты, вряд ли больше, пока не увидел странное создание.

Если вспоминать очень древние легенды и сказания, дошедшие еще со времен до пришествия демонов, то это небольшое существо внешне выглядело крошечным небольшим человечком и потому напоминало амуров из сказок, только ростом намного меньше, не больше ладони. Подсознание подсказывало еще одно сравнение — феи. И это, наверное, было несколько ближе, нежели амуры. У него были красные с отливом крылья. У него за спиной не было ни лука, ни стрел, ни какого-либо иного вооружения. Но при этом он не казался слабым или беззащитным, а наоборот излучал силу.

— Кто ты? И где я вообще нахожусь? — спросил Артур у этого странного человечка.

— А ты не знаешь и не понимаешь? — в ответ озадаченно переспросило это создание.

— Нет. — И для усиления своих слов Артур даже помотал головой.

— Странно. Сейчас, когда ты так сказал, я понял, что не чувствую связи со своими предшественниками, кои обязательно должны быть. Хотя основные знания у меня есть. Странно, — еще раз произнес он.

— Так может ты все же скажешь, кто ты? И где я все-таки нахожусь? — несколько теряя терпение, настойчиво потребовал Артур.

— Да-да, — кивнул этот человечек. — Меня зовут Кирхст и унаследовал я это имя от предшественников, но я затрудняюсь ответить о том, носили ли мои предшественники это имя или меня кто-то так назвал, а может это имя даровано породившей моих предшественников и меня силой. А где ты находишься, думаю, что это и так очевидно.

— Кому-то очевидно, кому-то нет, — проворчал Артур.

— Ну, хорошо, хорошо. — Кирхст в знак примирения помахал своими крошечными ручками. — Это место, наверное, можно назвать центром твоей души и здесь же расположен источник твоей силы. И здесь была тюрьма той твари, которой не должно быть в этом мире. Но ты его выпустил и теперь трудно предсказать, что нас ждет, — грустно закончил Кирхст и слегка повесил голову.

— Но он же вроде все осознает и поклялся, что не предаст, — неуверенно возразил Артур.

— А ты ему веришь? — озадачил его Кирхст.

— Не знаю, — размышляя, протянул Артур. — Если бы он хотел свободы, как и остальные, то я вряд ли бы прожил хоть секундой больше после того, как он возродился. А поскольку я все же где-то тут, где бы это место ни находилось, то я так понимаю, что еще жив?

— Ну да, здесь я с тобой согласен, — почесав подбородок, кивнул Кирхст и нехотя согласился. — В чем-то ты прав, но я бы не советовал тебе слепо ему верить. Предательство и вероломство у них в крови.

— Не у всех, — возразил ему Артур. — Луиза же и Фредерик остались верны данному века назад слову. Они не отказались от нас и не ушли вместе со всеми, а присматривали за мной и моими сестрами. И если бы не их помощь, то я не уверен, что увиделся с тобой, да и вообще дожил бы до сегодняшнего дня.

— Хочешь сказать, что ты ему веришь? — уточнил все же Кирхст.

— Я склонен больше верить, нежели не верить, — подвел итог этой части разговора Артур. — А теперь все-таки скажи, кто ты такой и что тут делаешь?

— Скажи, а тебе известно, что обладаешь великой силой, дарованной твоему предку и передающуюся из поколения в поколение? — спросил в свою очередь Кирхст.

— Луиза что-то такое говорила, но вскользь, поскольку сама мало, что знает об этом, — ответил ему Артур.

— Тогда усаживайся поудобнее и внемли мне, — произнес Кирхст и, вроде как пытаясь придать важность своим словам, вытянул правую руку со смотрящим вверх указательным пальцем вперед. Правда, со стороны это смотрелось несколько комично. Только сам ангел этого, наверное, не осознавал.

— Э-э-э, а куда садиться-то? — спросил Артур и в растерянности почесал затылок, а затем вновь уставился на это странное и непонятное создание, которое сколько Артур не спрашивал, так и не соизволило дать прямой ответ.

— Эх, какой же ты... — не договорил Кирхст слово. Вероятно, сдержал ругательство, по крайней мере, так об этой недосказанности подумал сам Артур. — Хоть там, где стоишь, хочешь себе стул или удобное кресло вообрази, здесь ты сам себе властелин и любая твоя мысль тут же воплотиться. Впоследствии ты и само место сможешь сделать таким, каким захочешь. Когда потренируешься, конечно... со временем, да... и это станет тебе по силам... — закончил свою тираду Кирхст и, возможно, даже совсем не так, как хотел в самом начале.

Артур задумался.

“Удобное кресло, говоришь. А что, если так?”.

И Артур представил то кресло, за которым всегда сидел в своем рабочем кабинете, который раньше принадлежал его отцу. Представил полностью, до самых мельчайших подробностей.

Но сначала ничего не вышло. Но чем больше Артур концентрировался на образе, тем лучше у него получалось. Сначала воздух стал словно зыбким, затем проявился контур, а затем все отчетливей стало проступать и само кресло, пока не появилось полностью.

Артур повернул сиденье к Кирхсту, обошел его и залихватски сел. Затем положил локоть на подлокотник кресла, подпер подбородок ладонью и стал внимательно слушать.

— Рассказывай, внимательнейше слушаю, — попытался то ли съехидничать, то ли чего Артур, но на это кривляние Кирхст лишь вздохнул и начал импровизированную лекцию.

— После сотворения сущего, или уже это происходило по накатанной, изначального творца никто не видел и ничего о нем слышал. Но есть одно большое но. На свет появилось несколько великих сил, которые и стали контролировать все пространство. Говорят, как у Порядка, так и Хаоса, возможно, что и Иллюзий, но они обособленное пространство, источником рождения послужил один из амулетов той сущности, в котором скопилась энергия, но как конкретно все произошло не знает ни одна из сторон.

Порядок, как он считал, стал блюсти те заповеди, которые стали их сутью. Воплощение одной возможности в один момент времени и уничтожение хаоса, как явления, как силы, так и его сторонников. Хаос же любил все многообразие возможностей и не понимал ограничений, устанавливаемых Порядком и любым способом пытался их уничтожить. Так и шла эта война.

Вроде, как и у Порядка, и у Хаоса, и у Иллюзий появлялся тот, кто называл себя воплощением Творца, и пытался примирить враждующие стороны, но его попытки пропали втуне, хотя для каждой из сторон он и становился сильным, но каковы его цели были на самом деле — неведомо. Возможно, собирал рассеявшиеся по всем известной и неизвестной ойкумене свои вещи, которые являются в той или иной мере кристаллизацией его энергии и играют ключевую роль в его возвращении. По крайней мере, у Иллюзий, насколько я знаю, ходит легенда, что в долине девяти испытаний у великого жреца хранится именно сердце великого Иллюзора, почитаемого ими дракона-творца и к которому в час нужды они обращаются за помощью. По их верованиям из этого сердца их бог и возродится, но конкретных условий никому неизвестно: ни одному из семи князей Иллюзий, ни, наверное, самому жрецу, с которым почти отсутствует связь.

Но это несколько отдаленная история, хотя и имеет непосредственное отношение.

Ваш мир находится под сенью Порядка, недалеко от пограничного рубежа с Хаосом и фронта военных действий. Да и ваш мир необычен, хотя в чем это проявляется, мне неизвестно. Сейчас, по крайней мере, я точно сказать не могу.

И, когда к вам ворвались те твари, люди вашего мира обратились за помощью и этот зов услышали Владыки Порядка — Архаты. И они даровали семи избранным силу, способную одолеть вторженцев, но, мне кажется, на такой исход они не рассчитывали или, возможно, вмешалась та необычность этого мира.

В итоге, мы имеем семь семейств с наследственностью, благодаря которой вы можете потягаться аж даже со средними по силе Архатами. В потенциале, конечно, но и это показатель. Даже более, чем серьезный.

Я являюсь воплощением этой силы и созреваю в душе мага. К тому же, раньше был лишь один наследник, но сейчас вас трое и у каждой из твоих сестер, вероятнее всего, тоже эта сила как-то проявится.

— Пробуждение? Об этом говорили остальные? — удивленно спросил Артур, даже подскочив на месте от неожиданного понимания.

— Да, — ответил ему Кирхст. — Пробуждением вы стали называть момент, когда дарованная вам сила обретает полноценное воплощение и форму. В нашем с тобой случае, этим воплощением являюсь я. Так что прошу любить и жаловать, — уже с некоторой улыбкой закончил свой рассказ Кирхст.

— Значит, я нахожусь в самом сердце своей души, где проходит связь с данной моему предку и перешедшей ко мне силой?

Артур еще не до конца отошел от шока и не все понимал, но уже начал относиться к Кирхсту с уважением. Если в таком крохотном тельце хватало силы на освобождение того демона и при этом это не предел, то... И Кирхст упомянул, что при должном развитии можно сравниться с самими Архатами, хотя пока еще трудно представить созданий с таким размахом и такой силой, то каков предел и почему так все обернулось? Ему ведь не нужна такая сила, разве, что он обязан отвечать за тех созданий и последствия их действий.

Но затем Артур вспомнил о сестренках, а точнее, о том, что и они, всего скорей, унаследовали эту силу и вопрос ее формирования лишь вопрос времени. Они за последние несколько лет стали намного общительнее, хотя иногда все-таки дает о себе знать потеря родителей и увиденное ими в трехлетнем возрасте. Пусть они мало, что понимали и ничего не соображали, но поднявшийся тогда шум и гомон красноречивей всяких слов объяснили положение дел. Напугали Юи и Аи чуть ли не до смерти. Да что говорить, самому Артуру иной раз тяжело было вспоминать те моменты, но с ним занимался Фредерик и научил справляться с проблемами и идти дальше. Хотя с сестренками и сидела Луиза, но и она, прежде всего, видела наследника во мне, а Юи и Аи просто поддерживала.

Так что надо брать на себя ответственность. Внимательнее следить за сестрами и при их Пробуждении помочь им всем, чем сможет.

А сейчас, кажется, надо подружиться с Кирхстом.

— Скажи, а ты давно осознаешь себя?

— Да, достаточно давно, — кивнул в ответ ангел, как-то сразу засмущавшись, даже ручки свои за спину завел и чуть не ножкой заковырял землю, ну или по крайней мере, так оно должно было выглядеть. — Ты, если что, прости меня, за поведение, но здесь скучно... вот и не сдержался немного.

— Да и я тоже хорош, — воскликнул Артур. — Накинулся на тебя, правда... и у меня есть оправдание: с детства одни вопросы и иной раз их количество достает до глубины души.

— Ага, заметил, — хихикнул Кирхст. — Знаешь, отсюда это очень заметно.

— Почему? — удивился Артур.

— А подумать? — вопросом на вопрос ответил Кирхст.

— Ты сказал, что я нахожусь в самом сердце своей души, так?

— Да, — подбадривающе кивнул Кирхст.

— Значит, здесь должны отражаться колебания эмоций, — пришел к окончательному выводу Артур.

— Именно, — подтвердил его слова Кирхст. — Все окружающее тебя пламя и есть суть твоих эмоций. Ты ведь заметил, что огонь и обжигает, и ластится к тебе. Здесь и любовь к родителям, и забота о сестрах, и ненависть к убийцам родителей, и многое-многое другое. А то, что воплощением силы стало пламя, возможно, сыграло первое осознанное воспоминание о смерти родителей, а может еще что. Тут и я пас.

— Скажи, а ты чего-то хочешь?

— Я?! — задумчиво склонил голову набок Кирхст. — Кроме того, что выбраться отсюда и увидеть реальный мир?

— Да, — кивнул в подтверждение Артур.

— Хочу узнать, были ли у Архатов другие цели, когда они давали вам силу. В чем странность вашего мира? Почему этот демон себя так ведет, если он искренен в своих словах? Стоит ли ему верить? Да и тебя охранять, если он и ему подобные попробуют пойти против тебя, все-таки изначально такая у меня задача. Я думаю, когда увижу настоящий мир, у меня появятся еще вопросы, — с мечтательной улыбкой закончил Кирхст.

— Но для этого нам понадобится через многое пройти и многое преодолеть. Ты согласен? — спросил у него Артур.

— Да, — кивнул Кирхст так сильно, что от этого аж несколько раз кувыркнулся в воздухе. Артур улыбался, глядя на его чистые и незамутненные эмоции. И даже не заметил, как встал и подошел к нему ближе.

— Тогда идем? — спросил Артур.

— Да, — вновь почти также активно кивнул Кирхст.

Ангел влетел в объятия Артура, а сам Артур ощутил, как в его груди подобно маленькому солнышку стало пылать пламя, и сразу же проснулся.

Часть 6.

— Братик, братик, — запричитала Юи, заметив, что брат открыл глаза.

— Не делай так больше, — добавила и Аи.

— Я заставил вас поволноваться? — спросил у сестер Артур.

— Да, ты три дня не просыпался. И мы не знали, что делать. А этот...

— ... обещал, что присмотрит, но ничего не делал.

Во фразах Юи и Аи, как правило или в большинстве случаев, Юи начинала высказывать мысль, а Аи подхватывала и заканчивала.

— Три дня? Большой срок. А для вас тяжелое испытание, — проговорил Артур.

И тут что-то стрелой пролетело мимо сестер и сидевшего у дальней стены от кровати, близ входа в комнату, Риза, а затем вернулось к Артуру и стало щекотать ему нос.

— Апчх-кир... — чихнул Артур и попытался за этим одновременно спрятать обращение к Кирхсту, потом посмотрел на него так, будто хотел спросить: “И как это понимать?”

Но сестры подумали, что с братиком не все в порядке и обеспокоенно переглянулись. Артур, увидев эту пантомиму, посмотрел на них и улыбнулся. Сестренки немного расслабились.

И в этот момент Кирхст соизволил ответить:

— Ты ведь помнишь, о чем мы тогда говорили?

Артур мигнул, чтобы для Кирхста это выглядело как положительный ответ, а для остальных не стало бы поводом для беспокойства.

— Так вот, — задумчиво почесал затылок ангел. — Я хотел уточнить, точнее, проверить, видят ли меня твои сестры и эта тварь, коей тут все равно не место, как бы ты к ним не относился. И, в итоге, что меня, кроме тебя, никто не видит. Ну, возможно, еще такие же, как и ты, но сейчас не проверить, а лишь при личной встрече с ними, но да ладно. А это говорит о том, что твои сестры пока не идут по пути Пробуждения и в ближайшее время им это не грозит, а вот от любопытства сгореть могут.

Артур изобразил озадаченное выражение лица.

— Ты чего гримасничаешь? — спросил Кирхст, не понимая ситуации.

Артур обвел взглядом комнату и опять уставился на ангела, а он в ответ склонил голову в попытке понять то, что пытался сказать ему Артур. Но потом, вероятно, сопоставив что-то, это чудо спросило:

— Ты боишься говорить со мной? Или из-за них?

Артур сначала слегка мотнул головой в отрицании, а потом качнул головой в подтверждение.

— То есть на первый вопрос ответ “нет”, а на второй — “да”?

Артур кивнул в подтверждение.

— Братик...

— ... ты чего, а?

— Да ничего, не обращайте внимания, — успокоил их Артур.

— А ты нам расскажешь, что тогда произошло? — в унисон спросили сестры. — Что за столб огня тогда был? Кто это такой? — Они показали в сторону Риза пальчиками. — Что происходит? И связано ли это... с тем... что было... тогда...

Кое-как завершив свои мысли, сестры расплакались. Им очень трудно было вспоминать события десятилетней давности, о том, как они в один миг стали сиротами. В эти моменты они снова и снова осознавали, что могут положиться только на брата и на то, что он их не бросит и защитит. На него и, возможно, еще на Луизу и Фредерика.

И вновь Артур внимательно посмотрел на Кирхста, на что тот только вздохнул.

— Можешь общаться со мной мысленно. Примерно так, как создавал кресло в своей душе, то есть подумай обо мне и представь то, что ты мне хочешь сказать. Может не сразу, но получится. А им ты можешь рассказать все, что считаешь нужным. Учитывая, что знаешь ты мало для себя, но много для них, — разъяснил все Кирхст.

— Понял, — мысленно ответил ангелу Артур, на что тот кивнул, мол, дескать, услышал.

— Юи, Аи, не знаю, помните ли вы полностью, что было десять лет назад и насколько точно, но знаю, что воспоминания эти причиняют вам страшную боль до сих пор, — сказал Артур с улыбкой, пытаясь так смягчить тяжесть своих слов. — Но тогда слуг было намного, намного больше. И все они демоны, а Риз — их Повелитель, точнее, был им.

— По нашей иерархии, я все равно считаюсь Повелителем, но более низкого ранга, чем ты, — решил прояснить ситуацию Риз.

— Благодарю за пояснение, — кивнул ему Артур. — Несколько тысячелетий назад они вторглись в наш мир по вине наших магов, коих с тех пор все живущие здесь терпеть не могут, но при этом всем изгоям разрешают здесь обитать. Трудно понять, как рассуждают и мыслят люди! Или просто все со временем забыли те времена? Кто знает. В общем, кто-то обратился к неким силам за помощью и те ответили. Они даровали силу семи магам, кои и поработили легионы созданий. Связанные Клятвой, демоны должны были служить нашим предшественникам, ну, и нам в итоге. Но по неведомой причине Клятва ослабла и наш Легион бросил нас, и теперь моя очередь призвать их к ответу за нарушение слова. Думаю, и ты, Риз, поможешь в этом деле?

— Да, как я и обещал, — подтвердил ранее сказанные слова демон.

— А Луиза и Фредерик тоже демоны? — спросили сестры вместе.

— Да, но в отличие от всех остальных они не бросили нас. Пожалуйста, помните об этом и не забывайте, ведь они не только остались, но и нам помогали справляться с возникающими на нашем пути трудностями, — сказал Артур и, слегка приподнявшись, успокаивающе погладил сестер по голове. — И продолжают помогать до сих пор.

— Хорошо, — кивнули сестры.

— А то, что было тогда... Кстати, а сколько времени я спал... Хотя, судя по вашему виду, времени прошло немало?

— Угу, — кивнули сестры, — прошло три дня.

— Три? — удивленно переспросил Артур.

— Во внутреннем мире при отсутствии связи с сознанием ход времени не замечается, — решил прокомментировать положение вещей Кирхст. — Так что и я там жил и миг, и вечность одновременно.

— Ну да, — кивнули и переглянулись сестры.

— Много. Не ожидал, — ответил сестрам Артур, а Кирхсту мысленно сообщил: — Благодарю за твои слова. Надеюсь, я теперь еще чуточку больше тебя понимаю.

— Взаимно, — кивнул ангел и стал дальше следить за всем происходящим.

— То, что произошло три дня назад... — исправил свое предыдущее высказывание Артур, — ... знающие люди называют Пробуждением.

— Пробуждение? — синхронно воскликнули сестры.

— Да. Это состояние, когда вся дарованная нам и передающаяся из поколения в поколение сила просыпается и становится частью своего хозяина. В тот раз вы, как и все остальные, увидели пламя, которое и есть моя сила, — сказал Артур и коснулся груди в районе сердца. — Я ощущаю ее жаром в теле и проявляющейся по мере необходимости невероятной энергии. Или как мини-солнце в груди. Я думаю, что в зависимости от вида силы, ощущения от нее разные. Но это ощущение ни с чем иным не спутать.

В тот раз произошло не только мое Пробуждение, а еще и высвобождение заточенного в нашей крови Повелителя.

— И я за это благодарен, но не стоило так спешить, — отозвался Риз.

— Наверное, ты прав, — согласился Артур. — Но я не жалею о совершенном. И все эти три дня я пробыл в своем внутреннем мире, где и восстанавливался от перерасхода сил, — закончил отвечать Артур на вопрос сестер, решив не говорить им о Кирхсте, поскольку считал, что как будут готовы, то сами увидят, а если у них будет по-другому, то так тому и быть. Что если у них не похожее на ангела создание, а другая какая-то разновидность? Хотя, если силу давали Архаты, которые напоминают ангелов из наших сказок, то вероятнее и воплощения их сил будут по их подобию. Кто знает. Наверное, лишь время даст ответ на вопрос. — Еще есть что-то, что вы хотели бы узнать?

— Нет, — замотали головами Юи и Аи. — Ничего.

— Риз, думаю потом наедине обсудим ситуацию с Легионом и то, что от них можно ждать.

— Хорошо, — согласился демон.

— А теперь я еще немного отдохну. Думаю, к вечеру буду в полном порядке.

— Ладно, — сказали сестренки облегченно и вышли из комнаты Артура.

Риз тоже хотел было уйти, но слова Артура остановили его:

— А что там со Стилом?

— Он в отдельной комнате под печатью, так что не сбежит, и ждет, когда вы примете решение.

— А ты сам-то что решил?

— Прости, не совсем понял? — решил уточнить Риз.

— Ну, он же предал не только меня, но и тебя, так что логично, если мы оба его накажем. Ты так, как считаешь нужным, а я по-своему, — прояснил свои слова Артур.

— А вот ты о чем? Нет, пока не думал и даже не предполагал, что ты придешь к такому выводу.

— Теперь есть, над чем подумать до вечера, а там и я решу.

— Хорошо, — ответил Риз и покинул комнату.

Артур какое-то время поворочался и вскоре заснул.