Глава 4. Per Aspera Ad Astra. Прошлое, сплетающееся с будущим и настоящим.

Глава 4. Per Aspera Ad Astra. Прошлое, сплетающееся с будущим и настоящим.

Часть 1.

Вечер. Заходящее солнце окрашивало все, чего касалось в красно-розовые тона. Ветер за окнами играл с деревьями и будто напевал что-то понятное только ему одному.

Проснувшийся Артур спустился на кухню и застал там что-то готовящую Луизу.

— Скоро?

— М-мастер?

От неожиданности Луиза чуть не обожглась, но благодаря своей ловкости и способностям она в последнее мгновение смогла перехватить сковороду.

— Вы меня напугали! Или это я расслабилась? — задумчиво задала вопрос Луиза то ли Артуру, то ли самой себе. — Я думала, что вы встанете немного позднее, поэтому немного не успела, — извинилась Луиза, мысленно, наверное, прикидывая то, изменился ли Артур и если да, то насколько.

— Что-то случилось, Луиза? — решил выяснить причину ее состояния Артур.

— Нет-нет, что вы, Мастер, — произнося это, она усиленно мотала головой из стороны в сторону.

— И все-таки ты чего-то не договариваешь.

— Ну, хорошо, — сдалась та. — Я боюсь, что вы уже сильно изменились или изменитесь в ближайшее время.

— Не беспокойся, — утешил ее Артур и весело улыбнулся. — Каким я был, то есть каким вы меня воспитали, таким я и остался. Да, как оказалось, мне теперь о многом нужно думать, возможно, ты права и это еще наложит свой отпечаток, но это не изменит сложившегося отношения к тебе и Фредерику. Как-никак вы заменили нам родителей, — с налетом грусти произнес последние слова Артур. — Да и сестрам я об этом напомнил.

— Я благодарна вам. Честно говоря, я побаивалась того, что ваше отношение изменится от того, что мы — демоны, а не люди, но ваши слова...

Луиза не смогла закончить свою фразу, но при этом вернулась в свое обычное состояние, что обрадовало Артура и он внутренне расслабился.

— Расскажи то, что я пропустил. Что существенного произошло за эти три дня?

— Наверное, будет лучше, если я отвечу на этот вопрос, — сказал вошедший на кухню Фредерик. — Пока Луиза присматривала за вами, Мастер, и девочками, то бишь успокаивала их и говорила что-то, что все будет хорошо, что вы просто спите и так далее, я в это время вместо вас общался с Советом. Повелителю Ризу они не доверяют, а я вроде как подчиненный, который заботится о своем Повелителе, и потому должен буду все передать вам. Думаю, как-то так они размышляли. Ну, или по крайней мере, надеюсь, на это. Потому и могу поделиться новостями и рассказать об основных событиях.

— Слушаю, — кивнул Артур, разрешая говорить.

— Три дня назад, после нападения Стила, мы все отправились домой, чтобы убедиться наверняка, что с вами все в порядке, да и чтобы Повелитель Риз не мозолили глаза Совету, ибо они, по большей части, все еще были шокированы поворотом событий и, вероятно, сами не знают, как относится к сложившейся ситуации.

Убедившись, что в порядке, я направился в школу и постарался убедить Совет, что я там ради вас, Мастер. Поначалу они приняли мои слова в штыки, но позднее все же согласились потому, как пусть вы и не претендуете пока что на пост Главы, но это место ваше, и отказать в том, чтобы вы были в курсе событий, они не могли.

В общем, по их словам, члены Совета, как опомнились и справились со своим состоянием, решили все же последовать совету Повелителя Риза и устроили медосмотр, на котором они подправляли память всем ученикам. Как оказалось, не вышло это с одной девочкой, вашей одноклассницей — Марией. Есть предположения и у меня, и у них, но думаю, что это вам стоит обсудить непосредственно с ними, а потом постараемся понять, как действовать.

Члены Совета после медосмотра немного отдохнули и устроили экстренное совещание, но меня туда не пустили. Тут у меня претензий нет: нечего слугам делать при разговоре господ. Тогда-то та девица и заявилась. Возможно, последствия усталости, но во время разговора они совершили кучу ляпов.

Это впоследствии мне рассказала Повелительница Мила, чтобы вы были повнимательнее с той девушкой, Марией.

Но свои мысли, с вашего разрешения, я пока придержу, пока вы не поговорите с Советом, а потом все вместе обсудим. Думаю, что и Повелителю Ризу это все будет интересно, да и вам расскажут подробности.

— Хм, согласен, — кивнул Артур, всесторонне рассмотрев информацию. — Раз с этим все, то хотелось бы узнать, как сейчас Риз, да и сестренки тоже. То, что Юи и Аи переживали и то, что дошли почти до ручки, это я заметил, — с грустным вздохом закончил Артур.

— По поводу девочек, — решила на этот вопрос ответить Луиза. — Я клянусь, что старалась, но в этот раз все было намного тяжелее, чем десять лет назад. Не понимаю, почему, — горестно высказалась Луиза. Ее плечи поникли, а сама она, казалось, готова вот-вот разрыдаться.

— Тут думаю, я могу понять их. Я, их брат, без сознания, а вы подчиняетесь приказам непонятного создания, которого они боятся. То, что приказ сестер все равно выше, чем приказ Риза, — это им неизвестно, ведь вы им не сказали? В итоге, братика нет, а можно ли вообще верить вам в такой ситуации... Вот они и растерялись, и разнервничались, — высказал вслух свои рассуждения Артур.

— Я поняла. Мне стоило об этом им сказать. Но я не смогла полностью понять их состояние. Моя ошибка, — продолжила извиняться и накручивать Луиза.

— Все в порядке. И да, — ухмыльнулся Артур, — у нас, кажется, что-то горит.

— Ой, — вскрикнула Луиза и бросилась к плите, пока еще можно было спасти ужин.

Артур и Фредерик на это лишь улыбнулись.

— Огненный, где сейчас сестренки?

— Спят. На этот раз спокойно спят, — пояснил Фредерик. — Если до этого, Луизе хоть и удавалось их уложить, то во сне они ворочались и, возможно, им снились кошмары.

— Угу. Пусть отдыхают, — согласился с ним Артур. — А чем занят Риз?

— Пока вы не проснулись, Повелитель Риз тоже не смыкал глаз. Я думаю, что он тоже думал о том, как вы отнесетесь к нему и что будете делать. Так что... в общем... увидев, что все хорошо, он тоже решил отдохнуть. Стила он посадил под магический замок, пока не решите, что с ним делать. Вот вроде бы и все.

— А Совет и школа? — спросил Артур.

— А, да, — спохватился Фредерик. — Об этом я и не сказал. Завтра выходной, так что можно решить все необходимые вопросы. Ну или основные, а вот послезавтра вам в школу, а там Совет и вопрос с Марией... наверное.

— Спасибо за все, — поблагодарил и Луизу, и Фредерика Артур.

— Тогда, мужчины, прошу за стол, — обратилась к ним Луиза и стала сервировать стол.

Часть 2.

Весь вечер Артур пытался уложить все, что он узнал, по полочкам, но у него ничего не получалось. Да и весело кувыркающийся в воздухе Кирхст не давал успокоиться. В итоге, Артур перестал ломать голову и лег спать.

Ночь прошла спокойно. Артура не только кошмары не мучали, но и как будто вообще ничего не снилось, так что утром он проснулся свежим и бодрым.

И, прикинув положение дел, Артур набросал необходимые вопросы, которые надо было решить сегодня.

Первое, что он решил, это поговорить с Ризом. Луиза сказала о том времени, когда они уже стали демонами, но ничего о том, что было до этого. Может, Риз прояснит ситуацию и его слова объяснят их поведение и то, что движет Ризом, Луизой, Фредериком и остальными.

Вторым вопросом шел Стил, точнее, как его наказать и как вновь подчинить. Не стоило рушить Легион, ведь тогда в Совете он будет никто, но Артура волновало не только это. Странный враг, убивший его родителей... Возможно, Артуру пригодятся все, кто только сможет помочь. По крайней мере, так он думал и чувствовал.

Третье, что он собирался сделать, это поговорить с Кирхстом и решить, как им поступать дальше.

Ну и не забыть о самом главном: о своих сестренках. Успокоить еще раз, поговорить с ними, может, у них еще остались вопросы. В общем, помочь им разобраться во всем и расставить все точки над i.

“Как же все сложно”, — подумал Артур и спустился на кухню.

Там уже присутствовали Луиза и Фредерик и о чем-то разговаривали. И как только они заметили, что Артур вошел, сразу умолкли.

“Обсуждали что-то связанное со мной, что ли”, — мелькнула мысль и сразу исчезла.

— Доброе утро, — пожелал Луизе и Фредерику Артур.

— И вам, Мастер, — ответили они вместе.

— Вы сегодня неожиданно рано, так что я еще не закончила с готовкой, — покаянно сказала Луиза.

— Ничего страшного, — ответил Артур. — Подожду...

— Но у вас, наверное, много дел сегодня...

“Хм, что это она? Пытается выпроводить меня отсюда или чувствует себя в чем-то виноватой? После Пробуждения что-то ее отношение изменилось. И я не могу понять почему”, — подумал Артур. Но вслух произнес совсем другое:

— Луиза, дел-то может и много, но перед этим неплохо бы и подкрепиться. Да и с Фредериком есть, о чем поговорить.

— Я вас слушаю, — кивнул он.

Артур и Фредерик сели за стол, а Луиза продолжила готовить.

— Сначала хочу уточнить теперь уже у тебя, Фредерик. Что изменилось? Почему ваше отношение ко мне изменилось?

Фредерик оглянулся на Луизу, но та была занята, наклонился поближе к Артуру и еле слышным шепотом спросил:

— А вы не понимаете, Мастер? Совсем не понимаете?

— Фредерик, пойми, я ничего не понимаю. Для меня все, как было, так и осталось, — таким же шепотом ответил ему Артур и даже помотал головой, дабы посильнее выразить свое отношение.

— Может быть, для вас все так и осталось. Тогда можно понять вас, Мастер, — задумчиво протянул Фредерик.

— Может, все-таки объяснишь?

— Так и быть, попробую. Дело в том, что Клятва действует примерно, как поводок и то сжимается, то ослабляет хватку. Мы хоть и остались на вашей стороне, но некоторые наши поступки она трактует, скажем так, по своему разумению, если можно так выразиться. А вблизи вас, Мастер, это проявляется больше всего, поскольку, хоть сила и подчиняется вам, но контроль у вас слабый.

Артур задумался.

— Скажи, Фредерик, тебя ведь не зря Огненным зовут?

— Ну да. У нас оно как получается. Либо твое имя происходит из особенности, либо обозначает цель, к которой идет демон.

— В твоем случае, Огненный Мечник — это умение управляться с мечом, которое ты мне не раз демонстрировал, а вот второе направление — огонь, так ведь?

— Да.

— Но раз и моя стихия есмь пламя, ты не мог бы мне помочь научиться с ним управляться?

— Могу, — согласился Фредерик, но тут же предупредил, — но это будет намного-намного сложнее, чем бой на мечах.

— Ничего. Первое, что я хочу, чтобы вы стали такими, как прежде. Я не считаю вас ни в чем виноватыми, а, значит, мне нужно научиться, и ты можешь в этом помочь, поэтому я рассчитываю на тебя.

— Когда желаете приступить? — решил уточнить Фредерик.

— Так-с, разговор с Ризом, беседа со Стилом, сестренки... хм, думаю, сегодня вечером. У нас ведь тот полигон, где ты меня раньше обучал, магически защищен?

— Да, все верно.

— Еще что-то? — спросил Артур, заметив, что Фредерик хочет сказать, но не решается. — Говори уж.

— Не знаю, как сказать. Вы, Мастер, сейчас упомянули Стила. А вы знаете, как с ним стоит общаться и вообще вести с ним?

— Честно говоря, пока не задумывался.

— Тогда я скажу вам то, что может вам не понравиться, но все же выслушайте. Вам не стоит быть слишком мягким, иначе остальные вас не поймут. Тот же Стил, как только дадите слабину, будет готов вцепиться в глотку и убьет и вас, и ваших сестер. Поэтому вы должны одергивать нас иной раз и ставить на место, а при первом разговоре со Стилом вам просто необходимо показать, что вы господин, а он — слуга, иначе проблем в будущем может быть много. Не знаю, разозлитесь, представив, как он убивает ваших сестер, но с ним и, наверное, с остальными говорите в первую очередь с позиции силы. Таков мой вам совет.

— Благодарю, — искренне выразил свое состояние Артур. — Твой совет на вес золота. Вовремя и к месту, так что огромное спасибо. Чтобы я без вас делал, — улыбнулся напоследок Артур.

— Я и Луиза ценим ваше отношение, особенно, пока вы не можете должным образом контролировать силу и влияние Клятвы на нас. Кстати, еще один момент отмечу. Чем сильнее демон, тем, в принципе, он может дольше и активнее сопротивляться Клятве.

— Это ты о Ризе? — вскинув бровь, спросил Артур.

— И о нем, и об остальных.

В этот момент в кухню зашел Риз.

— Доброе утро всем. Как приятно пахнет. Давно я так не наслаждался жизнью и вкусной едой. Эх, мда.

— Повелитель, прошу, подождите немного. Скоро все будет готово.

— Ладно, — кивнул он. — От предвкушения и ожидания еда становится лишь вкуснее.

Артур хихикнул.

— Знаете, Владыка, вот не покушайте несколько тысячелетий, и я посмотрю на вас: как бы вы пускали слюни, — несколько притворно заявил Риз.

— Извини, — повинился Артур.

— Так-с, во-первых, не киснуть, зря я что ли всю напряженность и серьезность выгонял отсюда. Во-вторых, я сам виноват в своей судьбе. Ну и в-третьих тоже можно еще что-то придумать.

Артур теперь весело смеялся, остальные — улыбались.

— Программа минимум выполнена, так что можно спокойно утолить голод. Итак, Ветренная...

— Да-да-да, — смеясь, ответила Луиза. — Как раз все готово.

— Просто прекрасно, просто прекрасно, — как мантру произнес Риз.

— Повелитель, с чего такие перемены? — поддавшись всеобщей непринужденности, спросил Фредерик.

— Как говорил Древний Белый, если по какой-то причине ты вновь родился, и ты помнишь данные в прошлой жизни обещания, то старайся их выполнить, чтобы они не висели мертвым грузом на душе, — ответил Риз.

— Древний Белый? — поинтересовался Артур.

— Да. Я думаю, у тебя все равно есть ко мне вопросы, так что давай поговорим наедине и обсудим все сразу, а не по частям. А то сможем и что-то воистину важное упустить.

— Хорошо. Тогда после завтрака в моем кабинете.

— По рукам, — бодро отозвался Риз и резво приступил к еде, благо, за время короткого диалога Луиза успела все расставить на столе.

Часть 3.

Спустя полчаса Артур вместе с Ризом сидел в своем кабинете: Артур в своем кресле, а Риз — в гостевом.

— За эти дни я размышлял, очень много размышлял, — начал разговор Риз. — Как я еще за завтраком сказал: мне подарили новую жизнь, и я не собираюсь ее тратить бездарно.

Артур нахмурился: слова Риза звучали двусмысленно. Но он решил подождать, пока демон не закончит говорить. Так как Артур видел, что Риз собирался продолжить и взял паузу, чтобы подобрать слова.

— Как я также упоминал, у меня есть обязательства и я их выполню, дабы впоследствии не жалеть. Поэтому я и тогда сказал, и сейчас повторю. Я принес Клятву и ее сдержу. Остальных это тоже касается. И я не хочу вновь натворить дел, а потом их расхлябывать еще не одну сотню, а то и тысячу лет.

— Мне трудно понять, через что вы все прошли. Немного Луиза рассказывала, но я не уверен, что это охватывало все.

— Она слишком слаба, хотя по ее виду этого и не скажешь. Да и ее знания лишь память крови и слова матерей и отцов. Память о прошлом просыпается только у самых сильных и то не всегда и не у всех. У высших лордов-магов, а еще активнее у Повелителей. Но больше всего память проснулась у Повелителя Повелителей, которого мы прозвали Владыкой, Владыкой Ада.

— Расскажи, пожалуйста, — попросил Артур. — Я хочу узнать.

— Уверен? — решил уточнить Риз.

— Да, — кивнул Артур.

— Что ж, слушай тогда, — начал рассказ Риз. — Но сначала небольшое замечание о счете лет.

— Ну, хорошо, — протянул Артур, — рассказывай, как тебе удобнее.

— Я тогда с другими Повелителями много спорил, но все же вынужден сослаться на свое чувство времени.

— Эм, хорошо.

Артур все еще не мог понять, к чему все это было.

— В общем, наша история началась примерно десять тысяч лет назад. Это, разумеется, с учетом прошедшего времени от нашего вторжения.

— Так давно? — изумился Артур, не в силах поверить в его слова.

— Да, — кивнул Риз. — И произошло это даже не в Аду, о чем, наверное, Луиза рассказывала, а в совсем другом мире.

— Даже так?

Артуру вся история стала казаться все невероятнее и невероятнее, даже с учетом того, что ему и так рассказала Луиза. Но все же... он решил выслушать все, что ему скажет Риз, а уже потом делать выводы.

— Как я сказал, мы жили в совсем другом мире. Он... в чем-то очень сильно отличался от этого, а в чем-то они похожи, как близнецы. И главным различием была магия. Да, та самая магия, ставшая причиной нашего вторжения. В том мире ее не было. Она сохранилась лишь в сказках и легендах, да и то даже мы на тот момент не знали, где правда, а где ложь. Но у этих историй, которые мы рассказывали детям, стояла другая цель — поучение: сказ о том, что произошло, и к чему в итоге привело.

Вижу в твоих глазах непонимание. Впрочем, я немного отвлекся от основного и к этому еще вернусь.

Тот мир не был развит технологически и в нем было много стран. Больше, чем в этом мире. И у каждой страны свои порядки и свой режим. Где-то было рабовладельство, кто-то жил подобно дикарям.

Мы же жили в государстве, в котором сильные защищали и помогали слабым. Среди людей были и воины, и землепашцы, и мы. Нас было не так уж много, но роль играли мы немалую. Одни из нас жили в обсерваториях и собирали и хранили знания, другие же странствуя по городам и весям передавали накопленную мудрость детям и подрастающим поколениям.

В целом миролюбивая и по своему желанию другим свои устои не навязывали, а если к нам приходил супостат, то от своего же меча и погибал. Поверженного врага не брали в полон и не насиловали женщин и детей, как это было принято в то время в других странах.

И отдельным вопросом стоит упомянуть веру и религию.

— Вера и религия? — спросил Артур, поскольку в его мире такого явления не было, а если когда-то и существовало что-то подобное, то давно кануло в лету.

— Да! Но ты, наверное, хотел бы узнать, как это связано с моей историей?

— Угу. Разумеется, интересно.

— Что ж, вера и религия. Краеугольный камень истории и ключевой вопрос. У вас тут, вроде бы, сейчас такого нет?

— Не-а, — протянул Артур. — Если и было, то давно забыто.

— Тогда попробую объяснить. Хотя... за примером далеко ходить не надо. Те, кто просил помощи, и на их зов ответили, помнишь такое?

— Угу, помню, — кивнул Артур.

— Так вот такое отношение и, как правило, к более высокой сущности или сущностям и есть вера. А вот религия... это в какой-то мере принятые догмы и правила на основе веры.

И вот тут и кроется причина того, что мы стали демонами. Как я говорил, мы жили миролюбиво и следовали заветам отцов и матерей наших. Вели разумную торговлю и другие дела. Если дети теряли родителей, то их на воспитание брали либо родственники, либо их всем селом воспитывали и помогали тоже.

Это я о других членах страны говорю. Мы-то, в большинстве своем, жили в обсерваториях, как я и говорил ранее. Но об нашем укладе надо было сказать, поскольку именно он стал причиной нападения на нас ворогов.

Но войну на истребление объявили не мы. Но к нам пришли с огнем и мечом.

Они шли по городам и странам, подчиняя всех своей воле и себе, но при этом неся религию и веру в Единого бога. В то, что было создано все одно создание и что-то там еще. До нас тогда доходили отголоски, но пока нас не касались, нам, в общем-то, не было до них дела, пока... они не оказались у нашего порога.

Предки рекли, что и ранее происходили попытки подчинить нас и навязать нам волю и веру иную, но наши предшественники умирали, но не предавали своих.

И это поначалу виделось, как очередная попытка. Но... слишком поздно мы поняли, что в этот раз все зашло намного дальше.

Рано ли, поздно ли, но эти вои пришли и в нашу обитель.

Перед входом в здание располагалась небольшая площадь. Так вот, вся она была усеяна трупами братьев и сестер, а по земле текло море крови.

Что и как там закончилось, я не знаю. Мне кажется, почему-то Древнего Белого убили последним. Было что-то, что они считали его самым опасным, что ли. В общем, не знаю. Последним, что помню сердце его пронзили копьем и над находящейся в агонии душой читали какую-то литанию, но я уже не мог понять ни смысла, ни отдельных слов. Мое сознание гасло. Да и говорили они на каком-то своем тарабарском языке, каким-то чуть ли не замогильным голосом.

— Ты рассказал о другом мире, а сейчас будешь говорить об Аде? — решил вклиниться в, фактически, исповедь демона Артур.

— Да. Об Аде, об этом проклятом месте. Но замечу, что, судя по их голосам, они как-то проклинали нас. Их проклятия стали причиной того, что мы и оказались там. Но, чтобы понять суть, надо изучить их язык и восстановить дословно то, что они тогда произносили. А это невозможно. В тот момент, когда нас проклинали, мы были уже мертвы, в нас теплились последние крохи жизни.

В том, что расскажу дальше, я не претендую на хронологичность повествования или на ее обоснованность. Все это было восстановлено намного позднее и что-то могло забыться, что-то могло наоборот прибавиться.

Воспоминания — вещь сложная и отличить ее от фантазий очень трудно. Но, когда говорят одно и тоже, в это начинаешь верить. Точнее, в то, что оно так и было.

Так вот, через что мы прошли в Аду.

Сначала мы оказывались в каком-то киселе, то есть вязком, но очень нагретом воздухе, который казалось тянется во все стороны настолько, насколько мог ухватить глаз. Как оно все происходит и как что получается, тут не знаю, но рано или поздно чуть ниже появляется багрово-красная земля, а ты сам как будто туда спускаешься. Но и сама земля не такая, к какой ты, Владыка, привык. Как бы сказать, она полуматериальна, что ли.

Позднее, каким-то образом мы создавали скелет и наращивали плоть.

Пока не оказывались во внутреннем и достаточно плотном круге. Как мы позднее выяснили, то все пространство представляет собой концентрические круги, то есть круги с единым центром. И именно в самый внутренний мы в итоге приходили. Слабые, ничего не понимающие попадали кому-то под удар и все начиналось сначала, с того самого киселя.

Мы пытались выяснить, зависит ли наша сила от количества перерождений, так мы назвали те путешествия от киселя до центра, или она зависит от каких-то других факторов. Но считать и вытаскивать из памяти, сколько раз ты через это все проходил... такого не пожелаешь и самому лютому врагу.

— Луиза говорила, что вы поначалу... ну, то есть... когда только в первый раз появились там... напоминали диких зверей, — попытался выразить свои мысли Артур.

— Ну да, правда, откуда она может знать?!. Хм, или что-то изменилось за это время, а я еще не знаю об этом, — задумался Риз. — Ладно, разберусь и выясню. А для тебя поясню. Такими воспоминания обладали только высшие маги и Повелители. Не знаю, с чем уж это связано, но воспоминания о прошлом просыпались только у нас. И у в общем-то совсем молоденькой девочки их быть не может, если только ее родители не были достаточно сильными, но и с рождения она не могла быть такой слабой, хотя... опять же нужно многое выяснить. Разберусь.

— Хорошо, — дал согласие Артур.

— А пока я вернусь к истории. Раз ты уж поднял этот вопрос, тогда попытаюсь объяснить, каковы ощущения были.

Вот, представь.

Ты непонятно как оказываешься в неизвестном месте и при этом ты не помнишь ничегошеньки: ни кто ты таков, ни кем был. В общем, ничего. Хотя, наверное, это и к лучшему. Мы бы просто сходили бы с ума, каждый и сразу, а так у нас оставалась возможность привыкнуть к новому окружению.

Затем какое-то время спустя ты, все также непонимающий ровным счетом ничего, оказываешься на поверхности. И, что еще страннее, у тебя начинает появляться тело и при этом неизвестно по каким принципам и почему именно такое, и что самое жестокое, что не разом, а клетка за клеткой. Это мука. Это испытание, которое не каждому дано пройти.

Потом ты по той пустыне бредешь без цели и смысла. И убийство, и объединение в группу, — все едино и одинаково бессмысленно. В твоем сознании нет даже элементарных вопросов: что, где, куда, почему, зачем. Все, что было у нас, это голые инстинкты. Вероятно, потому мы и убивали друг друга, орошая и без того багровую землю кровью.

Кто-то все же стал объединяться в стаи. Количество стало расти. Бойня тоже.

В какой-то момент многие в себе открыли силу, которую здесь называют магией, а мы называли это обращением к духу-элементу, поскольку оперировали силой через него. Только не знаю, он был настоящим или это просто наша сила обретала облик и сознание. Тут я затрудняюсь ответить. В итоге, те, кто и так обладал силой, стали еще сильнее.

Это позднее мы выяснили, почему так оно происходит.

Сначала попадавший дух укреплял свои духовные оболочки, а потом наращивал физическую, но... в духовном теле все знания оказались смешаны в кучу, то есть знания прошлых воплощений. Как и у любого человека, они есть, но сброшены за ненадобностью в подсознание. Вот и тут примерно такая же картина.

После формирования базового тела шло его укрепление. Разумеется, если ты умудряешься выжить, ну или тебе везло, и ты ни с кем не сталкивался.

Все это мы объясняли желанием выжить в столь негостеприимной среде. Правда, насколько верным было сие утверждение, так и осталось под вопросом. Хотя было еще одно мнение: влияние самого мира на наши души. Но и эту гипотезу ни подтвердить, ни опровергнуть.

А вот дальше самое интересное.

Когда тело достаточно укреплено, начинается постепенное слияние с духом, появляется энергопроводимость и возможность управления потоками, то бишь появляется, как таковая магия.

И, в итоге, вся предыдущая бойня вышла на новый уровень. Что, кстати, еще интересно, так это, если ты уже нарастил некоторую оболочку, то в случае перерождения весь процесс проходит быстрее, как будто ты протоптал колею и просто ускоренно бежишь по ней.

Впоследствии самые крупные стали друг против друга. Как ни странно, но все мы оказались непосредственно в середине долины. Проверено, правда, опять же намного позднее.

Некоторые научились материализовать из пламени или других сил вещество и все перешло в гонку строительства.

Самый сильный так и оставался главным, остальные были рабочей силой. Не знаю как, но вот таких исследователей и первооткрывателей не убивали, а стали держать обособленно. Они отчитывались непосредственно лидеру. Возможно, поддержка таких демонов была обусловлена тем, что каждому хотелось выяснить что-то поубойнее, чтобы можно было победить соседа.

В итоге, появился целый город из таких вот замков.

Очень долгое время все были сосредоточены именно на исследованиях. Некоторые сражения происходили, но по сравнению с прошлыми, это было почти ни о чем.

Затем появился очень сильный демон, которого мы прозвали Повелителем Повелителей или просто Владыкой демонов. И в центре вознесся огромный шпиль, который казалось пронзает небо или что там его заменяло. Прошло время и Владыка, ставший длинной вытянутой змеей насыщенно-золотого цвета, словно сотканной из солнечного света, обвился своим телом вокруг верхушки шпиля.

А затем... он словно застыл: ни спускался вниз, ни взбирался вверх.

Возможно, он и Шпиль создал для облегчения задачи, но просчитался. Тут я тоже не ведаю и не знаю.

А после ваши маги открыли портал и мой и ряда других Повелителей легионы оказались тут. А что там дальше происходило... — закончил фразу Риз пожатием плеч.

— Интересная история, — вот и все, что сумел сказать Артур, шокированный всем тем, что вывалил на него Риз.

— Да, забыл кое-что сказать...

Артур не успевал осмысливать все, что ему уже сказал Риз, а тут он хотел что-то добавить к сказанному. Подумав, что это что-то важное, Артур кивнул и сообщил:

— Что именно?

— Наша классификация, скажем так.

— Классификация?!

Удивлению Артура не было предела.

— Да, именно. Выделенные нами ступени нашего развития, которые понимающему созданию могут заранее очень много рассказать.

О первых ступенях я промолчу. Это дух, скелет или зомби. Это когда тело еще только наращивается.

Дальше идет демон-раб. Слабый и ничтожный, да к тому же ни на что неспособный.

С усилением тела появляется демон-воин.

Когда появляется возможность использовать магию, то демон получает статус демона-мага.

Это вроде все элементарно. Самые сильные демоны-маги — это Лорды демонов, то есть это и есть правители своих замков.

А вот дальше все не столь очевидно и понятно.

Между Лордом демонов и Повелителем есть стадия, которую мы называем стадией безумия. В это время происходят процессы, а сознание... будто бы плывет. Теряется связь с реальностью и все это время демон во власти галлюцинаций и не может контролировать свою силу, а потому опасен для окружающих. И тут два исхода: либо Лорд сжигает сам себя в потоке силы, либо переплавляется и становится Повелителем.

Повелителей существует три ранга, но разницу и основные отличия трудно назвать. Например, есть одна Повелительница первого ранга, так она тупее пробки. Уж сколько ей делал замечаний сам Владыка лично, но она так и не усвоила их.

Ну, а выше всех уже названный мною Владыка.

— Благодарю, Риз, за весь этот рассказ, который, как я вижу, тебе нелегко дался.

— Да, — кивнул Риз. — Воспоминания слишком тяжелы и горьки.

— Я вижу. А теперь я могу это обдумать наедине?

— Разумеется. Слишком многое я вывалил за раз, но и без подробного рассказа тут не обойтись.

— Разумно, — согласился с ним Артур.

— Я ушел, — сообщил Риз, выходя за дверь.

Артур все это время был в ошарашенном состоянии, ярко представляя все, о чем рассказывал демон. Кирхст хоть и каким-то чудом держался в воздухе, но при этом завис, вытаращив глаза, и остался в этой позе, даже после того, как Риз ушел.

— Кирхст? — обратился к нему Артур.

— Да, да, — придя в себя, пробормотал ангел.

— Прокомментируешь свое состояние?

— Кхм, мда, — произнес Кирхст и почесал затылок. — Не ожидал такого. Вообще не ожидал. Он же перед нами, по сути, вывернул душу. Мало кто вообще способен. Да я ведь все представил. Все, о чем он говорил, но даже так... даже так трудно понять всю его боль. Но понятно одно: его исповедь, а это именно исповедь и ничто иное, честна до глубины его души, а слова искренни.

— Согласен. Я ожидал от него откровений, но не настолько сильных и тоже сбит с толку, — согласился с ним Артур. — И, после всего сказанного, ты думаешь, что он нам враг?

— Не уверен, — с сомнением протянул Кирхст. — Но и понять не могу, как такое произошло.

— Ты о чем? — спросил у него Артур.

— Видишь ли... — неуверенно начал Кирхст. — Я сразу скажу, не знаю из какого он мира, то есть, тот мир, о котором он говорил. Я вроде не говорил, но задача Архатов и Ангелов: следить, чтобы создания не переступали определенную грань. Грань эта, в общем-то обширна... Но в первую очередь это касается поиска знаний, способных перевернуть, изменить или уничтожить вселенную... всю вселенную, а не то, что доступно, скажем так, низшим расам. Надеюсь, не обидел, — обратился и посмотрел на Артура Кирхст, — ведь человечество, несмотря на свою многочисленность и развитие, тоже относится к таковым.

— Нет, — помотал головой Артур. — Если они настолько сильны, как ты описываешь, то тут не на что обижаться.

— Да и я озвучил их мнение, а не свое, — добавил Кирхст к ранее сказанному.

— Потому и молчу, что это ты не от себя говоришь, — кивнул ему Артур. — Но продолжай.

— Ага. Но война верований... Интересный вопрос. По сути, это должно быть близко к Хаосу, но раз мир похож на этот, то это и на Порядок похоже. Мир, располагающийся на фронте, то есть границе противостояния... но при этом ни на чье вмешательство не похоже... Не понимаю. Что-то характерное для того мира? — погрузился в размышления Кирхст, местами его слова казались еле понятным бормотанием. — Это даже не похоже на вмешательство богов и хранителей мира, призванных в первую очередь сохранять стабильность. Хотя все равно все такие моменты решаются руками смертных. Недопонимание... Возможно. Сказано одно, но понято неверно? Но чем не угодил тот Древний Белый? Прикоснулся к великим и запретным знаниям? Но что он мог узнать и выяснить в мире без магии? Без доступа к энергии?

— Кирхст... Кирхст, — позвал его Артур. — Ты это чего?

— Дело в том, что такие действия нельзя отнести ни к Порядку, ни к Хаосу. Не их уровень просто. Если какое-то божество или сущность попыталась обрести последователей, а последователей других богов либо уничтожить, либо поработить. Но уничтожить, это не изгнать.

— А то пространство не могло задумываться, как такое откуда сбежать невозможно, а если и возможно, то только с изменением мышления в нужную сторону? Ведь, судя по всему, Ад не должен был их так просто отпустить. Да и проклятье могло начать менять их души, а поскольку они ничего не соображали, когда там оказались, то этого вмешательства и не заметят вовсе. Да даже не подумают, что их мировоззрение кто-то умышленно изменил, — высказал Артур.

Кирхст задумался, размышляя над столь неожиданной мыслью.

— Не уверен, все-таки вряд ли люди каким-то способом смогли обойти глобальный закон, прописанный в самой сути мироздания.

— Это какой закон? — озадаченно спросил Артур.

— Ты его знаешь, как свобода выбора, то есть каждый волен сам выбирать свой путь, — пояснил Кирхст. — Хотя в общем понимании он намного шире. И если верить доставшейся мне памяти, то его пробили предшественники людей, вызвав глобальное Изменение, затронувшее все пространство. Но я знаю это лишь как факт. Подробностей нет и не жди — не объясню я ничего, ибо не смогу.

— Мда, — произнес Артур и почесал подбородок. — Чем больше узнаю, тем все запутанней становится.

— Угу, — согласился с Артуром Кирхст.

— Но единственное, что мы можем сейчас принять, так это то, что Риз не пытался нас обмануть и не пытался нас предать, и не сделает этого в будущем.

— Ага, — кивнул Кирхст. — После таких откровений и я ему поверил.

— Да уж. В такое не поверить, это каким-то непрошибаемым нужно быть.

Тут раздался стук в дверь.

— Простите, если помешала, Мастер, — обратилась к Артуру вошедшая Луиза. — Сейчас будет готов обед, да и Госпожи хотели бы с Вами поговорить.

— Сейчас спущусь, — кивнул ей Артур и Луиза, закрыв дверь, тихо ушла.

— Ну что ж, пошли, — обратился к Кирхсту Артур.

— Ага, — согласился тот.

Артур спустился на кухню, а Кирхст летел следом за ним.

Часть 4.

Спустившись на кухню, Артур увидел, что за столом сидели не только его сестры, но и Риз, и Луиза, и Фредерик. Не дожидаясь конца обеда, старший демон спросил:

— Владыка, скажите, вы мне все же верите? Я прошел через многое и много повидал. Сейчас же я завишу от вашего расположения, особенно, если учесть поведение большей части Легиона и то, что я не справился со своей задачей.

— Вообще-то, он прав. В тебе сейчас столько силы, хоть ты ее и не используешь, что может как убить его раз и навсегда, так и вернуть в то состояние, в котором он был, — прокомментировал Кирхст.

— Верю, — прожевав, ответил Артур. — И Фредерику с Луизой я говорил, что принимаю их действия. Может быть, они действовали не совсем как хотелось бы или надо было, но приемлемо и я не держу на них зла ни за что. Наоборот, я хочу им в очередной раз сказать спасибо за то, что я вырос с сестрами таким, каков я есть. Не будь их и неизвестно, что было бы.

— Благодарим вас, Мастер, — в унисон произнесли Луиза и Фредерик.

— Братик? — позвала Артура Юи.

— Да? — отозвался он.

— А почему они так к тебе относятся? — спросила Юи.

— Вчера мы заметили, что Фредерик, да и остальные изменились, и как будто... боятся что ли, — пояснила Аи.

— Не думала, что это так заметно, — воскликнула Луиза.

— Заметно, да еще как, — кивнули обе девочки вместе.

— Как я говорил ранее, дело в данной века назад Клятве. Я не знаю, как она действует, что разрешает и что запрещает. По идее, она должна всех убить еще тогда, когда все сбежали, ну тех, кто именно сбежал. В общем, механизм ее работы неизвестен. Но, если верить словам Фредерика, то она зависит на текущий момент от моей силы, а поскольку я не уверен, что ее идеально контролирую, то возможно, что и Клятва сама реагирует на эти колебания, — попытался объяснить Артур. — В общем, трудно сказать, что с ней делать, но фактом остается то, что мне еще учиться и учиться.

— Луиза и Фредерик нас раньше воспитывали и защищали... — начала, как всегда, Юи.

— ... а теперь появился Риз и какую роль он будет выполнять и как нам к нему относится, — закончила Аи.

— Я вроде говорил уже, что никого из них сейчас не стоит бояться? — спросил Артур у сестер, на что обе кивнули. — Если вам интересно, то для них на первом месте мои слова, на втором — ваши. Ну, а исходя из своих соображений и если это не противоречит это нашим приказам, то он может отдавать команды всему остальному Легиону, от коего тут все два члена. По крайней мере, я так это вижу.

— Думаю, что мы поняли, — кивнули обе сестренки с серьезным видом.

— Братик, скажи, а...

— ... мы тоже обладаем той силой?

— Хм, — задумался Артур. — Честно говоря... — Сестры внимательно смотрели на Артура и ждали, что он скажет. — ... не знаю. Для меня-то это была неожиданность. Ну, а сами-то что вы думаете? Хотели бы вы что-то подобное?

— Не знаем, братик, — ответила Юи.

— Не задумывались, — присоединилась к ней Аи.

— Сейчас могу разве что предложить подумать: какой силой хотели бы обладать и как бы вы ее использовали. Если это вам так интересно, — предложил сестрам Артур.

— Хорошо, мы...

— ... подумаем, — решили сестры, о чем сразу же и сообщили брату, на что тот только кивнул.

— Если смогу чем-то помочь или захотите разобраться с вопросами касательно прошлого, то тоже помогу, где и чем смогу, — добавил Артур.

— Угу, — кивнули ему в ответ сестры.

— Владыка, вы собираетесь пообщаться со Стилом? — спросил у Артура Риз, посчитав, что разговор меж братом и Юи с Аи закончен.

— Да, после обеда.

В этот момент на Артура посмотрел Фредерик, будто что-то хотел сказать или напомнить.

— Да-да, Огненный, я помню, что ты мне советовал по поводу Стила.

Фредерик с облегчением выдохнул.

— Что ж, я надеюсь, что вы примете верное решение в зависимости от ситуации, — выразил свою надежду Риз.

— Посмотрим, как он себя вести будет. И что лучше наказать и соответственно каким образом, либо может исправительные работы, либо может придется убить, хотя мне и претит такой способ решения проблемы. — Артур передернулся словно от омерзения. — Особенно, если учесть, что впереди общение с большей группой, сейчас совершать ошибки нельзя. Мои действия сейчас могут как помочь мне в будущем, так и помешать.

— В крайнем случае, ты можешь обратиться к своей силе и сути Клятвы, тогда-то он точно будет как шелковый, — предложил Кирхст с невозмутимым видом, как будто ничего особого в его словах и не было. Возможно, для Риза он и сделал исключение, но с остальными-то иной разговор. Пока не покажут свою лояльность, он никого из демонов не признает. А учитывая, что и сам Артур не знал, как относится к остальным, то вполне вероятно, что впереди у них не один такой разговор: о данной силе, Клятве и их применению по отношению к предателям. Как ни говори и не называй их поступки, а предатели они и есть предатели.

— Да, хотя не хотелось бы все доводить до такой степени, — мысленно ответил Артур.

— Но и спорить не будешь, что если иного выбора, то так и поступишь? — решил прояснить этот момент Кирхст.

— Угу, — мысленно вздохнул Артур. — Но и перебарщивать не хотелось бы. Но, если понадобится это, чтобы в будущем пресечь его фривольное поведение, то спущу на него всю силу Клятвы, только как она проявится. Вот в чем вопрос, — закрыл эту тему Артур.

— Увидим.

— Как хочешь.

Кирхст не стал настаивать. Правда, что у того было на уме, одному ему, наверное, и известно.

Артур встал и собрался уходить, как...

— Братик, ты пошел...

— ... к той собаке?

— Ну да, к Стилу, а что?

— Накажи, чтобы он...

— ... больше нас не пугал.

— И как он вас пугал? — голос Артура против его воли похолодел.

— В основном, рычал на нас, так что мы боялись к нему подходить.

— А если и говорил что-то, то кроме как убить нас и разорвать насовсем этот поводок мы ничего не слышали. Правда, с каждым разом его способы становились все более кровавыми и изощренными.

— А зачем вы к нему вообще ходили? — поинтересовался у них Артур.

— Да нам интересно стало.

— Вот мы и не удержались.

— Так-с, — глаза Артура потемнели, не предвещая ничего хорошего. — Этот рассадник блох поплатится. Я не позволю ему больше разевать на вас пасть и тявкать.

— Будь осторожен, братик, — в этот раз вместе сказали сестры.

— Ага, постараюсь. — К этому моменту Артур успокоился и, произнося эти слова, отсалютовал. Сестры хихикнули.

Хоть Артур и был спокоен, но забывать и прощать действия Стила не собирался, а значит, кое-кто за это точно поплатится.

Стальной Клык располагался в одной из подземных комнат. В подвале располагалось несколько кладовых и отдельный коридор для пленников, видимо, на всякий случай, хотя, когда его семья тут селилась, времена были спокойными. Раньше Артур посещал на первом этаже тренировочный зал и кухню, а на третьем этаже — свою спальню, хотя иногда и к сестрам заглядывал, а также доставшийся ему от родителей рабочий кабинет, где проводил немало времени.

Зайдя к Стилу в комнату, Артур увидел, что она словно разделена на две части и по линии раздела располагались незримые прутья.

— Это соткано из нейтральной магии, на которую трудно воздействовать, так как она лишена элементального окраса, а значит, и слабости элемента, — пояснил Кирхст. — Достаточно оригинальное решение. И сил экономия, и плетение надежное.

По другую сторону виднелся лежак, на котором и спал Стил. Входная дверь не скрипнула, когда Артур вошел, но, видимо, из-за чуткого слуха, а может из-за колебаний воздуха Стальной Клык заметил, что к нему вошли и повернул в сторону входа голову.

— Неужели этот пожаловал наш Владыка? — саркастически полупролаял Стил.

— Да, Стил, это я, — обратился как ни в чем не бывало Артур.

— И что же хочешь мне сказать? — попытался надавить Стальной Клык.

— Ну и ну, угрожаем, — улыбнулся Артур, а глаза его похолодели.

— Мерзкий комок шерсти. Богомерзкое отродье, — прорычал Кирхст.

“Спокойствие, только спокойствие! Не обращай внимания на его слова”, — успокаивал себя Артур.

— Скажи, Стил, а что ты помнишь о своем прошлом? О том, как оказался в Аду и сколько там провел времени?

— Э, ты о чем? — рыкнул Стил, но больше по инерции, пытаясь осознать то, к чему Артур вел. — Я мало что помню. Все, как в кровавом угаре, — честно ответил Стил, хотя и сам не понял, почему он стал столь откровенен.

— Если судить по тому, что рассказывала Луиза и подтвердил Риз, то многие из вас поначалу вели себя подобно зверям. Но со временем обретали разум и учились мыслить. И я в общем-то подумал, что может ты на этом этапе и тогда тебе нужно научиться контролировать себя.

— Хочешь заставить силой, чтобы ограничить мою свободу и еще при этом заставить себе служить? — вновь сорвался на грозный рык Стил.

Но Артур помотал головой. Стил опешил, а оправившись, спросил:

— Так чего же ты тогда хочешь?

— Понять тебя, — просто ответил Артур.

— Понять... меня? Но зачем тебе это?

— Для того, чтобы ты помогал мне. Это отрицать не буду. — Увидев, что Стил пытается что-то возразить, Артур продолжил: — Но помогал при этом по своей воле и своему решению. — Стил озадаченно склонил морду набок. — Чтобы ты был волен делать и поступать, как хочешь, но при этом не убивать невинных и, разумеется, не трогать ни меня, ни моих сестер. Поэтому я и хочу знать, что ты знаешь о себе, и как тебе помочь стать самим собой, каким ты был, и отказаться от этой звериной части, хотя и не уверен, что сможешь справиться с этим полностью.

Справившись с изумлением, Стил спросил:

— О чем ты?

— О том, что ты раньше был, всего скорей, человеком, но... по неким обстоятельствам стал таким, каков есть. Что послужило причиной, я так думаю, ты должен вспомнить сам. А вот каким образом тебе помочь с этим, спроси лучше у Риза. Он получше вас знает об этом.

— Ты меня жалеешь? — вновь было набычился Стил, но Артур помотал головой из стороны в сторону и как можно искренне ответил:

— То, что с вами сделали... или твоими предшественниками. Исходя из того, что рассказал Риз... В общем, такое не пожелаешь и лютому врагу, каким бы он ни был. Ни я хочу через такое проходить и не стал бы участвовать ни в чем подобном. Я скажу Ризу, чтобы он помог тебе с этим, а там посмотрим, как ты сам оценишь свои действия и как себя решишь наказать или простишь.

— Хорошо, коли таково твое решение, — сказал Стил, принимая свою судьбу.

И вроде прекрасно закончилось, вот только Артуру на ухо зашипел Кирхст:

— Ты так просто отпустишь эту блудливую собаку? Я еще смирюсь с Ризом. Он рассказал правду, по крайней мере, настолько, насколько сам ей верил. Но он же совсем другой. Он не сдержится и мы можем умереть. То, что ты тогда смог его остановить, это чудо и нет уверенности, что тебе еще раз повезет.

— Знаю, — мысленно ему ответил Артур. — Но и не разобравшись в его ситуации, можно наколоть дров. Мои предки, я так понимаю, принимали все, как данность, и не пытались выяснить правду. Их все устраивало. Сохранение влияния и что там еще вместе, — вот и все, что их заботило. А мне необходимо их вновь объединять в единый кулак, поэтому я должен знать, что ими движет. Используя это, можно будет сделать так, чтобы они думали, что эти грани поставили они себе сами. Но это в крайнем случае. А так, если они смогут помнить примерно, как Луиза, то найти общий язык с ним будет легче.

— Хм. Я не думал об этом с такой точки зрения, — протянул Кирхст.

— То-то и печально. Ты сформировался, но опираешься пока только на то, что тебе досталось от предков. Пусть это и немало, но это и не все, что может быть. А если мы будем к ним относиться по старым критериям, то общение сведется к дилемме: убей или будешь сам убит. Ты, в общем-то, так и рассуждаешь. Но это не выход. Пролитая кровь должна остаться в прошлом и нечего ей вновь литься, — несколько патетично воскликнул Артур.

— Я подумаю, — задумчиво произнес Кирхст.

— Ага, — кивнул ему Артур и закончил разговор.

Для Стила этот обмен репликами длился не более нескольких секунд, поэтому он не удивился тому, что Артур продолжал стоять, возможно, думал, что еще можно сказать.

В итоге, Артур просто помотал головой из стороны в сторону, то ли отбрасывая в сторону непрошенные мысли, то ли кому-то невидимому говорил нет; затем развернулся, сказал: “Жди Риза” и ушел.

Стил остался наедине со своими мыслями, пытаясь понять, что же ему, в итоге, сказали, и почему эти слова зацепили его за живое.

Часть 5.

Немногим позднее Артур вместе с Ризом сидел в своем кабинете. Артур рассказал Ризу о своем разговоре со Стилом и сделанных выводах.

Демон сначала ответил, что, когда вспомнил о своем прошлом, не подумал, что что-то аналогичное могло быть и у Стила и проверить эту идею должен был сам. Но, в итоге, он согласился с решением Артура не спешить с наказанием, а применить известные ему знания.

Риз не стал говорить, что решение о наказании принимал сам Артур, поскольку воля более могущественных переменчива, а он не понаслышке знал, что порой за малый промежуток времени без видимых причин все может поменяться несколько сотен раз. Да, чего греха таить, он и сам не раз так поступал. Искал, с чем это могло быть связано, но так и не сумел найти ответ. То ли виновато проклятье, то ли изменения в их психике, хотя она и стабильна. Или это самому Ризу, то есть каждому демону кажется, что она стабильна... или получается, что изменения и колебания стабилизируются. Но при этом они как были, так и остаются.

Риз помотал головой из стороны в сторону, отбрасывая эти мысли, поскольку его сейчас заботило совсем другое, а предыдущие мысли были сопутствующим дополнением, необходимым анализом в попытке понять основную мысль.

Артур, похоже, не подозревал, но он невероятно силен и как так получилось самому Ризу это неизвестно. Но суть не в этом, а в том, что его мысли и желания достаточно хаотичны, хотя он и старается следовать избранному курсу. Это очень похоже на такие же усилия, которые прилагает и он порой, чтобы его мысли не разбежались. Но в чем причина? Особенность дарованной им силы? Вмешательство энергетики демонов при формировании Клятвы? Или есть иные причины?

Риз не мог понять и не мог сказать Артуру об этом. Для него пока еще рано знать, что он, несмотря на источник силы, становится истинным Владыкой демонов, Повелителем среди Повелителей. Как это отразится на нем и что он будет делать в такой ситуации? Мысли хаотичны, а результат непредсказуем.

Риз решил, что сам прошел через этапы формирования своей сущности, то и Артуру поможет, как когда-то помогли ему. Сначала идет усиление физического тела для проводимости более сильных энергетических потоков, потом идет усиление магической и духовной составляющей. А потом...

Потом фаза, через которую Артур должен будет пройти и ее не миновать. Та фаза, о которой он ему говорил, но тогда казалось, что это просто его рассказ, а теперь, похоже, он станет реальностью.

Фаза безумия. Когда ломается вся сущность и неудержимое пламя готово захватить твой разум. Когда все сформировавшиеся принципы смываются лавиной заблудившегося в самом себе разума. Когда бред и реальность сливаются в одно целое и не понять, где одно и где другое. Когда нельзя верить ни глазам, ни слуху, ни осязанию, ничему. Разум рушится, но при этом закаляется воля и желание, то, что стоит в центре самого демона и вокруг этого выстраивается новая сущность, порой кардинально отличаясь от предыдущей. Одни привязанности умирают, но взамен им приходят новые. Разумеется, все это в том случае, если удается пережить эту фазу, а не сгореть во всепоглощающем пламени.

Это касается его и тех, у кого стихия огонь. Фредерик тоже, кстати, сюда относится. А что касается других стихий? Вода? Ветер? Аналогично ли у них проходит эта фаза? Почему-то подумав об этом, Риз вспомнил, что в Шпиле жили, в основном, огневики, а других маловато.

Тоже интересный вопрос и тоже нужно время на исследование. А пока он будет присматривать и, если надо корректировать развитие своего Владыки.

После разговора Риз ушел, а Артур, погруженный в свои мысли, остался.

— Что-то тебя беспокоит? — спросил у него Кирхст.

— Не знаю. Меня смущает уровень силы и то, как я смог сразу воплотить Риза. Это ж какими объемами энергии обладать, чтобы сформировать его тело. Уж явно не меньше, чем у него было. Его развоплощенное сознание хранило информацию и о его разуме, и о структуре тела, но напитывал-то его я, — устало вздохнул Артур.

— Но почему тебя это забеспокоило?

— Что-то в разговоре с Ризом натолкнуло меня на эту мысль.

— Что-то? — переспросил Кирхст.

— Да, — кивнул Артур. — Что-то, но я не понимаю, что. Можно попробовать спросить, но он может и отказаться дескать, мне почудилось. И это будет правдой, даже, если он по каким-то причинам не захочет говорить. Может получиться, как тогда с Луизой и Фредериком.

— Но пока отложишь это в сторону?

— Угу, — вновь кивнул Артур. — А пока пойду позанимаюсь магией с Фредериком, как ему об этом ранее и говорил.

— Разумно, — согласился с ним Кирхст.

Через десять минут переодевшийся в спортивный костюм Артур вошел в тренировочный зал, где его уже ждал Фредерик.

— Я рад, что вы решили уделить внимание и магии. И также рад, что у вас такая же стихия, как у меня, и что мне выпала честь быть вашим учителем, — со всевозможной учтивостью выразил свою благодарность Огненный мечник. — Поскольку я все же мечник и уже потом огневик, то предлагаю сейчас провести разминку на мечах, потом обсудить план занятий, который я составил, чтобы прийти к единому мнению и уже потом собственно начать заниматься. Кстати, график я составлял из своих взглядов, потому и заговорил о его корректировке. Вдруг вам будет интереснее другая область.

— Согласен. Разминка по нашей обычной схеме? — уточнил Артур.

— Да, — кивнул ему Фредерик.

Сначала Артур выполнил комплекс упражнений для разогрева. Затем они устроили спарринг.

Артур вспомнил, что впервые он начал заниматься лет в семь. Тогда он не держал настоящий меч и не мечтал стать воином и не видел смысла в этом обучении. Но слова о его высокой роли и необходимости защищать привели к тому, что он стал учиться искусству мечника. да и не только ему. Необходимость защищать сестер, вести дела рода, — все это и многое другое говорило, что ему нужна закалка и тела, и духа. Или Луиза с Фредериком столь искусно подвели его к этой мысли.

Как бы то ни было, но в семь лет Артур начал учиться искусству фехтования под присмотром Фредерика. Сначала он выполнял упражнения, которые впоследствии и стали разминочным комплексом на разные группы мышц.

И вот, наконец, первое занятие, когда он будет противостоять Фредерику на мечах, правда, деревянных.

Артур с нетерпением ждал этого занятия. А когда оно наступило, он отрубился фактически и ничего не помнил. Все дело в том, что, когда Артур попытался ударить, Фредерик, отбивая атаку, не рассчитал силы и отправил своего мастера в полет и долгое беспамятство. Так и закончилось то первое занятие.

В дальнейшем, конечно, Огненный мечник приноровился, но после занятий у Артура все равно оставались синяки и ссадины, без которых никак не обойтись.

Но еще не раз повторялись такие же занятия, как и первое. В основном, это происходило, когда Фредерик поднимал нагрузку и не рассчитывал увеличение. Вероятно, он привык к демонической силе и выносливости демонов и ему трудно было уловить разницу со слабым человеческим телом, ведь тогда Артур не отличался обычного мальчишки.

Хотя это и не совсем верно. Фредерик во время тренировок не раз говорил, что Артур намного крепче своих сверстников. Связано ли это с данной Артуру силой? Знал ли Фредерик ответ наверняка? Даже, если и знал, то никогда не говорил об этом Артуру и его слова становились очередными намеками, которые впоследствии множились и не раз повторялись. От них кругом шла голова, но с этим ничего не поделать.

Теперь-то Артур понимал, на что намекал Фредерик. Сила и, возможно, усиление физического тела или она лишь помогала укреплению, а сам свои возможности и защиту он наращивал сам?

Хоть Артур и пробудился, но оставалось еще столько вопросов, на которые он никак не мог найти ответа.

Но вот спарринг закончился и времени для посторонних мыслей не осталось.

Вытерев пот, они расположились в тренировочном зале.

— Перво-наперво, я советую начать с контроля своей силы, — начал разговор Фредерик. — Затем я смогу обучить своей специализации, а именно, проведению через используемое оружие огненной маны, что придаст ему, кроме характерных для используемого оружия характеристик, еще и урон огнем и сопутствующие ему эффекты: ожог, иногда паралич конечности, если удается пробить защиту вплоть до внутренних повреждений, но здесь нужен и контроль, и сила, и умение направленного удара. О болевых и уязвимых точках мы с тобой ранее проходили. Потом покажу несколько простейших магических заклинаний, которые я изучил, но поскольку они вне моей специализации, то я в них особо не практиковался и дальше в этом направлении не развивался. По крайней мере. это то, чему я смогу научить тебя. А вот дальше либо к Повелителю Ризу, либо самостоятельно. Больше я ничем тут помочь не смогу. Но сразу уточню один момент: я буду рассказывать, опираясь на опыт и свою силу, твои же способности могут отличаться. так что тут тоже тебе во многом придется ориентироваться на себя.

— Если мне что-то не понравится или будет не так, я постараюсь сориентироваться в том, что мне не нравится и подкорректировать твои действия, — озвучил свои мысли Кирхст. — Я хоть и Воплощение твоей силы, но сам еще не представляю на что я способен.

— Хорошо, — ответил Артур сразу обоим.

— Тогда начнем, — резюмировал Фредерик.

— Угу, — кивнул Артур и принялся слушать.

— Запомните, Мастер, что огонь, как и любая другая стихия, прежде всего, окрашенная элементом энергия. И как любой энергией, проходящей через живой источник, ею можно управлять. Как думаете, чем?

Артур вспомнил, как он в сердце души работал с пламенем, и попытался весь опыт облечь в слова:

— Мысль?

— Правильно, но не совсем. Полное взаимодействие, хоть сейчас для меня и является аксиомой, но вывести было сложно. Управлять энергией можно не только мыслью, но и эмоциями и чувствами. Например, те, кто используют Ярое пламя за счет своей ярости способны многократно усилить свои способности. Или любители игривого пламени, которые воспринимают пламя как источник для создания чего-то нового и в бою от них толку ноль. Но, важнее всего, желание создать, воплотить что-то или придать форму чему-то, при условии, что ты знаешь, что или как хочешь сделать. И, правильнее сказать, стремление. Да, именно, стремление, поскольку желание само по себе безвольная конструкция. Хочу этого или того, само по себе, ничто, но, когда ты начинаешь к этому тянутся, тогда оно и становится стремлением.

Слушая Фредерика, Артур припомнил, как он создавал кресло и как пламя реагировало на его желания и поставленную перед ним задачу, и кивнул.

— Вижу, что примерно понимаешь. Был уже некоторый опыт?

— Тогда, когда остановил Стила, я создал меч и вернул тело Ризу, — ответил правду Артур. Почти. Сам Артур те события не помнил достаточно четко, а потому, как такового реального опыта не приобрел. Но он умолчал о создании кресла в сердце души, что для него было намного полезнее в плане управления силой. Но Артур не хотел рассказывать про Кирхста и все, связанное с ним.

— Мудрое решение, — поддержал решение своего хозяина ангел.

— Но важно при этом контролировать течение энергии, чтобы получить нужный результат, иначе как может ничего не получится, так и произойти взрыв. Как правило, наша сила не трогает своего хозяина, но бывали исключения и причин этого установить не удалось. Пока все понятно? — решил уточнить Фредерик.

— Да, — подтвердил Артур.

— Тогда перейдем к практике. Огненные маги для усиления контроля рекомендуют использовать заклинание огненного шара. Он прост в создании, но при этом четко показывает умение контролировать стихию. При недостаточном контроле не удастся создать сферу, при избытке — сжатие и обычно взрыв. Хотя чаще всего случается именно первый вариант, поскольку новички потихоньку добавляют энергию, а значит, шар, если и получается, то маленький, а при его распаде ничего серьезного не произойдет. Это не тот случай, когда создали большой шарик, сознательно сжали энергию, а затем резко высвободили, тогда да, будет взрыв и не слабый, даже при относительно малом сжатии.

Фредерик для примера создал пяток огненных шаров и даже ими пожонглировал, точнее, внешне выглядело, что он ими жонглирует, а на самом деле, это говорило о невероятном контроле, который обеспечивал не только удержание формы, но и создавал иллюзию, что шарик подбросили и поймали. Потом последовал еще один пример. Фредерик развеял шары, оставив лишь один. И будто удерживая снизу кончиком указательного пальца, сильно закрутил саму сферу пламени, а затем где-то минуту спустя вернул шар в обычное состояние.

— Как-то так, — сказал Фредерик, развеяв последний шар. — А теперь попробуйте вы, Мастер.

Артур выставил правую руку вперед ладонью вверх и попытался собрать пламя в шар. Но ничего не получилось. Тогда, как с креслом, он постарался сконцентрироваться. И опять ничего не вышло.

Спустя десять минут попыток Артур смог создать небольшую точку из пламени, но на этом прогресс и заглох.

— Что-то не так, — задумчиво произнес Кирхст.

— Что именно? — спросил у него Артур.

— Пока не пойму, но ты что-то делаешь не так.

Артур сделал небольшой перерыв, а затем продолжил. В итоге после часа тренировок шарик взорвался, опалив брови Артуру. Фредерик удивился, ведь на его памяти пламя никогда не ранило и вообще не причиняло вреда своему хозяину.

— Кажется, я понял, — воскликнул ангел.

— Что понял? — устало спросил Артур.

— Что ты неправильно делаешь!

— И что же?

— Ты как бы сказать пытаешься заставить пламя действовать по своей воле и пересилить его. Но смысла в этом нет. Огонь — часть тебя. Позови и мы придем. Подумай о пламени, словно погрузись в него, а затем только представь, что тебе надо.

Артур закрыл глаза и последовал совету.

Сначала его тело окружила словно пленка из пламени. Это произошло в тот момент, когда Артур обратился к своей стихии, а затем он представил несколько шаров вокруг себя. И огонь отозвался так, как он и просил.

Открыв глаза, Артур не удивился увиденной картине.

Пять шаров равномерно распределились по окружности и были полностью послушны его воле. Артур мог с ними играться как захочет, что он и проделал.

— Невероятно, — восхищенно воскликнул Фредерик. — Не ожидал. Судя по всему, ты нашел свой способ управления своим пламенем. Для каждого мага он свой. Способы могут схожи внешне, но отличаться в корне, и наоборот. Вы молодец, Мастер.

— Благодарю, — ответил Артур и развеял шары, после чего почувствовал накопившуюся усталость.

— Тогда на сегодня хватит, — сообщил Фредерик. — Вы, Мастер, потратили много сил и теперь вам стоит отдохнуть.

— Ага, — согласился Артур, восстанавливая дыхание.

На кухне их ждала Луиза, знавшая, что после тренировки они сильно проголодаются. Разложив еду на столе, она села вместе с ними и поинтересовалась:

— Как успехи?

Артур сосредоточился на еде, поэтому Луизе ответил Фредерик:

— Выше всяких похвал. Полный контроль стихии. Получилось не сразу, но результат просто превосходен.

Артур решил все же отвлечься и прояснить:

— Фредерик говорил направлять и управлять, но в моем случае все не так. Мое пламя похоже на игривого ребенка, которое хочет, чтобы с ним поиграли. И такие манипуляции и есть те игры. Наверное, это особенность.

— Да. Как я говорил, у каждого мага стихия ведет себя по-своему. Одним удается найти подсказку, другим — нет. Те, кто смог, могут достичь вершин, но необязательно. Есть много, скажем так, планок, на которых можно зависнуть, не зная, куда и как двигаться дальше.

— А ты, Фредерик, уперся в одну из таких планок? — поинтересовался Артур.

— Хм, — задумался Огненный мечник. — Пожалуй, что да. Я — мечник и самому мне не научиться, а подходящих учителей нет.

— Как это нет! — воскликнул вошедший Риз и услышавший последнюю реплику. — Владыка рассказывал мне в свое время о многих способах развития, и мы можем посмотреть, что тебе подойдет. Все равно со Стилом заниматься.

— И то правда, — согласился Артур в отношении Стального Клыка.

— Тогда по времени посмотрим, что и как, — решил Риз.

— Хорошо, — согласился с ним Фредерик.

— А я могу присоединиться? — вклинилась в разговор Луиза, а затем несколько игриво продолжила: — А то все стараются стать сильнее, а я не у дел. Мне даже как-то обидно.

— Да, конечно, — кивнул Риз. — Хотя я с ветром не работал, но есть близкие состояния пламени, что-то вроде плазмы, и ему подобное. Думаю, что тоже найду, чем помочь.

— Тогда рассчитываю на вас, Повелитель, — поблагодарила его Луиза.

— Еще не за что, еще не за что, — ответил ей Риз.

Артур согласился с их выбором.

Риз присоединился к трапезе. Продолжили они ее в молчании.

На этом закончился богатый на события для Артура день.