Глава 2. Путь Марии.

Глава 2. Путь Марии.

Часть 1.

Примерно неделю назад к нам перевелись, насколько я знаю, несколько учеников. Нет, сам факт перевода не удивителен. Заставляло задуматься другое. А именно, что это было три члена семьи: старший брат и две его младшие сестренки. Как я позднее немногим узнала их зовут Артур, Юи и Аи.

Думаю, что стоит отметить еще один факт.

У нашего учсовета весьма специфичная репутация. Говорят, что они впоследствии управляют городом или оказывают немалое влияние чуть ли не на всю страну, но явных доказательств такого нет, только голословные утверждения. Почему я упомянула учсовет? Причина проста: совет за всю его историю существования возглавляли Десели, а именно члены семьи с такой же фамилией к нам и перевелись.

Ходила еще одна легенда. Несмотря на утверждения совета, что вступить к ним может любой, если пройдет определенное испытание, в составе всегда были люди с одними и теми же фамилиями. Совпадение?! Вряд ли. Как будто место там передается от отца к сыну, от матери к дочери, в общем, от старшего поколения к младшему и со стороны непонятно по какому принципу все оно происходит потому, как молодой совет начинает действовать с одного им известного возраста, но, как по мне, слишком рано. Хотя может их сначала приучают, подсказывают и советуют?! Но если состав постоянен, то при чем тут слова о том, что вступить может любой? Странно.

Как непонятно и то, что в отличие от прошлых поколений, сейчас вместо семи членов было лишь шесть.

Кстати говоря, когда еще было море желающих вступить происходила не менее непонятная картина: всем пытающимся вступить был ответ, что они не прошли испытание, но так никто и не понял сути его.

Но я, кажется, ушла от темы.

Артура перевели в наш, десятый класс, а его сестер в восьмой.

Обычные дети, с какой стороны ни посмотри. Но после их появления все пошло кувырком. Они были общительными, уважительными, а девочки, насколько знаю, были немного стеснительными.

По крайней мере, так это со стороны казалось.

Брат и сестры?! Э, а где же их родители? Что-то я их не видела, да и намека на то, что они здесь живут. Раздельно? Или не могут быть со своими детьми по каким-то причинам? Но я даже их фотографий не видела, хотя они, возможно, где-то в укромном месте хранятся.

Луиза и Фредерик присматривают за ними, но они им не родители. Артур позднее сказал, что они — слуги. Но я опять забегаю вперед.

Сколько было разговоров на тему совпадения и несовпадения. Некоторые ребята из нашего класса порывались подойти, но не решились. Мне, как и всем, тоже было очень интересно.

Но в отличие от остальных, я переборола себя и во время обеда к нему подошла. Спросила, а в ответ недоуменный взгляд по поводу легенд, о которых и попросил рассказать. Пока объясняла, заметила немного уставший взгляд и легкий вздох.

Отчего такая реакция?! Это казалось странным, а мои мысли запутались, но хоть нить разговора не потеряла и то хорошо.

А потом все произошедшее стало напоминать страшные галлюцинации и где их начало, а где конец, мне не понять, потому как даже сейчас не совсем уверена, что все прошло.

А началось со всеобщей, видимо, игры воображения. Хоть в этом я была не одинока.

На спортивной площадке появилось странное создание, передвигающееся на четырех лапах. Я бы сказала, что оно напоминало собаку или волка, но шерсть была синего цвета, какой я не видела ни у одного животного.

Неожиданно в нашем классе появилась Мила. Она из нашего учсовета. Обычно спокойная и непоколебимая, но не тогда... она была взволнована и это мягко сказано. Короткий разговор. Приказ Артура и она бросается его выполнять. Слишком нетипичное для Милы, да и Артура поведение, насколько его я смогла узнать.

Когда наш класс добрался до спортивной площадки, там уже стояла почти вся школа. Непонятно почему, но та зверюга ни на кого не напала. Она водила по воздуху носом, как будто искала кого-то конкретного. И нашла.

Как-то изменившийся Артур встал напротив той собаки. Кстати, тогда я и увидела Луизу и Фредерика, потому как их назвали по имени. Но Артур им уделил буквально мгновение, а потом сосредоточился на пришельце.

Короткий бой и тварь побита, признавая власть победителя. Но самое странное и невероятное происходит потом.

Вокруг Артура сначала вроде как нагревается воздух, потом возникает красное марево, которое все больше и больше уплотняется, а затем словно ударяет в небо, будто стараясь его разорвать. И ощущение силы и мощи. Просто невероятное ощущение. Невообразимо! Неописуемо!

Но этим все не закончилось. Бьющее словно фонтан пламя не утихло, а наоборот... в нем сформировалось другая, более страшная рогато-чешуйчатая тварь. И вот уж у меня не найдется слов, чтобы описать то создание, по сравнению с которым та собачка, как несмышленый щенок.

Я уверена, что каждый, увидев это, стоял и не верил своим глазам. Но это происходило наяву!

Но даже и этим все не закончилось. Артур упал без сознания, а это создание превратилось в молодого мужчину. Довольно симпатичного надо заметить и от него не исходило ни грамма той жути, той страшной силы! Возникло ощущение, что все показалось.

Такого было первое ощущение нереальности происходящего. Первый вкус безумия того, что последовало дальше. Я не могла принять желания того человека, посоветовавшего... стереть нам память. Но не поняла к кому он обращался, ведь мы все тут были свидетелями того, что никогда не могло и не должно было происходить.

А после этот мужчина подхватил Артура на руки, приказал Луизе и Фредерику следовать за ним. Заодно они забрали двух девочек, вероятно, сестер Артура.

А я с остальными осталась переваривать произошедшее, ведь, кому не скажи, не поверят. Назовут, кем угодно, но не поверят ни одному слову. Да я и сама бы не поверила, коли бы не увидела своими глазами.

Думаю, что никто из нас не стал бы рассказывать дома, ведь это звучало бы как небылица.

Да, мелкие колдуны и маги появлялись, но отличить их от шарлатанов невероятно трудно, либо настоящие способности трудно назвать магией, по большей части, таковые оказывались просто трюками в руках фокусников. Немногие помнят, к чему привела магия, но они стараются донести страхи прошлого, как бы над ними не смеялись. А если попадались те, кто нарушал правила или переступал определенную черту, таких прилюдно судили со всем обоснованием опасности того, что сделал виновный или виновные.

Но никто и никогда не видел такой мощи. Это просто невероятно.

На следующий день все пришли в школу как обычно. Но нас сразу же огорошили тем, что занятия отменяются и все идут на медосмотр.

Проверили всех учеников. Некоторых почему-то вызывали к совету. Именно тогда я случайно услышала, что члены совета соберутся после медосмотра для подведения итогов. Мне стало интересно. И я по окончании медосмотра пробралась к кабинету и стала слушать.

Было плохо слышно, но некоторые слова я понимала. Неожиданно как будто что-то толкнуло меня в спину, и я словно влетела в дверь, уже за порогом упав на пол.

Я решила узнать, что происходит, но при этом мне показалось, что если хочу услышать правду, то и мне стоит говорить правду, насколько я в ней уверена. От связи с Артуром и тем демоном члены совета открестились и сказали, что мальчик меня интересует, то я должна задать все вопросы ему сама. Дескать, пусть он сам решает, что рассказать, а что нет.

В тот день с восприятием не было никаких проблем. А вот на следующий... даже вспоминать страшно. Все плыло, менялось. Я перестала понимать, где пол, где стены, где явь, где иллюзия. Я спотыкалась на ровном месте и натыкалась на стены, будто пытаясь пройти их насквозь.

На второй день уже почти перестала понимать, кто я такая, зачем существую и для чего живу. Мать как будто не замечала моего состояния и почему-то не трогала меня. Отца вообще редко вижу, а в эти дни его не было. Появился брат и я надеялась, что хоть он объяснит, что со мной происходит. Но, как только он начал говорить, я поняла, что ничего не скажет мне, и я прогнала его прочь.

Придя в школу, стала думать, сможет ли Артур мне помочь. Как-никак, с него все началось. Я заметила, как оценивающе смотрел на меня: ждал каких-то моих действий, что ли.

На второй учебный день я стала тенью самой себя. Не знаю, как выглядела со стороны, но странным было то, что никто и ничего не замечал. Да на меня совсем не обращали внимания.

Артур продолжал смотреть. Видел ли он мое состояние? Понимал ли? Но, если да, то почему не действовал сразу? Знал что-то и сомневался в правильности действий?

Но почему тогда, когда я все-таки дала повод ему вмешаться, он все-таки помог, как смог? И даже рассказал, что смог.

Но почему? Жалость? Или сам прошел через подобное тогда, когда появилось то создание, ставшее человеком? Кажется, повелитель демонов Риз? Они все живы с тех времен?

И посоветовал все же выслушать кого-то из родственников, из тех, кто знает, кто я такая. Может, у брата. Он всегда отвечал на мои вопросы. Но почему тогда не ответил? Когда я его фактически прямо спросила? Почему мне показалось, что он знал. Но почему ничего-ничегошеньки не сказал?

И сейчас после ужина я вроде бы все разложила по полочкам. И хочу отдохнуть. Я легла... и блеклый луч луны упал на меня, рассеивая темноту. И вместе с ним в моей голове зазвучал ехидный голос:

“Не нужно никого более выслушивать. Согласись, что глубоко в душе ты уже приняла решение. Осталось лишь его озвучить.”

“Кто ты?” — мысленно растерянно воскликнула я. “И чего тебе надо?”

“Ты — это я”, — раздался в ответ таинственный голос, продолжая смеяться.

“И все же, кто ты?” — попыталась еще раз узнать я.

“Придет время — узнаешь”, — последовал ответ, поставив точку в разговоре.

Черт! Что за невезение! Вроде только прояснилось, как вмиг все запуталось вновь.

Одни вопросы и никаких ответов. Артура спрашивать бесполезно, он не знает, это точно. Остается семья, но ответят ли они или откажутся.

Они ведь хотят, чтобы я сражалась против Артура. Кстати говоря, а чем я должна сражаться?! И почему или из-за чего я должна сражаться с ним?

Если что-то во мне пробудилось, то, что изменилось? Что-то я не ощущаю никаких изменений?

“Они проявятся, когда ты будешь полностью готова”, — все с той же усмешкой произнес нахальный голос.

“Кто ты?” — вновь спросила я.

Но ответа не было.

Черт да кто же ты! Голос похож на мой собственный, но в тоже время и не мой. Есть в нем что-то иное, что-то чуждое!

И что пытался сказать этот голос? Что я еще не готова? Что мне еще что-то аналогичное надо пройти?

“Нет”, — вновь вмешался тот голос. “То состояние характеризует активный поиск правды и истины. Этот этап уже пройден. Так проходит это у всех, кто слабее меня.”

“Слабее тебя?”

“Да. Слабее меня.”

“Но кто ты все-таки такая?”

“Еще не время тебе и миру узнать обо мне. Но я не плод твоего воображения, уж поверь”, — уже с легкой досадой продолжил тот же голос.

“А когда наступит ТО время?”

“Пока не знаю. Но запомни следующее. Ты прошла первый этап — этап Истины. Все остальные в твоей семье, в большинстве случаев, успешно проходят его в той или иной мере, если вообще Пробуждаются. Впереди еще два Испытания — Испытание силы и Испытание мудрости. Через Испытание силы некоторые проходят, некоторые — нет. В этом помогут тебе твой отец и твой брат. Они помогут узнать, в чем заключается твоя сила и как ее до конца пробудить. Они помогут и с тренировками. И останется третье, последнее Испытание — Испытание мудрости, которое отдалит тебя от остальных.”

“Но я не хочу ни от кого отдаляться!”

“Ты не будешь жить отдельно. Ты также будешь с ними общаться, если захочешь.”

“Но что ты тогда имеешь ввиду?”

“Разница в силе, понимании и управлении этой силой будут разными и весьма-весьма отличаться. Запомни, ты — это я”, — закончил свои пояснения голос.

Сколько бы я не звала, но ответом была тишина.

Своевольный и нахальный голос говорит только то, что ему вздумается, а на все мои вопросы отвечает, что сейчас — не время. Запомнить, что я — это она, но кто она?

И что она хотела сказать, говоря об Испытаниях? Испытание истины пройдено, то есть получается, что открыта первая дверь из трех? А каковы тогда остальные? Что они принесут?

Тренировки, которые должны будут меня подготовить к Испытанию силы, должны будут дать знание обо всей моей силе? И какова же она все-таки эта моя сила и в чем же она заключается!

Опять одни вопросы и никаких ответов! К чему все это должно привести?

Но никто не спешил мне ответить.

Часть 2.

Уже рассвет.

Из-за того странного голоса, который так и не назвал себя, я смогла поспать часа три-четыре, вряд ли больше. Сам разговор продлился не более часа. А вот мозг никак не хотел успокоиться, пытаясь все осмыслить. Кое-как, но я все же уснула. Хоть немного отдохнуть за эти дни и избавиться от мучений.

Я проснулась от того, что лучи восходящего солнца, проникающие в окно, нагло били по глазам. Я проснулась и повернулась на другой бок. Но сон уже ушел и у меня больше не получилось заснуть.

Вспомнив ночной разговор, вновь задумалась о том, как ко мне и моему положению относится Артур и почему он все-таки помог. Потребует ли что-то взамен? И к кому обратиться, чтобы разузнать о себе. К брату? Попросить или потребовать? Так или иначе, я хочу знать и узнаю.

Я так решила и так будет.

Захотела повернуться, но передумала.

Артур говорил, что мои предшественники по неизвестной причине нападали на демонов, как верно и обратное. За все время, что я уже не спала, тот ангел несколько раз залетал в комнату, видел, что я не сплю, и, не сказав ни слова, улетал. Не доверяет? Но это его личные сомнения или так он выражает настоящее отношение Артура? Да и как они связаны меж собой?

Но как бы то ни было... Как бы меня ночной голос не раздражал, а в одном он прав: ряд решений я уже могу принять и в дальнейшем придерживаться их. И первое, это то, что у меня нет ни желания, ни необходимости нападать на Артура. Также нет и упоминаемых им инстинктов, которые могли появиться. Я, кстати говоря, вообще изменений не ощущаю. Интересно, так оно и должно быть? Или со мной что-то не так? Хотя... если рассуждать логически, то рассказать о том, кто я, должен был кто-то из членов семьи, а не возможный враг. Но получилось то, что получилось. И у меня нет ни ненависти, ни душевного порыва. Ничто не заставляет меня считать Артура врагом. И не только его, но и всех остальных.

Наверное, это первое отличие. И не стоит об этом сразу говорить. Мало ли как к этому отнесутся.

В дверь кто-то тихонько постучал.

— Да, — отозвалась я.

— С добрым утром, — сказала зашедшая в комнату Луиза. — Как ты себя чувствуешь?

— Да вроде нормально, — неуверенно ответила я.

— Мастера я уже разбудила. Хозяек тоже. Тебе дала по возможности подольше поспать из-за того, что ты столько перенесла. Пришла будить, но смотрю ты уже не спишь. Одевайся. Туалет в конце коридора, а затем спускайся завтракать, — сообщила мне Луиза.

— Спасибо за беспокойство, — поблагодарила я.

Выслушав мой ответ, Луиза ушла дальше заниматься своей работой.

Я сначала села на кровати. Голова не кружилась. Слабости особой не чувствовалось. Было ощущение, что как будто не выспалась, но не более. Зевнув, все же встала с кровати и, взяв школьную форму, состоящую из белой блузки, черной юбочки и голубого пиджачка, быстро оделась. Проследовав по указанному Луизой направлению, привела себя в порядок, а затем спустилась в столовую.

— Артур, хочу поблагодарить тебя за оказанную помощь, — сказала я.

— Все в порядке, — ответил он.

— Сегодня я поговорю о произошедшем со своей семьей. Правда, не знаю, как они отнесутся к этому, — продолжила я высказывать свои мысли.

— Ничего страшного. Все в порядке. Главное, будь собой.

“Быть собой?” — мысленно хмыкнула я. “Не зная, кто я такая и что нужно обладателю того нахального голоса! Надеюсь, он не смеется, хотя он ведь тоже через что-то подобное прошел. Видимо, действительно, хочет помочь.”

Похоже, что-то отразилось у меня на лице, поскольку он продолжил:

— Главное, будь собой. Смотри, слушай, но решения принимай сама. Решай, что важно для тебя и действуй так, как считаешь сама, что это правильно.

— Спасибо.

Это было во время завтрака. Покончив с ним, я с Артуром и его сестрами отправилась в школу.

Нам надо было пройти минут десять до автобусной остановки, сесть на автобус, который довезет почти до школы, а там через парк и мы у входа. Весь путь займет около получаса.

Дом Артура располагался на окраине города, поэтому сейчас мы шли по полю, которое и выведет нас на основную дорогу, а там пара минут до остановки.

“Как красиво”, — подумала я. “Такое очарование каждый день с утра поднимает настроение и держит его на высоком уровне. Хорошее начало дня.“

И было чему удивиться.

Огромное поле простиралось так далеко, как мог видеть глаз и казалось бескрайним, создавая ощущение, что то ли оно упирается в небо, то ли его подпирает. От цветов и трав, растущих здесь, воздух был наполнен чудесными ароматами.

“Аромат? Действительно, превосходен. Такие четкие и ясные ощущения”, — удивилась я. “Неужели, это одно из первых ощущений? Обострившееся обоняние?”

Но ее мысленные вопросы остались без ответа. Почему тот голос молчал после ночи? Все это по-прежнему оставалось загадкой.

Мы продолжали идти по полю.

— Какая чудесная ... — начала Юи.

— ... погода, — закончила Аи.

Я с его сестрами мало пересекалась. Но эта их привычка заканчивать фразы друг за другом завораживала. Одни, стараясь их понять, переключались с одной на другую и часто теряли из виду то, что надо было их воспринимать, как бы сказать, объемно, что ли, то есть не акцентироваться на каждой, а слушать то, что они говорят сразу и в целом. Когда на них смотришь с этой точки зрения, с ними можно болтать о чем угодно, и не бояться, что у тебя будет болеть голова.

— Полностью согласна. — Я была согласна с ними. Погода и впрямь стояла превосходная.

Шла вторая половина сентября, но, несмотря на это, солнце ярко светило и осенью даже не пахло, хотя, в целом, стало несколько прохладнее.

Выйдя на дорогу, мы добрались до остановки аккурат к приехавшему автобусу, на котором, собственно, и продолжили путь.

Ехали мы в молчании. Ни я, ни Артур, ни его сестры не спешили начинать разговор. Мне не о чем с ними было говорить потому, что важное было сказано за завтраком. Артуру, видимо, более было нечего добавить. Да и с предложение дружбы и подобных отношений он, похоже, не собирается спешить. То ли не знает, чего ждать, то ли выжидает, когда я сама разберусь, и решу расставить все по местам. Пока трудно судить, что он думает обо всем этом. А сестры его то ли стесняются, то ли просто не хотят разговаривать.

Так мы в тишине, лишь прерываемой звуком мотора автобуса, добрались до парка у школы. По парку тоже шли молча, только я вновь ощутила более четкие запахи. Зелень еще не облетевшей листвы и пряность уже опавшей.

В середине парка сестры пошли в другую сторону, к школьному зданию, где занимались ученики с пятого по восьмой классы. Я с Артуром отправилась прямо к нашему корпусу.

И все же мне хотелось прояснить причины его помощи, о чем не утерпела и спросила.

— Артур, я бы хотела уточнить.

— Что же именно?! — спросил он, остановившись. — Не стоило бы тут разговаривать, в общем-то.

— Из-за Совета?

— Да. Не поймут или сделают не те выводы. Но раз начала, то спрашивай.

— Почему ты помог и что от меня ждешь?

— Хм, — задумался, видимо, пытаясь сформулировать все, что мог сказать. — Помог потому, что трудно было наблюдать за твоими страданиями. А в плане того, жду ли я от тебя чего-нибудь? Надеюсь, остаться друзьями, хотя бы, но не врагами. Но все зависит от того, что тебе расскажет семья. Они лучше знают, кто ты и в чем твоя сила, а также в чем ее источник. Нужна ли тебе эта Охота или нет. Все зависит от тебя и твоих решений, и это я тебе уже говорил.

— Значит, хочешь, чтобы мы остались друзьями?! — сомневаясь, спросила я.

— Да, — прямо и честно ответил Артур. — Но, повторюсь, все зависит от тебя и твоих решений. Поэтому буду просто ждать твоего ответа, когда ты будешь готова его дать.

Этим он меня, честно говоря, удивил. Заявлять такое, в общем-то, незнакомой девчонке, ну пару раз до этого пересекались, не считать же это знакомством, да и к тому же потенциальному врагу. Либо он глуп, либо уверен в своих мыслях, хотя честность его и подкупает. По нему видно, что произносит он это от чистого сердца.

— Эм-м... — на честность лучше, наверное, ответить честностью, все-таки он здорово помог, — обещаю, как только выясню достаточно, чтобы определиться, сразу сообщу тебе.

— Это обещание? — серьезно спросил он.

— Обещание, — подтвердила я.

Дав эту клятву, я ощутила себя обязанной дать ему ответ, как только смогу. То ли дело во всей серьезности ситуации, то ли еще в чем. Но почему-то я прекрасно поняла, что в данном случае: слово есть слово, обещание есть обещание, клятва есть клятва, — и без веской причины лучше не нарушать ее. Может ли стоять за этим что-то большее? И как к этому отнесется тот странный голос?

Не знаю! Хотя почему-то мне кажется, что он будет мало доволен. Но лишь время даст ответы.

— Идем, а то опоздаем на занятия. — Артур прервал мои размышления.

— Ага, — согласилась я и мы продолжили путь.

Часть 3.

Сегодня занятия прошли, как в тумане. Не в том тумане, который совсем недавно разрывал мне сознание и из-за которого я сходила с ума. Нет, просто вроде присутствовала на занятиях, что-то писала, но все это как-то расплывчато. Я просто не могла сконцентрироваться на материале и как будто плыла по течению. Все, что рассказывали, казалось неважным и ненужным. А вот предстоящий вечером разговор был как раз важным.

Важно не только, что узнаю в ходе его, но и результат. И я, наверное, нервничала. Да, так правильнее будет сказать. Но пугала ли неизвестность или моя неготовность к тому, что я могу узнать?! Или все же сама неопределенность? Не знаю.

Как бы то ни было, но школьные занятия закончились. И на несколько мгновений стало полегче. По крайней мере, не надо делать вид, что все нормально. Если Артур что-то и видел, то не подходил и не мешал, видимо, считал, что тут я должна сама справиться или уже сказал все, что мог.

Что ж, дорога домой была обычной, за исключением моей некоторой рассеянности.

Привычно зайдя, я поздоровалась с матерью пошла к себе в комнату. Отец редко когда бывал дома. Неужели он давно все знал и занимался той деятельностью. И знает ли мама об всем: об отце, об охоте, обо мне. Стоит ли попытаться поговорить с ней или наверняка с братом, который, как мне кажется, уж точно все знает.

Спустившись в столовую, я молча пообедала. В воздухе висела напряженная тишина. Наверное, мама ее тоже чувствовала, но не знала, с чем она связана. Наверное, по крайней мере, мне так хочется думать.

Когда я уже заканчивала, открылась входная дверь. И через минуту этот человек показался в столовой. Это был мой брат.

— Мария, нужно поговорить, — сказал он, даже на удивление не поприветствовав. Голос был чист, но я чувствовала, что он напряжен.

— Дай ей хотя бы доесть, — попыталась вмешаться мама.

— Конечно, — кивнул он. — Я подожду тебя в твоей комнате.

— Хорошо. — Хоть с набитым ртом говорить и некрасиво, но все же я решила отреагировать. Что ж, хотела узнать о том, кто я такая, вот он мой шанс. Сам идет в руки. Братик мог начать говорить только о интересующем меня вопросе, ибо я не вижу ничего другого, о чем он мог бы сейчас желать разговаривать.

Закончив с едой, я собралась и поднялась в комнату. Не считая себя хоть в чем-то виноватой, я села на свою кровать, подогнув ноги под себя. Брат стоял у стоявшего у окна письменного стола, смотрел и ждал. Я тоже молчала.

После минуты молчания я все же сделала жест, предлагая ему начинать.

Удивившись, он все же начал:

— Нам нужно серьезно поговорить.

— Хм, — все-таки не удержалась. — Скажи сначала лишь одно. А мама в курсе всего этого?

— Что? — удивился он. — Т-то есть... ты понимаешь... о чем пойдет речь? — И все-таки в конце добавил: — Нет, не в курсе.

— Это, наверное, должно меня обрадовать... или все же нет, — задумчиво протянула я, легонько постукивая пальцем по губам. — Не знаю, даже, как и реагировать, — увидев его вытянувшееся выражение лица, я все же добавила: — да, я догадываюсь, о чем речь.

— Значит... — дальше он замолк, видимо, не зная, какую из витавших в его голове мыслей озвучить.

— Именно, что значит... — ну, не собиралась я облегчать задачу родному брату, после всего, что пережила, а он в нужный момент не помог. И, кстати, да... — Скажи-ка, мой любимый братик, в прошлый наш разговор ты ведь знал, что со мной происходит? Или догадывался? — миленько улыбаясь, озвучила я, потянувшись к нему.

Не пойму, чего он занервничал, хотя только ли это. В нем было замешано много всего. Страх, чуть ли не ужас. Удивление. Опасение.

И, да, чего это он?! Что за гамма? Почему?

Кстати говоря, я уже не сидела, подогнув ноги, а, продолжая смотреть на брата, встала на четвереньки, слегка сжав ладони в кулачки. Прям-таки кошка, готовая к прыжку.

Кошка?! А почему именно кошка? А та, разговаривавшая со мной, имеет к этому отношение? Такое же ночное создание и поэтому общаться ей легче ночью?

Задумавшись и нахмурившись, я присела. Пытаясь осмыслить, я потянулась кулачками к глазам, чтобы потереть их, и потрясла головой.

О чем это я думаю? Я ведь еще не закончила экзекуцию, чтобы спокойно свернуться и поспать? Нет, ведь? Тогда, продолжим!

— Итак, на чем это мы остановились, а, бра-атик?

Брат, видимо, только успокоился, а тут опять задергался. Ничего, ему полезно. Но все-таки не пойму, он же старше меня, знает больше обо всем этом и паникует? Ну да, от этого моя маленькая мстя только краше и вкуснее. Я аж замурлыкала от удовольствия. А у брата, видимо, навечно решил поселиться нервный тик.

Продолжает молчать. Вот, зараза! Ну-ну! Ну-ну! Ну-ну! Тем хуже для него! Молчит, не признается, партизан под допросом! Ну-ну! Что ж, начнем маленький план по выбиванию правды. Да будет так! Ага.

— Бра-а-атик, ну разве ты не хочешь помочь дорогой сестричке. Я ж сгорю от нетерпения и любопытства. Ты же ведь этого не хочешь, дорогой мой бра-атик?

— Н-нет... — так, выпал из ступора. Уже прогресс. — Повторить вопрос?

Он усиленно замотал головой из стороны в сторону, но я все же сказала:

— Так почему ты бросил меня, когда я не могла понять, где реальность, где нет? Когда не могла толком спать и снилась всякая чепуха? Когда вместо действительности я видела лишь серебристую рябь? Когда от паники и отчаянья хоть что-нибудь понять я была готова лезть на стенку и повеситься? Когда мне помог тот, кто по идее не должен был помогать и оказался более гуманным и понимающим, нежели мой родной брат, который знал и видел мое состояние, но не счел нужным помочь. К тому же от того же человека я знаю, что должна якобы охотиться на него и в итоге убить, но он не знает, почему якобы должна это делать, ни, тем более, зачем. А вот тот, кто мог с этим помочь, до сих пор молчит! — рассерженной кошкой прошипела я, все-таки не сдержавшись. Во время этой тирады я медленными и плавными движениями приближалась к нему, а к концу — уже уставилась ему в глаза. Осталось только поднести стальные когти к его глотке и хорошенько припугнуть. У-у-у, а вот и коготки, только откуда взялись?!

— Хорошо, хорошо, я все расскажу. Только, пожалуйста, успокойся. Не зная всего, ты сейчас можешь натворить бед.

— И, благодаря кому, надо заметить, все дошло до этого? — спросила я, как ни в чем, не бывало, вылизывая языком тыльную сторону ладони, но когти так и не исчезли.

— Из-за меня, — немного успокоившись, сказал братик.

— Секундочку. — Я вновь села на кровать, подогнув ноги, вроде как прилежная и послушная девочка. Когти, надо заметить, исчезли. — Вот теперь начинай.

— Ага. — Братик еще не до конца оправился от шока. Это было видно по его глазам. Но все-таки взял себя в руки и начал рассказывать.

Часть 4.

— Вы ведь проходили общую историю на уроках? — спросил меня брат.

— Ну да, — пожимая плечами, сказала я. — Не всю, не до конца и не в подробностях, но да.

— То, что не всю, это понятно. В истории было и так и до сих пор осталось слишком много белых пятен. Очевидцев событий нет, либо их вычеркнули из жизни. Причем, резко и бесповоротно. Что наводит на определенные мысли. Но не в этом дело. Наш клан является одним из тех пятен, о которых никто и никогда не расскажет. Даже у нас в семье знают лишь общие сведения о прошлом и ничего конкретного.

Я чувствовала, что он пытается быть максимально искренним, рассказывает все, что знает, а потому не мешала ему, да и та игривость куда-то ушла.

— Сообщи тогда то, что знаешь.

— С чего бы тогда начать?

— Может, с самого начала. С нашего появления, а дальше посмотрим, — заглянув ему в глаза, я немного наклонила голову.

— Наверное, — кивнул он и продолжил. — Тогда шла эпоха магических экспериментов, когда обнаружили какую мощь скрывает пламя, вода, воздух, земля и остальные первоэлементы. Но среди них были гении иных направлений. Даже тогда о них ходили легенды. Не в том смысле, что они были знамениты, а в том, что тогда неизвестно было наверняка удались ли им их эксперименты или нет. Но мы являемся подтверждением этих легенд, — вздохнул он, сделав паузу, собрался с мыслями и продолжил дальше. — Эти гении занимались созданием новых рас с разными свойствами. Сколько таких было в итоге, неизвестно. Создавших мы до сих пор называем богами и богинями, ведь как еще можно назвать тех, кто превзошел разумом всех остальных.

Чтобы дать брату передохнуть и сказать самую суть, я вклинилась:

— И кто же создатель нашей расы и в чем особенности ее?

— Сейчас настоящего имени нашей богини никто не знает, но мы ее называем лунной богиней Камитеру. Истинная сущность наша — это кошка, но про богиню говорят, что она была кошкой, гуляющей сама по себе. Также говорят, что из поколения в поколение она наблюдает за нами. А когда появились демоны, нас посчитали с ними заодно, поэтому мы предпочли спрятаться, а не остаться на острие ножа. Да и силы нам легче использовать ночью, поэтому мы и задания предпочитаем выполнять в темное время суток, когда у нас преимущество. Те, кто пробудился. Но, а сейчас скажи, с чего началось твое Пробуждение? И как проходило?

Я задумалась. Рассказывать про Артура не хотелось, но без этого не объясниться.

— С чего бы начать?

— Тогда, чтобы тебе легче было протянуть полноценную связь, скажу следующее, — неверно оценив мою задумчивость, добавил брат. — Поскольку нас посчитали демонами, но испокон веков мы считаем виноватыми в наших несчастьях именно их, а потому и Пробуждение начинает тогда, когда один из членов видит демона. Также нам известно, что ты в курсе появления Повелителя этих тварей и то, что последним тебя видели в обществе Артура, который, судя по всему, обладает достаточной информацией, чтобы помочь тебе пройти самый болезненный этап нашего Пробуждения. Связав одно с другим, мы предполагаем, что Артур и есть Повелитель демонов. Так что все остальное, что ты скажешь, всего лишь подтвердит наши догадки и позволит нам связать одно с другим.

— Хм-да, — наполовину хмыкнула, наполовину протянула я. — Даже отступного пути не оставил. Ну и ладно, раз и так все знаете, — хоть я и согласилась, но озвучивать свои мысли по поводу Совета не решилась. — Если кратко, то сначала на нас нападает какая-то странная собака, которая в итоге оказывается демоном, но ее усмиряет Артур, а затем, похоже, помогает появиться Повелителю демонов в нашем мире. Но ни как он это сделал, ни каковы его причины, я не знаю. После этого мне начало казаться, что меня обволакивает туман или я начала терять зрение. С каждым мгновением все это становилось все острее и острее. Когда мы с тобой разговаривали, я достаточно различала предметы, чтобы не споткнуться и внешне вести себя нормально, но психически все было с точностью наоборот. А когда все это достигло максимума, мне и помог Артур. Как оказалась у него дома, не знаю, ведь вырубилась, будучи у него на руках. Но с тех пор могу видеть и ангелов, да и весь мир стал четче. Когда шли в школу, мне показалось, что мое обоняние обострилось. Вот вроде и все.

— А он тебе много рассказывал или что-то особенное выделял? — спросил меня брат, но был ли в этом подвох. Мне казалось, что да, что этот вопрос важнее всего остального. Но, не зная точно, трудно сказать, какой ответ его удовлетворил бы.

— Думаю, что важным было то, что сказал он слушать, то есть выслушать обе стороны, но решение принимать мне самой. В смысле, окончательное решение о том, кто друг, а кто враг.

Он, кажется, вздохнул с облегчением. Неужели им было важно убедить меня в своей правоте?!

Вспомнив слова ночного голоса о Пробуждении, решила спросить у брата:

— Скажи, а вот это состояние, через которое я прошла, это все или еще что-то будет? И если будет, то насколько мучительно, потому, что вряд ли переживу это вновь.

Не знаю, исчерпала ли я его запасы удивления, или он посчитал это за специфику моей адаптации к изменившемуся для меня мира, но все же ответил:

— Всего существует три этапа. Через первый ты прошла, он именно в психологическом плане самый сложный. Второй этап — это изучение своих способностей, а третий этап — это раскрытие духовного потенциала, если сможешь, конечно.

— А что не все его проходят?

— Некоторые до него даже не доходят.

— Обрадовал, — хмыкнула я.

— Что есть, то есть.

— И что ты планируешь дальше делать? Ты, зная все, пришел проверить меня?

— Ну да, — согласился он.

— И что же ты решил?

— Решил-то? Что завтра отведу тебя в наш храм к отцу, там и решим дальше, что делать. А сейчас, не думай ни о чем, не тревожься, занимайся и отдыхай.

— Вы ведь не бросите меня?

— С чего ты взяла?

— Но я ведь могла и не пройти эту проверку. Что было бы, если оказалось, что воспринимаю вас наоборот, как своих врагов.

— В этом случае, не повел бы в храм, но научить использовать свои силы, чтобы ты не причинила вреда ни себе, ни другим, это бы сделали. Да и чтобы себя по глупости не раскрыла. Мы своих никогда не бросаем да редко, кто осознает себя и проходит даже первый этап.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я брата.

— Угу, — кивнул он. — Тогда все, завтра, ближе к вечеру отправляемся в храм, — сказав это, он ушел.

За то, что Артур помог, думаю, надо ему, как минимум, намекнуть, что за ним следит не только Совет, но и наша семья, и что есть такие даже в самой школе. Всего скорей, он примет к сведению. Хорошо и то, что они решили, или, по крайней мере, только брат, что он наверняка научил бы использовать новые возможности, каковы бы ни были его причины: взаимопомощь семьи, любовь брата ко мне или иные.

Я надеялась, что хватит одного разговора, а тут еще и завтра, причем не менее сложный: разговаривать, как минимум, с отцом и, возможно, не только им. Надеюсь, не ошибусь. Хотя, если тому голосу легче ночью, то наверняка появиться и что-нибудь скажет.

И, кстати, что он вначале сказал. Нашу богиню зовут Камитеру и она — кошка, гуляющая сама по себе. По его словам, говорят, что она из поколения в поколение появляется. И ее странные слова, что я — это она. Она... Камитеру?! Лунная богиня?! Учитывая те слова, что расстояние меж мной и ими в потенциале огромно в плане сил и возможностей, то я склоняюсь все же к этой версии.

А если я угадала и теперь знаю, кто она, будет ли она более сговорчива? Станет ли она хоть что-то объяснять или скажет, что не время, или что я слаба?

Черт! Голова кругом идет, а мне еще домашнюю работу делать.

Медленный вдох и медленный выдох. Успокоится и делать пока то, что могу, и надеяться, что ночью она появиться и окажется более сговорчивой.

Вперед! И я приступила к урокам.

Часть 5.

Приближался вечер.

Время тех, кто прячется в тени, или прячет свой лик. Тех, кто не хочет, чтобы его разоблачили или узнали. Время тайных операций и большей части переворотов.

Так было, так есть и так будет.

Шел я не в лучшем расположении духа. Почему... Тут много причин.

Я только что поговорил с сестрой. По идее, можно было ожидать худшего. Того, что она полностью от нас отвернется, но она все-таки хотела узнать, кто она такая, что не может не радовать.

До конечной цели, а именно горы, мне далеко и нужно было полностью осмыслить весь разговор с ней.

То, что демоны косвенно знают о нашем существовании, это известно. Пересечения были и итоги скользили то в одну, то другую сторону. То, что она сразу поняла, и еще на кухне дала понять, что понимает, о чем речь, не может не настораживать. Как много о нас знают наши враги и о сколь многом догадываются.

Ее игривость могла оказаться смертельной для меня, ведь если бы она хоть на миллиметр ошиблась, то своими когтями могла бы и шею мне разрезать. Прочность этих когтей несравнима ни с чем и то, что она их так легко вызвала, тоже говорит о ее силе. Хотя ее голосок, когда шипела, неплох, но кошка шипит в ярости. А если бы она стала бы использовать свою ярость. Вот тогда мне точно не поздоровилось бы.

Тем временем, я достиг окраины. Выйдя за черту города, я еще больше ускорил шаг, для любого он покажется бегом, но для меня являвшийся обычным пешим шагом, а та скорость, с которой шел в городе, сравнима со скоростью черепахи.

Сейчас и у Марии осознанно или нет происходят изменения. Скорость реакции, скорость передвижения, ловкость, гибкость, пластичность, укрепление мышечной ткани, — все это повышается. И хорошо, если это пройдет во сне, но если это будет происходить, когда она будет бодрствовать, то ощущения наверняка сравнимы с ломкой. Хотя я и презираю людишек, которые доводят себя до такого состояния.

В итоге, хорошо, что Артур, каким бы ни был он врагом, сказал Марии, чтобы она слушала и тех, и других, но решала сама. С одной стороны, у нас еще остается возможность ее переубедить, с другой стороны, плохо тем, что конечным остается ее решение, а кошки вроде ее всегда были непредсказуемы.

Минуты за три я миновал небольшой лесок, словно пояс, окружающий гору. Но моей целью была не сама гора, а располагавшийся на правой стороне склона храм. Храм лунной богини Камитеру, нашей богини. Вход был в пещере, закрытой стеной из лунного света, через которую могли пройти лишь представители нашего вида. Сам вход являлся порталом в обособленное пространство и поддерживался ядром в самой глубине храма.

Здесь всегда сумерки и светит луна. Земля покрыта будто сказочным ореолом и даже статуи, изображавшими великих предков, отливали сияющим бледно-зеленым светом, придавая еще большую загадочность местности.

Тропинка виляла, огибая эти статуи. Насколько я знаю, эти статуи появлялись сами по себе и на своем месте. Почему, я не знал, да и отец, наверное, тоже. Возможно, могла бы ответить сама богиня, но она была глуха к нашему зову. А легенда говорила, что она все-таки наблюдает за нами.

Войдя в здание, я прошел небольшой коридор, выйдя к холлу, на который с двух этажей выходили коридоры и по имеющейся здесь же лестнице, соответственно, можно было попасть в любую часть. Отсюда дороги шли к ритуальным залам, залам исследований, залы для тренировок, но мне было не к ним. Поднявшись на второй этаж, я пошел по коридору, располагавшемуся напротив входного. Он вел к залу совещаний. И отец уже ждал меня.

Он сидел на троноподобном кресле в дальней части зала. По кругу здесь стояло еще десять кресел, но насколько известно советников никогда не было столько, чтобы все места были заняты. За всю историю, кроме главы, было еще пять советников и это максимум. Все потому, что наш клан никогда не был многочисленным. Вдоль стены стояли статуи представителей нашего клана. Среди них были мужчины и женщины, а среди оружия были и посохи, и луки, и мечи, и кинжалы, и другие, которые сразу и не назвать.

Я встал посредине зала и изложил разговор с Марией и свои соображения, в которых, в общем-то, так и не пришел к однозначному выводу.

— Значит, все-таки считаешь, что стоит попытаться. Привести Марию сюда и тренировать? — подвел отец итог моего доклада.

— Думаю, да. Она сильна, сильнее многих других, особенно, с учетом последних поколений. Так реагировать и использовать по чистому наитию, согласись, ни ты, ни я сразу на такое были неспособны, а она сделала так, будто это у нее в крови.

— Да уж, — задумчиво протянул отец. — Стандартные методы не подойдут, значит, придется ей рассказать, что известно, а дальше ждать ее решения.

— Да, я тоже пришел к этому же мнению. Учитывая, что я и так ей рассказал основное. Осталось ей сообщить лишь детали, да и почему мы ищем демонов и хотим их убить. Хотя мне кажется, что она уже все для себя решила. И наши усилия будут тщетны.

— Если есть хоть малейшая надежда, то мы не должны ее упускать. Приводи ее завтра в это же время.

— Хорошо, отец.

— Тогда иди.

Оставив отца, я покинул зал совещаний. Возвращаясь домой, я думал о сестре и как с ней все может сложиться.

Часть 6.

Время приближалось к ночи.

Когда брат ушел, у меня появилась возможность обдумать прошедший разговор: не только мои слова, но и действия. И хоть он сказал не тревожиться, но непонятно, что у него и остальных на уме.

Сначала, разумеется, сделала домашнюю работу, чтобы она не отвлекала, заодно смогу теперь немного отстраненно посмотреть на произошедшее и, возможно, решить, как поступать дальше.

Во-первых, выразила свою злость и обиду не хуже рассерженной кошки, да и шипение под стать было. Но это, в целом, мелочи. Во-вторых, появившиеся по моему желанию когти. И не только это, а если бы они появились чуть позднее... Нет, нет и нет, не хочу даже представлять. Я могла бы убить брата. НЕТ! Я даже предполагать такого не хочу.

Я хлопнула пару раз себя ладонями по щекам, чтобы взбодриться и прогнать эти мысли из своей головы.

Минуту спустя вроде бы отпустило и все кровавые пятна и залитый кровью пол исчезли из моего воображения.

Кто же все-таки я такая?

"Ты — это я", — будто на пределе слышимости прозвучал нахальный, так похожий на мой, но все же чужой голос.

"Неужели уже можешь разговаривать?" — ехидно поинтересовалась я на сей раз мысленно.

"Еще нет", — слегка прошелестел голос. "Время еще не пришло."

"Хм", — так я выразила свое отношение к этому ее комментарию. "И когда же оно, позволь узнать наступит?!"

"Еще несколько часов и сможем поговорить", — ответила та странная сущность.

"Ты ведь Камитеру?" — спросила я самое важное из всего того, что хотела узнать. "Ты расскажешь больше, чем ранее собиралась рассказывать? Это упростит и тебе задачу, и облегчит мне понимание ситуации."

"Хорошо", — согласилась она. "Но чуточку позднее, когда смогу активнее проявиться в реальности".

"Несколько часов я могу подождать", — уже без ехидства и даже с некоторым облегчением сказала я.

"Вот и отлично" — ответил голос и принадлежи он реальному человеку, наверное, сопровождался самой теплой и лучезарной улыбкой. Чистой и незамутненной. Хотя почему мне так показалось в этот миг, я не знаю.

Странное поведение: то ничего не скажу, то расскажу. Надеюсь, через пару часов станет понятнее.

За время ожидания я успела поужинать и подготовиться, хотя, наверное, она сможет всего парой фраз разбить мою уверенность и сказать лишь то, что хочет сама. Но зачем ей вообще разговаривать со мной? Зачем направлять и, похоже, учить?!

И не менее важное: с какого момента началось ее "я — это она? С самого рождения? Или с момента пробуждения? Но, если с рождения, то почему мы как будто две личности в одном теле, хотя... трудно сказать, что нас двое, ведь от нее только голос и она не может управлять моим телом. А если с пробуждения... или это можно рассматривать, как второе рождение... тогда она что-то вроде эфемерной сущности и в тот момент как бы услышала меня что ли?

Тогда почему пробудившиеся не слышат ее? Почему они верят в охоту на ангелов и демонов? Да, их предков посчитали заодно с демонами. Неустойчивость психики или еще не вполне понимали, кто есть сами по себе? И пусть так было поначалу, но почему впоследствии все это сохранилось и переросло в столь сильную веру и, всего скорей, отказ от создавшей их и может поэтому она не вмешивалась? Может она могла достучаться за все это долгое время раз или два, когда не успевали родственники, так сказать, завершить настройку?

Интересно, а мои мысли она читать может или только удаленно общаться?

Если читает мысли, то стоит ли осторожнее быть, или контролировать мысли и действия, или еще как-то защищаться.

А вот, если только общаться, то объясняет ее слова: когда придет время. По словам она определяет, как много узнала, насколько готова и что можно рассказать мне. Но даже так она стала не слепо верить в меня и надеяться, а последовательно готовить, как свою адептку или избранницу, сообщая все по мере необходимости. Что может говорить о том, что она либо терпелива, либо в своем состоянии ей спешить некуда. Соответственно, интересно, в каком она состоянии и что удерживает ее здесь на самом деле?

Отказавшиеся от нее или что-то иное? Вряд ли она живет ради всех моих родственников, иначе ее действия лишены смысла. Значит что-то другое. Но что тогда?

Как можно узнать и понять мифическую сущность? Разве что у нее самой спросить и надеяться, что она будет в благоприятном расположении духа и расскажет, но даже так внутренне не отказываться от произнесенных этой сущностью слов, а попытаться понять и постичь их.

За всеми этими размышлениями я и не заметила, как пролетело время.

"Ничего себе, — насмешливо произнесла Камитеру в моем сознании. — Это над чем же ты так усиленно размышляла, столь углубившись, что я уже минут пятнадцать пытаюсь до тебя достучаться?"

"Пятнадцать минут?" — ошеломленно и слегка краснея произнесла я.

"Да, — все так же смеясь, продолжила моя собеседница. — Или ты передумала со мной разговаривать, обиделась на меня и решила, что таким образом сделаешь меня более разговорчивой?"

"Нет, что ты, даже в мыслях не было, — замотала я головой. — Просто после того, как брат рассказал о нас и о тебе, а я поняла, кто ты такая на самом деле, меня посетили интересные мысли."

"И какие же? — Камитеру перестала смеяться, а в ее голосе стал сквозить интерес. — Это из-за которых я не могла до тебя докричаться?"

"Да", — подтвердила я и рассказала ей все, до чего успела додуматься за эти пару часов. На все это ушло около получаса.

После столь долгого рассказа мне надо было отдохнуть, а Камитеру, всего скорей, обдумать мои слова. Наверное, минут пять длилось молчание, а затем...

"Интересно, — начала Камитеру. — Многое из сказанного тобой интересно, но большею частью далеко от правды."

"Вы мне расскажете?" — все еще не теряя надежды, произнесла я. Я, действительно, хотела больше о ней узнать, да и если ей нужна помощь, то просто так ее не получит.

"Да, как и обещала", — проговорила Камитеру.

Я вздохнула с облегчением.

"Но не думай, что все так просто", — начала она. "Чтобы узнать все, тебе понадобится много времени, но важное и основное я постараюсь тебе сейчас сообщить. Во-первых, я не читаю твои мысли, а наш разговор с тобой что-то вроде телепатии или мыслесвязи. Как удобнее, так и называй. Поначалу я, как и многие в мое время, была ученой и исследователем. Я проводила эксперименты такого рода, которые у всех остальных не вызывали ни понимания, ни поддержки, а лишь недовольство и отвращение. Хотя в то время почти все были согласны, что все средства хороши. Но мне было глубоко безразлично мнение остальных.

После смерти я стала что-то вроде духа-хранителя. Слышу и вижу, но не могу вмешаться. Тем временем, свою обитель созданные мной перенесли сюда, а дух мой оказался заперт в статуе. Чтобы показать в каком я сейчас состоянии и то, что они отвернулись от меня, я из их самых великих создала статуи... увидишь их при входе, но поняли это совсем наоборот: вроде как я признала заслуги тех, кто отныне пребывал в виде статуй. Хотя, рассказывая тебе, сейчас задумалась, а была ли в том моя ошибка и отвернулись ли они от меня на самом деле?"

"Что вы хотите этим сказать?" — спросила я.

"Я создавала их для борьбы с демонами, что они сейчас собственно и делают, но... закончила я уже после окончания войны и тогда трудно было решить, враги ли они в итоге или друзья. Я хотела разузнать о тех побольше, но почему-то не узнала или память о времени перед смертью стерлась и только потом решить, сражаться нам или нет", — продолжила Камитеру. "Возможно, я не успела их переориентировать в связи с изменившимся положением вещей. Но когда и как получилось, что они меня вообще перестали воспринимать, не помню этого и не понимаю. С тобой связалась только потому, что ты проходила пробуждение не как все."

"Артур предположил, что установка и отношение зависит от того, что говорят тебе при пробуждении, точнее, в заключительную часть. Это становится вроде как программа поведения. И от себя предположу, что в словах членов семьи нет и намека на то, чтобы следовать вашим заветам или прислушиваться к вашим словам. Возможно, поэтому они вас и не слышат, ведь, чтобы услышать, нужно в какой-то мере остановиться, задуматься, обратившись взором в себя, и лишь тогда можно услышать. Мне же Артур изначально сказал, кто я на самом деле, заставляя продолжить искать ответ, но при этом сказав в каком направлении искать, а в конце добавил, слушай всех, но решение принимай сама. Таковы его слова и, видимо, это определило то, что я с вами сейчас могу общаться".

"Хм, — задумалась Камитеру. — В твоих словах есть доля правды. Правда, сейчас затрудняюсь сказать, насколько ты права, но в этом направлении стоит подумать. Если что мы еще коснемся с тобой этой темы. А сейчас скажи, кому ты веришь и за кем пойдешь?"

"Не поняла?" — озадаченно сказала я.

"Я — дух и суть накопившейся памяти, основу которой заложила Камитеру. Похоже, я и самой богиней не являюсь. Может, еще и поэтому меня не слышат, а лишь ответы на вопросы, которые они иногда задают, если таковые есть. Сама Камитеру хотела найти достойную последовательницу, но, видимо, не смогла при жизни и, в итоге, родилась я. Может, поэтому я и не знаю о ее последних днях, — задумавшись, продолжила та, которая продолжала называть себя Камитеру и в тоже время утверждать, что она — не она. — Примешь ли ты то, что завещала создательница или отринешь, как и остальные?"

"Ты сейчас говоришь, что ты дух, но как же твоя фраза: ты — это я?" — спросила я.

"Хм, — вновь задумалась та. — Вероятнее всего, это был зов хозяйки. Ее желание или проснуться, или передать накопленные знания. И я вновь вопрошаю: примешь ли ты эти знания?" — теперь уже строго спросила меня собеседница.

"Да, — как можно тверже ответила я. — Я приму их. Ты говорила, что хотела больше узнать о демонах и их Повелителях?"

"Да, говорила".

"Я тоже хочу узнать о них больше и не думаю, что нам стоит сражаться с ними. Тем более, что Артур помог мне пробудиться, помог услышать тебя. Не хотелось бы отплатить ему враждой, тем более, что он ждет моего ответа: друзья мы или враги. Разумнее будет побольше пообщаться с ним, а уже потом решать биться или нет, хотя почему-то где-то глубоко внутри я уже воспринимаю его как друга. Возможно, это поселилось во мне, когда он помог с пробуждением, общаясь со мной с участием и по-дружески?"

"Я согласна с твоим решением, — согласился дух. — Но для начала ты должна заполучить меч, лук и жезл. Они олицетворяют воплощение лунной охотницы, которыми вы и должны были стать в итоге. Если быть точнее, то для ближнего боя меч или копье, это на выбор, что кажется ближе. Каждый из них пронизан лунным светом. В твоем случае ты их не сделать должна, а забрать со статуи создательницы. Так ты скрепишь с ней связь и, если будет необходимо, ее воля направит тебя там, где тебя будут терзать сомнения, избавит от нерешительности и направит твою длань."

"Хорошо, но где я найду ее статую?" — спросила я. Конечно, понимаю, что давать указания просто, но выполнять, хотя бы зная, что и где лежит, это намного легче.

"Всего скорей, тебя приведут, но если нет... то в главном молельном зале. Если туда не приведут, то думаю можешь сказать, что хотела бы пообщаться с богиней, чтобы она тебя направила. А если и это не пройдет, то придется импровизировать и попасть на второй этаж по центральному коридору, но вроде именно там и устроили главы своего рода приемную."

"А что мне с ними делать потом?"

"Сейчас ничего, но потом пригодятся. Трудно сказать, в каком сейчас они состоянии, ведь сама создательница эти орудия соткала для себя и более легкого управления тонкими энергиями. Возможно, придется заново освятить их. В полнолуние поднести под лунный свет и окропить водой, наполненной лунным сиянием. Здесь есть такие колодцы, используешь их."

"Я поняла, но все-таки кем была на самом деле Камитеру?".

Слова этого духа запутали меня. Да, я понимаю, что сейчас она дает пошаговую инструкцию, но от этого еще больше кружится голова. Утолила называется информационный голод.

"Узнай и изучи свою силу. Познай возможности ее, а потом уже можешь идти по тропе памяти."

"А иначе никак?" — спросила все-таки я.

"Никак. Ты просто не сможешь все осознать. Я еще только начала рассказывать, что тебе предстоит сделать, а твое сознание уже плывет. Я чувствую, что ты уже не совсем адекватно меня воспринимаешь."

"А семья подскажет или поможет их зарядить?"

"Хм, — хмыкнул этот дух. — Должны по идее, но они могут не так понять твои действия, когда ты захочешь забрать экипировку создательницы. В крайнем случае, скажу что взять и как сделать. А когда ты сможешь принять все о создательнице, то я передам все, что накопила за это время тебе и ты уже сама решай, что с этим делать."

"Спасибо", — поблагодарила я.

"Все во славу создательницы и лунного пути", — закончила свою долгую речь этот дух.

Мда уж. Если это только начало, то что же будет дальше. Она на самом деле только описала первый шаг, а мне уже трудно ее слушать. Это из-за того, что мне так сразу вылили на голову столько разной информации?! Но сказали при этом всего лишь малую часть. Обидно. Хнык-хнык.

А разговаривает о себе в женском роде, хотя и дух, из-за того, что думает, что она и есть Камитеру? До этого разговора она себя так и называла, но потом стала говорить, что просто дух. Сначала не разделяла себя и создательницу, но из-за моих мыслей и размышлений смогла понять, что она не богиня, а раньше не задумывалась что ли?

"Раньше никто со мной так долго не разговаривал, — вмешался в ход рассуждений этот дух. — Никто не высказывал мыслей, не рассуждал, не задавал вопросов. Было несколько девушек, с которыми я успевала связаться, но члены клана добивались своего и меня они больше не слышали, так что считай ты первая за очень-очень многое время".

"Ты говорила, что не читаешь мои мысли?" — с возмущением, но разумеется мысленно воскликнула я.

"А я и не читаю, — ехидно прокомментировала она. — Ты просто слишком громко думаешь или я просто становлюсь постепенно частью тебя, хотя и разделяю пока что нас. Не бойся этого. Моя задача не судить, а сказать, что и как делать, а вот конечное решение принимать тебе."

"Хоть какое-то облегчение", — наверное, не менее ехидно произнесла я.

"Но и ответственность за свои поступки и действия несешь ты", — все тем же тоном закончила она.

"Вот уж удружила", — фыркнула я, но теперь этот дух замолчал. Похоже, на сегодня она исчерпала лимит для общения. Почему-то то, что больше не скажет ни слова, я чувствовала однозначно.

И что она имела в виду под слиянием? То, что все собрано ею, будет моим? И это потихоньку началось? А развиваясь я смогу воспринимать все больший объем?

Все! Хватит на сегодня мозголомных задачек! Теперь только спать и никак иначе, благо, что всю домашнюю работу в школу сделала, иначе бы точно на нее не хватило бы сил.

Раздевшись, я забралась под одеяло и почти сразу крепко уснула.

Часть 7.

Мне снился сон. Он был странен не только своей четкостью, а больше реалистичностью, ощущениями.

Я шла по пустыне и чувствовала, как песок под ступнями слегка проминается примерно также, как это могло бы быть в реальности. Было жарко, даже душно, и ветер должен бы нести прохладу, но в таком месте он и не мог быть иным. Он слегка резал кожу, но крови не было, и казалось, что необходимо быть благодарной, что еще жива, ибо будь его воля он бы превратился в сотню острейших лезвий и там, где его власть велика, он не оставит ничего живого.

Этот был ветер был лютым, жестоким и беспощадным.

Наконец, впереди показалось какое-то возвышение. При приближении оно оказалось полузанесенной скалой. Местами ее покрывал песок, местами она была обнажена. Но самое удивительное здесь было не наличие скалистого плато, по которому идти все-таки легче, а то, что чуточку вдалеке кто-то стоял и, похоже, ждал кого-то.

Судя по тому, что кроме этого человека присутствовала только я, то вывод один. Эта одиноко стоящая фигура ждала меня!

Я начала задаваться вопросом, что я здесь делаю! Сон ли это или одно из видений, связанных с этим пробуждением.

Честно говоря, все эти изменения уже достали до глубины души.

Еще пару шагов и я достигла стоящего человека. Еще через пару мгновений я поняла, что это была женщина. А приглядевшись, я... удивилась.

Женщина была очень похожа на меня, только разве что постарше лет на десять. Чуть темней глаза, более сильный и пронзительный взгляд, скрывающий неслабый ум и желание достичь своей цели. Чуть заостреннее лицо, нежели у меня. Фигура более подтянутая, хоть на ней был надет белый халат, но он не был застегнут, а потому я могла сравнить нас полностью. Более стройные ноги, да и вообще казалось, что она занималась спортом и держала свою тело в отличной форме.

Но почему она одета в халат, характерный для ученого или исследователя?

— Здравствуй, вот мы и встретились, — произнесла эта женщина. — Честно говоря, я уже перестала верить и стала сомневаться.

— Кто ты? — Я в этот момент не думала, что смогу произнести хоть слово, ведь это же сон, а во сне, каким бы он реальным не был, можно двигаться, ощущать, сопереживать, но уж никак не говорить.

— Я думаю, ты догадываешься, — произнесла она. — Я столько раз пыталась обратиться к вам ко всем, но в лучшем случае вы слышали духа-посредника и то, в лучшем случае, недолго. Ты, кстати, дольше всех. Его я создала после смерти, оказавшись в щекотливой ситуации.

— В какой ситуации? — Хоть она так и не сказала, кто она, но ее слова заинтересовали меня.

— Видишь ли… — собралась она с мыслями, о чем говорило то, что она слегка нахмурила брови, — когда я создала их расу, некоторых их первых представителей я все же отправила на войну против демонов. Ты ведь знаешь о их нападении?

— Да, но нам не рассказывали, почему это произошло.

— Всего скорей, мало что сохранилось. А наверняка помним только мы, сохранившиеся в виде духов и привязавшиеся к своим созданиям.

— А много вас? — спросила я, но чем дальше длился разговор, тем мне сложнее было немного вернуться к началу и уточнить, действительно ли она Камитеру.

— Честно говоря не знаю. Я в то время слышала еще о двух-трех, но не уверена. Вижу, хочешь что-то узнать?

Видимо, сейчас мой шанс узнать, кто же она, в ином случае, будет ли еще одна возможность?

— То, что ты рассказываешь, очень интересно, — начала я, — но я все равно хочу узнать. Ты ведь Камитеру? Да и где мы сейчас, если уж на то пошло? Это сон или нет?

— Хм-м-м, — то ли опять задумалась над чем-то, то ли пыталась сформулировать то, что хотела сказать, но дальнейшее меня несколько поразило: — Прости, я слишком углубилась, ведь несколько тысячелетий я ни с кем не разговаривала. В лучшем случае, сама с собой да с духом, которая не понимает, что она дух. И к тому же забыла, что на тебя и так вывалили целую кучу информации. И к тому же еще раз прости за то ехидство. Я посчитала, что таким образом я смогу обратить твое внимание на себя, — закончила она тихим и грустным голосом.

— Значит, все те обращения по ночам, это ты? — Честно говоря, ее признание, да еще произнесенное таким голосом выбило меня из колеи. И если раньше я хотела чуть ли выбить эти мучающие меня вопросы, то сейчас у меня словно ком в горле встал. Видимо, я прониклась ее печалью. Да, черт возьми, быть несколько тысячелетий одному, это и злейшему врагу не пожелаешь.

— Да, это я разговаривала с тобой поначалу, но сегодня ты общалась с духом.

— По его или ее спутанной речи это было понятно.

— Второе мое лучшее творение, — все также грустно продолжала эта женщина, ведь она до сих пор не подтвердила, что она Камитеру.

— Ты так и не ответила! — напомнила я ей.

— Прости, — попыталась она улыбнуться. — Да, меня прозвали Камитеру, но зови меня Леви. Леви Паранъяс, если точнее, означает Плывущая в море. Смешно или горько, но имя оправдывает себя. Я действительно плыву в море, сначала найденных знаний, теперь по сути в их воплощении. Итак, ты простишь меня?

— Да, Леви, — ответила я.

Трудно же ждать от человека... или создания... черт, не знаю, в общем от молчащего тысячелетия, что она все сразу расскажет. Уже то, что она связно разговаривает и не забыла речь, само по себе чудо. Можно ли ненавидеть ее за те фокусы? Думаю, что нет. Она в своем праве.

— Благодарю, — она подняла голову, глаза ее немного посветлели, а взор примерно настолько же смягчился. — Тогда я думаю, что лучше ты задашь вопросы, а я буду отвечать. Из-за желания выговорится меня уносит в разные стороны.

— Хорошо, Леви, — сказала я. Хм, даже имя ее произносить стало легче. — Тогда начнем по порядку. Это сон или явь?

— И сон, и в тоже время нет. Моя душа привязана к двум разным местам. Первое это где ты и весь клан живете, а вот второе это вот место... здесь раньше располагалась моя лаборатория. Так что, наверное, правильнее будет сказать, что тело твое спит, а тут встретились две души.

— Э... — сказала я. — Это примерно ты будучи тут, позвала мою душу, когда я уснула?

— Что-то вроде того...

— Но... почему?

— Именно сюда? Или почему вообще позвала? — немного насмешливо сказала она.

Мне подумалось, что несмотря на свое исследовательское прошлое, в целом, она была веселым и радостным человеком. А вот эти ее насмешливые и временами ехидные комментарии или фразочки как бы попытка вернуться той, какой она была когда-то, но потеряла за тысячелетия вынужденного молчания.

— Второй вопрос, конечно, тоже интересен, — почему-то мне тоже захотелось ответить ей также насмешливо, как и она. — Но все-таки первый интереснее.

— Здесь все и началось, — просто ответила она.

— Тогда что это за место? — с некоторым нетерпением спросила, ведь из первых уст узнать историю намного лучше, чем слушать пересказ, особенно, искаженный за прошедшее время.

— Скажи, что ты здесь видишь? — грустно спросила она.

Хм, к чему это она?

— Пустыня. Жестокий ветер, рассекающий кожу. Хотя у меня нет ран, что удивительно.

— Заметь, это ощущения духа. А будь ты тут во плоти? Как думаешь, что было бы с тобой?

— Этот ветер убил бы меня?

— Да, даже не задумываясь над тем, что он делает.

— Но мне показалось, что он тут будто живой! — удивилась я.

— Душа намного ближе к природе, поэтому ты трактуешь свои ощущения. Ну или они сейчас для тебя более чисты и ясны.

— И ты тут находишься веками? — несказанно удивилась я. — Терпишь эту пытку?

— К сожалению, да. Мне не уйти отсюда, — все также грустно сказала Леви. — Здесь мое прошлое, которое не забыть и не отпустить. Оно тянет, а я... будто не могу сделать и шага.

— А тебя тут только это держит?

— Нет, я наблюдаю за развитием созданных мною и сейчас мне кажется, что пора прекратить эту вражду, но я бессильна.

— Может быть, я смогу что-то сделать? — надеясь хоть чем-то помочь, спросила я.

— Можешь. Например, взять у меня накопленные мною знания и направить своих родственников по новому пути.

— Но как ты их передашь, это первое, а второе, как я смогу их направить?

— Дух духу может спокойно передать, это не проблема. А вот дальше... я чувствую усиление странной энергии и... приближение чего-то могущественного.

— А если я объединюсь с Артуром и демонами. Ты как к этому отнесешься? — спросила я по большей части эксперимента ради, хотя мне интересен ответ на вопрос.

— Если плодотворен сей союз, то так и быть. Да и демоны насколько вижу перестали быть теми, кем были изначально.

— Изначально? То есть? — не поняла я.

— Помнишь я спросила, что ты тут видишь?

— Да, мне еще стало интересно, в чем тут собственно подвох.

— Подвох, да? — невесело рассмеялась Леви. — А подвох скрывался в самом вопросе, а не в ответе, — печально произнесла она.

— Поясни, пожалуйста, — попросила я.

— Ты сказала, что видишь пустыню и лютый ветер.

— Да, — подтвердила я, а что мне еще собственно оставалось.

— Но при этом я сказала, что здесь я раньше, по сути, жила. Как думаешь, смогла бы я жить в таких условиях, да еще заниматься исследованиями? Помнишь, сказала, что это место удерживает меня?

— Да, помню, — ответила я. Заинтриговала она меня. Каждой фразой, каждым словом вызывала все больший и больший интерес. Неужели тут раньше не было пустыни?! Неужели в связи с какими-то конкретными моментами связана ее память и именно это держит ее здесь?

— Судя по твоему взгляду, ты уже догадалась. Здесь раньше не было пустыни, даже степи. Моя лаборатория находилась среди кущи деревьев, чья высота достигала почти небес. Кроны были столь плотно друг к другу, что почти закрывали небо, и здесь царил вечный сумрак. Чуть дальше располагалась вечнозеленая долина, а немного в стороне полноводные реки несли свои воды. Идеальное место для кошек, ты согласна?

— Тени скрадывают движение и не дают жертве заранее увидеть опасность, а когда видят, то становится уже слишком поздно. Зверь в прыжке и через мгновение жертва мертва, — будто в трансе с усмешкой удовлетворенного хищника сказала я. — Единственная проблема, это запах, но хищник не даст ветру выдать себя, — все в том же состоянии продолжала я.

Это состояние напомнило мне, как пугала брата и это отрезвило меня.

— Что со мной только что было? — удивленно спросила я. За мной раньше не было замечено ни подобного тона, ни подобной реакции, ни тем более, чтобы я столь кровожадно кого-то хотела убить. Я потрясла головой, чтобы выкинуть подобные мысли из головы.

— Не беги, — сказала мне Леви. — Прими себя. Ты теперь лунная охотница, которая сама выбирает себе достойную жертву, а не кто-то иной.

— Этим тебе сейчас охотники и не нравятся? — подумав, спросила я. — Тем, что следуют твоим тогдашним словам, а не меняются со временем? Как бы сказать поточнее. Хм-м-м. Точно. Они не нравятся тебе тем, что не адаптируются?

— Ха-ха, — на сей раз Леви на удивление разразилась заливистым смехом да настолько, что из глаз ее потекли слезы. Я впервые видела у нее такую реакцию. Похоже, сейчас она сбросила весь груз, накопившийся тысячелетиями. — Ох-хо-ох-хо, — отсмеявшись и переставая держать себя за бока, она выпрямилась. — Давно я так не смеялась, — продолжая улыбаться, выдала она.

— М-м-м, а что я собственно смешного сказала? — не понимая причин ее смеха, озадаченно спросила я.

— Да собственно тем, что выразила то, почему я все еще в этом мире и причем абсолютно точно. Знаешь, — начала она, резкой сменой темы заинтриговав меня, — как давно я хотела найти преемницу?

— Дай-ка предположу. Может, после создания духа, когда поняла, что таким образом на них не повлиять?

Еще один взрыв смеха. Ну чего на этот раз? Опять угадала что ли?

Тем временем, Леви продолжала смеяться, наверное, еще с минуту. Мда. Как-то это непонятно, хотя и духу, наверное, необходимо как-то расслабляться.

Отсмеявшись, Леви сообщила, в принципе, очевидное:

— Ты опять угадала.

— Хм, да я как бы по твоему смеху это поняла. — Надеюсь с нечитаемым выражением лица произнесла потому, что в этот момент я и сама была готова и рассмеяться, и расплакаться от сдерживаемого смеха. На несколько мгновений мне показалось, что этот ее смех прогнал не только ее печаль, но и мою боль от перегрузки информацией, от усталости, от ощущения, что как будто игрушка в чьих-то руках. Да много от чего. Просто ощутила свободу от всего и ясность мысли.

— Примешь мое предложение? — став вновь серьезной, спросила Леви.

— А может расскажешь, что произошло? Чтобы я могла понять, чего ждать. Да и еще есть вопрос.

— Какой?

— Мне дух сказала, что у статуи есть подходящее оружие. Можешь это как-то объяснить?

— А, это-то. В общем-то, когда я создала расу, то думала передать им оружие, вложив все свои силы. Поскольку оно предназначалось для них, то вариации я создала разные: мечи, копья, луки. Какое удобнее, такое и бери. Самое сильное и более предпочтительное для меня они отдали статуе, а именно короткий меч для ближнего боя, лук для простых врагов и посох для способных к магии.

— Хм, я эти для себя тоже примеривала. Кстати, а что делать с душами, которые этот дух заключила в статуи?

— А я не замечала да многого не вижу. Освободи. Нечего ей своевольничать и от моего имени прикажи, чтоб не делала подобного впредь.

— Хорошо.

— Да и вообще, если согласишься, то она тебя должна будет слушаться и без ссылок на меня.

— Ага, ты — это я, — смеясь, добавила я.

— Ну да, — почесав затылок, сказала она. Я ведь вернула ей ее шутку, с которой наше общение и началось. Еще бы не озадачилась.

— Может, все-таки расскажешь, что и как было? А то вновь и вновь уходишь от изначального вопроса.

— Ага, расскажу, — вновь согласилась она, как это было и прежде. Надеюсь, сейчас никуда в сторону не уведет разговор. — Вам на уроках истории рассказывали о эре, когда обнаружили магию и стали активно развивать?

— Немного, — видимо, она решила начать с того же, что и брат. Только их версии должны будут различаться. Он ведь передавал то, что ему говорили, а Леви жила в то время, поэтому рассказ должен быть как бы из первых рук.

— Тогда появилось много магических цехов. Это сейчас сохранившие наследие нашего времени продолжают свое, а вы, живущие на месте древней битвы, пошли своим путем. Первым выявили возможность управления пламенем, водой, землей и воздухом. Каким образом все это происходило неизвестно. Просто доселе не знали и вдруг стали появляться то тут, то там. Они-то и стали первыми пользователями сил и первыми, кто стал их активно изучать. Далее стали изучать силу жизнь дарующую и ее отнимающую, образно говоря, жизнь и смерть, а после них некоторые замахнулись на само пространство и время. И даже были какие-то успехи, особенно, что удивительно, в последних областях. Трудно представить, что они смогли там узнать.

До моего рождения с момента начала прошло примерно четыре столетия. Все, кто рождался в нашей стране, становились учеными и исследователями. Собственно, за прошедшее время все магические цеха стали полноценными странами со своим управлением и развитием. Были гении и бездари, были и изгои. К добру или худу, но я была из последних. Не сразу, конечно, но в итоге да.

Мои исследования ни у кого не находили одобрения, поэтому я решила уйти и поселилась в итоге здесь. К тому времени уже были плоды моих первоначальных изысканий. Это некоторые разновидности скрещенных существ. С их-то помощью кое-как я и создала лабораторию.

К тому времени началось вторжение демонов. С чего началось, не знаю. Ты говорила, что Артур с ними связан? Думаю, тебе стоит у него спросить. Он-то должен более-менее знать о начале.

Так вот. Когда они начали вторжение, у меня уже были первые кошколюди. Тогда они правда были кошки, нежели люди, но суть от этого не меняется. Я их вместе с первыми результатами и отправила на войну. С одной стороны, хотела узнать, каковы они в действии, а с другой помочь своим соплеменникам.

Я не заметила, как война пришла к моему порогу и в той битве я была убита. Частично из-за этого я и привязана к этому месту, ведь столько воспоминаний с ним связано. Выжившие впоследствии и стали родоначальниками всей их расы, а вот как родилась их вера в богиню Камитеру, то есть как они меня стали называть именно, так и к чему конкретно они пришли, не знаю.

Пробуждения редки, а я большей частью пребываю тут. Дух еще могла бы подсказать, но... пока я ее создавала ушло много времени, а к тому времени оно все накопилось и не поддавалось изменениям. Да и я себя после смерти не сразу осознала и что с того момента я пребываю в виде духа.

— Печальная история, — подвела я итог ее словам.

— Ну так как возьмешься завершить мое самое великое творение и то, что я не успела сделать? — вновь спросила Леви.

— Скажи, а мы еще хотя бы раз сможем вот так встретиться? — спросила я.

— Хочешь подумать? — сникла еще больше она.

— Не то, чтобы подумать, а вообще уложить все в голове. Разобраться.

— Честно говоря, разбираться ты будешь долго, а с моей памятью будет легче. Но и она в тебе будет просыпаться постепенно, чтобы не перегрузить тебя. Просто в какой-то момент поймешь, что ты знаешь то, знаешь это, умения также, точнее, теоретически, потом тебе их надо будет отработать. Там, правда, основы магии земли и воды, но все-таки.

— Таким образом, дальнейшее развитие и судьбу нашей расы ты хочешь отдать мне? И все-таки мы сможем еще раз поговорить? Тяжело сейчас решение принять.

— Ты и в первый раз говорила, что не можешь решиться, — смеясь, проговорила Леви. — И тогда тебе твердила, что у тебя достаточно информации.

— Тогда да, а сейчас вопрос в ответственности и том грузе, что ты мне передаешь. И... Эй! — воскликнула я, на что Леви на меня удивленно уставилась. — Ты. Опять. Ушла. От. Вопроса, — четко выделила я.

На этот раз Леви рассмеялась, но на этот раз смех был... каким-то горьким.

— Я не уверена, что мы сможем встретиться еще раз, — все же ответила она. — Не понимаю, как удалось в этот раз, поэтому, прости, я и тороплю тебя с ответом. Время у нас ограниченно. Скоро рассвет и тебе вставать.

— Как? Уже? — удивилась я.

— Ага, — печально подтвердила она.

— А я хотя бы буду более-менее выспавшейся или придется весь день клевать носом? — спросила я, а то не хотелось бы посреди дня вырубиться.

— Да нет, в этом плане никаких проблем. Отдых должен будет компенсировать твою душевную усталость. Поэтому, пока время еще есть, ответь мне, пожалуйста, — чуть ли не молясь, попросила она.

— Я согласна, — решившись, ответила я. Да мне как-то не хотелось, что все остальные гонялись за призраком из прошлого.

— Я не ослышалась? — неуверенно спросила она с надеждой в глазах.

— Ты все верно услышала. Я согласна, — еще раз подтвердила я.

— Я... мне... — пыталась она выразить свои эмоции.

— Не могла надеяться, что я соглашусь? — уточняя спросила я.

— Да, — подтвердила она. — Это было выше моих самых смелых мечтаний и ожиданий. — Она вдруг заплакала слезами радости и облегчения.

Неужели мы для нее настолько важны, чтобы все это перетерпеть ради этого дня и конкретно этого мгновения?

Я подошла к ней вплотную и обняла ее, успокаивая, насколько могла, ведь ростом я все же ниже ее, хоть и ненамного.

Спустя какое-то время она успокоилась и возложила мне руки на голову, а сама закрыла глаза. Я поняла, что сейчас ей лучше не мешать.

Я стояла и ждала, пока она закончит, даже сама закрыла глаза. Почувствовала, как где-то внутри оседает что-то непонятное. Но вскоре это ощущение прекратилось.

— Вот и все, — сказала она, а ее облик стал бледнеть. — Спасибо за все, — произнесла она и полностью исчезла.

А меня поглотила тьма забвения и сна.