Глава 2


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Глава 2

Я старался побыстрее добраться до кабинета школьного совета. Не бежал, но шел довольно-таки быстрым шагом. Мимо проходящие ученики с неким подозрением поглядывали на меня, но мне они были безразличны. Я спешил и этим все сказано.

Перед нужным мне кабинетом я на несколько мгновений замер, а потом решившись вошел.

— Прошу меня простить за опоздание, — сразу произнес я.

— Ничего страшного, — обратился ко мне Сазар. — Мы сами только разобрались со своими накопившимися делами.

— А о твоих подвигах наслышаны, — добавила Мила.

— Это о каких подвигах? — спросил я. Нет, я конечно же догадывался, о чем речь, но мало ли.

— А то ты не догадываешься?! — буркнул Корих.

— Одно дело предполагать и совсем другое — знать, — ответил я на его выпад.

— О том, что вы сегодня устроили с Марией, — подтвердил мои догадки Сазар.

— А что мы с ней такого устроили? — непритворно удивился я.

— Да об этом вся школа гудит, — продолжил ворчать Корих. — Нигде не найти спокойного местечка.

— О чем конкретно? — уже начиная терять терпение, произнес я чуть повысив голос.

— Артур, успокойся, — попросила меня Мила.

— Да я спокоен… пока еще, — пробормотал я, немного сбитый с толку.

— Ты ведь знаешь, как вся школа относится к Марии? — спросил меня Сазар.

— Да, разумеется, — ответил я. Сам же по этому поводу несколько часов назад размышлял.

— Прошел слух, что ты с Марией встречаешься, и именно это подняло волну возмущения большинства учеников, — продолжил пояснения Сазар.

— Я сам не хотел ничего подобного. Подобная буря не нужна ни мне, ни вам. Да даже самой Марии она не нужна, — возмутился я. — Однако, к моему сожалению, спусковым крючком для этих слухов стала просьба Марии поговорить с ней. Сказала она это неуверенным тоном и слышали ее не один и не два, а намного больше учеников, то чего-то подобного стоило ожидать. Я попытался, насколько смог сгладить этот момент на перемене, когда меня об этом спросили, но, вероятно, сделал только хуже, сказав, что мы вроде как занимаемся по вашему заданию общим проектом и хотели просто его обсудить. Я-то хотел, чтобы пожар утих, не разгораясь, но вероятно то, что у меня ничего не вышло, — закончил я грустным тоном.

— Ну, если так все и было, то мы тоже постараемся сделать, что сможем, — вмешалась Мила, не дав Сазару и слова вставить. — Как ты сам сказал: одно дело догадываться, а другое — знать. В нашем случае, одно дело опираться на непроверенные слухи, хоть о них вся школа и говорит. И совсем другое узнать подробности у непосредственного участника.

— Мила правильно подметила, — начал Сазар не совсем то, что изначально сказать хотел. — Мы сделаем все возможное, чтобы исправить эту вашу оплошность. Похвально и то, что ты сам попытался сгладить ее действия. Это нам всем поможет.

— Останется только переждать бурю, — продолжил ворчать Корих.

— Да ладно тебе. Не впервой же происходит что-то подобное, — возразила ему Мила.

Остальные же члены совета тоже присутствовали в кабинете, однако, похоже, были слишком увлечены своими делами или же не хотели рассуждать на эту тему.

— Так-то оно так, — ответил Миле Корих, — но мы уже давно не ходили по краю столь тонкого льда. И это я не о своем льде говорю, — нахмурился Корих в ответ на вопросительное выражение лица Милы. — Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю.

— Корих, все мы отчетливо осознаем текущую ситуацию и то, куда может подуть ветер, — вмешался Сазар в перепалку Милы и Кориха. — И я не о твоем ветре говорю, Грид, — пояснил Сазар поднявшему голову из своих бумаг Косайресу, который, вероятно, лишь краем уха слышал наш разговор и отвлекся лишь на упоминание своей стихии.

Ангелы же, тем временем, летали друг подле друга и о чем-то меж собой щебетали. Правда, мне было трудно разобрать, о чем у них там шла речь.

Не вмешиваются в нашу беседу и на том спасибо. Хм, а я и не заметил, когда Кирхст улетел к ним. Наверное, стоит быть повнимательнее, чтобы не пропустить чего-нибудь важного.

— Я все понял, — пробурчал Корих и даже поднял руки вверх, признавая свое поражение.

— Я думаю, что на этом стоит закончить с вопросом о слухах и перейти уже к той теме, ради которой мы сегодня собрались, — чуть громче специально для всех произнес Сазар, а потом чуть тише обратился ко мне: — Ты садись, Артур.

— Спасибо, — поблагодарил я и воспользовался предложением, выдвинув стул и сев на него.

В это время до этого момента молчавшие члены совета потихоньку откладывали свои бумаги и готовились слушать.

Выждав еще минуту на всякий случай, Сазар обратился ко всем присутствующим:

— Я не буду ходить вокруг да около и скажу прямо, поскольку, надеюсь, все прекрасно знают, что приближается время проведения фестиваля Луны — ежегодного мероприятия, цель которого защитить наш мир от враждебных сил и возможных угроз извне, — начал свою речь Сазар. — Возможно, когда те силы, что нам помогли, и наши предки знали, что может нам угрожать, однако, сейчас ни у кого из нас нет достоверных источников, которые бы прояснили ситуацию. Однако, несмотря на ни на что, мы продолжаем проводить ритуалы из года в год весной во время фестиваля Солнца и, как сейчас, осенью во время фестиваля Луны. Кроме этого, хочу отметить сразу то, что фестиваль решено проводить на территории нашей школы, — закончил вступительную речь и начал собрание Сазар. — А теперь хотелось бы услышать ваши предложения о том, как мы его проведем, какие мероприятия устроим и как его отметим. Напомню, что время проведения торжественной части фестиваля с десяти утра и до восьми вечера, чтобы все присутствующие у нас люди смогли добраться до храма к десяти вечера на ритуал.

— Предлагаю привлечь наши клубы. Пусть театральные договорятся между собой и поставят сценки или полноценные произведения. Для этого на спортивном поле возведем сцену. А клубы единоборств и владения различным оружием пусть проведут показательные выступления, — сразу начала выдвигать идеи Мила.

— Это все понятно. Мила, ты предлагаешь все, как и обычно, — раскритиковала поступившее предложение Лиза.

— Может быть, и как всегда, но выступления-то другими будут, а не как раньше. Думаю, что ребята добавят чего-то нового, чего-то, что они раньше не показывали. Это и им реклама, и нам польза, — вступилась за свою идею Мила.

— Лиза, не спорь. Мы должны привлекать все возможные ресурсы и потому предложение Милы актуально. Необходимо только заранее согласовать их выступления, а также чтобы тематика соответствовала празднику, — примирил спорящих Сазар. — Но их мы расположил максимум на одной половине спортивного поля. Что нам делать со второй?

— Поскольку в школе учатся дети разных возрастов, то можно пригласить городских, а то и незадействованных в клубной деятельности учеников для создания своих аттракционов на всякий вкус и цвет, — внес и я свое предложение.

— Довольно интересно на это будет посмотреть, — протянул Грид. — Думаю, неплохо получится. Опять же позднее стоит уточнить список этих самых аттракционов и всего необходимого для их организации.

— Это я тоже отметил, — кивнул в знак согласия Сазар. — Фейерверки и праздничные салюты сразу вписываю, поскольку они не обсуждаются. На них также надо найти ответственных людей. Еще есть идеи? У нас огромная территория, а мы охватили лишь жалкую ее часть.

— Сам бы предложил хоть что-нибудь, — буркнул продолжавший выражать недовольство Корих. И до сих пор было непонятно то ли он не в настроении, то ли в чем другом причина его поведения.

Сазар на всех внимательно смотрел. Мила нахмурилась. Лица остальных в той или иной мере выражали задумчивость и сосредоточенность.

— Можно разместить киоски и палатки. Только, разумеется, надо обдумать, где и какие, — решила внести свое предложение Лиза. — Шашлычную, раменную там, палатку горячих закусок и холодных и еще что там подойдет.

— А это мысль, — подхватил я. — Люди смогут поразвлечься, а также поесть и отдохнуть. Думаю, неплохо получится.

— Да, — согласился и Морих. — Уже что-то похожее на план у нас вырисовывается.

— Можно, кстати, пригласить группу “Грезы”, — внес свое предложение Грид. — Тем более, что в эти выходные их тур закончится и как раз неподалеку отсюда, а именно в соседнем городе.

— Ты их фанат? — спросила Мила. — Иначе откуда столько о них знаешь?!

— Я не поклонник, но трудно не проследить за людьми, добившихся таких результатов, — ответил на подколку Милы Грид. — Они все ровесники и учились на одном потоке, но в разных классах. Первые попытки и первые записи у них были еще в десятом классе. Их первый полноценный альбом “Поток”, наполненный зажигательными мотивами к жизни и о том, как прекрасна жизнь, был распродан с невероятной скоростью, а количество прослушиваний треков в интернете набрало невероятное количество. Они еще не успели окончить школу, как их завалили приглашениями выступить в разных городах и разных площадках. А треки “Вперед и ввысь” и “Звездный свет” до сих пор хиты, которые есть в списках прослушиваний почти у каждого человека.

— И все-таки ты их фанат! — уже откровенно смеялась Мила.

— Можешь считать так, как хочешь, — ответил ей Грид. — Но ведь и ты слушаешь их песни?

— Не отрицаю, — с прежней улыбкой ответила Мила. — Но я не интересовалась их историей так глубоко.

— Кроме этого, ты не можешь отрицать тот факт, что за прошедшие три года, они достигли невообразимых результатов. Кроме “Потока” они выпустили два полноформатных альбома “Тайны Вселенной” и “Светлый путь”. Кроме этого, у группы есть пятых целых мини-альбомов, объединенных общей идеей. О движении по избранному пути, о преодолении возникающих на этом пути препятствий и о дарах небес и высшей награде за достойные поступки.

— Да, да, я впечатлена, — закивала головой Мила. — Это и означает быть фанатом. Но в тоже время я тоже удивлена их результатами. Трудно представить, что они достигли таких вершин за столь короткое время.

— Вот-вот. Трудно устоять перед их энергией, поэтому, я считаю, что любого, кто хотя бы раз слышал их песни, можно назвать их поклонником, — подвел черту под своей беседой с Милой Грид.

— Согласна, — кивнула она в ответ. — Да я, в общем-то, и не отрицала их заслуг. Мне лишь хотелось пошутить над тобой, — кивком головы извинилась Мила.

— Ничего не имею против, — кивнул и Грид.

— Развлеклись и ладно, — вмешался Сазар. — Кто и что думает по этому поводу?

Ни от одного члена Совета возражений по сказанному ранее не последовало.

— Хочу сделать уточнение или дополнение, кому как это будет удобно, — взяла слово Лиза Мазеркот.

— Слушаем, — дал разрешение Сазар.

— Мы хотели поставить сцену для наших клубов, которые будут и песни петь, и показывать сценки, — начала Лиза. Сазар ободряюще кивнул, чтобы девушка продолжала дальше. — Почему бы нам с разных концов поля не поставить сцены. Одну для наших, а другую — для приглашенной группы. Это будет возможность для наших поучиться и постараться проявить себя. Кто знает, может быть и у нас появятся подобные звезды. А меж сценами устроить ряды с палатками и аттракционами, которые уже предлагали.

— Довольно-таки интересное предложение, — согласно кивнул я. Остальные тоже выразили свое согласие. Кто-то улыбнулся, а кто-то также, как и я, кивнул головой.

— Тогда я так понимаю, что мы с основой определились, — подвёл промежуточный итог Сазар. — Коли все согласны с ним… — Сазар на несколько секунд замолк и оглядел всех: будут ли возражения. Однако, все молчали, в том числе и я. — … то обсудим детали.

— Последнее занятие я все-таки, как и думал, пропущу, — еле слышно пробормотал я.

— Ничего страшного, — ответила Мила, хотя я надеялся, что меня никто не услышит. — Наши собрания достаточно уважительная причина, так что проблем не будет. А материал, думаю, ты и так нагонишь.

— Да, — подтвердил ее слова я. — Информацию прочитаю в учебнике. Это не проблема. Меня больше волновали отношения с учителями и насколько негативно скажется пропуск урока.

— Учителя и администрация была извещена, так что не переживай, — пояснила Мила.

— В таком случае все отлично, — с улыбкой закончил я.

— Мы немного отвлеклись, — вновь взял слово Сазар. — Но нам лучше вернуться с основному вопросу.

— Согласны, — кивнули все, причем никто ничего не сказал против моей небольшой беседы с Милой. Возможно, каждый использовать эту паузу, чтобы собраться с мыслями.

— Так. Значит, фейерверки и организационные моменты я беру на себя, — сразу сообщил всем Сазар. — Итак, а кто какие вопросы возьмёт на себя? — обратился он ко всем присутствующим.

— Думаю, я возьму на себя связь с группой “Грезы” и приглашение их к нам, — предложил свою кандидатуру Грид.

— Вот тут позволь тебе возразить, — вмешался я. — У меня с Марией на выходные запланирован общая прогулка с Марией, а в воскресенье я все равно собирался по делам семьи в Крокстор, так что в продолжение прошлого дня будет сводить девушку на их концерт, — пояснил я свои первые слова.

— Свидание с Марией, что ли? — хмыкнул Мила.

— Сильно сомневаюсь, — в ответ хмыкнул я. — Надеюсь, что все же нет.

— То есть слухи все же правдивы?! — спросил меня Корих и даже немного подался вперёд, видимо, сильно желал услышать ответ.

— На самом деле, мы решили немного приоткрыться меж собой, насколько это возможно, — начал я отвечать, осторожно подбирая слова. — Я имею ввиду ситуацию меж нашими родами, а также понять, куда и как нам идти. Ну и помочь друг другу по мере сил, — ответил я уже всем остальным, с интересом смотревшим на меня. — А насколько это будет соответствовать тому, как обычно выглядит свидание, пока что затрудняюсь ответить. В общем, как-то так, да, — несколько неуклюже закончил я.

— Понятно, что ничегошеньки не понятно, — выдала Лиза.

— Согласна, — кивнула согласная с ней Мила. — Я думала, что парень в таких отношениях должен быть решительным.

— Мила, я с тобой может и согласился бы, будь у меня опыт общения с девушками. Однако, нашей целью является именно поиск общих точек соприкосновения в отношении наших родов. Да и ваших, к слову, тоже. А не то, что подразумевается в том случае, когда парень приглашает девушку на свидание, — ответил я Миле и Лизе. Затем все же добавил: — Хотя я не против, если укрепим дружеские отношения меж собой.

— Одно другому не мешает, — ухмыльнулся Морих.

— Не совсем, чтобы уж сильно так, но думаю, что я понял то, что ты сказать хотел, так что да, примерно, — почти набором слов, точнее, звуков ответил ему я, поскольку не совсем было понятно то, что хотел сказать Морих, и соответственно трудно определить то, насколько я с ним согласен.

— В общем, мы тебя, Артур, услышали и поняли, — сказал Сазар. — Я так думаю, что в таком случае ни у кого возражений нет? Никто не против помочь в столь благом деле?

Кто-то ответил: “Нет”, а кто-то просто сотрудничество головой.

— Тогда решено, — утвердил решение Сазар, — группой “Грезы” займётся Артур. Итого у нас остались вопросы по аттракционам, закускам и выступлениям наших клубов. Грид, насколько я помню, ты хорошо дружишь с Макиавели и Лотрондой?

— Да, ты прав, — ответил Сахару Грид. — А что? Хочешь, чтобы я ими занялся?

— Ага, — кивнул Сазар. — И возьми в помощь Лизу.

— Хорошо, — согласилась девушка.

Мне казалось несколько странным то, что они так легко согласились. С другой стороны, если Грид дружит с ними и часто общается, то ему и проще будет с ними все согласовать. Вот только…

— А кто такие Макиавели и Лотронда? — поинтересовался я.

Я думал, что мне ответит Сазар, но, как ни странно, по этому вопросу меня просветил Грид. Кстати, опять никто ничего не возразил, когда я задал этот вопрос. Информация в принципе доступная. Они ведь и так указали уже связь упомянутых лиц с клубами, так что, потратив немного времени, можно было выяснить все самому.

Показательным считаю то, что возможно они так поощряют мой интерес, позволяя мне все больше и больше осознавать, какую роль я на самом деле играю и какое место занимаю в Совете.

— Макиавели Штурц и Лотронда Риффль учатся последний год. Куда дальше пойдут я не знаю. Не интересовался, — начал Грид. — Но для нас они интересны тем, что сейчас являются президентами театрального и музыкального клубов. Макиавели занимает этот пост уже четвертый год. Его избрали из-за его многогранных талантов, хотя, в основном, ставит сценки-пантомимы или выступает с юмористическим текстом. Под его руководством клуб успешно поставил три адаптации старых пьес и буквально месяц назад, почти перед тем, как вы сюда перевелись, выступили со своей. Не скажу, что вышла она прям ух, но было что-то в их выступлении, от чего они могут оттолкнуться и идти дальше. В общем, у ребят все впереди и у Макиавели тоже. Что касается Лотронды, то как личность она тоже неординарна. Президентом клуба музыки стала только в этом году. Успехи скромны, особенно, если учесть, что клуб раньше исполнял классику или вариации классических композиций, то сейчас берет направленность на рок и металл обработку известных композиций и, вроде как, пытаются написать что-то свое. Увы, пока не удается, но хочется верить, что и у них все впереди. Если интересны эти направления, то стоит с ними пообщаться. Они во многих отношениях достаточно интересные люди.

— Ух, ну ты их и расписал, — невольно восхитился я. — Ты так даже группу “Грезы” не расписывал.

— На самом деле, я и о тех, и других могу много чего интересного рассказать. Однако, если я буду тут расписывать творчество группы “Грезы” в общем и целом, отдельного коллектива и кто из них в чем хорош, то меня остальные не поймут и попросят сначала спокойно, а потом уже теряя терпение, замолчать. А Макиавели и Лотронда свои, потому в некоторой степени пиар в их отношении более, чем уместен, — пояснил мне Грид и развел руками.

— Он прав, — подтвердила его слова Мила. — Про “Грезы” ты и так можешь узнать. Благо информации у них даже на официальном сайте пруд пруди. А вот своих героев надо знать в лицо и восхищаться ими. И не забывать упоминать их при случае.

— Поня-ятно, — протянул я. В общем-то я был согласен с их политикой в целом и общем. — Буду знать о них, а может по возможности и пообщаюсь. Надеюсь, если ты, Грид, прав, то Лотронда поймет чего ей не хватает, когда услышит выступление Грез. А может и для себя возьмет какие-нибудь новые приемчики.

— Уж будь уверен, — улыбнулся Грид и показал сжатую ладонь в кулак с большим пальцем вверх. — Поверь, мне и Макиавели, и Лотронда большие молодцы.

— Поверю тебе на слово, — немного заразился я его настроением и отношением к обсуждаемым личностям.

— Грид, Лиза, так вы согласны взять на себя переговоры с ними? — вмешался Сазар, чем вернул нас к основной теме собрания.

— Да, — кивнул Грид.

— Хорошо, — согласилась и Лиза.

— Отлично. Теперь и этот вопрос решили, — сказал Сазар и что-то для себя отметил. — Итого у нас остались различные закусочные и увеселения. Кто и чем займётся? Морих, а ты чего молчишь?

— А? Что? — откликнулся он.

— Говорю, ты чего молчишь и в обсуждении не принимаешь участия? — повторил свой вопрос Сазар. — За весь разговор одна фраза и то не по теме, — возмутился он.

— Прошу прощения. Нужно было решить несколько неотложных вопросов. А высказался тогда потому, что решил немного передохнуть. Кстати, я даже и не заметил, что мы приближающийся фестиваль обсуждаем, — извинился Морих.

— Морих, мы также, как и ты, решаем немаловажные для нас вопросы, но сейчас все отложили, — высказалась Мила.

— Ещё раз простите, — вновь извинился Морих. — Так что у нас осталось на повестке дня?

— Организация закусочных и аттракционов, — слегка раздраженно сказала Лиза. — Причем для организации развлечения было решено привлечь как наши клубы, так и позвать из дома культуры и парков развлечения.

— Я займусь помощью города при подготовке фестиваля, — решил Корих. — А ты, Морих, привлекли наши клубы. Думаю, что-нибудь вроде комнат смеха или коридора страха, а может ещё и чего придумают.

— Ладно, — согласился он.

— В итоге с этим разобрались, — резюмировал Сазар и вновь что-то отметил. — Остались только закусочные, а свободной осталась только ты, Мила. Возьмёшься?

— Хм, — задумалась девушка. — Думаю, что справлюсь.

— Отлично, со всем разобрались, — подвёл черту Сазар. — Завтрашнего дня и выходных всем хватит, чтобы сделать предварительный вариант для обсуждения?

На какое-то время все замолчали. Наверное, каждый прикидывался, куда надо идти и что сделать, оценивал то, получится ли уложиться в отведенное время.

— Сазар, я не уверен, что мне хватит времени, — высказался Корих.

— Да и мне нужно побольше времени, — присоединился Морих. — Все-таки вопросы достаточно объемные, а потому необходимо со многими пообщаться и многое согласовать.

— Тогда до среды, — предложил Сазар.

— А позднее никак? — уточнил Корих.

— К сожалению, никак, — ответил Сазар. — Я совсем забыл сказать, что в четверг приедут жрицы, потому у нас уже должен быть намечен план действий.

— Что ж ты сразу ничего не сказал? — воскликнул Грид.

— Запамятовал, — помотал головой в знак извинения Сазар.

— Это усложняет ситуацию, хоть и не сильно, — продолжил свою мысль Грид. — Получается в четверг мы занимаемся размещением жриц, а в пятницу закупаем все необходимое. А со следующей недели занимаемся непосредственной подготовкой с привлечением учеников и городских.

— Да, все примерно так, — кивнул Сазар. — У кого-то есть что добавить или мы на сегодня закончим?

— Да вроде мне больше нечего сказать, — ответил я, а остальные сначала несколько секунд смотрели друг на друга, а потом дружно помогали головами.

— Тогда на сегодня все, — закрыл совещание Сазар. — Все свободны.

Часть ребят опять зарылась в свои бумаги. Сазар же, Мила и я встали из-за стола и пошли на выход из кабинета. Остальные этого, кажется, даже не заметили.

Сазар отправился куда-то вглубь коридора. Я тоже собирался было последовать за ним, точнее, мой путь лежал в том же направлении. Однако, меня позвала Мила:

— Артур, я хотела бы поговорить с тобой, позволишь?

— Почему бы и нет, — остановившись, ответил я ей.

— Не хочу стоять в дверях и мешаться, если кому-то захочется выйти. Отойдем к окну? — спросила она, а я просто кивнул в ответ.

Кабинет школьного совета располагался в конце коридора, поэтому, чтобы уйти, нужно было, выйдя из кабинета, свернуть налево, пройти весь коридор и там выйти на лестницу. Если же посмотреть направо от кабинета, то станет видно не глухую стену, а как-раз таки упомянутое Милой окно, через которое прекрасно виден школьный парк.

Стоило нам только, как из кабинета выбежал запыхавшийся Грид. Оглядевшись, он у нас спросил:

— Сазар, уже ушел?

Я не стал отвечать, а просто кивнул. Мила, как ни странно, сделала тоже самое.

— Черт. Забыл у него спросить сразу по окончании совещания. Теперь его искать надо. Э-эх, — вздохнул Грид и ушел быстрым шагом, пытаясь догнать Сазара.

— Вот о что-то примерное такое я и имела ввиду, — пояснила Мила. — Сначала копим вопросы, желая их разом задать, а после упускаем нужный момент и пытаемся сделать, что можем.

— А как-то организовать этот процесс? Например, отвести определенное время под решение вопросов? — решил спросить я. Ну, не могло же оно быть у них все настолько запущено.

— Думаешь, мы не пытались?! — воскликнула Мила. — Но проблемы имеют свойство появляться тогда, когда их не ждешь.

— Знакомое дело, — тяжко вздохнул я, вспоминая время, когда только учился управлять делами Рода. Не скажу, что я и сейчас мастер в этом деле, но некоторых успехов все же добился. По крайней мере, неожиданность вопросов уже не удивляет, а сами вопросы просто принимаю к сведению и решаю по ситуации.

— Кажется и у тебя было нелегкое время, — слегка улыбнувшись сказала Мила.

— Было, но, к счастью, давно, — ответил я ей. — Сейчас такие моменты уже реже да даже практически сведены к нулю.

— Везет однако, — выдала она, а я просто пожал плечами. Ну, не говорить же, что в то время приходилось справляться со многими вопросами и поддержки мне неоткуда было ждать.

— Но я так понимаю, что ты не об этом хотела со мной поговорить? — решил я все же постараться вернуть нас к основной теме разговора.

— А, да, — вспомнила Мила о том, о чем она собиралась поговорить. — Я хотела с тобой пообщаться не как член совета, а как девушка. Это из-за распространившихся слухов о том, что ты встречаешься с Марией, а ещё из-за понимания, как хрупка та грань, по которой мы ходим.

— Поверь мне, Мила, я все прекрасно осознаю, — ответил я.

— Да, это видно по тому, как ты тогда отреагировал, — согласилась она со мной. — Но я хотела поговорить с тобой именно как девушка не просто так. По крайней мере, я опираясь на свой опыт при Пробуждении, хотя и прошел он у меня при поддержке семьи и довольно спокойно. Насколько оно вообще возможно.

— Это ты о том, что наша сила — суть порядок и хаос, слитые воедино? — решил спросить я.

— Да, — моментально кивнула девушка. — Я так понимаю, что ты тоже думал о природе нашей силы?

— Размышлял, — не стал отпираться я, — но у меня намного меньше времени было, чем у вас. Да и архивы мне недоступны. Если быть точнее, то доступна слишком малая часть и то, в основном, семейные хроники чисто биографического характера. Никаких исследований и всего прочего мне неизвестно, так что пока записываю вопросы в надежде найти ответы. А у вас есть что-нибудь?

— К сожалению, нет, — ответила Мила и развела руками в сторону. — Некоторые исследования проводились, но увы, по данному вопросу ничего. Такое ощущение, что всегда считали, что она есть и будет.

— Кхм, — задумался я. — Довольно интересно. А у других родов также?

— Мы как-то тоже не задавались этим вопросом, но мне кажется, что у них тоже самое, — немного подумав, все же ответила Мила. — Все-таки несмотря на различие в силах мыслят наши семьи на удивление одинаково.

— Может это тоже отпечаток и влияние наших сил? Или укоренившееся в семье и передающееся по наследию отношение? — спросил я.

— Не знаю, — с сожалением покачала головой Мила. — Если ты прав, то у тебя есть возможность взглянуть на все другим взглядом, поскольку тебе не передали наследство. В какой-то мере это даже плюс, хотя я не хотела бы платить такую цену. — Последние слова Мила практически едва шептала.

— Что случилось, того не исправить. Но, в целом, ты права. Нужно искать плюсы и использовать их, чтобы смерть родителей не оказалась напрасной, — с трудом произнес я. Хоть и прошло много времени и вроде оно должно было изгладить прошлые впечатления, но все равно таким образом говорить о них тяжело. — Что ж, буду стараться.

— Скажу прямо, очень надеюсь, ведь от тебя и впрямь очень многое зависит, — начала Мила. — Именно поэтому я и хотела попросить тебя быть помягче и стараться сглаживать острые углы. Все девушки от парней ожидают участия, поддержки и заботы. Что касается наследниц древних родов, то эти качества необходимо проявлять во много раз сильнее. Пойми, одно неверное движение, звук или жест и мы можем обречь на себя и весь город армагеддон, — закончила девушка.

— Мила, позволь и мне сказать прямо, — попросил я, на что она кивнула. — Я постепенно прохожу развитие от своего пробуждения и собираю все, что могу, чтобы облегчить себе путь. Первая причина состоит в том, что кажется мои сестры тоже готовы пробудиться, по крайней мере, они сейчас активно интересуются прошлым. К счастью, эти же знания мне помогают найти общий язык с Марией. В этом мне, по крайней мере, везет.

— Я рада, — со вздохом облегчения произнесла Мила. — Честно говоря, я опасалась худшего.

— У меня есть предположение, что такое взаимоотношение частично обусловлено ее Пробуждением в моем присутствии, но точно мне неизвестно, — поделился я информацией.

— Вот оно как, — произнесла Мила и закивала головой.

— Я думаю, что хоть и рассказывают ей многое, но частично она будет опираться на мое мнение. Но, учитывая, что она мне не может сейчас ничего сказать, то я могу ей дать лишь общие советы, хотя вроде бы и этого пока хватает, — сказал я, подавив желание грустно вздохнуть.

— Артур, а у вас и впрямь свидание будет? — решила уточнить Мила.

— Я уже говорил, что не знаю. Мы сами хотим разобраться в своих отношениях, для этого собственно и встречаемся. Над планом мероприятия я пока размышляю. Благодаря Гриду у меня появился один стопроцентный пункт. Но это будет во второй выходной, а вот первый надо будет спланировать, — задумался я.

— Могу предложить несколько интересных кафешек. Может быть, они тебе пригодятся, — слегка смеясь сказала Мила.

— О-о, буду только рад, — отозвался я. Оно мне не помешает. Если есть проверенные места, то почему бы и не принять их к сведению.

В течение следующих нескольких минут Мила называла мне названия заведений и объясняла мне, как их найти. Несколько мест я знал лично, а потому мы сразу переходили к другим. Закончив обсуждение кафе, Мила с улыбкой сказала:

— Артур, надеюсь, что вы хорошо проведете время. И это все скажется положительно на ваших взаимоотношениях.

— Спасибо, Мила, за пожелание, — с ответной улыбкой произнес я, все-таки она оказала своими советами неоценимую помощь. — Хорошего дня, — сказал я на прощание, в ответ услышал ее пожелание, развернулся и пошел домой, поскольку уроки все равно закончились, а учителя и руководство школы было проинформировано заранее.

* * *

Артур ушел, а я все продолжала стоять у окна и смотреть ему вслед. Мне все трудно было представить, насколько тяжелая ноша легла ему на плечи.

Артур прошел немалый путь. Он с нуля разобрался со всеми делами родами и сейчас продолжает ими управлять. Вытащил себя из депрессии и помог своим сестрам.

Уже одно это вызывает уважение.

Кроме всего этого, он потихоньку начинает входить в наш состав и управлять делами на нашем уровне, хоть этого и не заметишь со стороны. Потом, когда он будет готов, то он возглавит совет, но пока это время еще не пришло.

Мало этого было нам, так он оказался неподготовленным в эпицентре истории с Охотницей. И одно его неверное движение может здорово всем аукнуться. Каюсь, про армагеддон я перегнула, но последствия все равно могут оказаться катастрофическими.

Одно радует меня. Артур и сам прекрасно осознает по сколь тонкой нити ходит, которая натянута над невероятно глубоким ущельем. И это вселяет надежду на благополучный исход, а их все же свидание, надеюсь, поможет укрепить их отношения.

Поэтому я стояла, смотрела ему вслед и мысленно желала удачи ему и всем нам.

Мне всегда хотелось, чтобы моя вода была спокойной и над ней не гуляли шторма. К сожалению, штиль не всегда возможен. Так было уже несколько раз. Мне не понравился получившийся результат, но и по-иному я тогда не могла поступить. Даже сейчас понимая, что я и как делала, прекрасно осознавала, что иного пути не было.

В этот момент я горестно вздохнула. Не у одного Артура в прошлом были горькие и трудные моменты.

Открывшаяся в разговоре с Артуром мне правда шокировала. Учась у родителей, мы вольно или невольно принимали и их взгляд на мир, свое место в нем и на все остальное. И это было для нас естественно, как и для наших родителей, так и для многих поколений предков. Возможно, что и в прошлом приходил ко многим интересным мыслям, однако, не придавал им значения и вскоре забывал о самом их существовании. А может оказывало влияние то, что мы принимали бразды правления и под влиянием этого не имели права думать о мелочах, потому никто и не задумывался толком о природе нашей силы.

За Артуром определенно стоит будущее, поскольку у него незамыленный поколениями взгляд. Он может увидеть что-то, что не увидим мы.

Надеюсь, он справится и не сломится в пути. Хочется верить, что ему удастся привести нас в новое, светлое будущее. Верю, что испытания его лишь закалят.

Он сказал, что его сестры на пороге Пробуждения. Пройдя этот этап, надеюсь, они станут ему надежной опорой. А мое слово в совете в его пользу и мою поддержку он уже заслужил.

Артур уже скрылся, свернув в конце коридора на лестницу, а я все продолжала стоять и мысленно молиться за то, чтобы у него все получилось.