Глава 3


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Глава 3

Часть 1.

Когда заканчивались все поставленные в расписании уроки, я всегда садился за своим столом в учительской. Сначала проверял самостоятельные работы учеников, которые проводил на каждом уроке по теме прошлого урока. Закончив с ними, я, как правило, смотрел то, что стоит дальше по учебнику и планировал свои занятия либо оставлял тему как есть, либо же смотрел, чем можно ее разнообразить, исходя из своего опыта. Я занимался этим каждый год не потому, что терял свои записи с прошлых лет. Нет, все это у меня хранилось дома и аккуратно подшивалось. Причина заключалась в том, что мне хотелось дать детишкам как можно больше интересного материала, а не сухие выжимки из разных источников, которые как раз-таки они могут прочитать и в учебнике. Бывало, что некоторые темы я без зазрения совести объединял и проходил махом, не особо задерживаясь на них, а те, которые считал более подходящими растягивал на два, а то и три урока.

Вот и сегодня я сидел в учительской и размышлял. Правда, в этот раз мои размышления были связаны не с уроками. С ними я уже давно закончил. Нет. Мои размышления касались прошлого и настоящего.

Так ли я был прав, когда бросил свои старые исследования? Чего же я хочу на самом деле?

В этот момент в учительскую зашел член школьного совета Сазар и кого-то искал. Я решительно встал, подошел к нему и спросил:

— Кого-то ищешь, Сазар? Может, я могу чем помочь?

— А, нет. Нужного мне учителя тут нет, так что спасибо, — ответил он и замотал головой в знак отрицания, а я понял, что это мой шанс узнать больше, вернуть ту часть себя, от которой я отказался.

Над этим я думал на протяжении последних дней с того самого урока, когда я надеялся, что Артур даст мне некоторые ответы, но этому не дано было случиться. Все же из его ответов я сделал некоторые выводы.

* * *

В тот день, когда провел тот злополучный урок, я сначала также, как и сейчас, сидел и проверял работы учеников, а, закончив с ними, решил подвести итоги дня.

Вопросы, которые я задал на уроке Артуру, были одними из многих, которыми я интересовался на протяжении более десяти лет. Ответов мне, к сожалению, так и не удалось найти.

Тогда-то и появились первые червяки сомнений. А правильно ли я сделал, что забросил свои исследования и практически отказался от своего прошлого?

Касаемо истории с семьей Артура мне было интересно, кто были теми, кто охотился за членами семьи Десели и какие цели преследовали, а также что были за похожие на драгоценные камни и какими свойствами они обладали, что велась такая охота. Точнее, тогда всеми силами пытались поймать малолетнего наследника, однако, попытка не увенчалась успехом и преступники на какое-то время ушли в тень. Неизвестно, чего они ждали. Может, они надеялись, что о них забудут, а может иная причина была. Возможно, злоумышленники планировали, чтобы о происшествии люди забыли и перестали ждать удара из-за угла, а потом неожиданно напасть. Как бы то ни было, но наследник подрос и уже сам смог дать отпор, а те таинственные кристаллы, по крайней мере, если верить сохранившимся источникам, разлетелись на осколки. Кроме этих камней новых нигде найти не могли, а потому и искать перестали.

Эта история, конечно, интересная и я бы с удовольствием узнал бы ее подробности, но Артур не захотел рассказывать об этом на уроке, а решил отмолчаться. Может, он не хотел говорить об этом при всех?! Эта мысль пришла ко мне слишком поздно. По крайней мере, в этой истории могло оказаться то, что он обязан хранить и никому не рассказывать.

Семейные тайны они такие. Цена их разглашения может оказаться чересчур высокой. И опять же я об этом подумал слишком поздно.

С того дня я не знал, как относится ко мне Артур и можно ли с ним обсудить интересующие вопросы. Насколько серьезно я поставил его в неудобное положение? Как отнесется к этому школьный совет?

Эти вопросы разрывали мне мозг и терзали сомнениями.

Вторым вопросом, который я задал Артуру и на который очень сильно хотел знать ответ, это странные животные, появляющиеся время от времени.

Чтобы показать важность этого феномена, необходимо немного углубиться в историю.

После великой победы, которую одержали над демонами-вторженцами, наступило некоторое затишье. В это время маги отделились от людей. Те же, в ком жива была память о причине вторжения и кто знал цену победы, не могли жить жить с магами. Так или иначе, но они смогли поселиться лишь в этой долине, где прошла последняя битва.

Как ни странно, но первые упоминания о тех странных животных стали появляться именно здесь примерно лет триста спустя после битвы.

Простые, далекие от магии люди сторонились тех животных, а детям строго-настрого запрещали к ним приближаться. За прошедшее время таких волн, назовем это так, было примерно десять, причем с каждым разом промежуток между ними становился короче. Мне это с самого начала казалось неспроста. Но это знание оставалось неким иррациональным, таким, которому я так и не смог найти объяснения, сколько ни пытался найти.

К счастью, удалось найти пару отрывков, в которых об этих аномалиях говорилось хоть что-то.

Если свести описания из источников в единую картину, то получалось, что животных меняла некая чужеродная нашему миру сила. Согласно сведениям, предпринималась пара попыток поиска источника изменений. Происходили они в разное время. К несчастью, ни одна из экспедиций не смогла разузнать ничего стоящего. Из этого можно было сделать вывод либо этого источника нет, либо этот источник не удалось отыскать.

Я склонялся ко второму, поскольку иных объяснений искажения животных не было и нет. А потому причина должна быть. К сожалению, в этих книгах не уточняется тот момент, что все ли вернулись живыми. Возможно, что те, кто смог найти ответ, так и не вернулись назад.

Я же вынужден опираться лишь на найденные мною записи, чудом сохранившиеся до нашего времени. Вероятно, также были вынуждены поступать и те, кто задумывался над возможной опасностью.

В тот день я с нетерпением ждал того момента, когда с чистой совестью мог бы покинуть свое рабочее место. Хоть график и ненормированный у нас, но все же есть определенные рамки, которые я должен был соблюдать.

Домой я не вошел, а практически влетел. Едва разувшись и скинув куртку, я вошел в свой кабинет и стал заново листать свои записи.

Жена и дети были в шоке. Они ведь прекрасно помнили, как я клялся и божился, что не буду больше заниматься исследованиями, поскольку ее слишком свежи в нашей памяти были воспоминания пятилетней давности. Однако, мешать они мне не решились. С трудом оттащили от бумаг на обед, заверив меня, что не будут мешать и что никуда мои записи от меня не денуться.

Я ощущал себя сыщиком, вышедшим на след преступника. В какой-то момент мне стало казаться, что время поджимает.

Но кому я мог высказать свои опасения? Кто бы мне поверил?

Ответ напрашивался сам собой и был он единственным.

Школьный совет. Только они способны решить такие вопросы и только они могут мне поверить. Но в свете прошлых событий я не знал, как к ним подступиться.

Я задался вопросом о том, как мне быть и что делать.

Как назло на следующий день из исследовательского центра, в котором я раньше работал, прислали сообщение, что видели странно измененных животных близ соседнего города Кроксворта, располагавшегося у южной части окружающего наш город леса.

Понятное дело, что сам я туда не полезу, ведь без должной страховки я только смерть свою там найду.

Поэтому за весь прошлый день я постарался перебрать все свои записи в поисках даже самых малых крупиц информации, поскольку даже мелкие детали могли оказаться важными.

Отработав в школе сегодняшний день, я размышлял о том, как мне лучше связаться со школьным советом, когда так удачно для меня в учительскую вошел Сазар.

И я понял, что это тот момент, которого я ждал. И что иного случая мне может и не представиться.

* * *

— Сазар, подожди, — остановил я его, боясь, что он тут же уйдет и вместе с ним испариться мой призрачный шанс.

— Вы что-то хотели, Нахим Львович? — спросил он.

— Да, — кивнул я, — хотелось бы обсудить один вопрос, но я не уверен,что вы мне поверите.

— Верить в невероятное — это одна из моих задач, — сказал он мне, а я посчитал это тем знаком, что, по крайней мере, меня выслушают.

— Можем пройдем к моему столу и поговорим?

— Почему бы и нет, — сказал Сазар, пожал плечами и последовал за мной.

— Не знаю, с чего лучше начать, — неуверенно сказал я.

— Начните с самого начала, а если что будет мне непонятно, то я сам спрошу, — помог мне Сазар.

— Хорошо, — согласился я и начал издалека. — Ты, наверное, знаешь, что я ранее занимался археологическими исследованиями и бывал во многих местах, а также прочитал немало древних манускриптов.

— Частично мне об этом известно, но глубоко в детали я не вдавался, — кивнул Сазар.

— Что ж, не буду томить подробностями и перейду сразу к сути, — решил все-таки я не ходить вокруг да около. — Среди множества вопросов меня интересовали два случая: таинственные камни, связанные с семьей Десели, и измененные некой силой животные. На прошлом уроке я задал эти вопросы Артуру, но он не ответил. Сказал лишь, что недавно стал изучать семейные хроники, а потому мало, что может сказать.

— Это было очень глупо с вашей стороны, — прищурив глаза, чуть грозно сказал мне Сазар. — Человек с вашим прошлым должен прекрасно понимать, куда можно лезть, а что спрашивать вовсе не стоит. По крайней мере, не при всех.

— Увы мне, — вжав голову в плечи и разведя руками, сказал я. — Слишком поздно осознал я свое заблуждение.

— Хорошо, что вы осознаете это, — сбавив давление, продолжил свою речь Сазар. — По первому вопросу свое недопонимание вам стоит обсудить с Артуром лично. Тут только он сможет решить, насколько серьезно вы переступили черту, поскольку не знаю о том, по какой причине он не стал говорить. Действительно, он не знал, что ответить. или же умолчал потому, что не мог сказать.

Сазар замолчал и серьезно посмотрел на меня. Я сглотнул, но все же нашел в себе силы кивнуть в знак того, что все прекрасно понял.

— Вот и хорошо. С этим разобрались, — подвел черту под первым вопросом Сазар. — А вот второй вопрос достаточно неоднозначен. Можете ли вы рассказать поподробней?

Собравшись с мыслями, я сообщил Сазару все, что знал. На какое-то время повисла тишина. Надеюсь, что Сазар достаточно серьезно воспринял мои слова и его задумчивость — знак того, что он размышляет о том, что делать ему с этой информацией.

— Нахим Львович, вы говорите, что вам недавно сообщили, что видели таких созданий? — решил он, видимо, уточнить. — Скажите, если это не секрет, ведь вы там давно не работаете, так почему вам об этом сообщили?

— Секрета в этом нет, — ответил я ему. — Несмотря на то, что я ушел оттуда, все же других, кто занялся бы этими вопросами не нашлось, а значит, любая новая информация может оказаться полезной. Вот при необходимости ее и отправляют. Тем более, что ушел я тогда не по своей воле, а потому для некоторых, в том числе, и для руководства я до сих пор числюсь действующим исследователем, хотя и давно не приносящим новой информации. Но многие исследования у нас порой ведутся в течение чуть ли не десятилетий, а потому такое затишье никого не удивляет.

— Я вас понял, — продолжая размышлять, кивнул Сазар. — Если вы правы, то мы должны исследовать этот феномен. Но я один не вправе решать такие вопросы.

— Что же тогда делать? — спросил я, убедившись, что посылать меня подальше не собираются, как и отвергать мои слова.

— Вам надо собрать всю информацию и подготовить доклад, вместив в него вообще все, что можете. Справитесь? — спросил Сазар и внимательно посмотрел на меня.

Я решительно кивнул.

— Дело в том, что раз этот феномен повторяется, то это не просто так, а потому мы должны всесторонне рассмотреть этот вопрос. Полным составом, — пояснил Сазар.

— Мне удалось узнать, что те животные точно не демоны, которые были побеждены около двух тысяч лет назад, — решил я все же выдать один из своих козырей.

Тут Сазар на меня очень и очень внимательно посмотрел и спросил:

— Что. Вам. Об этом. Известно?

Такая постановка вопроса меня сбила с толку. Я не мог понять, что он имел ввиду, а потому ответил то, что и мог ответить.

Я рассказал о некоторых источниках, в которых есть некоторые описания демонов, которые вторглись в наш мир и которых с трудом одолели. Из этих описаний я вывел общие закономерности. Потом сказал о том, что нашел по странным животным, и немного о проведенной работе по сравнению обоих случаев. Ну и о том, как пришел к выводу, что ситуации отличаются друг от друга.

Мне показалось, что после моих слов Сазар почему-то облегченно вздохнул, но, чтобы не искушать судьбу, я ни о чем не стал его спрашивать.

— Вы проделали немалый труд, — восхищенно сообщил мне Сазар. — Так что я думаю, что нужный доклад вы легко составите. Кроме этого, я попрошу вас добавить туда и всю информацию по демонам. А также весь свой анализ. В общем, все, что может прямо или косвенно относиться к делу.

— Значит, вы мне все же верите? — решил уточнить я.

— Ну да, — даже как-то немного обиженно кивнул Сазар. — А вы сомневались?

— Честно говоря, да, — сказал я и облегченно выдохнул. — Особенно я боялся подходить после того, как сначала намекнули, что к вам лучше не соваться, а потом к этому добавилась еще ситуация с Артуром.

— А-а, — сказал Сазар, махнул рукой и рассмеялся. — Нахим Львович, несмотря на нашу нагрузку и решаемые вопросы, мы не монстры, а потому никого не убиваем. Есть у нас другие методы воздействия.

Тут Сазар замолчал. Я почему-то подумал о пытках. Глядя на мое вытянувшееся лицо, Сазар уже просто заржал.

— Простите, Нахим Львович, не удержался. Повторюсь, у нас есть другие методы воздействия, но, всего скорей, совсем не те, о которых вы подумали. Простите, день был сегодня напряженный, а потому сбрасываю напряжение неуместными шутками.

Хотелось мне ему сказать пару ласковых о его шутках, но, если это у них так подсознательно получается, то можно лишь посочувствовать да к тому же он извинился.

— Ничего, забудем, — решил я не заострять внимания и принять его извинения.

— Вот и хорошо, — кивнул он. — Скажите, Нахим Львович, вам выходных хватит на подготовку?

Я задумался. В принципе, весь материал у меня есть и его нужно только собрать вместе. Получается, что и одного дня достаточно. Но в выходные вряд ли школьный совет будет собираться.

— Да, вполне, — ответил я.

— Вот и отлично. Тогда приглашаю вас на наше собрание, посвященное Фестивалю Луны, которое состоится в понедельник на следующей неделе сразу после уроков, то есть часа в два дня. Если задержитесь, то ничего страшного. Возможно, что и мы сами не сразу соберемся, — проинформировал он меня.

— Почту за честь, — несколько торжественно ответил я.

— Да ну, право слово, — возмутился Сазар. — Это будет обычное совещание по организации праздника. Хотя в свете вашего вопроса оно будет несколько серьезнее, но да всякое бывает.

— Хочу сказать спасибо за то, что выслушали меня и не приняли мои слова за бред, — поблагодарил я его.

— Мы всегда готовы выслушать любого. Правда, порой нам необходимо время, чтобы подтвердить или опровергнуть чужие слова, так что в такие моменты просим набраться терпения, — сказал мне Сазар.

— Рад это слышать, — принял я его слова к сведению.

— Это все? — уточнил он.

— А, да, — кивнул я.

— Тогда прошу меня извинить, — сказал Сазар и встал из-за стола, — но мне нужно идти.

— Конечно-конечно, — не стал я его задерживать. — Огромное спасибо за то, что меня выслушали.

Сазар еще раз кивнул и ушел, а я остался сидеть и взвешивать, насколько удачным получился разговор.

Часть 2.

Город практически со всех сторон окружал густой лес. В отдельные участки его, боясь заблудиться, не ходили даже отважные смельчаки. Но, как ни странно, но и полян в этом лесу было немало. На одной такой, причем довольно большой, располагавшейся в северной части леса стояли и казалось чего-то ждали два человека.

Один из них был весьма высок, по крайней мере, был намного обычного среднестатистического человека. Несмотря на гордую осанку, этот человек ходил взад-вперед по поляне, а его желтые, почти тигриные глаза осматривали каждый куст и каждое дерево самым внимательным образом, как будто хотели отыскать что-то только ему одному ведомое. Одет он был в обычный костюм, поверх которого накинут был солнечного цвета плащ, который под лучами светила казался еще ярче.

Недалеко от него с флегматичным выражением лица сидел другой человек, казавшийся полной противоположностью первого. И дело не только в его, возможно лишь видимом, спокойствии. Этот человек сидел и глядел на то, как по небу безмятежно плывут облака, и, похоже, учился быть таким же. Глаза у него тоже были не совсем обычные то ли зелёные, то ли цвета морской волны. Одет этот человек также, как и тот, который ходил по поляне и никак не мог успокоиться, разве вместо плаща была накидка небесно-голубого цвета.

Удивительным казалось, что оба человека находятся глубоко в непроходимом лесу, а одежда у них словно только что купленная.

Прошло пару минут прежде, чем у сидевшего на дереве человека лицо стало приобретать жесткое выражение: заострились скулы, глаза сузились и потемнели, став почти серыми, как бы странным не казалось.

— Карм, хватит уже бегать, — резко бросил он бегающему туда-сюда человеку. — Ты же лидер, а не пойми кто.

— Солни, ты не понимаешь. Они должны были быть здесь ещё вчера, а я не вижу и следа их присутствия, — ответил сидевшему на дереве человека, резко остановился и вновь огляделся. — Даже следов Лифшы и то не вижу.

— Аха-ха, — засмеялся названный именем Солни человек. — Она же мастер маскировки и разведчица. Я бы удивился, если ее можно было обнаружить до того, как она сама о себе даст знать. Это ведь, в конце концов, непрофессионально. И что же о ней подумают в таком случае?!

— Ты прав, — кивнул в ответ на, по сути, риторический вопрос Карм. — Лифша, хоть по ней этого и не скажешь, сама себя уважать перестанет.

— Вот видишь, ты сам ее прекрасно знаешь, — сказал Солни. В это же время черты лица его разгладились, а выражение вновь стало умиротворенным.

— Да, Лифшу трудно увидеть и заметить, пока не станет слишком поздно, — с лёгкой усмешкой произнес Карм. — Но Краш же ей полная противоположность. Он, как слон в посудной лавке, быстрее снесет стоящие и мешающие ему пройти деревья, оставив за собой просеку, нежели подумает их хотя бы обойти. И уж вот это трудно не заметить.

— Трудно с тобой в этом не согласиться, — хмыкнул Солни, посмотрел на Карма и вновь уставился в небо.

И вот казалось бы в тот момент, когда Карм готов был взорваться и начать все крушить на своем пути похлеще любого берсерка, с противоположной стороны поляны раздался женский голос:

— Уж не меня ли ждёте, мальчики?

Там стояла миловидная девушка, которая казалось уж слишком легко одетой для этого времени года. Ее одежда зеленого цвета лишь наполовину закрывала ее большую грудь и бока, прикрывая пояс и немного бедра. Поверх этого почти ничего не скрывающего одеяния была накинута полупрозрачная бледно зеленая накидка. К рукам девушка привязала кожаные ножны, из которых торчали рукояти кинжалов. При необходимости их легко было извлечь и в зависимости от ситуации атаковать или защищаться. Кроме этого, сзади крепились два клинка. Из-за плеч выглядывали их рукояти, а на уровне пояса виднелись лезвия, металл которых отливал розовым цветом.

— Лифша, опять ты за свое? — сердясь почти прорычал Карм.

— А разве что-то не так? — вопросом на вопрос ответила девушка, чуть вильнула бедрами и слегка выставила вперед грудь, призывно поманила мужчин к себе, а спустя минуту звонко рассмеялась, прикрыв рот ладошкой. — Как же вами, мужчинами, легко управлять.

— Ну знаешь ли, — пробормотал Карм, а потом резко посерьезнел: — Почему ты задержалась? Я назначил сбор еще на вчерашний день.

— Ну знаешь ли, — скопировала Карма Лифша. — По дороге подвернулась небольшая работенка. И я решила ее не упускать. У многих людей бывают разные запросы: проследить за человеком, обычно, за женой или мужем, любимой или любимым, — начиная перечислять, девушка поднесла пальчик к губам. — Как правило, хотят убедиться, что их пара не изменяет им. Бывают заказы и похуже. Выяснить, где прячут нужную вещь, или разное другое. Как правило, государство не обращает внимание на эту борьбу, пока не покушаются на их права. Да и я делаю работу, не засвечивая своих возможностей. Это дает мне возможность брать более оплачиваемые заказы. — Заметив нахмурившееся лицо Карма, Лифша добавила: — Я не настолько дура, чтобы открывать всем, кто я на самом деле.

— Хоть это радует, — пробормотал раздраженно Карм, а Солни все это время безмятежно смотрел на небо и улыбался, хотя и слышал весь разговор, но, пока это его не касалось, он решил не вмешиваться в беседу.

Тут девушка оглядела поляну, увидела двоих и спросила:

— А где же Краш?

— Опаздывает, как и ты, — ответил ей Карм. — Хотя у тебя всегда была уважительная причина. В отличие от него, — закончив речь, Карм позволил себе улыбнуться.

— Ну да, ну да, — кивнула девушка. — Ему лишь бы подраться да крушить все на своем пути.

— Кстати, не объяснишь причину столь… — Карм отвел в сторону правую руку и покрутил пальцем в попытке подобрать подходящее слово. — … экзотического наряда?

— Я же уже говорила, что по дороге халтурка подвернулась? — слегка скривив губки, спросила девушка.

— Говорила, — кивнул Карм.

— Ты же знаешь мой профиль работы — проникновение на, как правило, закрытую территорию, — продолжила Лифша, а Карм кивнул для того, чтобы та продолжила. — В одежде проникать сквозь стены сложно, поэтому во время работы я ношу минимум одежды.

— А накидка откуда появилась? — спросил Карм.

— У какой-то девчонки по дороге сорвала, — не заботясь о том, как воспримут ее слова, ответила Лифша.

— А ничего посолидней не было? — раздраженно спросил Карм.

Лифша хмыкнула:

— А тебе что-то не нравиться?

После этого опять выпятила грудь, почти обнажив ее полностью, и провела по ней снизу вверх руками. У любого другого это вызвало обильное слюнотечение и определенную реакцию, но Карм наоборот застыл словно статуя, а затем резко рявкнул:

— Лифша, прекрати свои игры.

Девушка вздрогнула и выпрямилась.

— Простите меня за неповиновение, — тихо произнесла Лифша и преклонила колено.

— Встань, — приказал Карм и девушка повиновалась.

— Я думала, это будет достаточно, — пробормотала Лифша, словно извиняясь.

Тут вдалеке послышался ужасный шум: жуткие удары и вслед за ними падающие деревья. Как ни странно, никто из присутствующих на поляне даже не вздрогнул. Похоже, что им это было привычно. На этот раз даже Солни решил отвлечься от небес, посмотрел на компаньонов и произнес:

— Кажется, вот и последний приближается.

А звук меж тем нарастал и становилось понятно, что его причина неуклонно приближается. Несмотря ни на что, ни у Лифшы, ни у Солни, ни у Карма ни один мускул не дрогнул. И, когда казалось звук громче стать уже не может, на поляну вырвался мускулистый мужик, оставляя почти десятиметровый ширины просеку. Его мышцы бугрились, что делало его облик раза в два, а и в три больше, чем он был на самом деле. На нем было одето кожаное нечто с металлическими вставками. Перед собой он размахивал огромным топором. Волосы напоминали гриву, а чуть суженые глаза горели красным огнем разрушения. Из-за злого выражения лица вместе с острыми скулами казалось, что хищник вышел на охоту и он остановиться только в том случае, если поймает достойную жертву, кровь будет стекает по его губам, подбородку. А, возможно, это его еще больше раззадорит и охотник продолжит охоту.

Едва он выскочил на поляну и поймал взгляд Карма, то замер как вкопанный.

— Я надеюсь, что проделал такой путь не от самого города, — грозно спросил появившегося Карм.

Тот какое-то время молчал, как будто не понял вопроса. Просто стоял, не совершая никаких движений ни руками, ни ногами. И только по взгляду его можно было понять, что у него в сознании происходит некая борьба. Следствием этой борьбы стал выпавший из рук топор, который пробороздил почву почти на метр вглубь из-за своего веса.

Неожиданно взгляд последнего члена странной компании потеплел, напомнив цвет восходящего солнца.

— Нет, — прорычал вторженец. — Примерно на полпути отсюда я увидел стаю волков на охоте. Это и вызвало мою реакцию.

Несмотря на проявленную агрессию силача, никто на него не спешил нападать на него или же не проявляли необходимости защищаться.

Кажется, оно странно, но никто человека с топором не боялся, как будто все было в порядке вещей.

— Краш, ты как всегда верх нежности и максимум ласки, — с сарказмом сказала Лифша.

— Какой есть, — ответил ей тот, кто пришел с топором, все еще рычащим, но уже более мягким голосом.

— Приведи себя в порядок, — бросил Крашу Карм.

— Есть, — несколько по-военному ответил Краш, по какой-то причине признавая лидерство Карма и это же, похоже, стало причиной, по которой он пришел в себя.

Спустя пару минут все присутствующие собрались у края поляны, где располагалось поваленное дерево, на котором по-прежнему продолжал сидеть Солни и, кажется, не собирался покидать своего места.

— Я думаю, все понимают, зачем мы все здесь собрались, — начал основной разговор Карм. — Каждый из вас ощутил давление Клятвы, которая нас вновь притягивает к городу, к новым хозяевам. Они набирают силу и это приводит в действие старые механизмы.

— Когда я была в городе, то слышала историю о нападении огромной синей собаки на школу, — прервав Карма, сказала Лифша.

— Стальной клык Стил. Я не сомневаюсь, что это он, — вновь взял слово Карм. — Он был одиночкой, а потому быстрее всех поддался влиянию. Несмотря на то, что мы были порознь, в целом, мы поддерживали друг друга, а потому процесс в отношении нас несколько замедлен, но он неотвратим. Рано или поздно, но Клятва заставит нас сделать выбор. И я хотел бы спросить у вас: кто и что считает по этому поводу? Сопротивляться ли нам до последнего или сразу присягнуть? По сути, мы должны решить умереть ли нам сражаясь или жить подчиняясь?

— Сражаться, — сразу же заявил Краш.

— Кто бы сомневался, — хмыкнула Лифша. — Тебе лишь бы подраться да разорвать чужие глотки?

— А ты разве не убиваешь? — в ответ спросил Краш у Лифшы.

— Лишь по необходимости, лишь по необходимости, — едва слышно произнесла девушка, однако, ее услышали все. — Либо такова задача, либо устранение ненужного свидетеля, но никогда, — Лифша резко повысила голос, — ты слышишь, никогда ради развлечения.

— Мы все всё поняли, — решил успокоить спорщиков Карм и не дать конфликту разгореться.

— Я хотела бы добавить еще одно, — попросила слово Лифша.

— Да, говори, — дал свое разрешение Карм.

— Я думаю, что причиной усиления Клятвы стало Пробуждение мальчишки. Неудивительно, ведь он был старше своих сестер. Также, я думаю, что он сейчас набирает силы и этот процесс не остановить, а, значит, нам не избежать выбора. Кстати, его Пробуждение ощутили наверняка все. Уж я-то точно, поскольку я в тот момент была в городе: проводила предварительную подготовку к выполнению заказа, а потому смогла справиться, — добавила Лифша.

— Ты права, — подтвердил ее слова Карм. — Но я тебя поправлю. Думаю, ощущения зависели не только от близости к Владыке, но и нашей собственной силы. По крайней мере, я ощутил это явление также четко, как будто стоял практически рядом.

— Ваша сила уровня Лорда, так что оно неудивительно, — впервые за все время разговора подал голос Солни. — Стоит отметить, что выше уже сильнее половины известных нам Лордов.

— Ты преувеличиваешь, Солни, — не поддался на лесть Карм. По крайней мере, он принял слова напарника за лесть. Кажется, несмотря на то, что Солни казался намного слабее, Карм воспринимал того напарником.

— Отнюдь, — возразил Солни и даже замахал руками, пытаясь показать, что его слова чистая правда. — Сейчас сравнить сложно, поскольку мы не можем связаться с остальными демонами, так как не хотим признавать ничьей власти, а со старыми не контакта с далеких времен и вряд ли он появиться. Да и их власть мы не признаем. Так что куда ни кинь всюду клин. Патовая ситуация. Хотим мы или нет, но раз мы придерживаемся того, что не потерпим никого над нами, то у нас выбор лишь сражаться.

— То есть ты то же за сопротивление? — решил уточнить Карм правильно ли понял он напарника.

— Иного выбора нет, — подтвердил Солни. — А потому я с самого начала считал бессмысленным весь разговор, а потому и не хотел вмешиваться. Но твое слово, Карм, важно для нас, потому я сейчас и отвечаю тебе, — закончил свою речь Солни и внимательно посмотрел на Карма.

— Я тебя услышал, — кивнул Каруми хо Хелл. — А что скажешь ты, Лифшейдра?

— Что я скажу! — задумалась девушка и приложила палец к губам. — Надо подумать.

— Лифша, прекрати играть в свои игры, — разозлился Карм.

— Хорошо, — кивнула девушка и села прямо. На этот раз она серьезно задумалась. — Хотела бы я сдаться, но вы меня не поймете. Мы — молодое поколение, даже не так. Мы — дети молодого поколения. Но даже по их рассказам мы никогда не сможем воссоздать ту кровавую вакханалию, через которую они прошли, чтобы построить свой новый мир. Те, кто остался не согласен, захотели здесь начать все сначала. Их было больше, намного больше. Но они проиграли. И сейчас наш Владыка по праву созывает и собирает нас, хочет он того или нет. Нас мало и мы, всего скорей, проиграем. Однако, пока твоя воля, Карм, для меня сильнее и я выполню твой приказ.

Каруми хо Хелл облегченно выдохнул. Он уж было подумал, что им придется разделиться и лишь в конце ее речи позволил себе расслабиться.

— Коли так, тогда общее решение принято, — подытожил Карм. — Мы будем сражаться за свою свободу. Однако, каковы будут наши дальнейшие действия? У кого есть какие предложения?

— На мой взгляд, слишком опрометчиво действовать сгоряча, — вновь вмешался в разговор Солни. — Потому нам нужна разведка., а точнее, информация о нашем, так называемом, Владыке. И у нас есть идеальная кандидатура для этой задачи, — закончил свою речь Солни и внимательно посмотрел на Лифшу.

— Я поняла, — кивнула девушка, — такая работа как раз по моему профилю. Разрешите выполнять?

— Действуй, — кивнул Карм.

В ответ девушка кивнула и исчезла, словно ее никогда тут и не было. Как ни странно, ни примялась ни одна травинка, не прозвучало ни одного звука, но как-то стало понятно, что Лифы на поляне больше нет. На том месте, где она сидела, осталась лежать полупрозрачная бледно зеленая накидка.

— Что ж, нам остается ждать ее следующего доклада, — подвел окончательный итог Карм.

На поляну опустилась тишина, которую не нарушало даже пение птиц.

Краш спокойно сидел, его топор лежал рядом. Солни, как и в самом начале встречи, безмятежно смотрел на небо. Карм перестал ходить по поляне, сел у поваленного дерева, прислонившись к нему спиной.

Не по-осеннему яркое солнце миновало зенит и спокойно продолжило свое движение по небосклону.

— Нам пока что остается ждать тебя, Лифа, — пробормотал Карм и уснул.