Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Часть 1

Глава 1

Часть 1.

Участие в школьном совете было последним для меня на сегодня. После разговора с Милой я отправился к выходу из школы.

Мои сестры закончили раньше, а потому уже должны быть дома, так что меня здесь больше ничего не держало.

Я пошел вперед по коридору, по которому минут десять назад прошел Сазар. Оно и неудивительно. Отсюда был только один путь.

Дойдя до противоположного конца коридора, я свернул направо и по лестнице спустился на первый этаж. На нем, пройдя половину коридора, я вышел ко входным дверям и покинул здание.

И только тут позволил себе спокойно вздохнуть. Оказалось, что все это время я был напряжен, хотя, честно говоря, не понимал отчего.

Да, я не то, чтобы боялся разговора. Я не знал, как члены совета отнесутся к моим действиям в отношении Марии. Однако, все оказалось намного интереснее.

Они поддержали меня, но и напомнили про ответственность. Я в ответе за каждый свой шаг и то, какое влияние окажут мои действия в будущем. Вероятно, подсознательно именно эта ответственность и была причиной моего напряжения.

Я вздохнул.

В парке легкий ветер играл с кронами деревьев. Он нес с собой прохладу и помогал справиться с мыслями, помогал направлять их в нужном направлении. Шелест листьев настраивал на философский лад.

Я не спеша шел по дорожке.

Тем временем, мои мысли вновь вернулись к тому, насколько опасно наше состояние и насколько мое состояние отличается от состояния Марии, если быть, точнее, то я говорю о природе наших сил и ее влиянии на нас. Я надеялся, что во время свидания, а это определенно будет свидание, мы сможем приоткрыться друг перед другом.

А пока я решил вспомнить все, что знаю о себе из наших хроник, которые успел прочитать.

Радовало прежде всего то, что ни в одном поколении никаких проблем не было. Все они при необходимости пользовались своими возможностями и решали возникающие перед ними задачи. Правда, ни в одной книге не написано о том, что в каком случае и что было использовано.

Сейчас это было бы как нельзя кстати. Но, увы, не повезло. Высшие тайны нашей семьи мне до сих пор не доступны. В моей ситуации пригодились бы даже крохи информации. Но ничего подобного так и не нашел. Лишь сухие строчки жизнеописаний. Но да, кажется, я уже не раз об этом упоминал и сетовал на это.

У меня непроизвольно вырвался грустный вздох. Неожиданно для себя я устыдился своей реакции и покраснел. Благо, никого возле меня не было и потому никто этого не увидел.

Не найдя в книгах ничего из того, что могло бы пролить свет на возможное развитие своих сил, я разочаровался. Но Риз вовремя подсказал, что и из этого можно извлечь информацию, хотя бы крохи ее. Те крохи, в которых я так отчаянно нуждался.

И я стал более внимательно вчитываться в строчки текстов. Я начал искать в них то, что могло бы помочь мне в дальнейшем.

Но даже это оказалось чрезвычайно трудной задачей. Прежде всего, нельзя было отличить словесный оборот от прямого указания. Но, даже, если это и было указанием, то непонятно было как его использовать.

Как ни странно, но таких примеров была масса. Возможно, причина такого формата записей в том, чтобы информация не попала в чужие руки, а, если такое и случится, то не посвященный не должен будет понять, что искать и где.

Взять ту же историю, про которую меня спрашивал наш учитель истории Нахим Львович, о попытке использовать некие камни, усиливающие магические атаки пользователя. Тогда я мало что мог сказать, поскольку только начал читать. Сейчас можно получше разобраться в этой истории.

Если вкратце рассказывать, то неизвестная группа неожиданно ворвалась в зал, где проходило празднование семилетия наследника. Члены семьи и демоны под видом людей пытались остановить вторженцев. Насколько я мог понять, то магией не пользовались, поскольку находились другие люди, которые не должны были узнать о наших тайнах.

Наследник попытался спрятаться. Все потеряли его из вида. Однако, оказалось, что неизвестные враги каким-то образом знали о его передвижениях. По крайней мере, в записях сообщается, что вторженцы двигались целенаправленно, но, вероятно, они не обладали информацией о строении здания, поскольку то и дело заходили в тупики или натыкались на стены, но при этом все равно сохраняли общее направление движения.

Все защитники преследовали нападавших. Вся процессия постепенно спустилась в подземные этажи, а затем в пещеры.

Насколько я мог понять, то это был наш дом, который построили на более ранних раскопках.

Тут надо немного отвлечься и сказать, что после сражения и победы над демонами в этой местности люди поселились не сразу, а где-то спустя триста лет. Затем развитие шло своим чередом примерно лет семьсот или восемьсот.

К сожалению, в доступных мне архивах, да я думаю, что вообще в наших записях, нет ничего о времени до нашего тут поселения. Кстати, было бы интересно узнать, что происходило в нашей семье от момента падения демонов до того, как наши предки стали жить в этом городе. Но, судя по всему, мне это недоступно. А жаль.

Но нужно вернуться к истории.

В одном из дальних уголков этих пещер неизвестные и поймали наследника, но к тому моменту он от стресса уничтожил кристаллы потому, что слишком крепко их сжал. На вопрос о том, как они оказались у него в руке, наследник ответить не мог.

Нападавшие остались ни с чем и сбежали через туннели. Позднее все ходы обыскали и составили карту, чтобы избежать возможного нападения. Кстати говоря, надо бы ее поискать. Ранее меня интересовала лишь информационная составляющая, поэтому я как-то не задумывался, что неплохо бы самому там все обыскать.

После чужаки исчезли словно в воду канули. Ни следа их действий, как будто их и не было никогда.

В этом месте и написана та самая двоякая фраза. Чтобы найти преступников, старшие члены семьи раскинули поисковую сеть. Пытаясь понять эту фразу, я рассматривал разные варианты.

С одной стороны, они могли использовать магию для поиска, но с другой стороны, могли использовать своих людей для сбора слухов и любой другой интересующей информации. Но без подсказок разобрать какой вариант интерпретации верен я так и не смог.

Если кратко говорить о дальнейшем в истории, то напавшие вернулись. Их целью стал наследник. Почему они прятались на протяжении почти десятка лет — загадка.

Позднее выяснилось, что кристаллы при разрушении защитили наследника, пока не подоспела помощь, и содержащаяся в них энергия впиталась и стала частью общей магической силы. Но сейчас неизвестно действовало ли это изменение только на него или передалось по наследству.

Это один из самых ярких примеров. Есть и другие.

В этот момент я вышел из школьного парка и, пройдя ворота, направился к остановке, на которой и стал ждать автобуса.

После Пробуждения я узнал, что у нас множество предприятий, связанных в основном с искусством, а также представители нашей семьи организовывали различные выставки, экспозиции. Это стало для меня сюрпризом.

Кроме этого, мне принадлежал небольшой автопарк, который использовался для выездных мероприятий или для решения вопросов, но я еще не привык им пользоваться. И завтра мне предстоит пообщаться с этими людьми.

Я сел на подъехавший автобус и занял место. Затем вновь погрузился в свои мысли.

При чтении архивов я выделил еще несколько похожих случаев.

Упомянутый мною можно отнести к последним, если их расположить на шкале времени. Самый первый из них приходится на тот момент, когда моя семья жила в этом месте примерно сто или сто пятьдесят лет.

В то время этот город стал разрастаться вширь и постепенно становился столицей. Это было то время, когда люди переосмысливали свою жизнь. Они не забыли прошлое, но и не могли отворачиваться от изгоев других стран, а потому вынуждены были вырабатывать стратегию совместного существования. Тогда наша семья, как и семьи остальных повелителей, еще не взяли на себя права по разбирательству случаев с использованием магии, а потому повсюду царил хаос.

Новички провоцировали постоянных жителей, нападали, грабили, порой убивали. Непонятно, почему. Возможно, считали, что только смогут найти свое место. А может причиной изгнания и было то, что они не могли влиться в свой коллектив и приносили пользы соплеменникам. Неизвестно, как сейчас развиваются и живут в других странах, но, по крайней мере, раньше целью было развитие знаний по своему аспекту: огню, воде, воздуху, пространству, времени и так далее. Во всяком случае, именно так записано в хрониках.

На этот период истории приходится множество стычек, причем членам семьи и демонам в людском обличии приходилось использовать магию, но при этом стараться, чтобы не заметили. Целью было принести крупицы порядка в творящийся в городе хаос и хоть как-то нормализовать ситуацию.

Постепенно семьи договорились с властями и взяли на себя роль судей, но до конца беспорядков предпочитали запечатывать противников. И здесь кроется непонятное. То ли виновников просто запирали физически или же с применением магии, то ли магически блокировали силы. Хотя остались свидетельства того, что не всех постигла оная участь. Некоторые соглашались служить семье на защиту.

Интересно, а почему их потомки не помогли нам тогда? Может, они сейчас занимаются выделенными им направлениями? Что-то я в более поздних хрониках не замечал упоминания о них. Или может просто не обратил внимания?

Было еще много разных случаев, достойных упоминания, но аналогию можно проследить и так. Ясно, что ничего не ясно. Вроде хотел хотя бы крохи информации, но от них только больше вопросов.

В этот момент автобус доехал до моей остановки. Я сошел и взглядом проследил за его удалением. Простояв после этого еще пару минут, я направился через поле к себе домой.

Десять минут спустя я уже входил к себе домой. На кухне меня ждали мои сестры, а вместе с ними Луиза и Фредерик. Я заметил, что как только вошел, к нам сразу спустился Риз. Чего-то удивительного в этом не было, но его вид меня насторожил. Но сразу он ничего не стал говорить, видимо, пока это могло подождать, либо хотел обсудить это в приватной обстановке.

Я решил подождать. Тем временем, Луиза сервировала стол и мы приступили пусть к немного позднему, но все же обеду.

Я оглядел всех. Риз уже пребывал в своем обычном состоянии и о том, что его что-то тревожит не говорил ни один мускул. У Луизы было спокойное, даже немного легкомысленное выражение лица. Фредерик, как всегда, был собран и готов действовать, если в этом возникнет необходимость.

А вот выражение лиц сестер мне не очень понравилось. Слишком они были задумчивы, слишком серьезны и при этом глубоко погружены в себя. Реакция на действия Луизы была запоздалой. Они молча смотрели в свои тарелки и лишь изредка друг на друга.

— Братик, — начала Аи.

— Мы можем поговорить? — закончила, как всегда, Юи.

— Секундочку, — попросил я у них немного времени, на что они немного помедлив кивнули. — Риз, твой разговор много времени займет?

— Уточните, Повелитель, — попросил Риз.

— Как только увидел тебя, то заметил некоторую обеспокоенность, — дал подсказку я.

— А, вы об этом, — понял, видимо, о чем речь. — Я думаю, что пяти минут хватит.

— Отлично, — сказал я. — Тогда поговорим через десять минут после обеда в моем кабинете.

— Хорошо, — кивнули они.

Вся оставшаяся часть обеда прошла в молчании. Потом я с Ризом поднялся на третий этаж и прошел в свой кабинет. Я сел в свое кресло, а Риз — в гостевое.

— Какие-то новости? — спросил я ему.

— Да, — ответил он. — Незадолго до твоего возвращения нас навестил разведчик.

— Наш? — уточнил я.

— Если ты имеешь в виду наш легион, то да. Точнее, я полагаю, что он или она представляли одну из отколовшихся групп. Кто именно, не спрашивай, не знаю, не успел понять, — сразу ответил и замахал руками Риз. — Источник был в бестелесной форме и лишь видел магический след. Возможно, пытались выведать о том, кто я такой. Большая часть в легионе не знает меня лично, но чувствуют нужную связь. Для них я та еще загадка.

— Расскажи, как это произошло, — попросил я.

И в течение пяти минут он мне поведал произошедшее.

Часть 2.

Где-то за час до этого.

Я покинула поляну, оставаясь в смятении. Чтобы скрыть свое состояние, я мгновенно стала невидимой для остальных. Но от самой себя не спрятаться. Как всегда, от меня осталась накидка, поскольку я скрываю вместе с собой только нижнее белье. Демаскировать еще что-то свыше у меня так и не получается, потому и приходится постоянно заимствовать какие-то предметы гардероба у других, как правило, тех, кто оказывается по пути, ну или не в том месте.

Отойдя от поляны на достаточное расстояние, чтобы меня остальные не могли обнаружить, я остановилась, чтобы отдышаться и перевести дыхание. С трудом пыталась осознать, почему бежала. Однако, то, что я бежала, это неоспоримый факт. Чего я боялась и страшилась?

Истинный Владыка заявил о себе. Об этом говорит начавшая проявлять себя клятва. Должны ли мы сопротивляться? Может стоит нам самим прийти к Повелителю?

Пытаясь успокоиться, я несколько раз глубоко вдохнула, а затем медленно пошла в направлении города, но мои мысли… были далеки от текущего задания Карма. Я не хотела идти против Владыки, но и отказать Повелителю не могла. А Карма я именно что считала достойным приказывать мне.

Да, пока мне отдано задание разведать обстановку. Однако, я подумала, что лучше будет заглянуть в дом, где мы раньше жили. Благо, по клятве я ощущала, что Повелитель пока еще не дома. Правда, меня смущало, что в том особняке появилась еще одна точка, при концентрации на которой возникало желание лишь подчиняться. Очень похоже на то же ощущение, которой исходит от Повелителя, но немного слабее.

Я решила выяснить, что это такое и чем оно нам грозит, а потому слегка изменила направление. Здесь в лесу меня некому было увидеть, поэтому я пока не стала скрываться.

Вот и окраина леса. Теперь я решила не рисковать и стала невидимой и бесплотной. Будь на мне что-то сверх того, что на мне сейчас, оно бы упало и стало бы отличной подсказкой для тех, кто отправился бы на мои поиски. Поэтому я всегда ходила на задания практически неглиже, хоть это всегда и раздражало остальных. Но не в моих привычках было оставлять красноречивые следы моего присутствия.

Обычно жертвы не ждали нападения средь бела дня, чем я любила пользоваться. Я предпочитала брать заказы на поиск информации и добычу нужных документов, нежели ликвидацию. В очень редких случаях я бралась и за последние. Мои возможности позволяли преодолевать беспрепятственно почти все существующие защитные системы и уходить безнаказанно.

Максимум, что я позволяла брать с собой, это короткие кинжалы. Правда, в этот раз пришлось взять еще и клинки, так что много сил уходило на то, чтобы их спрятать.

Я перемещалась через поля к особняку. Мое ощущение клятвы напряглось, поскольку Владыка определенно возвращался домой, а потому мне надо было спешить. Я прибавила ходу, но так, чтобы меня не заметили. Я могла скрыться физически, но сильно сомневалась, что могла спрятаться в магическом спектре от того, о котором я хотела разузнать побольше.

Через несколько минут я приблизилась к стенам особняка.

Здесь мне нужно было быть осторожной. Меня не должны засечь. Будь это практически любое другое место, то я бы чуть расслабилась, но даже на иных заданиях могут случиться разные неприятности, поэтому я всегда оставалась начеку.

Моя сила частично связана с магией воздуха и суть моего сокрытия — это слияние с воздушными массами, поэтому при маскировке меня ни на ощупь, ни по запаху, ни по звуку не найти. Меня могут обнаружить только по колебаниям воздуха, если они достаточно чувствительны. При покрытии я также прячу в естественном фоне и свою магическую энергию. Единственное, что может меня сдать, это потеря концентрации.

Но я вспомнила годы тренировок и сосредоточилась на том, что я хотела выяснить. Сейчас не место сомнениям.

Оставаясь в состоянии слияния с воздухом, я медленно поднялась и перемахнув через стену. Со стороны это могло показаться неожиданно появившимся потоком ветра и тут же исчезнувшим. И это, в общем-то, в безветренную погоду. Вот такие моменты и опасны.

Дальше я направилась через парк, от греха подальше огибая деревья и кусты. Меня сопровождал тихий шелест трав.

Приблизившись к дому, я внимательно посмотрела на особняк в магическом поле и ощутила три сигнала поярче и два послабее, которые, тем не менее, постепенно разгорались и становились сильней. Могу предположить, что это госпожи, которые находятся на пороге осознания своей силы. Но они меня меньше интересовали. Среди первых трёх сигналов на первом этаже располагались два. Всего скорей, они принадлежали Луизе и Фредерику. В тот день, когда прошлые Повелители были убиты и никто не мог сказать, кто это сделал, почему и как, Ветреная и Огненный были единственными, кто не отреклись от Клятвы, и старались убедить других не поступать опрометчиво. Десять лет мы считали свое решение верным, но сейчас все изменилось. Клятва вновь обретает силу и теперь остаётся либо сдаться, либо победить.

Но самым ярким являлся неизвестный мне источник. Его присутствие могло спутать нам все карты. Еще меня насторожило то, что находился он на третьем этаже, поскольку простым демонам туда вход практически закрыт. А здесь налицо то, что неизвестный там гуляет свободно. Есть вероятность, что он там украдкой, пока нет Повелителя, но все же мне кажется, что это неспроста. Да и сила неизвестного отсюда ощущается намного лучше. Я даже чуть немного растерялась, поскольку думала, что проворонила приезд Повелителя, однако, тот был ещё в пути, что я сразу же проверила, чтобы увериться. Неизвестный же был невероятно силен, но складывалось ощущение, что и он подчиняется.

Это было невероятно. Я не могла понять, как это возможно. Я слышала краем уха о чем-то небывалом во время Пробуждения Повелителя, но детали мне были неизвестны. И вот сейчас я, похоже, могу узнать все подробнее.

Я пролетела мимо кухни, на которой собрались молодые госпожи и двое сохранивших им верность демонов. Вероятно, они готовились обедать и ждали момента, когда придет Повелитель. Что ж, мне же легче и проще. Лишних взглядов не будет, как и проблем.

Практически мгновенно я миновала второй этаж. Почти всем было запрещено подниматься на третий этаж, чтобы мы не мешали Повелителям. Это правило нарушалось только по веским причинам: доложить о важном госте, передать важное сообщение и так далее. Но лишь требование, но каких-то магических полей здесь никогда не существовало, потому меня на лестнице ничто не задержало.

Вот и третий этаж. Кажется, источник находится в области библиотеки. Теперь нужно быть стократ осторожнее. Отсюда я видела,осторожно библиотека закрыта. Это было проблемой, поскольку я могла с ходу придумать другой способ попасть туда.

Неожиданно неизвестный встал и направился к двери.

Я напряглась, но концентрации не утратила. Он меня заметил? Но как? Я же не ощутима для всех, кроме Повелителей, да и то они должны осознать себя сначала. Из-за этого и молодые госпожи не обратили на меня внимания.

Повелители? Неужели он тоже относится к этой категории? Но как это возможно? А самое главное, что мне делать?!

Эти мысли пронеслись у меня в голове практически за секунду, а неизвестный тем временем уже подошёл к двери, взялся за ручку, нажал и потянул на себя. Вот он вышел.

Его мощь ошеломила меня. Он точно Повелитель и такое ощущение, что я его знаю, хотя и вижу впервые. Об этом надо спросить у Карма. Уж он-то точно должен знать. Он старее всех нас, к тому же его статус — лорд.

Но сейчас у меня другой вопрос: что мне делать?

Неизвестный встал посреди коридора и, смотря прямо в мою сторону, произнес:

— Разведчик, да? Хм. Повелитель будет рад. От оставшихся отступников ожидать меньшего не стоило.

После этого он улыбнулся, чуть сощурив глаза. А меня пробрала такая дрожь, что молния пройди она сквозь покажется лёгкой щекоткой.

Я решилась и резко рванула в его сторону. Я надеялась лишь на то, что он этого не будет ждать от меня и это позволит мне выиграть несколько секунд для побега. Примерно в той точке, где хотела сменить направление и броситься в обратную сторону, я ощутила барьер, который отбросил меня назад. Не знаю, специально он это или у него сработал какой-нибудь пассивный щит. У меня не было времени теряться в догадках. Обдумать все случившееся я смогу позднее.

К счастью, я умудрилась не потерять концентрацию и не открылась врагу. Воспользовавшись инерцией толчка, я максимально ускорилась, спустилась по лестнице и понеслась к выходу.

Вслед мне неслось лишь тихое:

— Придет время…

Что этим хотел сказать неизвестный осталось для меня загадкой. Странно, но он меня преследовал. Но все равно я не сбавляла темпа, пока не покинула территорию особняка и не убралась подальше.

Лишь посчитав, что нахожусь в безопасности, я остановилась и перевела дух. Чтобы быстрее восстановить силы, сбросила невидимость, став вновь существом из плоти и крови.

Спустя несколько минут я глубоко вздохнула и взяла себя в руки.

Тот неизвестный, хоть меня и не видел, но четко знал то, где я нахожусь. Спрашивается откуда? Почему при его силе, он не уходит от Повелителя? Почему он мне кажется знакомым, хотя я его ни разу не видел? И кто, во имя великих сил, он такой!

Я должна во чтобы то ни стало найти ответ.

Часть 3.

На рассказ всего, что было ему известно, Риз потратил почти пять минут.

— Вот и все, — подвел он итог.

Тут в дверь постучали мои сестренки.

— Да, да, Юи, Аи, заходите, — сказал им.

— Но ты же… — начала Юи.

— … занят, — закончила Аи.

— Мы уже как раз заканчиваем, — ответил я им. — Так что проходите и присаживайтесь.

— Хорошо, — кивнули они.

А я тем временем вернулся к разговору с Ризом:

— Самое обидное, что мы не можем предсказать, насколько велика группа возможных нападающих. Ты не можешь сказать о них потому, что легион за время развоплощения успел измениться, а я не могу определить, поскольку никого из них толком не успел узнать, к сожалению. Хотя то, что мы о них знаем, уже говорит сам за себя. Мы можем подготовиться к их появлению, в отличие от того, как это было со Стилом.

— Вынужден с тобой согласиться. Хотелось бы узнать побольше о них, — хмуро произнес Риз.

— Кстати, есть предположения о том, зачем сюда пожаловали? — спросил я у него.

— Могу лишь предположить, что хотели разузнать обо мне, поскольку миновали на первом этаже сидящих на кухне Луизу и Фредерика и уже тем более молодых госпож, — выдал свое предположение Риз.

— Разумно, — хмыкнул я. — Возможно, что кто-то был неподалеку во время Пробуждения и захотел выяснить подробности. Я так понимаю, что в тебе признают Повелителя, но о том, кто ты есть на самом деле, вряд ли догадаются?

— Да, верно, — кивнул Риз. — Меня смогут узнать лишь те, кто жив до сих пор с того времени, а таких мало. Очень мало.

— А Луиза с Фредериком в курсе ситуации? — решил уточнить я.

— Пока еще нет. Я им ничего не говорил, — выдал мне Риз.

— Тогда попробуй у них выяснить, кто может стоять за проникновением и чем нам это грозит. Как только появится что-то новое, то сразу мне сообщи, — приказал я.

— Повинуюсь, — кивнул Риз и решительно вышел из кабинета.

Я же сидел и какое-то время смотрел на кресло, в котором до этого находился Риз.

— Братик… — спросила Юи.

— … мы не вовремя, — как всегда, закончила вторая.

— Да нет, все в порядке, — попытался я улыбнуться.

— Нас не обманешь, — сказали они хором и переглянулись, — по крайней мере, сейчас. Нам стоит чего-то опасаться?

— Интересный вопрос, — произнес я, но, увидев, как лица сестер нахмурились, все продолжил: — Сейчас мы пока еще выясняем. Предположительно, нас навестил разведчик из какой-то отколовшейся группы из наших слуг. И наша задача выяснить, кто с кем и когда. Как будет что-то конкретное, то я вам сообщу.

— Хорошо, — кивнули они мне и, как ни странно, немного успокоились. Настолько верят в меня и в то, что я со всем разберусь? Хотелось бы на это надеяться.

— А сейчас я хотел бы узнать о том, о чем вы собственно со мной хотели поговорить, — решил я все же узнать причину их разговора.

— Помнишь, ты говорил, что при появлении вопросов нам обращаться сразу к тебе, когда мы решили узнать о наших корнях, — спросили они у меня.

— Да, помню, — ободряюще кивнул я им. — Продолжайте.

— Вместе с этим ты, братик, а также Луиза и Фредерик упоминали некое пробуждение, — неуверенно продолжили сестры, затем замолчали, переглянулись и продолжили: — мы хотели узнать, что это такое.

Хороший вопрос они задали. Особенно, в их положении. Я крепко задумался, сложил руки домиком и положил на них голову. Хотелось бы мне не ошибиться, поскольку я не знал толком, что могу им сказать, а что нет.

— Пробуждение — это как бы сказать… с одной стороны, принятие наследия, то есть истории рода, поступков наших предшественников, их мышления и действий, и в тоже время осознание своей силы.

— Это как у тебя с огнем? — спросила Юи.

— Да, — кивнул я.

— Братик, скажи, а ты заранее знал, что владеешь пламенем? — теперь уже задала свой вопрос Аи.

— Нет, не знал, — покачал головой я.

Они немного погрустнели, но все же спросили:

— А есть возможность это выяснить?

— Хм, — задумался я и вспомнил о том иллюзорном пламени, когда я потерял контроль над эмоциями. — Я не совсем уверен, но могу лишь посоветовать понаблюдать над тем, что будет происходить вокруг вас, когда вы рассердитесь или разозлитесь. Хотя, я думаю, если будете улыбаться и излучать позитив, то эти изменения тоже заметите. Главное, чтобы эти эмоции и чувства были достаточно сильными и переполняли вас.

— Нам кажется, что сказанного тобой достаточно, а теперь нужно самим во всем разобраться, — немного помедлив, ответили мне мои сестры.

— Я полагаюсь на тебя, Аи, — сказала Юи.

— А я на тебя, Юи, — вторила ей Аи.

— Не хочется гадать, но, глядя на вас, мне начинает казаться, что и силы ваши взаимосвязаны, — сказал я близняшкам.

— Наверное, — начала Юи.

— Ты прав, — закончила Аи.

— Что ж, время покажет, — улыбнулся я своим сестренкам.

— Ага, — повеселели они и, даже подпрыгнув на месте, ударили ладошкой об ладошку. — Братик, не будем тебе мешать и пойдем разбираться с оставшимися вопросами.

— Если могу я еще чем-то помочь... — начал было я.

— Нет-нет, — закивали они. — Ты уже нам и так помог. Дальше мы сами.

— Как знаете, — с полуулыбкой ответил я.

— Ага, — опять вместе кивнули они и убежали, а я провожал их взглядом, пока они не закрыли за собой дверь моего кабинета.

После того, как я окончательно убедился, что они ушли, смог вздохнуть. Слишком тяжело наблюдать за ними и при этом не иметь возможности им серьезно помочь. Ничего не знать и только догадываться, что с ними происходит, что им нужно, что мне можно им говорить и чего нельзя. Я мог лишь угадать те слова, которые помогут им продвинуться вперед. Только их вопросы давали необходимую подсказку. И оставалось надеяться, что мои ответы дадут то, что они ищут.

Но ничего более я сделать не могу, а предаваться бессмысленным думам у меня времени нет.

Сейчас в течение часа нужно разобрать имеющиеся дела, потом пара часов уйдет на тренировку. Затем нужно найти карту подземелий и проверить их, поскольку я не видел записей, что за триста лет после того, как все изучили, проверяли хоть раз. Так что надо удостовериться, что никаких неприятностей с этого направления ждать не придется, особенно в свете последних событий.

Стоило ожидать, что все демоны десять лет назад ощутили запах долгожданной свободы и просто так с ней не расстанутся. А потому нападения возможны с разных сторон, поэтому необходимо удостовериться в безопасности подступов и в том, что не найдут и не воспользуются лазейками, которые мне неизвестны.

Часть 4.

Примерно десять минут я потратил на то, чтобы заново перебрать все документы и уложить в сознании все по полочкам.

Мне предстояла непростая задача: найти способ уговорить художника выставить свои работы на выставке, посвященной Фестивалю Луны. Для многих такая просьба была бы честью, но этот человек наотрез отказался. Пришлось подчиненным просить меня лично разобраться в этом вопросе.

Самое обидное, что и здесь мне необходимо набирать опыт заново, как будто и не было пятисот лет. Нет, конечно, некоторые подсказки остались, но их опять выцарапать надо из текстов.

Одна надежда на Марию и на то, что в ее присутствии этот художник будет сговорчивее.

Если так подумать, то наши предки не сразу связали свою жизнь с искусством. Они долгое время вместе с остальными разбирали хаос того времени. Лет двести ушло на это.

Потом возник вопрос: а на что жить? Вот и пришлось всем семьям выбирать себе основную сферу деятельности. Кто-то выбрал начавшее в то время развиваться ремесло, позднее ставшее промышленностью, кто-то сделал ставку на музыку и сейчас ищет новые таланты: исполнителей песен или умеющих играть на музыкальных инструментах, — объединяют их в коллективы и устраивают гала концерты. Кстати говоря, один из таких точно перед началом ритуала, когда закончат работу выступления клубов, но ещё не настанет вечер. В общем-то, это время любят сложившиеся и будущие парочки: гуляют по берегу реки, прячутся среди деревьев.

А моя семья в то время выбрала своей стезей искусство. Сюда входит и живопись, различные виды росписи, ваяние фигур из разных материалов. Разумеется, источником дохода служило открытие выставок. При этом мы не забывали о том, благодаря чьим трудам обязаны и платили им соответственно. Из оставшейся части покрывали расходы, а то, что оставалось, то забирали себе. На эти средства мы и жили.

Некоторые мероприятия мы устраивали бесплатно, особенно, в честь серьезных праздников, как, например, Фестивали Луны и Солнца.

Большей частью люди с удовольствием соглашались принять участие в наших мероприятиях. Однако, не всегда все шло гладко. Вот и этот раз стал исключением.

Основной темой выставок, которые мы открываем к фестивалю Луны или Солнца, становится то, что вызывает в детях и взрослых победа предков над вторгшимися бедами. Кто-то при создании своих шедевров опирается на мифы, у кого-то появляются собственные мотивы и темы. И мы собираем лучшие работы.

Но со стороны одного человека мы встретили отказ. В самом отрицании нет ничего необычного. Разное случалось. Этот человек вроде бы и рад был отдать свои картины, но по какой-то причине не мог. по крайней мере, так мне передали.

Подчиняющиеся мне организаторы предложили мне съездить к нему и поговорить с ним лично, полностью разобраться в этой ситуации.

Я не был уверен, что у меня получится, но надежды не терял. Поэтому предпочел попробовать зайти к нему вместе с Марией. Может быть в присутствии девушки он будет сговорчивей.

Собственно, договорились встретиться с Леонардо Изольти, так звали того художника, в выходные. Разговаривая в совете, я вполне осознанно взялся сходить с Марией на концерт. Если быть точнее, то решил совместить поход к художнику и, по сути, свидание на концерте.

Осталось только придумать, каким образом лучше все это обустроить. Приглашу ее однозначно завтра. Машина есть в наличии. Завтра после школы съезжу в магазин и прикуплю подходящий костюм.

Это самое сложное из того, что предстоит мне в ближайшее время. Все остальное чистой воды рутина: несколько докладов да парочка сообщений.

Незаметно за этими размышлениями пришло время тренировки.

Переодевшись и подготовившись, спустился в подземный зал. Подземным его трудно назвать, поскольку он расположен на уровне подвала. Вот те пещеры, которые буду исследовать, вот они точно будут подземными, так как расположены намного глубже.

После того, как я стал лучше владеть пламенем, разминка изменилась. Сначала, конечно, шли все те же физические упражнения: вращение головы, рук, наклоны, приседания, бег на месте, бег вокруг зала. В общем, стандартный комплекс движений для разогрева всех групп мышц. Вот уже второе занятие после физических упражнений я выполняю танец с пламенем, чтобы еще больше слиться с ним и все больше воспринимать его неотъемлемой частью себя.

Фредерик в это время еще не приходил. Он появлялся, как правило, ближе к концу разминки. Были случаи, когда он приходил раньше и ждал, пока я закончу, но никогда не роптал, а наоборот хвалил за прикладываемые усилия.

Первый раз услышав от него такие слова, я сбился и потерял концентрацию. К счастью, ничего страшного не произошло. Тогда я занимался разминкой мышц. Фредерик меня сразу же пожурил, дескать, нужно спокойнее реагировать, а то мало ли, что может случиться. Сила там выйти из-под контроля или еще что-нибудь похуже.

Честно говоря, слыша его слова про высокую отдачу и упорство, я радовался. У меня не было возможности услышать что-то подобное от родителей, поскольку те мертвы. Фредерик с Луизой заменили их, как могли, поэтому их похвала для меня немало стоит. Их положительные слова говорят о том, что я двигаюсь в верном направлении. Может не все делаю так, как должно, но, так или иначе, делаю успехи в своих начинаниях.

Когда Фредерик зашел в зал, я подпрыгнул в воздух, сделал сальто, приземлился на руки и, продолжая движение, ноги занес вверх, затем сделал пару шагов на руках, помогая себе балансировать ногами, вжал руки в пол, оттолкнулся и приземлился на ноги. Увидев Фредерика, не сбился, а продолжил так, словно его тут и не было.

Обратил на него внимание уже только тогда, когда полностью завершил танец.

— Делаете успехи, Владыка, — обратился ко мне Фредерик. — В прошлый раз вы стояли на руках и при моем появлении их чуть не сломали, — усмехнулся он.

— Было дело, — хмыкнул я. — Расту, однако.

— Это похвально, действительно, похвально, — улыбнулся Фредерик. — Владыка, вы делаете просто невероятные успехи. Порой мне кажется, что вы просто вспоминаете давно забытое, нежели изучаете все и тренируетесь.

— Это может быть правдой, — вмешался Кирхст, о котором я стал периодически забывать, так как он сам мало вмешивается. Отвечает только в том случае, когда его спросишь. — Вероятность того, что знания предков отложились на генетическом уровне, достаточно высока.

— Может быть, да, — пожал я плечами. — а может быть и нет. Никто точно не знает. Это могут подсказать другие, однако, я буду выглядеть дураком, если подойду к ним с таким вопросом. Может быть, прямо они этого и не скажут, но подумать могут многое и лишнего повода я не горю желанием давать.

— Ваша правда, Владыка, — склонил голову Фредерик. — Продолжим заниматься?

— Да, — кивнул я.

— Поскольку с контролем пламени вблизи у вас все получается, так что построить на этом какую-никакую атаку на этом сможете, поэтому предлагаю сейчас попробовать управлять огнем на расстоянии. Это может быть полезно для создания щитов или иным способом помешать вражеской атаке, — предложил Фредерик. — А затем, как освоите это, предлагаю перейти к спаррингам, которые помогут вам совместить изученное с прошлыми тренировками с использованием оружия. Я слышал, что, когда Стил атаковал, вы использовали меч?

— Да, было дело, — подтвердил его слова я. — Не уверен, что смогу вновь его вызвать.

— Сможешь, — неожиданно выдал Кирхст.

— Ты уверен? — мысленно спросил я его.

— Да, — кивнул он с такой силой, что проделал сальто, и только после распрямился.

— Но почему ты так уверен? — уточнил я, совсем не разделяя его уверенности.

— Тот клинок часть твоей души, точнее, воплощение души, и утратить его можно, только потеряв всякое желание жить, — продолжил пояснять Кирхст. — Но ты не утратишь это желание, твои сестры не дадут тебе этого сделать, а сейчас могу предположить, что и Мария тебя удержит от необдуманных действий.

— Ты прав, — задумчиво ответил ему я. — Но откуда ты все это знаешь? Ты говоришь все это настолько уверенно и убедительно. Неужели у тебя есть своего рода генетическая память?

— Наверное. — Кирхст пожал плечами. — Не забывай, я часть тебя. Только управляю той частью, которая несмотря на соединение на протяжении поколений, все еще чужда тебе и малоизвестна. Хотя, если бы процесс контролировали твои родители, то возможно наше взаимодействие было бы более гармоничным. — Кирхст вновь пожал плечами. Если перед этим его движение было обычным, то последний раз оно вышло несколько печальным.

— С ангелом общаешься? — спросил меня Фредерик.

— А, да, — кивнул я, вернувшись к реальности.

— И что он сказал? — поинтересовался огненный мечник. — Хотя, может, это и не мое дело.

— Да нет, все в порядке, — махнул я рукой. — В общем, суть в том, что тот клинок я могу вызвать в любой момент.

— Тогда отлично, — воодушевился Фредерик. — Нет, это даже превосходно.

Кажется, я понимаю, чего это он так. Не терпится схлестнутся противником, пусть это даже будет учебный бой, но и этого пока что достаточно.

Здесь вопрос в другом. А хочу ли я сражаться? Прислушался к себе, но однозначного ответа не понял. Получилось что-то вроде, что, если надо, то горы сверну.

Не могу понять, инертность моих сил — это естественное состояние или нет? Или она находится в подавленном состоянии, а потом может взорваться?

— Все в порядке с нашей силой, — опять пояснил Кирхст. — Никакой подавленности и в помине нет. Тут сказывается разнополярность силы и эти половины уравновешивают друг друга. Тут уместно сказать следующее. Сила есть сила. Она и не добро, но и не зло. Она будет тем, кем ты захочешь. Хочешь уничтожай, а хочешь, переплавляя старое, давай рождение чему-то новому.

— Хм, — задумался я. — Это надо осознать.

— Верно, — важно кивнул Кирхст.

Кстати говоря, сейчас впервые за все тренировки ангел разговаривает так много.

— Не зацикливайся на мне, бери знания и иди вперед, — посоветовал Кирхст.

— Ты прав, — кивнул я ему.

— Не хочу мешать, но все же спрошу, — вклинился Фредерик. — Вы закончили обсуждать или мне еще подождать?

— Думаю, что закончили, — с некоторым сомнением ответил я.

— Тогда предлагаю потренировать контроль пламени на расстоянии с помощью формирования огненной стены. Поначалу ее будешь делать прямо у своей ладони, затем постепенно будешь отдалять. Размеры стены тоже создавай по своему усмотрению, — поставил мне задачу Фредерик. — Но действуй постепенно.

На самом деле, я и не собирался спешить. В лучшем случае, у меня ничего не вышло бы. В худшем же случае можно устроить неслабый такой взрыв, чего нам, разумеется, не надо.

Начал с малого. Вытянув руку вперед, выставил указательный палец и перед создал огненный шар. Затем я стал увеличивать в размерах и растягивать, пока не получился квадрат из пламени примерно метр на метр и толщиной с ладонь. Я думал, что мне будет тяжелее удерживать эту форму пламени, но ничего подобного. Я не почувствовал никакой разницы между созданием огненного шара и этой огненной стены. Пытаясь увеличить размер, поначалу получалось, но, когда сторона стала равна примерно полутора метрам, там уже стало тяжелее ее удерживать, а потому перестал увеличивать и вернул исходный размер.

— Стена больше не получается, — прокомментировал я свои потуги.

— Ничего страшного, — отозвался Фредерик. — Со временем получится.

— Он прав, — решил вставить несколько слов и Кирхст. — Чем больше ты будешь создавать новые формы, тем легче будет видоизменять пламя и управлять им. Позднее ты перестанешь задумываться что и как делаешь, а просто станешь получать готовый результат.

— Я тебя понял, учту, — кивнул я своему ангелу.

Теперь я стал стараться отдалить от себя стену. Примерно на полметра отвести от себя довольно легко, а вот дальше начались проблемы. Не сумев больше удерживать пламя, развеял его.

До конца отведенного времени я раз за разом пытался улучшить свой результат. В итоге мне удалось отвести от себя стену где-то на метр, а вот дальше никак. Но я не расстроился, да и Фредерик подтвердил, что для первого раза это очень хороший результат. На этом и закончилась тренировка.

Фредерик еще не успел уйти, а потому я сказал ему собраться всем у меня в кабинете через полчаса. Я надеялся, что мне хватит этого времени.

Несмотря на прикладываемые усилия, не вспотел. Устал — да, но не вспотел. Хотя все равно хотелось принять душ, что, собственно, и проделал, потратив на него минут десять из выделенных мною тридцати минут. За оставшееся время надо найти карту подземелий. Звучит как-то не очень. Такое ощущение, что дом стоит над бездной, из которой может вырваться неизвестно кто. Так-с, что-то у меня разыгралось воображение.

Поиски я решил начать с библиотеки. Обыскал полностью полку с прочитанными мною хрониками, но не нашел и следа карты. Поискал по соседним. Тоже пусто. Странно.

Неожиданно дверь приоткрылась и в библиотеку заглянули сестренки.

— Братик… — начала Юи.

— … ты что-то ищешь? — закончила вопрос Аи.

— Да, — не стал я отрицать очевидного. — А вы почему пришли?

Юи и Аи переглянулись.

— Мы… — неуверенно начали они вместе. — … почувствовали, что тебе нужна помощь.

— Эм… — только и сказал я и замолчал.

— Ты ищешь… — начала Юи.

— ...не там, — закончила Аи.

Я изумленно смотрел на них. Откуда они могли знать, мало того, что я ищу, и уж тем более, где лежит.

— Братик, не удивляйся, — тут они говорили уже хором. — Просто мы чувствуем необходимость твоих действий и того, что мы должны помочь. То, что ты ищешь, связано с более древними тайнами и потому лежит в другом месте.

Я перестал удивляться, даже не обратил внимания, что они сказали все синхронно, а не как обычно, подхватывая друг за другом фразы.

— Помни, братик, о храме не стоит никому не говорить, — закончили свою речь сестры.

Только сейчас я заметил, что их взгляды смотрят куда-то сквозь меня, то есть, на самом деле, они глядят в мою сторону, но при этом мыслями далеко отсюда.

Они подошли к одной из полок, указали и произнесли: “Здесь”, — и ушли.

Я несколько минут чесал голову, пытаясь осознать то, что сейчас произошло. И ни черта не понимал.

Как они узнали? Что ими двигало? Часть их пробуждения отреагировала на мои поиски? Или есть что-то, что нас объединяет?

Погляжу-ка я, что хранится на этой полке.

Что? Посмотрев на документы, которые я раньше в упор не видел, вопросов стало на порядок, а то и два больше. Тут словно в тени настоящей полки появилась еще одна. Но не это меня удивило, а ее содержимое. Здесь были документы, записи и справки, относящиеся ко времени прорыва демонов, призыва защитников и освобождения. Названия и пометки говорили об этом совершенно однозначно, поскольку они были подшиты по темам и собраны в определенные группы.

Так, здесь крохотная папочка о пришествии демонов, немногим побольше о времени, когда местные противостояли вторженцам. Затем следовала небольшая папочка с документами о том времени, когда одержали победу. Дальше шли хронологически расставленные подшивки с листами, повествующие о разных местах, где пытались жить предки. Как оказалось, мои предки пытались жить и с магами воды, огня, земли, воздуха, так и теми, кто изучал пространство и время, точнее, с теми, кто остался жив после вторжения. Но везде так или иначе давали понять, что наши предки лишние. В каждой из них содержались жизнеописания поколения, еще реже двух. Самое большое, что я увидел содержало информацию о пяти поколениях, но и там продержались столько разве что чудом. Насколько могу судить, основной причиной служило то, что они мешают восстановлению разрушенное. Подтекст, судя по всему, был таков, что демоны здесь все разрушили, а наши предки, коли сумели приручить, то должны нести ответственность за своих подопечных, как за и прошлые поступки, так и за возможные будущие. А вот предполагаемые действия демонов строились на прошлых деяниях. К тому же, нужно учитывать, что тогда люди еще помнили страх и ужас того времени, когда произошло вторжение.

Наши предки ничего не стали доказывать, лишь спокойно уходить. Если получилось за 20-30 лет изменить человеческое мнение, то и дальше не факт, что удастся. Таковы были выводы.

Так как у меня было немного времени, то я не изучал их досконально, а только первые и последние страницы, иногда обращал внимание на бумаги с особыми отметками. Местами создавалось впечатление, что будущие поколения не знали о прошлых, поскольку было несколько раз упоминание о том, что предки пытались поселиться в тех местах, откуда их прогнали, но ни слова о том, что это новая попытка.

Все это было безумно интересно, поэтому я не уследил за временем. Пришел в себя, когда меня позвал Фредерик:

— Владыка?

— Да, — несколько заторможено отозвался я.

— Вы просили нас собраться у вас в кабинете через полчаса. Прошло уже более сорока минут, последние из которых я потратил на ваши поиски, — проинформировал он меня.

— Да-да, сейчас буду, — произнес я и вновь вернулся к полке.

Я просмотрел все, что на ней было, но карты так и не нашел. Да и сестренки говорили о каком-то храме, а я ничего подобного тут не видел. Я быстренько стал перебирать все папки и, в конце концов, нашел одну, которую не увидел сразу. Она была совсем тонкой, буквально в пару листов. На одной странице был текст, а вот на нескольких оставшихся были изображены различные ходы. Всего скорей, это и есть так нужная мне карта.

Я сосредоточил внимание я листе с текстом. Там его было немного, на полстранички, да и то крупными буквами.

В этом храме, когда вторглись демоны, молился Первопредок. Он же часть печати от внешнего зла. Его нельзя разрушать и осквернять, иначе зло, что однажды проникло в наш мир, может появиться вновь. Потомки, внимательно следите за ним и не забывайте о его значении.

Вот и все, что было написано. Однако, смысл этих слов пробирал душу насквозь. Теперь понятны стали слова о том, что никто не должен знать о его существовании. Вопрос только в том, имею ли я право сейчас идти туда с демонами? Или я должен буду проверить нужную часть коридоров один? Хотя… Можно будет их отправить проверять остальные, а самому посетить храм! Так, наверное, и сделаю. И, если есть возможные входы за пределами дома, то их нужно завалить, даже, если какой-то из них предполагался запасным выходом.

Вернув все на место и заметив, как потайная полка сливается с настоящей, но при этом для меня остается в поле зрения, я отправился к себе в кабинет.

Часть 5.

Как уже Фредерик мне и говорил, все уже собрались и ждали меня. Риз, Луиза, ну и сам огненный мечник. Сестер я сюда не приглашал, хотя, учитывая, их помощь, то это и их касается. Только я подумал о них, как Луиза сообщила:

— Владыка, ваши сестры крепко спят. Это не похоже на их обычный сон. Всего скорей, результат некой утомленности, хотя я не заметила ничего странного.

— Зато я заметил и думаю, что им это тяжело далось, — ответил я ей.

— Что-то важное? — спросил Риз.

— Не знаю, — тяжело вздохнул я. — И не могу ничего сказать наверняка, поскольку не уверен до конца. Могу только пояснить, что это как-то связано с их Пробуждением.

— Значит, у них тоже все-таки все началось? — уточнила Луиза. — Как я и говорила?

— Да, — кивнул я. — Только вот я не знаю, чего мне ждать. И помощи ждать неоткуда. — Я решительно тряхнул головой. — Ничего, прорвемся. — затем немного помолчав, продолжил: — Я вас собрал здесь по другой причине. Касается она недавнего проникновения. Как мне удалось узнать, то у нас под домом есть довольно разветвленная система пещер. Есть ли из нее выходы и, если есть, то куда ведут, мне неизвестно. Собственно, поскольку удар возможен с этой стороны, то мы должны упредить и прочесать их полностью. Если есть выходы, то завалить. Если выход уже перекрыт, то постараться выяснить, насколько сильно, и можно ли его преодолеть.

В этом момент все переглянулись, а я продолжил:

— Фредерик, когда ты меня нашел, то я как раз искал карту, поскольку знал, что где-то она должна быть. Кстати, Луиза, ты наверное удивишься, но местоположение карты мне подсказали сестры, а вот как узнали они то, что конкретно я ищу, и где оно лежит, мне неизвестно. Ответ на этот вопрос и я бы хотел знать.

Лицо Луизы нахмурилось, словно на ясном небе показались тучи.

— Это в этот момент они потратили силы? — уточнила она.

— Да, — кивнул я. — Что-то не так?

— Не совсем, — произнесла Луиза и отвела взгляд, а затем продолжила: — Интересно, что могло их так вымотать, что я этого не заметила.

— Ты подумала, что это могло быть связано с происшествием десятилетней давности?.. — Я немного замялся, не решаясь продолжить, затем вздохнул и все же сказал: — С тем днем, когда наших родителей нашли мертвыми?

Луиза подняла глаза и внимательно посмотрела на меня:

— Это может быть связано.

Услышав невероятную уверенность в своей правоте в ее голосе, я нахмурился и задумался. Могло ли предупреждение сестер как-то быть связано со смертью родителей? Хотя это не совсем верно. Какую цель преследовал тот неведомый их источник знаний? Чего он на самом деле боялся?

Всего скорей, это еще не пробудившийся полностью ангел, но посчитавший необходимым дать ответ и предупредить, чтобы избежать ненужного внимания. Но как так могло произойти? В чем тогда сила этого ангела? Точнее, их должно быть двое. Значит, они как-то взаимосвязаны?

Черт, ничего не могу понять, но и отринуть просто так слова Луизы тоже не могу. Придется пока принять вероятность того, что ее слова правдивы или являются частью некой правды, которую мне пока не узнать. Есть еще один способ узнать — это пообщаться со своим ангелом.

— Кирхст, есть какие-либо мысли по этому поводу? — мысленно спросил я, при этом не делая никаких телодвижений. — Если это ангел общался с нами, то как это возможно? Насколько я могу судить, то, если он не Пробудился, то и общаться не может ни с кем, тем более, напрямую.

— Хм, — задумчиво выдал Кирхст. — По поводу общения ангела твои мысли верны. Есть одно дикое предположение, но я не уверен.

— Какое? — тут же мысленно спросил я.

— Это напрямую касается их функции, то есть, их прямых обязанностей, — выдал мне Кирхст.

Мне потребовалось какое-то время, чтобы осознать его слова.

— Прямые обязанности? — придя в себя переспросил я.

— Да, — важно кивнул Кирхст. — Наша с тобой это заботиться о Роде, о подчиненных демонах и проблемах, которые возникают в результате взаимодействия всех наших с горожанами. По крайней мере, я так воспринимаю сейчас все происходящее. А вот какую роль будут выполнять твои сестры, мне неведомо. Но раз они связаны с храмом, то дерзну предположить, что они могут быть кем-то вроде жриц-защитниц этого храма. Только это может объяснить их реакцию.

— Ты никогда не рассказывал ни о чем подобном! — заявил я.

— Я лишь сформулировал то, что нами движет, и сделал некоторые выводы, которые, если бы ты сам подумал, тоже получил, — пояснил Кирхст.

— Ты прав, — задумчиво все так же мысленно произнес я.

Я на какое-то погрузился в размышления.

— Владыка? — позвал меня Риз.

— А, да? — вернулся я к реальности.

— Вы пришли к каким-то выводам? — уточнил он.

— К сожалению, нет, — замотал головой я. — Я не могу ни опровергнуть ее слова, ни доказать ее правоту. Пока что остается действовать, исходя из предположения, что сказанное ею может оказаться правдой.

— Понятно, — кивнул Риз, а за ним все остальные.

Я не стал рассказывать всем о словах ангела, поскольку это семейное. Но хоть и верю всем собравшимся, не стоит открыто выкладывать всю имеющуюся информацию. А вот мне стоит задуматься. Эти его слова помогают взглянуть на Пробуждение под другим углом.

Может ли этот процесс начинаться у членов Рода тогда, когда в этом появляется необходимость? По крайней мере, это четко объясняет, почему в одном поколении был один Пробудившийся, а в некоторых случаях количество таких человек доходило аж до пяти. Последнее как раз произошло, когда наши предки поселились тут. Вероятно, установилась своего рода связь моей семьи с храмом и потребовались жрицы и стражи храма. В будущем при прочтении описаний жизни предков надо будет обратить внимание на характер действий каждого, чтобы проверить эту гипотезу.

В свете этих откровений мне интересно, что на самом деле передавали предки наследникам, особенно тем, кто Пробудился. Не только как и в какой форме, но и сама суть информации. Неужели она передача построена так, чтобы всю необходимую информацию находили сами, а предки лишь подсказывали, куда необходимо обратить внимание? И, если все именно так, то насколько сформировался этот принцип? С трудом верится, что на это ушла пара-тройка поколений и уж точно не поверю, что сразу. Но где-то какие-то подсказки должны же были остаться?

Или.. боюсь предположить… что эта информация была специально написана в то время так, что ее можно было безболезненно удалить впоследствии. Например, на отдельных листах. Так сказать, пока закладывались основы, а потом по решению очередного преемника эта информация была либо убрана глубоко-глубоко, либо вовсе сожжена, чтобы, так сказать, даже пепел не оставил никаких подсказок потенциальному врагу.

Думаю, что они предположить не могли такой исход, что семье придется все начинать сначала.

Все собравшиеся смотрели на меня. Я же до сих пор пребывал в своих мыслях. Неожиданно раздался стук в дверь. Я переглянулся со всеми. Нас некому было беспокоить. Стил все еще не особо контактировал с нами. С Юи и Аи он получше общался, но не с нами.

Дверь приоткрылась и к моему удивлению в проеме стояли мои сестры. Неожиданно для всех нас не своими голосами они в унисон выдали:

— Ты ищешь и идешь по верному. Есть лишние, но они лишь охрана. Твой путь верен. Следуй ему. Подсказки найдешь там, где никто, кроме нас быть не должен.

Стоило им только закончить, как они тут же осели. Едва мои сестры замолчали, как я тут же ринулся к ним. Юи подхватил у самого пола, а Аи удалось лишь чуть придержать. Благо, и Риз, и Фредерик, и Луиза не сидели на месте. Мужчины поспешили помочь мне, а Луиза унеслась, куда в дом, вероятно, на кухню.

Я взял Юи на руки, а Риз — Аи. Вместе в сопровождении Фредерика мы отправились в комнату сестер. Зайдя, я и Риз уложили сестер на кровати. Постарались привести их в чувство. С огромным трудом, но у нас все же получилось.

Как раз к этому времени пришла и Луиза. Дальше она им поможет.

— Братик, иди, — еле слышно произнесла Юи.

— Ты должен идти, — вторила ей Аи.

— Защита слабеет. Пока только ты в силах помочь, — произнесли они вместе.

— Я должен быть один? — лишь уточнил я.

— Да, — кивнули они мне.

— А как я пойму, что я должен делать? — спросил я то, что могло мне помочь.

— Тут лишь кровь старшего в поколении может помочь. Мы — Хранительницы, но еще не обрели всей силы. Нам еще рано действовать… — произнесли они вместе. Попытались еще что-то сказать, но, видимо, сил уже не хватало.

— Я вас понял, — кивнул я. — Отдыхайте и набирайтесь сил.

Они в ответ лишь молча кивнули.

— Луиза, справишься? — спросил я.

— С истощением — да, — откликнулась она. — Главное, чтобы ситуация не ухудшилась. Мне кажется, словно что-то выпивает их изнутри.

— Мы связаны. Меж нами устанавливается баланс. Сложность в том, что мы не можем понять природу своей силы, чтобы облегчить процесс, — прокомментировала свое состояние Юи.

— Мы понимаем сейчас только то, что у нас есть способность управлять жизненной силой, но в чем она проявиться и какие грани у нее, то нам неведомо, — это уже продолжила Аи.

А затем уже вместе произнесли:

— Мы не знаем, сколько на это понадобится времени, так что, братик, пока все лежит на твоих плечах.

— Я приложу все свои силы, чтобы сделать то, о чем вы просите, — пообещал я им.

— Враг близится, нельзя дать ему пройти. — Это опять сказала Юи.

— Ты должен сдержать печать. В известном тебе месте ты найдешь подсказку. — А эту часть произнесла Аи.

А затем опять вместе:

— Семь Родов — семь ключей, охраняющих семь замков. Солнце и Луна освещают и даруют силы замкам, но не ключам.

Последняя фраза меня поразила. В ней было так много смысла, что я ушел в свои мысли. Я смотрел на своих сестер, но в тоже время и не видел, хотя мозг продолжал отмечать, что вот они расслабились, их кормит Луиза, чтобы они смогли набраться сил, а затем укладывает спать.

Все это время их фраза не давала мне покоя.

Итак, семь Родов — семь ключей. Всего скорей, они сказали о семьях, которые управляют демонами. Только мы можем быть ключами. Но какова суть ключей? Открывать и закрывать замок. А если замок приоткрыт? Все зависит от его функции. В нашем случае замки не пускают зло, а значит, мы должны следить, чтобы замки не были открыты, в ином случае, закрыть их.

Охраняющие семь замков. Так продолжили мои сестры. Под замком Юи и Аи однозначно имели ввиду храм В нем молился Основатель нашего рода.

Стойте-ка. В результате экспериментов защитная оболочка нашего мира была разорвана. Через это отверстие хлынули демоны.

Семь воззвали к внешним силам. И, хотя те откликнулись и помогли, но, вероятно, смогли устранить только последствия своего вмешательства, но не наших магов. Тв изначальная рана осталась. Может, стала немного меньше, но все же она была. И тогда наши предки, если они об этом знали, должны были направить силы на то, чтобы помочь ране затянуться.

Но, либо они не знали об этом вообще, либо не знали, что делать, а потому мы сейчас имеем то, что мы имеем. Возможен еще и третий вариант: что-то мешало. Что-то вне пределов их понимания. Но на это не нашли ответа, если вообще заметили.

Солнце и Луна — лишь поддержка. Таковы их последние слова. А значит, жрицы Солнца и Луны способны на то, чтобы удержать рану в ее текущем положении. Грубо говоря, они не дают расходится краям еще дальше.

Раньше никто не налаживал с ними контакт. Они был сами по себе. Теперь придется нарушить этот закон, чтобы понять всю взаимосвязь. И начать мне необходимо с сегодняшнего похода в храм.

Но храм не один. Как быть с другими Родами. Они тоже должны знать об этом. Но мне они сказали потому, что сами не в силах справиться. Имею ли я право рассказывать остальным или я должен общаться только с Хранителями? Завтра попробую это непосредственно с советом обсудить.

А пока что…

— Риз, Фредерик, идем ко мне в кабинет, — тихо приказал я.

— Хорошо, — также тихо сказали они и пошли следом за мной.

Мы, стараясь не шуметь и не мешать, выскользнули из комнаты. Вернувшись в кабинет, расселись на прежние места.

Я расстелил на столе, найденную в библиотеке карту. На ней была изображена целая система тоннелей, которые уходили в разных направлениях и неизвестно на какое расстояние. Масштаба у этой карты не было. Как мне понять, в какой части расположен храм, чтобы остальных направить мимо него. Приглядевшись, я неожиданно заметил, что почти все они будто огибают область ровно посередине. Я удивленно заметил, что туда вел небольшой коридор, и то, лишь на секунду, но вся система в моем сознании отразилась словно в объеме. Времени прошло мало, но, к счастью, его более, чем хватило.

Теперь я четко знал, куда направить демонов, а куда идти самому.

— Фредерик, ты изучишь вот эту правую часть системы, а ты, Риз, левую часть. Если закончите раньше, то ждите меня у входа в этому систему. За мной не идите, сам выйду. Эта часть тоннелей внутренняя, так что там должно быть безопасно, — проинформировал и дал указания я.

— Выполним, — сказали они. После этого Риз и Фредерик посмотрели мне прямо в глаза.

— Я должен там быть один, — в ответ на их невысказанный вопрос сообщил я. — На то есть свои причины.

— Сделаем, — кивнули они.

Судя по карте, вход в эту систему тоннелей располагался где-то в районе кладовых на подземном этаже. Туда мы и направились. Кладовых залов было несколько. Пришлось осмотреть практически все, чтобы определить, где конкретно находится вход. Как оказалось, вход был хорошо спрятан и заложен. Мы потратили несколько минут, чтобы разобрать завал. Но оно того стоило. Мы нашли вход.

По лестнице мы спускались осторожно. Когда-то изначально она была сделана добротно. Но со временем она стала рассыпаться. К счастью, она была еще достаточно надежной и выдержала наш вес. Но все равно мы спускались осторожно.

На удивление, спуск оказался недолгим. Прошло где-то минут десять и мы достигли низа. Я огляделся и увидел, как во все стороны уходят тоннели, освещаемые факелами. Высота проходов варьировалась, но все они были более полутора метров, но менее двух. Ширина была такой, что два, а у некоторых и три взрослых человека могли пройти спокойно. Здесь мы и разделились. Риз и Фредерик пошли в стороны от меня. Мой же путь лежал вперед, к храму.

Часть 6.

На протяжении где-то пятидесяти метров тоннель шел прямо, никуда не сворачивая. По всей его длине также горели факелы. Ни копоти, ни дыма от них, да и свет слишком ровный. Такое ощущение, что факелы здесь просто иллюзия. Но тогда закономерный вопрос: откуда свет, если не от них?

Честно говоря, с одной стороны, хотелось подойти поближе и проверить реальны ли факелы, но, с другой стороны, я не хотел своими действиями здесь что-то нарушить.

Достигнув конца коридора, я удивился. Впереди лежала уходящая вниз винтовая лестница. Ее окружала земля, так что можно было не бояться свалиться. Но все равно я осторожно двинулся вперед. Эта лестница, как и та, что привела нас сюда, не внушала доверия. Несмотря на прочность, казалось, что она может прямо подо мной рассыпаться прахом. Поэтому прежде, чем сделать полноценный шаг, я постепенно переносил вес с опорной ноги на другую.

Мой спуск замедлился. Но в тоже время я был вознагражден за дополнительные усилия. Несколько раз стоило только коснуться ступеньки, как она сразу сломалась и фрагменты улетели вниз. Я старался услышать, когда они достигнут дна, но меня по-прежнему окружала тишина. Либо дно очень глубоко, либо что-то тут глушит все звуки. Весь спуск мне освещали все те же факелы, которые не факелы. Один раз моя рука случайно прошла прямо сквозь один из них, не встретив никакого препятствия. Осознав, я даже не стал делать никаких предположений на этот счет.

Где-то примерно на середине спуска я ощутил некое давление. И нет этот эффект оказывали ни стены, ни своды. Мне оставалось предполагать, что это влияние исходящей от храма силы. И чем ниже я спускался, тем сильнее ощущение становилось. Но это меня не остановило. Виток за витком я продолжал спуск.

Может быть, покажется удивительным, но я не мог сказать, сколько прошло времени. Его ощущение тут казалось каким-то странным. Как будто миг и вечность слились воедино.

Спустившись еще ниже, я услышал странный ровный гул и меня настигли некие вибрации. Они не были страшными сами по себе, но представляли угрозу из-за того, что лестница могла обрушиться, а я вместе с ней. Еще несколько витков спустя своды раздались в сторону и мне открылся вид на храм.

Смотря с этой точки на него, столь гордо трудно его назвать. Круг с непонятным рисунком по центру и четырьмя разной степени разрушенности колоннами по краю. Слева и справа от него несколько пьедесталов, на каждом из которых стоит какая-то фигура, но отсюда не понять, какая именно. Чуть в стороне виднеются старинные стеллажи, поделенные на секции, в которых лежали свитки из древнего материала. Часть из них была свернута и аккуратно сложена, часть валялась в развернутом состоянии в беспорядке, словно последние записи спешно складывали здесь, чтобы сохранить, но навести порядок не хватило времени.

Наконец, я достиг последней ступени. Приглядевшись к полу, заметил, что некоторая часть ближе к храму сохранилась в лучшем состоянии, нежели более удаленный участок. Как ни странно, но граница представляла собой более-менее четкую линию. Стоило ее пересечь, как…

— Кто посмел вторгнуться в святое место? — прозвучал словно отовсюду напоминающий гром голос. — Ты хранитель?

— Нет, — достаточно твердо, как мне казалось, ответил я.

— Тогда прочь отсюда, — присоединился к первому голосу второй, который был чуть мягче, но столь же грозный. — Чужакам здесь не место.

Едва затих его голос, как исходящие от храма волны энергии стали очень плотными и почти физическими. С огромным трудом, но я все же устоял на месте.

— Мои сестры сказали, что они не в силах пока прийти сюда, но я, как старший в Роду, имею право, — заявил я.

Мне показалось, что пространство всколыхнулось словно в нерешительности, а атаковавшие меня волны слегка ослабли.

— А твои сестры есмь хранительницы? — с некоторой неуверенностью, но столь же грозно спросил первый голос, почти полностью ослабив колебания и снизив до давления до терпимого минимума.

— Наверное, — ответил я. — По крайней мере, все указывает на это.

— Подойди ближе, дитя, — приказал второй голос. С этого момента, я перестал ощущать что-либо, исходящее от храма. Вероятно, меня признали неведомые голоса и теперь нет необходимости прогонять меня.

Я решил последовать совету. Сначала направился к храму, но потом заметил колебания со стороны статуй и решил направиться к ним. Подойдя ближе, я с удивлением отметил, что контуры фигур на пьедестале колышутся, хотя сам постамент со всем вместе остается на месте.

— Я — дух основателя Рода Кайзекса Десели, — произнесший голос стал намного тише и доносился он от той статуи, что располагалась ближе к храму.

Призрак стал несколько плотнее и, словно по ступеням, сошел на землю. Выглядел он как воин в кольчуге и шлеме. Карего цвета глаза внимательно следили за мной и за всем вокруг. Еще одним его достоинством была густая борода, которая спускалась до середины груди. Интересно, а при жизни она ему мешала? Образ гордого воина завершали прикрепленные на поясе ножны с мечом.

Не успел я прийти в себя, как от следующей статуи также сошел призрак и представился:

— Я — дух того, кто первым среди всех предков вернулся в эти земли и здесь поселился, Милох Десели.

Этот призрак разительно отличался от своего предка. Если дух Кайзекса напоминал больше умудренного жизнью старца, то дух Милоха напоминал молодого юношу в кожаном доспехе. Выражение лица было таким, что он хотел улыбнуться, но из-за своей роли не мог себе позволить подобного. Серые глаза были спокойны, но все равно чувствовалась сила в нем. Да и весь его облик говорил, что сейчас он радушно настроен, но, если разгневать, он станет подобно шторму.

Со стороны лестницы не было видно, но тут, на самом деле, было три пьедестала. Я ожидал, что на третьем тоже стоит мужчина, однако… оттуда элегантно сошла женщина, точнее, призрак женщины.

Даже будучи телесной она была невероятно красива. Невероятно светлые волосы создавали образ искрящихся на росе лучей солнца, которые не обжигали, но согревали и тело, и душу. Ее платье тоже было интересным. Сверху донизу оно представляло собой радугу. Даже в призрачном состоянии казалось, что при жизни женщины ее платье было легким и невесомым, словно сотканным из энергий. Ее поступь казалось легкой и грациозной, словно дуновение ветра, но вместе с тем женщина несла с собой ощущение тепла, уюта и защищенности.

Глядя на нее, я не верил, что такое вообще возможно. Мне хотелось ущипнуть себя, чтобы проверить не сон ли это. Я с трудом верил, что и она, и воины — мои предки. Да, конечно, Пробуждение придает нам сил и немало, но, чтобы достичь таких высот… мне казалось такое невозможным.

— Я первая и, похоже, единственная хранительница этого места за все время его существования, — мягко произнес дух женщины. — При жизни меня звали Телиунелли Десели, хотя чаще просто Тули.

Все призраки неспешно подошли ко мне.

— Как звать тебя, наш потомок? — спросил меня дух Кайзекса.

— Меня зовут Артур Десели, а его Кирхст, — решил я представиться сам, а заодно и ангела.

— Не обижайся на них, Артур, и прости наше неверие, поскольку сюда уже долгие годы никто не спускался, — мягко вмешался дух Тули. — Рады тебя приветствовать.

— Я тоже рад, — вежливо ответил я и слегка кивнул головой в знак уважения к духам предков.

— Итак, скажи, что тебя к нам привело? — спросил дух Милоха.

— Честно говоря, я не уверен, с чего стоит начать, потому как одно связано с другим, а затем следует к третьему и так далее, — задумчиво произнес я. — Потому мне затруднительно что-либо рассказать прямо.

— Ничего страшного, — мягко улыбнулся мен дух Тули. — Начни с того, с чего сам считаешь нужным. Не считай нас врагами. Нас всех, — продолжила говорить Тули, посмотрев на остальных, на что духи мужчин кивнули, — удивило то, что, хоть пришел и потомок, но не понимает зачем и куда пришел. Соответственно, мы не знали, что от тебя ждать.

— Поэтому расскажи нам, что произошло, — обратился ко мне уже дух Кайзекса и положил свою призрачную руку мне на плечо в знак поддержки.

Хотя я не ощутил его прикосновения, но его действия придали мне уверенности. Время на несколько минут словно остановилось. Затем, стараясь не вдаваться слишком уж глубоко в подробности, я рассказал все, что имело значение от момента смерти родителей. По крайней мере, так, как я видел происходящие события.

— Тяжело вам пришлось, — грустно вздохнул дух Телиунелли. — И все же вы молодцы. Не всякие смогли бы справиться в такой ситуации.

— Скорее я рад Луизе и Фредерику, которые не бросили и все это время заботились о нас, — хмыкнул в ответ я, хотя мне по-прежнему было несколько неловко вот так стоять и разговаривать с предками. Может быть, общайся я хотя бы не с родителями, а с живыми бабушками или дедушками, то мне было бы проще. Но в моей ситуации выбирать не приходится, а потому реагирую в разговоре по ситуации.

— Прости, потомок, несмотря на все, что ты рассказал, мы не в силах тебе помочь, — сокрушенно сообщил дух Тули. — Мы привязаны к этому месту и знаем только о том, что необходимо делать здесь.

— Я могу что-то сделать? — поинтересовался я.

— Не знаю, — также сокрушенно, как и дух Тули, покачал головой дух Кайзекса. — Но, раз нет хранителей, то ты, как старший в Роду, имеешь право узнать все то, что мы знаем об этом месте. И начать придется издалека.

— Так, наверное, даже лучше, — сказал я. — Может быть я смогу разрешить для себя, хоть часть загадок, и мне будет в дальнейшем легче. Или, по крайней мере, я узнаю хоть что-то, на что в дальнейшем смогу опереться.

— Здравые рассуждения, — похвалил меня молчавший до этого дух Милоха. — С таким настроем ты далеко пойдешь, — добавил он и улыбнулся. Я кивнул в знак благодарности и признания.

— А теперь послушай, — вновь взял слово дух Кайзекса. — Правда, мне придется начать с того, что ты и так знаешь, иначе никак. В общем-то тоже самое, как и в твоем случае, нельзя начать с середины, не объяснив то, с чего все началось. Хочу отметить, что, разбираясь в корнях, можно понять то, что непонятно тебе сейчас.

— Но не жди от нас всего, — прервала дух Кайзекса дух Тули. — Не все, что мы знаем предназначается старшему в Роду, основные наши знания лишь для таких, как мы, хранителей.

— То есть для моих сестер, когда они будут готовы? — уточнил я.

— Всего скорей, — кивнул дух Тули. — Но раз они тебя отправили, то ситуация не из простых, а значит, будем работать с тем, что есть.

— Ситуация непроста, новый враг пытается прорваться из-за пределов мира, — вклинился в разговор дух Милоха. — Но наша задача лишь хранить знания и помогать новым хранителям, которые придут нам на смену. Но так как до сих пор никто не приходил, то и положение дел с каждой секундой становится все хуже и хуже.

— А как же ритуалы жриц Луны и Солнца? — спросил я.

— Они лишь поддерживают уже существующий барьер, о котором они ровным счётом ничего не знают, но не более того! — пояснил мне дух Туши. — И то это возникшая со временем вынужденная мера. Конкретнее расскажем все по порядку.

— Так что внемли нам потомок. Впитывай, что было, и решай, то сделать надо будет, — это уже сказали они все вместе.

— Итак, наш рассказ начну я, — вновь взял слово дух Кайзекса.

Глава 1.5

История 1.

Наверное, стоит сначала рассказать о мире, каким он был до магической гонки, вторжения демонов и всех последующих событий. Вероятно, даже отношение к вере и связанных с ею вещах отличались.

Регион, в котором мы находимся, всегда был удален от остальных стран. На этой территории занимались, в основном, фермерством. Жили, как правило, простые и дружелюбные люди. Нельзя сказать, что жили мы единой страной, скорее группой племен, но все же было кое-что, что нас всех объединяло. Это вера. Вера в Единого создателя и его посланников — Ангелов, которые защищали наш мир в то время, когда он только родился. Да, они ушли, но мы верили, что еще вернутся.

Остальные страны как таковыми тоже можно назвать с большой натяжкой. Это скорее магических цеха, в которых велась исследовательская деятельность по своему направлению: огонь, вода, земля, воздух, эфир, пространство, время, свет, тьма. Наверное, еще какие-то были.

Хотя, думаю, надо еще кое-что сказать, чтобы прояснить. Не все возникло так, как я описываю.

Когда мир был юн, то все жили, словно в райских кущах. Потом кто-то начал управлять энергией, за ним подхватили остальные. Со временем они выделили свои аспекты и занялись вплотную их изучением. Ну и, как итог, с течением времени мир изменился к тому виду, что мне известен.

Не сказать, что участок земли, на котором люди сохранили заветы создателя, слишком засушлив, но и достаточно плодородным его не назовешь. Поэтому мы не чурались, а принимали тех, кто не нашел себе места среди иных стран. Кстати, насколько могу судить, такое отношение не изменилось и по сей день.

Я не вижу физически, что происходит в мире, но ощутить течение энергии в мире способен.

На протяжении долгих тысячелетий все пребывало в некотором равновесии. Рост, так скажем, элементальных стран прекратился. Наши земли больше не сужались. Те, кто поселился и исследовал свои аспекты, стали с каждым разом проводить все более и более серьезные исследования и ставить более опасные эксперименты.

Несмотря на то, что общения из-за разницы взглядов меж странами не было, все же благодаря новым поселенцам, нам немного было известно о происходящем у них.

К сожалению, мы никак не могли не только их остановить, но даже мало-мальски повлиять. Это время стало известно как эпоха магических экспериментов. Ее венец известен — прорыв демонов. Когда произошло это событие, мне было двадцать лет.

Но об этом позднее.

Я родился в маленькой деревне, в которой было три улицы, хотя и очень длинных. На небольшой площади в центре располагались дом лекаря и дом, в котором на постой останавливались путешественники и торговцы. Одни привозили товары, другие — знания. Среди всех отдельно выделить хочется старцев, хотя редко, но все же были молодые люди, которые специально ходили по таким вот отдаленным местам и обучали нас, детей, да и желающих послушать взрослых. Тогда еще не было специализированных учреждений, вроде школ, которые появились значительно позднее.

Я рос обычным мальчишкой. Иногда дрался, иногда получал и сам, когда пытался отстоять свои убеждения. Но это были детские забавы и баловство. Тогда еще ничего серьезного.

С четырех лет меня начали учить грамоте. В пять в меру сил я начал помогать родителям по хозяйству. В семь лет мне начали преподавать уроки владения мечом для самозащиты, позднее владению луком и охоте. Правда, за все детство и юность мне обнажить его так и не пришлось.

За спокойствие и благодать мы благодарили Творца за то, что создал наш мир, и его духов-помощников за то, что его сохранили и сберегли. По поверьям они продолжали хранить, хотя их никто и не видел. По преданиям темным силам не угодно было существование нашего мира, а потому его пытались уничтожить. Когда не было среди людей достойных, духи защитили мир. Позднее эту честь приняли наши соплеменники.

В истории известно семь орденов, что охраняли ключи от Колыбели Творца. В последнем крупном противостоянии Создатель закрыл Колыбель навсегда и ушел, вероятно, закрыв доступ к нашему мир, позволив нам развиваться самостоятельно.

Думается мне, если бы не эксперименты с нашей стороны, то ничего не произошло бы. Но, что есть, то есть, и этого не изменить.

В шестнадцать лет к нам пришел один из старцев, который рассказывал о мире и разных землях. Увлеченный его повествованием, я загорелся идеей постранствовать. Нехотя, но родители мне все же разрешили.

Собрав припасов в дорогу, я начал свой путь. Старца, кстати, звали Даромысл. В дороге он рассказывал о светилах и звездах, о веществах и их превращениях. Периодически я охотился на зверя, чтобы в путешествии обеспечить нас мясом. С некоторых снимали шкуры и меняли в городах на нужные нам товары.

Редко, но на пути вставали разбойники, и в такие моменты я вспоминал, чему меня учил отец. Иногда с трудом, иногда прямо по краю, но все же отбивались. Смешно, но было несколько случаев, что стоило только достать меч, как все нападающие разбежались, как крысы.

В пути я смотрел, как живут другие люди. Во время остановок в деревнях и селах помогали жителям. Где-то я брал пример с Даромысла и учил детей, где-то наоборот сам учился.

Так в путешествии прошло почти три года. За это время я окреп физически, многое узнал.

Неожиданно стали поступать тревожные вести и с каждым разом они становились все страшнее и страшнее. В них говорилось о неведомых созданиях, которые неожиданно напали и убивают всех подряд. Это мы уже позднее узнали, что не всех, а кого-то пленяли и заставляли на себя трудится, а может еще для каких-то целей. А пока мы знали, что твари несут с собой лишь смерть и разрушения. А еще сообщалось, что человеческих сил мало, чтобы остановить вторгшихся.

В то время я странствовал уже один. Даромысл ушел к своим то ли в храм, то ли еще куда, в общем, в то место, где такие, как он, собирают отовсюду информацию, обобщают и записывают для тех, кто придет им на смену, а также для будущих поколений, чтобы труды их не оказались напрасны.

Где-то за пару месяцев до финального противостояния я оказался в деревеньке, которая находилась примерно в трех километрах к югу от нашего текущего местоположения. Там я встретился с Кером Линмотом и Салерой Ватерлих. Кстати, стоит отметить, что у последней наследие стало передаваться по женской линии, женщины сами находят себе спутников жизни и они же сохраняют фамилию Основательницы рода. Как впоследствии оказалось, наша встреча стала судьбоносной, хотя тогда я этого не осознал до самого конца.

В тот день я проснулся рано и отправился на рынок. Еда меня не интересовала, поэтому я прошел мимо торговцев, продававших рыбу, пряности, мясо, фрукты, овощи. На другой половине рынка люди предлагали гостям сувениры и различные подделки. Но и это меня не интересовало. Самым важным на тот момент я считал найти буквально нескольких человек, которые вроде как продавали находки, которым, как минимум, пара-тройка сотен лет, если не больше. По крайней мере, такие ходили слухи. И я пришел, чтобы их проверить: купить, если все правда, и отступить в противном случае.

Только я собирался свернуть на новый торговый ряд, как услышал звонкий девичий голос, который с легкостью перекрыл гомон толпы. На мгновение все словно замерли. Затем многие, как и я, неосознанно стали крутить и вертеть головами, чтобы найти обладательницу, а часть вернулась к своим делам. Я тогда тоже сильно удивился, а потому решил сходить и посмотреть, кто это там.

К счастью, мне удалось примерно понять направление. Больше ориентируясь на ощущения, я продирался сквозь толпу. Не всем, разумеется, нравилось, когда их толкали, потому и меня пытались остановить, но быстро успокоились, поскольку я не первый и не последний, кто проходил точно также.

Спустя какое-то время я вышел к палатке, в которой торговали всяким хламом. Девица яростно спорила, доказывая, что цену невероятно завысили. Торговец же был уверен в себе и продолжал доказывать, что цена справедлива.

Девушка была стройна, одета в алое платье, поверх которого накинула плащ. Капюшон плаща она надела на голову, не давая хорошенько рассмотреть черты ее лица, и во время спора придерживала его, чтобы не слетел.

— Будь по-твоему, согласна, — произнесла, в конце концов, девушка и отдала требуемую торговцем сумму за некий медальон с красным камнем по центру и довольно интересной оправой.

Только она убрала покупку в карман плаща, как к ней подошел молодой человек. Они вместе отошли в сторону. Затем спутник не смог сдержаться и спросил:

— Нашла?

— Да, — ответила девушка, — только этот скупердяй не захотел скинуть цену.То ли сообщили ему, то ли чего, но не в жизнь не поверю, что знает о них правду.

Молодой человек был красив и хорош собою. Со стороны они казались парочкой. Возможно, они искусно изображали это, чтобы избежать подозрений. По крайней мере, такие мысли у меня были тогда.

Заинтригованный, я направился за ними. Шли мы по рынку долго, то по кругу, то словно к какой-то цели. И все это время поведение странной парочки вызывало новые вопросы. Я не успел заметить, как мы вышли с рынка и зашли на пустырь.

— Ты еще долго будешь за нами следовать? — раздраженно спросил молодой человек.

— А? Что? За нами следят? — шокированно произнесла девушка и закрутила головой, смотря по сторонам, на что парень лишь горестно вздохнул.

Я не стал прятаться и вышел им навстречу с разведенными в сторону руками, как бы говоря, что у меня плохих мыслей. Они чуть расслабились, но все равно продолжали смотреть настороженно.

— Почему ты за нами шел? Что тебе от нас надо? — продолжил спрашивать парень.

Теперь, когда он спросил, я и сам задумался, а почему, собственно, следовал за ними, как завороженный. Сначала меня удивило то, что голос девушки раздался на всю площадь. Даже среди тех, кого я видел, тоже услышали, но сразу же словно забыли о ней. Лишь мне среди всех приспичило не только найти ее, но и как будто что-то вело следом за ней.

— Не знаю, — задумчиво ответил я и почесал затылок.

— Что ты несешь? — воинственно воскликнула девушка. — Как ты можешь идти за нами и не знать?

Я пожал плечами.

— Мне интересно другое, как могло получится, что твой голос слышали все, кому не лень? — решил задать я встречный вопрос.

— Это ты сейчас о чем? — хмуро спросил парень.

Я описал им все произошедшее.

— Весьма странно, — теперь уже задумчиво произнес парень. Тогда позволь представиться. Меня зовут Скерх Линмот.

— Салера Ватерлих, — буркнула девушка.

— Кайзекс Десели, — представился и я.

И словно только это и нужно было, как и кармана плаща девушки вылетел тот самый медальон и спокойно лег мне в руку. Когда я на него посмотрел, то по периметру красного камню словно пробежал блик. Я изумленно смотрел на медальон и не мог вымолвить и слова.

— Неужели? — ахнула Салера и ладошками прикрыла рот, будто боясь произнести то, что крутилось у нее на языке. Затем они переглянулись и кивнули друг другу.

— Выбора нет. Тебе надо пойти с нами. Здесь не место для таких разговоров, — сообщил мне керх итог их безмолвного разговора.

— Я понимаю, — сказал я и кивнул.

— Вряд ли, — фыркнула девушка.

— Знаешь, где находится таверна “Клык волка”? — спросил у меня парень.

— Да, — снова кивнул я.

— Приходи туда к семи вечера. Сядешь у дальнего столика, мы спустимся и найдем тебя, — сказал мне Скерх.

— Хорошо, — неуверенно сказал я.

— Не бойся, хоть происходящее и пугает тебя, но наша встреча не случайна. Поверь, — ободряюще сказал парень, а девушка робко улыбнулась и практически прошептала:

— Приходи. Будем ждать.

Они повернулись и хотели было уйти, как я крикнул:

— Погодите, а как же медальон? Он же ваш.

Парень не обернулся, но замедлил шаг. Девушка же повернула голову и с улыбкой загадочно сообщила:

— Он никогда не был нашим. Они сами ищут себе хозяев. Они — символ веры древних. Храни его как зеницу ока.

— Но вы же потратились на его покупку! — ошарашено выдал я.

— Ты, как и мы, заплатим свою цену, рано или поздно, — это уже высказался парень, развернулся и ускорил шаг, а я понял, что сейчас большего из них не выжать и отступил.

Я еще раз посмотрел на медальон. Свет продолжал игриво играть на гранях камня. Мне сказали бережно его хранить, тем я и занялся, аккуратно убрав медальон в карман штанов.

Это сейчас я выгляжу, как воин, а тогда я одевался, как и ты Артур. На мне тогда были рубаха да штаны.

Во время нашего разговора солнце уже прошло свою высшую точку и пошло дальше, но до заката было еще далеко. Я стоял и думал. Мне казалось, что этот разговор и есть то, ради чего я на самом деле ходил на рынок.

Постояв еще какое-то время, пытаясь привести мысли в порядок, я отправился в комнату, которую снимал в трактире, располагавшемся в другой части деревни.

Мне нужно было отдохнуть. Тем более, мне казалось, что вечерний разговор кардинально изменит мою жизнь.

* * *

В итоге получилось, что я едва не проспал нужное время. Вскочив, увидел, как солнце уже начинает заходить за горизонт. Я тогда с удивлением попытался понять, как такое возможно. До этого не припомню, чтобы хоть раз происходило что-то подобное. Если уж я о чем-то договаривался, так выполнял все условия, в том числе и приходил вовремя. Но времени осмыслить происходящее не было, нужно было бежать.

Схватив все, что могло понадобится, я из трактира вышел спокойным шагом, а вот уже за дверями ускорился, ведь до таверны “Клык волка” мне добираться через полдеревни. Прежде, чем войти внутрь, я постоял и отдышался. Едва переступил порог, как мне по ушам ударил гомон толпы. Весь зал таверны был забит людьми до отказа. Справа от меня веселая компания находилась в таком состоянии, что каждый готов вскочить и начать доказывать свою правоту посредством кулаков. Чуть дальше молодые люди пытались подкатить к девушкам. Слева ближе ко входу вроде бы все было, как ни странно, тихо-мирно. Проведя взглядом чуть дальше, я заметил Скерха и Салеру. Они сидели и едва слышно о чем-то разговаривали.

Подойдя поближе, мне удалось расслышать часть разговора.

— Думаешь, что он придет? — спросил Скерх.

— Уверена, — с некоторым вызовом хмыкнула в ответ девушка. — Вспомни себя.

— Да, точно, — пробормотал парень и потер рукой подбородок, а затем он, наконец, заметил меня: — О, а вот и ты. Долго же тебя ждать пришлось.

— Не дольше, чем тебя, — хмыкнула вновь девушка и, посмотрев на меня, обворожительно улыбнулась. — Я рада, что ты пришел и, скажем так, относительно быстро.

— А мог не прийти? — удивленно спросил я, присаживаясь.

— К сожалению, увы, мог. — Девушка прикрыла глаза и ее лицо словно потемнело. — Дело не в том, что у тебя пропал интерес, такое вряд ли бы произошло. Причина в другом.

Я подался вперед и спросил:

— В чем же?

— Прости, не здесь, — с сожалением произнесла она. — Сначала тебе нужно поесть, а потом поднимемся в наши комнаты и уже там обстоятельно поговорим. Мы взяли на себя смелость и сделали заказ заранее.

— К чему все это? — ошарашенно спросил я.

— Поймешь, — сказала Салера и замолчала.

По ее виду я осознал, что она больше ничего не скажет. Мне пришлось на время приструнить любопытство. С огромным трудом, но все же получилось. К счастью, как раз принесли заказ Скерха и Салеры, и мне удалось переключить внимание на еду.

Вид поджарой корочки и стекающего масла разбудил невероятный аппетит. Казалось, что я не ел, как минимум, неделю и принесенного поросенка мне одному будет мало. К моему удивлению, это было не все. Вдобавок к поросенку принесли тарелки с тушеным рагу, рисом с подливкой, кружки, кажется, с соком.

— Алкоголь сейчас может повредить, — прокомментировала выбор напитка Салера. — Твой организм итак возбужден, пиво и любой более крепкий напиток может ухудшить состояние.

— Хм, не понимаю, но поверю, — пробормотал я и приступил к трапезе.

Никогда не считал себя обжорой и уж тем более никогда не съел бы столько, но даже средних размеров поросенок был съеден невероятно быстро, при том, что Скерх и Салера съели от него совсем мало. Только прикончив все остальное, я, наконец, ощутил насыщение. Да и то, казалось, что можно было съесть еще тарелочку чего-нибудь вкусненького.

Увидев, мое замешательство, уже Скерх прокомментировал:

— Поверь не стоит.

У меня хватило сил только кивнуть. Я откинулся на спинку стула и вздохнул. Мой живот был набит настолько, что мне казалось, что не встану.

— Фух, наелся, — выдохнул я.

— Это ты еще съел меньше, чем тогда Скерх, — смеясь, сказала Салера.

— Не напоминай, — буркнул он.

Салера заливисто рассмеялась, а Скерх взглядом метал молнии.

— Хорошо, хорошо, — сдалась девушка и замахала руками, а потом сделала жест, словно зашивает рот.

Я попытался встать из-за стола, но у меня ничего не вышло.

— Не спеши, — резковато осадила меня Салера. — Прости, — тут же она извинилась. — Посиди спокойно. Ты сейчас съел столь много, чтобы восполнить потраченную энергию, и организму надо со всем справиться.

— То есть ты предлагаешь мне прямо тут поспать? — сердито спросил я.

— Нет, конечно же, нет, — замотала головой девушка. — Я совсем не это имела ввиду. Просто нужно минут десять-пятнадцать посидеть. А уже потом мы сможем пойти к нам наверх.

Не знаю, почему, но я поверил ее словам. И впрямь спустя некоторое время ощущение тяжести стало отступать, а потом и вовсе исчезло.

Салера либо точно отмеряла время, либо в выражении моего лица что-то есть подсказало, но в этот момент она спросила:

— Уже можешь идти?

— Ага, — кивнул я.

Мы встали из-за стола и пошли на второй этаж. Насколько успел понять, то комнаты у них были смежные, поскольку девушка на пару минут заскочила к себе, а я с Скерхом зашел в соседнюю дверь. Помещение было небольшим. У окна стояла кровать да еще столик с парой стульев. Вот и все убранство.

Через несколько минут в комнату вошла и Салера, принеся с собой еще стул.

— Так мы сможем спокойно поговорить и не отвлекаться, — прокомментировала она, присаживаясь на стол. — Так как разговор предстоит долгий.

— Тебе виднее, — отозвался я и пожал плечами.

— Хм, с чего бы лучше начать-то? — сама у себя спросила Салера. — Хм, пожалуй с этого и начну. Скажи, ты ведь слышал слухи о том, что в наш мир прорвались ужасные чудовища и убивают всех подряд?

— Слышал, — сглотнул я, еще до конца не осознавая то, что она хочет сказать.

— С горечью хочу сказать, что все это правда. Может не все, но большая часть. И у людей нет сил, чтобы их остановить. А магов они практически сразу всех убили. те не успели даже среагировать. Собственно, о вторжении мы и узнали лишь благодаря тем, кто успел послать магических вестников. Но я с подругой нашла способ их остановить. Мы потратили на поиски много времени и большей частью нам словно везло, как будто сам мир пытался нам помочь. Тут я до конца не уверена, — пробормотала последние слова Салера и замолчала.

— Так что за способ? — не удержавшись, спросил я, а Кер в этот момент усмехнулся. Вероятно, что вспомнил свою реакцию на ее слова.

— Для этого я должна рассказать легенду, подтверждение которой мы искали больше всего. Согласно источникам, Создатель нашего мира долгое время охранял свое детище и вход в некую Колыбель лично. Со временем, видимо, устал он передал эту обязанность людям вместе с ключами. Избранные основали Ордена и стали жить обособленно. Однако, в то время существовало поверье, что Творец остался жить среди людей. Почему, сие неведомо. Примерно тысячу лет назад некие темные силы напали. Люди из Орденов не справлялись и он вернулся, чтобы помочь. С трудом они отбили те силы. В итоге, Создатель запечатал навсегда Колыбель и ушел неведомо куда, покинув свой мир навсегда. Но история тут не заканчивается. Хоть ключи от Колыбели и стали бесполезны, все же они сохранили частичку божественной силы. Я с подругой верю, что с помощью их мы можем обратиться за помощью к Создателю и попросить его о помощи, — закончила свой рассказ Салера.

— История хороша, но при чем тут медальоны? — задал я главный вопрос.

— Точно, а я об этом и не сказала, — хлопнула себя по лбу девушка. — Предположительно, эти медальоны — это то, что осталось от тех ключей, и в тоже время самая важная их часть. Я с подругой думаю, что они выбирают себе подходящих людей сами. Именно поэтому ты обратил внимание на мою перепалку, хотя остальные тут же забыли. С Скерхом произошло нечто подобное, но рассказывать или нет, это ему уже решать, — сообщила теперь уже все Салера.

— Поэтому ты и не стала его у меня забирать? — спросил я.

— Ага, — кивнула девушка.

— А что тогда за странная сонливость и сильный голод? — стал дальше интересоваться я.

— Это… что-то вроде настройки и синхронизации. Со стороны человека уходит огромное количество энергии, которое он восполняет едой. Собственно, из-за этого алкоголь и вреден, что может отрицательно сказаться на процессе, — ответила мне девушка.

Кер же все это время молчал, отдавая инициативу разговора Салере.

— А у вас тоже есть такие? — обратился я к обоим.

— Ага, — кивнули они и показали свои медальоны. Внешне они были одинаковы, отличались лишь цветом камней. У Скерха он был коричневый, а у Салеры — цвета морской волны.

— Завтра в полдень здесь мы встретимся с моей подругой. Она приведет еще троих и тогда все будут в сборе, — добавила девушка.

— Ты мне об этом не говорила, — проворчал Скерх.

— Тогда рано было об этом сообщать, так как еще не всех нашли. А сегодня она прислала мне весточку, — уведомила она парня.

— А дальше что? — спросил я.

— Пойдем в небольшую деревушку к северу отсюда, — пожала плечами Салера.

— Постой-ка, а далеко она отсюда? — сомневаясь в своих предположениях, решил уточнить я.

— Примерно три километра, — выдала Салера.

— Эм, — неуверенно промычал я.

— Что-то случилось? — Они оба уставились на меня.

— Если я тебя правильно понял, то мы пойдем в мою родную деревню.

Теперь уже Скерх и Салера переглянулись.

— Неожиданно, — только и произнесла девушка.

— А что там будем делать? — решил разузнать, пока Салера охотно отвечала на вопросы.

— Будем искать остатки от тех Орденов. Для каждого обладателя медальона он свой и где точно расположен мне неизвестно. Может подруга успела хоть что-то разузнать. Ей ведь больше повезло, — опять пожала плечами девушка. — И, предвосхищая ваши вопросы, сообщу, что больше я ничего не знаю. Так что хватит терроризировать бедную девушку. И, вообще, я уже хочу спать. Устала.

На этом я попрощался с ними. И, когда собрался было уходить, Салера меня остановила и сообщила:

— Завтра собираемся здесь же в полдень.

— Ага, — кивнул я и ушел к себе в свой номер в трактире.

* * *

На следующее утро я проснулся рано и полным сил. Вчерашняя разбитость ушла, словно и не было ничего неординарного. Внезапно в кармане я ощутил жжение. Засунув руку, я нащупал нагревшийся медальон. Когда достал его и поднес к глазам, то моему удивлению не было предела. Если раньше камень был тусклым, то сейчас он словно пылал, став ослепляюще ярко-красным. Что же это могло означать? Салера ни о чем подобном не говорила.

Я продолжал лежать и размышлять. Особенно красноречиво было то, что камни Скерха и Салеры светились, но едва заметно, а пробыли они у них намного дольше, нежели у меня. Решив отложить задачку на потом, я убрал медальон в карман. Он продолжал обжигать, хотя ощущения были терпимыми.

Что делать и чем себя занять до обеда я не знал. Решил все же развеяться и погулять по городу. Увидел, как ссорятся муж с женой, или детишки играют на улице, и подумал, что во всем этом нет и намека на опасность, как будто ничего не происходит в мире или же… до сюда слухи просто не дошли. Это я путешествовал в разные места, разве что у магов не бывал в гостях, да и они не пустили бы на порог. И поэтому знаю о надвигающейся угрозе.

А здесь и сейчас у людей обычная жизнь. Увидев спокойствие жителей, с горечью я осознавал, что предложенное Салерой единственный возможный вариант.

Гуляя по городу я и не заметил, как время подошло к обеду. Осознав, я поспешил к месту встречи. Перед входом в таверну “Клык волка” было многолюдно. Приглядевшись повнимательнее, я нашел Скерха и подошел к нему.

— Что это за толпа? — спросил я у него.

— Сам не знаю, — огрызнулся он, не оглядываясь, потом замер и все же обернулся. — Прости, не сразу понял, что это ты.

— Ничего, — принял я его извинения. — А где Салера?

— Сам не могу найти в толпе, — раздраженно ответил он.

— А что хоть случилось? — решил полюбопытствовать.

— Подруга Салеры случилась, — буркнул Скерх. — Как только появилась, так всех выгнала. Салера пыталась что-то сказать обо мне, но все без толку. Вот с этого момента стою и жду, когда все образуется.

— Хм, тогда я постою с тобой. Пусть Салера разбирается со своей подругой сама. Это лучше, чем встревать в чужие разборки, — решил я.

Минут через пять мы увидели подирающуюся сквозь толпу девушку.

— Скерх, Скерх, где ты? — кричала при этом она. — Да где тебя носит? — Наконец, она заметила нас и, немного успокоившись, произнесла: — О, Кайзекс, ты уже тут. Пошли все вместе.

Я хотел было спросить: “А стоит?” как она потащила нас, не обращая внимания на толпу. Салера шла напролом, нам же не оставалось иного выбора, как следовать за ней. Наконец, мы вошли в таверну и увидели стоящую посреди девушку. Это была светловолосая девушка с красными глазами, одетая длинное до самого пола платье небесно-голубого цвета.

— Знакомьтесь, это Филия Мазеркот, — представила незнакомку Салера.

— Это оставшиеся? — грубовато произнесла девушка, сверля меня и Скерха взглядом. Возникло такое ощущение, что всю необходимую работу проделала именно она, а не Салера. Хотя госпожа Ватерлих утверждала иное. Но, повторюсь, пусть сами меж собой разбираются.

— Да, — ответила ей Салера. — И будь помягче, тем более, что мне, похоже, удалось отыскать лидера.

— Лидера? — все тем же тоном переспросила Филия.

— Именно, — хмыкнула Салера. — Кайзекс жил в той деревне, куда мы идем. И мне кажется подобное неспроста.

— Хм, — на миг примолкла Филия, словно задумалась. — Бред. Он не может быть Лидером. Он ничего ровным счетом не сделал.

— Ничего, — согласилась Салера. — Лишь распространял крупицы мира и знаний по свету, — сразу возразила она, не дав подруге возможности вставить и слово.

Несмотря на миловидную внешность Филии, от нее веяло некой жутью. Честно говоря, мне и самому хотелось держаться подальше от Филии. Но у меня не было выбора, как думаю и у тех,, кто стоял снаружи. Я не мог уйти потому, что был связан с ними, хотя и сам до конца не понимал чем. А вот постояльцы хотели попасть внутрь, чтобы пройти в свои комнаты, и словно что-то не давало им зайти за порог. Или, возможно, Филия сделала что-то, что даже у самых отчаянных не было желания показываться ей на глаза. Но у меня не было желания проверять свою версию.

— Это вот этот что ли? — неожиданно спросил Филия и указала на меня.

— Ага, — изумившись, выдала Салера. — Как ты угадала?

Филия проигнорировала вопрос, а затем, словно придя к какому-то решению, заявила:

— Выдвигаемся в путь.

— Мне надо вещи забрать, — решил я все же сказать хоть слово.

— Нам тебя еще и ждать придется? — гневно сощурившись, уже откровенно грубо спросила она.

— Можете идти, — хмыкнул я. — Никто из нас тебе ничем не обязан.

— Что ты сказал? Тебе судьба мира безразлична? Я тут значит с ног сбиваюсь, стараюсь, а он видите ли не хочет, — гневно прошипела девушка.

Как ни странно, мною владело странное спокойствие да такое, что мне были безразличны ее слова.

— Насколько я знаю, большую часть проделала Салера, а не ты, так что и что-то против высказывать ей, — неожиданно высказался я.

— Да что ты понимаешь?! — гневно прокричала Филия, а глаза ее метали молнии. Я с удивлением обнаружил, что все словно сжались от ее голоса. Как позднее оказалось, меня согревал и придавал мне сил медальон. Тогда я этого не понял.

— Хватит, — вмешалась в нашу перепалку Салера. — Филия, угомонись, — жестко припечатала девушка. Госпожа Мазеркот словно утратила весь запал и замолкла. — Выходим через час и встречаемся у ворот. Кайзексу этого времени хватит, чтобы сгонять к себе, забрать вещи и подойти к месту встречи.

— Согласно, — кивнул я и, не теряя времени, ушел.

На сборы мне много времени не понадобилось, а потому к назначенному времени я уже находился у ворот и ждал остальных. Салера вместе со своей подругой, Скерхом и другими, с кем мне пока так и не удалось познакомиться, подошли лишь десять минут.

— Долго вы, — встретил я их.

— И не говори, — проворчала Салера.

Скерх же дал сигнал, что лучше помолчать, а он сам потом расскажет. Первой моей реакцией было удивление, однако, затем я вспомнил разговор в таверне и пришел к некоторым невеселым мыслям. Лес, отделяющий две деревни, мы прошли спокойно. Несколько раз Филия, конечно, порывалась выяснить отношения, но ее вовремя останавливали.

Где-то на полпути сделали остановку. Там-то мне Скерх и поведал, что Филия, начиная с порога таверны и заканчивая подходом к воротам города, вела себя как злобная, завистливая стерва. Оставалось только строить предположения, как Салера с ней дружила. Но тут и я, и Скерх только и могли, что разводить руками, поскольку в своих отношениях только девушки могли сказать что-то конкретное.

Но долго ли, коротко ли, все же мы добрались до моей деревни. Родные места и знакомые, и незнакомые в то же время. Что-то осталось прежним, а что-то неуловимо поменялось. Сердце мое тогда сжалось и пропустило пару ударов. Я еще какое-то время не мог поверить, что вновь вернулся домой.

Потом где-то на фоне других мыслей сквозила другая, что все так и должно быть. Мне не стоило уходить, а ждать, но мои спутники могли мимо пройти и не зайти сюда и мы бы не встретились. Хотя, стоп, в поисках орденов они бы все равно пришли сюда, но был бы готов ли я к этой встрече?! Благодаря путешествию я узнал многое, расширил свой кругозор, стал более открытым. Именно это мне помогает спокойно принимать мощь, заключенную в медальоне и с ней взаимодействовать.

Честно говоря, тогда я еще в полной мере не осознавал этого.

Справившись с впечатлениями от возвращения, я отправился искать родных и близких, нисколько не заботясь о том, что обо мне подумают остальные из нашей группы. Родители с радостью встретили меня. Мы делились впечатлениями и переживаниями. Так, я узнал, что младший брат пошел по моим стопам и покинул деревню, а сестра вышла замуж и скоро должна родить.

Но только я спросил о том, происходило ли в нашей деревне или поблизости что-то странное, как родители посерьезнели и строго посмотрели на меня. Мать смотрела даже с некоторым испугом.

— Почему ты интересуешься? — спросил меня отец.

— Я с друзьями ищу остатки древних орденов, которые когда-то защищали наш мир от зла, — недоумевающе ответил я.

— Это связано с вторжением? — продолжил спрашивать он.

— Да. Салера верит, что они помогут нам обратиться к Создателю и попросить помощи, — несколько настороженно ответил я.

— Я расскажу тебе кое-что, — произнес отец и замолчал на мгновение, затем продолжил: — Наш род восходит к одной из глав этих орденов, которая вроде бы была достаточно близка к Создателю. Я покажу тебе, где располагался орден.

Отец сжал мое плечо рукой и повел за собой, но я замер и достал из кармана медальон.

— Быть не может, — шокированно произнес отец. — Печать, часть вризза, ключа от Колыбели. Она еще существует? И, судя по активации, прочно связана с тобой. Тогда сомнений нет. Идем.

И я пошел вслед за отцом. Мы вышли за деревню и пробирались по лесу минут десять. В итоге, вышли к руинам. Кое-где сохранилась стену в высоту в пару этажей, несколько колонн были относительно целыми. Все остальное представляло собой кучу битого камня.

Повинуясь ощущениям, я пошел вперед, обходя препятствия. Отец следовал за мной. Вскоре мы вышли к некому руническому кругу с колоннами высотой метра четыре.

Я понял, что должен остаться, но в тоже время надо было привести остальных.

— Пап, сходи за остальными, — попросил я.

— Сын, ты уверен? — уточнил отец.

— Да, — кивнул я. — Уверен, а мне нужно тут немного побыть.

— Хорошо, — ответил он и ушел.

Тогда я сразу отбросил мысли о случайном совпадении и сосредоточился на более важном, а именно, необходимо было узнать, где такие же рунических круги, но других орденов. К тому моменту, когда все пришли, я примерно знал направления.

— Молодец, — поблагодарила меня Салера.

— Враги намного ближе, чем мы думали, — неожиданно даже для себя самого сказал я. — Нам нужно спешить.

— Чего это ты раскомандовался? — бешеной фурией вмешалась Филия. — Сначала срывается с места, не сказав ни слова. Мы его ждем, как идиоты, а он тут еще и командует.

— Время утекает, — устало повторил я. — Все слушайте, кому и где искать.

Далее я сообщил им все, что мне удалось узнать. После этого, Салера еще раз поблагодарила меня:

— Хорошая работа.

— Начинать должен буду я. Как именно и что именно будет не знаю, но интуиция мне говорит именно это. Сначала я должен дождаться, когда все займут свои места. Рунические круги связаны друг с другом. Через них я узнаю нужный момент. Это все, что мне известно, — сообщил я.

— Спасибо, ты очень помог. Жди здесь, — сказала она мне, а затем обратилась ко всем: — Все примерно поняли, куда идти?

— Да, — раздался хор голосов.

— Отлично, идем, — скомандовала она.

К несчастью, нам понадобилось несколько дней, чтобы отыскать все. К этому времени пришли новости, что невиданные твари атаковали деревню, из которой мы вышли сюда. Не зря мне что-то сообщало, что времени мало.

Едва услышав эту новость, как мы все рванули к своим руническим кругам. Орда тварей уже была на подходе к деревне, когда мы начали молиться.

Как только последний из нас настроился в унисон с остальными, как мы неожиданно оказались в совсем другом месте. Вместо земли и травы что-то похожее на облака, нечто мягкое и пушистое. Неба как такового не было. Повсюду струился солнечный свет. Наши тела казались невесомыми.

Удивителен был тот факт, что вокруг каждого был свой ореол. Меня окружало пламя, Салеру — спокойная гладь морей и океанов, Скерха — слой земли, Филию — непроглядная тьма, у кого-то воздух и другие стихии. Как я тогда понял, наши души вошли в резонанс с камнем из медальона и потому мы так выглядели.

Какое-то время каждый из нас с интересом рассматривал остальных. Но как долго это длилось трудно сказать, поскольку, оказавшись в том месте, я словно утратил ощущение времени. Мне казалось, будто мы в таком месте, где миг и вечность едины. Постоянство окружения, неизменчивость, даже лучи солнца как будто идут по одним и тем же траекториям.

— Кто вы? — прозвучал голос, исходивший словно с небес. — Давно к нам не обращались из Забытых миров, да еще так грубо.

— Чем же мы обидели вас? — спросила Салера.

— Своим присутствием, — раздраженно ответил голос. — Все, кто просят о помощи, максимум находятся в храмах у алтаря и просят помощи, но никак не врываются к нам на порог.

— Мы сами не знаем, как так получилось, — вмешался я. — Мы использовали части ключей от Колыбели Творца нашего мира. Я подсознательно чувствовал, что мы должны были сделать именно так, как сделали. Когда все объединились в единую цепь, нас сразу же бросило сюда. Да и вообще вся история с поиском ключей и обращением к вам какая-то странная.

— Теперь видно, — заинтересованно сообщил голос и затих.

Вскоре к нам подошли три фигуры. Все они были похожи друг на друга словно братья. Но отличия все же были. У центральной фигуры за плечами были десять крыльев, каждое из которых напоминало радугу. У того, что стоял слева, было шесть белых крыльев, а у того, что справа, десять невероятно белоснежных.

— Я — Алаинь, Лидер Архатов, Первый, как меня называют. Титул или звание по вашему Радужный, — представился центральный. — Это Раииль, первый среди направляющих, — представил он шестикрылого. — А это мой помощник, первый после меня, Сигмул, — представил Алаинь десятикрылого.

Мы все переглянулись. Каждый понимал, что и нам следует представиться, но никто не хотел начинать первым. К моему собственному удивлению, первым к архатам обратился я:

— Я — Кайзекс Десели, избранный огненным ключом.

Вслед за мной точно также представились и остальные.

Я отметил, что камни на медальонах словно отражали нашу суть. Открытость и близость к миру, спокойствие и возможный шторм, плавность движений и легкомысленность, твердость убеждений и непоколебимость. В итоге стало понятно отношение Филии ко мне. Ее камень был темным. Я же, как огонь, представлял собой ей полную противоположность. Как ни странно, она так не реагировала к носителю светлого камня. Возможно, из-за того, что что-то говорило всем о том, что я — лидер всей нашей группы, при этом полностью игнорируя тот момент, что поиски начали Салера и Филия.

— Что ж, будь это вторжением, вас бы тут уже не было, — начал Алаинь. — Но ваша ситуация иная. Вашими действиями руководит сам мир. Это он выбрал вас и все время направлял. И вот это мы не можем проигнорировать. Ваш мир переполнен смертями из-за вторженцев. Что же вы хотите сделать с ними?

— Остановить, — хором крикнули все мы вместе.

— Ваше решение понятно. Могу сказать, что ваш мир ранен намного больше, чем вы можете представить, но и мы не вправе залатать эти раны. Но помочь мы вам можем, — произнес Алаинь, замер, а затем вынес решение: — Мы дадим вам силу, которая способна остановить тех, кто вторгся. Как вы ею распорядитесь, это ваше право. Но, поклянитесь в одном, что никогда не обратите ее против нас.

— Клянемся, — опять все разом сказали мы.

Все трое архатов встали треугольником. Мы оказались в центре. Что они делали, я не знаю, но нас окружило невероятное буйство красок. В какой-то момент мы потеряли сознание, а очнулись уже в храмах.

Когда я только открыл глаза, то слышал, как Алаинь на прощание внутри головы произнес:

— Спешите. Враг уже на подступах к деревне. Времени не осталось.

А после голос затих. Но у меня не оставалось сомнений. Надо было спешить. Я чувствовал, как остальные тоже отправились к моей родной деревне.

Едва мы все собрались, как показались наши враги. Они не просто шли волной, они крушили все на своем пути. Кулаки, щупальцами и иными приспособлениями твари косили деревья, как пахарь траву. От выделяемой ими энергии трава сгорала, гнила и увядала. Это было отвратительное зрелище.

И с этой ордой нам предстояло сражаться. Им ничего не смогли противопоставить маги, а уж мы-то и подавно. Нет, нельзя отчаиваться. Нам дали силы существа более могучие, чем Создатель нашего мира. Мы не можем отступить.

К счастью, часть жителей уже успела покинуть свои дома, но некоторым не повезло. Их тела лежали на дороге, свисали с крыш домов. У одних не было рук, у других — ног, у третьих — виднелась верхняя или нижняя половина тела. Почти все были просто разорваны, лишь из некоторых вынули все внутренности. Меня пробрало от омерзения.

Сосчитать противостоящих нам монстров было невозможно. Их было невероятно много. Большая часть напоминала прямоходящих зверей только красных, зеленых, синих и других расцветок. Но были и монстры с щупальцами, разнообразные слизни и прочие не поддающиеся описанию твари.

Они смотрели на нас, а потом внезапно атаковали. И началась бойня.

Мы контратаковали по наитию. Никто не знал, в чем заключается своя сила. Нами руководило лишь тоже чувство, которое вело все время. Нам ничего не оставалось, кроме как довериться ему.

Я использовал огненные шары, стены пламени, дождь из огня и многие другие приему. Салера напоминала бушующее море, обрушивая тонны воды на головы и другие части тел противника. Скерх то заключал врагов в камень, а после разрушал все словно стекло. Кто-то разрезал тела невероятно острыми потоками воздуха. Филия сокрушала все атаками мглы: копья тьмы вырывались из земли, щупальца обвивали конечности, сама тьма разъедала тела. Атаки остальных я не смогу описать.

В ходе боя потерял счет времени. Деревни не стало практически сразу. Ни деревьев, ни травы. В ожесточенной битве и мы, и наши противники уничтожали все, что мешало. Важен был лишь результат.

А результата как раз и не было. Стоило нам убить одного, как вместо него в бой вступали сразу трое-четверо новых. В какой-то момент их стало все же меньше, а потом они отступили.

Затем вперед вышли их Повелители.

— Вы достойные воины, а не то, что прошлые черви. лишь на корм и нужны. В нашем мире их сгноили бы миллионы, а то и миллиарды раз, — пророкотал тот, что стоял по центру. Это был гуманоидный создание четырех метров в высоту и в богато одетой одежде. — Я — Повелитель Риз. Я рад сразиться с достойными.

Вот так началось наше сражение. Семеро нас против семерых Повелителей. Мы и так были измотаны предыдущим противостоянием, так и к тому же наши новые противники были совсем иного уровня. Нас теснили, мы отступали.

Тут мне на глаза попалось одно из чудом уцелевших тел. Я вспомнил ради чего мы сражаемся. Жители деревни. Я не мог им простить разрушенную родную деревню, убитых родных. В моей душе разгорелся гнев. Мое пламя приобрело темные, разрушительные оттенки. Я ощутил прилив сил.

Наш бой перешел на новую ступень. Теперь уже мы наступали. Мы еле передвигались, но и наши противники были серьезно потрепаны.

Я вспомнил еще одну вещь, а именно, медальон. Достав его, всмотрелся в грани. И меня осенило. Он заключал в себе изначально божественную силу, а потому мог, если и не убить, то подчинить Повелителя, а через него и весь Легион.

Так и получилось. Кристалл на медальоне засиял и ответил на мой зов. Одолеть Повелителя все-таки сил не хватило, а вот подчинить в самый раз. Перед этим я взял Клятву с своего противника и его Легиона. После этого его тело растворилось, а камень засиял.

Клятва есть клятва и как бы легион Ризшхада не был растерян, они подчинились. Пока остальные поступали также, произошло странное: камень в медальоне растаял, стек мне на кожу и впитался в мое тело, которое тут же согнулось в жутком спазме.

Божественная магия, магия Архатов, что была более могущественной, и магия этих отвратительных созданий соединялись во мне воедино.

Так закончилось противостояние, а мы отправились искать место, где бы мы могли осесть. Все-таки теперь каждый из нас отвечал за свой легион и за все, что они натворили.

* * *

— А теперь, кажется, моя очередь, — взял слово Милох Десели.

— А почему это ты должен рассказывать дальше? — вмешался дух Кайзекса.

— Потому что ты свою часть уже поведал, — спокойно ответил дух Милоха.

— Но часть скитаний шла еще при моей жизни, — возразил дух Кайзекса.

— В твоем путешествии нет ни очень отличительного от более поздних поколений, а вот объективно рассказать ты не сможешь, — продолжил отстаивать свою точку зрения дух Милоха.

— Мальчики, не ссорьтесь, — попыталась их успокоить дух Телиунелли Десели.

— Мы и не ссоримся, — откликнулись оба вместе.

— Вот и славно, — с улыбкой произнес дух женщины. — Но я все же согласна с Милохом в том, что дальше рассказывать должен он.

— Сдаюсь, — признал свое поражение дух Кайзекса.

— Итак, я начинаю, — взял слово дух Милоха, а остальные просто кивнули.