Глава 1.5


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Глава 1.5

История 1.

Наверное, стоит сначала рассказать о мире, каким он был до магической гонки, вторжения демонов и всех последующих событий. Вероятно, даже отношение к вере и связанных с ею вещах отличались.

Регион, в котором мы находимся, всегда был удален от остальных стран. На этой территории занимались, в основном, фермерством. Жили, как правило, простые и дружелюбные люди. Нельзя сказать, что жили мы единой страной, скорее группой племен, но все же было кое-что, что нас всех объединяло. Это вера. Вера в Единого создателя и его посланников — Ангелов, которые защищали наш мир в то время, когда он только родился. Да, они ушли, но мы верили, что еще вернутся.

Остальные страны как таковыми тоже можно назвать с большой натяжкой. Это скорее магических цеха, в которых велась исследовательская деятельность по своему направлению: огонь, вода, земля, воздух, эфир, пространство, время, свет, тьма. Наверное, еще какие-то были.

Хотя, думаю, надо еще кое-что сказать, чтобы прояснить. Не все возникло так, как я описываю.

Когда мир был юн, то все жили, словно в райских кущах. Потом кто-то начал управлять энергией, за ним подхватили остальные. Со временем они выделили свои аспекты и занялись вплотную их изучением. Ну и, как итог, с течением времени мир изменился к тому виду, что мне известен.

Не сказать, что участок земли, на котором люди сохранили заветы создателя, слишком засушлив, но и достаточно плодородным его не назовешь. Поэтому мы не чурались, а принимали тех, кто не нашел себе места среди иных стран. Кстати, насколько могу судить, такое отношение не изменилось и по сей день.

Я не вижу физически, что происходит в мире, но ощутить течение энергии в мире способен.

На протяжении долгих тысячелетий все пребывало в некотором равновесии. Рост, так скажем, элементальных стран прекратился. Наши земли больше не сужались. Те, кто поселился и исследовал свои аспекты, стали с каждым разом проводить все более и более серьезные исследования и ставить более опасные эксперименты.

Несмотря на то, что общения из-за разницы взглядов меж странами не было, все же благодаря новым поселенцам, нам немного было известно о происходящем у них.

К сожалению, мы никак не могли не только их остановить, но даже мало-мальски повлиять. Это время стало известно как эпоха магических экспериментов. Ее венец известен — прорыв демонов. Когда произошло это событие, мне было двадцать лет.

Но об этом позднее.

Я родился в маленькой деревне, в которой было три улицы, хотя и очень длинных. На небольшой площади в центре располагались дом лекаря и дом, в котором на постой останавливались путешественники и торговцы. Одни привозили товары, другие — знания. Среди всех отдельно выделить хочется старцев, хотя редко, но все же были молодые люди, которые специально ходили по таким вот отдаленным местам и обучали нас, детей, да и желающих послушать взрослых. Тогда еще не было специализированных учреждений, вроде школ, которые появились значительно позднее.

Я рос обычным мальчишкой. Иногда дрался, иногда получал и сам, когда пытался отстоять свои убеждения. Но это были детские забавы и баловство. Тогда еще ничего серьезного.

С четырех лет меня начали учить грамоте. В пять в меру сил я начал помогать родителям по хозяйству. В семь лет мне начали преподавать уроки владения мечом для самозащиты, позднее владению луком и охоте. Правда, за все детство и юность мне обнажить его так и не пришлось.

За спокойствие и благодать мы благодарили Творца за то, что создал наш мир, и его духов-помощников за то, что его сохранили и сберегли. По поверьям они продолжали хранить, хотя их никто и не видел. По преданиям темным силам не угодно было существование нашего мира, а потому его пытались уничтожить. Когда не было среди людей достойных, духи защитили мир. Позднее эту честь приняли наши соплеменники.

В истории известно семь орденов, что охраняли ключи от Колыбели Творца. В последнем крупном противостоянии Создатель закрыл Колыбель навсегда и ушел, вероятно, закрыв доступ к нашему мир, позволив нам развиваться самостоятельно.

Думается мне, если бы не эксперименты с нашей стороны, то ничего не произошло бы. Но, что есть, то есть, и этого не изменить.

В шестнадцать лет к нам пришел один из старцев, который рассказывал о мире и разных землях. Увлеченный его повествованием, я загорелся идеей постранствовать. Нехотя, но родители мне все же разрешили.

Собрав припасов в дорогу, я начал свой путь. Старца, кстати, звали Даромысл. В дороге он рассказывал о светилах и звездах, о веществах и их превращениях. Периодически я охотился на зверя, чтобы в путешествии обеспечить нас мясом. С некоторых снимали шкуры и меняли в городах на нужные нам товары.

Редко, но на пути вставали разбойники, и в такие моменты я вспоминал, чему меня учил отец. Иногда с трудом, иногда прямо по краю, но все же отбивались. Смешно, но было несколько случаев, что стоило только достать меч, как все нападающие разбежались, как крысы.

В пути я смотрел, как живут другие люди. Во время остановок в деревнях и селах помогали жителям. Где-то я брал пример с Даромысла и учил детей, где-то наоборот сам учился.

Так в путешествии прошло почти три года. За это время я окреп физически, многое узнал.

Неожиданно стали поступать тревожные вести и с каждым разом они становились все страшнее и страшнее. В них говорилось о неведомых созданиях, которые неожиданно напали и убивают всех подряд. Это мы уже позднее узнали, что не всех, а кого-то пленяли и заставляли на себя трудится, а может еще для каких-то целей. А пока мы знали, что твари несут с собой лишь смерть и разрушения. А еще сообщалось, что человеческих сил мало, чтобы остановить вторгшихся.

В то время я странствовал уже один. Даромысл ушел к своим то ли в храм, то ли еще куда, в общем, в то место, где такие, как он, собирают отовсюду информацию, обобщают и записывают для тех, кто придет им на смену, а также для будущих поколений, чтобы труды их не оказались напрасны.

Где-то за пару месяцев до финального противостояния я оказался в деревеньке, которая находилась примерно в трех километрах к югу от нашего текущего местоположения. Там я встретился с Кером Линмотом и Салерой Ватерлих. Кстати, стоит отметить, что у последней наследие стало передаваться по женской линии, женщины сами находят себе спутников жизни и они же сохраняют фамилию Основательницы рода. Как впоследствии оказалось, наша встреча стала судьбоносной, хотя тогда я этого не осознал до самого конца.

В тот день я проснулся рано и отправился на рынок. Еда меня не интересовала, поэтому я прошел мимо торговцев, продававших рыбу, пряности, мясо, фрукты, овощи. На другой половине рынка люди предлагали гостям сувениры и различные подделки. Но и это меня не интересовало. Самым важным на тот момент я считал найти буквально нескольких человек, которые вроде как продавали находки, которым, как минимум, пара-тройка сотен лет, если не больше. По крайней мере, такие ходили слухи. И я пришел, чтобы их проверить: купить, если все правда, и отступить в противном случае.

Только я собирался свернуть на новый торговый ряд, как услышал звонкий девичий голос, который с легкостью перекрыл гомон толпы. На мгновение все словно замерли. Затем многие, как и я, неосознанно стали крутить и вертеть головами, чтобы найти обладательницу, а часть вернулась к своим делам. Я тогда тоже сильно удивился, а потому решил сходить и посмотреть, кто это там.

К счастью, мне удалось примерно понять направление. Больше ориентируясь на ощущения, я продирался сквозь толпу. Не всем, разумеется, нравилось, когда их толкали, потому и меня пытались остановить, но быстро успокоились, поскольку я не первый и не последний, кто проходил точно также.

Спустя какое-то время я вышел к палатке, в которой торговали всяким хламом. Девица яростно спорила, доказывая, что цену невероятно завысили. Торговец же был уверен в себе и продолжал доказывать, что цена справедлива.

Девушка была стройна, одета в алое платье, поверх которого накинула плащ. Капюшон плаща она надела на голову, не давая хорошенько рассмотреть черты ее лица, и во время спора придерживала его, чтобы не слетел.

— Будь по-твоему, согласна, — произнесла, в конце концов, девушка и отдала требуемую торговцем сумму за некий медальон с красным камнем по центру и довольно интересной оправой.

Только она убрала покупку в карман плаща, как к ней подошел молодой человек. Они вместе отошли в сторону. Затем спутник не смог сдержаться и спросил:

— Нашла?

— Да, — ответила девушка, — только этот скупердяй не захотел скинуть цену.То ли сообщили ему, то ли чего, но не в жизнь не поверю, что знает о них правду.

Молодой человек был красив и хорош собою. Со стороны они казались парочкой. Возможно, они искусно изображали это, чтобы избежать подозрений. По крайней мере, такие мысли у меня были тогда.

Заинтригованный, я направился за ними. Шли мы по рынку долго, то по кругу, то словно к какой-то цели. И все это время поведение странной парочки вызывало новые вопросы. Я не успел заметить, как мы вышли с рынка и зашли на пустырь.

— Ты еще долго будешь за нами следовать? — раздраженно спросил молодой человек.

— А? Что? За нами следят? — шокированно произнесла девушка и закрутила головой, смотря по сторонам, на что парень лишь горестно вздохнул.

Я не стал прятаться и вышел им навстречу с разведенными в сторону руками, как бы говоря, что у меня плохих мыслей. Они чуть расслабились, но все равно продолжали смотреть настороженно.

— Почему ты за нами шел? Что тебе от нас надо? — продолжил спрашивать парень.

Теперь, когда он спросил, я и сам задумался, а почему, собственно, следовал за ними, как завороженный. Сначала меня удивило то, что голос девушки раздался на всю площадь. Даже среди тех, кого я видел, тоже услышали, но сразу же словно забыли о ней. Лишь мне среди всех приспичило не только найти ее, но и как будто что-то вело следом за ней.

— Не знаю, — задумчиво ответил я и почесал затылок.

— Что ты несешь? — воинственно воскликнула девушка. — Как ты можешь идти за нами и не знать?

Я пожал плечами.

— Мне интересно другое, как могло получится, что твой голос слышали все, кому не лень? — решил задать я встречный вопрос.

— Это ты сейчас о чем? — хмуро спросил парень.

Я описал им все произошедшее.

— Весьма странно, — теперь уже задумчиво произнес парень. Тогда позволь представиться. Меня зовут Скерх Линмот.

— Салера Ватерлих, — буркнула девушка.

— Кайзекс Десели, — представился и я.

И словно только это и нужно было, как и кармана плаща девушки вылетел тот самый медальон и спокойно лег мне в руку. Когда я на него посмотрел, то по периметру красного камню словно пробежал блик. Я изумленно смотрел на медальон и не мог вымолвить и слова.

— Неужели? — ахнула Салера и ладошками прикрыла рот, будто боясь произнести то, что крутилось у нее на языке. Затем они переглянулись и кивнули друг другу.

— Выбора нет. Тебе надо пойти с нами. Здесь не место для таких разговоров, — сообщил мне керх итог их безмолвного разговора.

— Я понимаю, — сказал я и кивнул.

— Вряд ли, — фыркнула девушка.

— Знаешь, где находится таверна “Клык волка”? — спросил у меня парень.

— Да, — снова кивнул я.

— Приходи туда к семи вечера. Сядешь у дальнего столика, мы спустимся и найдем тебя, — сказал мне Скерх.

— Хорошо, — неуверенно сказал я.

— Не бойся, хоть происходящее и пугает тебя, но наша встреча не случайна. Поверь, — ободряюще сказал парень, а девушка робко улыбнулась и практически прошептала:

— Приходи. Будем ждать.

Они повернулись и хотели было уйти, как я крикнул:

— Погодите, а как же медальон? Он же ваш.

Парень не обернулся, но замедлил шаг. Девушка же повернула голову и с улыбкой загадочно сообщила:

— Он никогда не был нашим. Они сами ищут себе хозяев. Они — символ веры древних. Храни его как зеницу ока.

— Но вы же потратились на его покупку! — ошарашено выдал я.

— Ты, как и мы, заплатим свою цену, рано или поздно, — это уже высказался парень, развернулся и ускорил шаг, а я понял, что сейчас большего из них не выжать и отступил.

Я еще раз посмотрел на медальон. Свет продолжал игриво играть на гранях камня. Мне сказали бережно его хранить, тем я и занялся, аккуратно убрав медальон в карман штанов.

Это сейчас я выгляжу, как воин, а тогда я одевался, как и ты Артур. На мне тогда были рубаха да штаны.

Во время нашего разговора солнце уже прошло свою высшую точку и пошло дальше, но до заката было еще далеко. Я стоял и думал. Мне казалось, что этот разговор и есть то, ради чего я на самом деле ходил на рынок.

Постояв еще какое-то время, пытаясь привести мысли в порядок, я отправился в комнату, которую снимал в трактире, располагавшемся в другой части деревни.

Мне нужно было отдохнуть. Тем более, мне казалось, что вечерний разговор кардинально изменит мою жизнь.

* * *

В итоге получилось, что я едва не проспал нужное время. Вскочив, увидел, как солнце уже начинает заходить за горизонт. Я тогда с удивлением попытался понять, как такое возможно. До этого не припомню, чтобы хоть раз происходило что-то подобное. Если уж я о чем-то договаривался, так выполнял все условия, в том числе и приходил вовремя. Но времени осмыслить происходящее не было, нужно было бежать.

Схватив все, что могло понадобится, я из трактира вышел спокойным шагом, а вот уже за дверями ускорился, ведь до таверны “Клык волка” мне добираться через полдеревни. Прежде, чем войти внутрь, я постоял и отдышался. Едва переступил порог, как мне по ушам ударил гомон толпы. Весь зал таверны был забит людьми до отказа. Справа от меня веселая компания находилась в таком состоянии, что каждый готов вскочить и начать доказывать свою правоту посредством кулаков. Чуть дальше молодые люди пытались подкатить к девушкам. Слева ближе ко входу вроде бы все было, как ни странно, тихо-мирно. Проведя взглядом чуть дальше, я заметил Скерха и Салеру. Они сидели и едва слышно о чем-то разговаривали.

Подойдя поближе, мне удалось расслышать часть разговора.

— Думаешь, что он придет? — спросил Скерх.

— Уверена, — с некоторым вызовом хмыкнула в ответ девушка. — Вспомни себя.

— Да, точно, — пробормотал парень и потер рукой подбородок, а затем он, наконец, заметил меня: — О, а вот и ты. Долго же тебя ждать пришлось.

— Не дольше, чем тебя, — хмыкнула вновь девушка и, посмотрев на меня, обворожительно улыбнулась. — Я рада, что ты пришел и, скажем так, относительно быстро.

— А мог не прийти? — удивленно спросил я, присаживаясь.

— К сожалению, увы, мог. — Девушка прикрыла глаза и ее лицо словно потемнело. — Дело не в том, что у тебя пропал интерес, такое вряд ли бы произошло. Причина в другом.

Я подался вперед и спросил:

— В чем же?

— Прости, не здесь, — с сожалением произнесла она. — Сначала тебе нужно поесть, а потом поднимемся в наши комнаты и уже там обстоятельно поговорим. Мы взяли на себя смелость и сделали заказ заранее.

— К чему все это? — ошарашенно спросил я.

— Поймешь, — сказала Салера и замолчала.

По ее виду я осознал, что она больше ничего не скажет. Мне пришлось на время приструнить любопытство. С огромным трудом, но все же получилось. К счастью, как раз принесли заказ Скерха и Салеры, и мне удалось переключить внимание на еду.

Вид поджарой корочки и стекающего масла разбудил невероятный аппетит. Казалось, что я не ел, как минимум, неделю и принесенного поросенка мне одному будет мало. К моему удивлению, это было не все. Вдобавок к поросенку принесли тарелки с тушеным рагу, рисом с подливкой, кружки, кажется, с соком.

— Алкоголь сейчас может повредить, — прокомментировала выбор напитка Салера. — Твой организм итак возбужден, пиво и любой более крепкий напиток может ухудшить состояние.

— Хм, не понимаю, но поверю, — пробормотал я и приступил к трапезе.

Никогда не считал себя обжорой и уж тем более никогда не съел бы столько, но даже средних размеров поросенок был съеден невероятно быстро, при том, что Скерх и Салера съели от него совсем мало. Только прикончив все остальное, я, наконец, ощутил насыщение. Да и то, казалось, что можно было съесть еще тарелочку чего-нибудь вкусненького.

Увидев, мое замешательство, уже Скерх прокомментировал:

— Поверь не стоит.

У меня хватило сил только кивнуть. Я откинулся на спинку стула и вздохнул. Мой живот был набит настолько, что мне казалось, что не встану.

— Фух, наелся, — выдохнул я.

— Это ты еще съел меньше, чем тогда Скерх, — смеясь, сказала Салера.

— Не напоминай, — буркнул он.

Салера заливисто рассмеялась, а Скерх взглядом метал молнии.

— Хорошо, хорошо, — сдалась девушка и замахала руками, а потом сделала жест, словно зашивает рот.

Я попытался встать из-за стола, но у меня ничего не вышло.

— Не спеши, — резковато осадила меня Салера. — Прости, — тут же она извинилась. — Посиди спокойно. Ты сейчас съел столь много, чтобы восполнить потраченную энергию, и организму надо со всем справиться.

— То есть ты предлагаешь мне прямо тут поспать? — сердито спросил я.

— Нет, конечно же, нет, — замотала головой девушка. — Я совсем не это имела ввиду. Просто нужно минут десять-пятнадцать посидеть. А уже потом мы сможем пойти к нам наверх.

Не знаю, почему, но я поверил ее словам. И впрямь спустя некоторое время ощущение тяжести стало отступать, а потом и вовсе исчезло.

Салера либо точно отмеряла время, либо в выражении моего лица что-то есть подсказало, но в этот момент она спросила:

— Уже можешь идти?

— Ага, — кивнул я.

Мы встали из-за стола и пошли на второй этаж. Насколько успел понять, то комнаты у них были смежные, поскольку девушка на пару минут заскочила к себе, а я с Скерхом зашел в соседнюю дверь. Помещение было небольшим. У окна стояла кровать да еще столик с парой стульев. Вот и все убранство.

Через несколько минут в комнату вошла и Салера, принеся с собой еще стул.

— Так мы сможем спокойно поговорить и не отвлекаться, — прокомментировала она, присаживаясь на стол. — Так как разговор предстоит долгий.

— Тебе виднее, — отозвался я и пожал плечами.

— Хм, с чего бы лучше начать-то? — сама у себя спросила Салера. — Хм, пожалуй с этого и начну. Скажи, ты ведь слышал слухи о том, что в наш мир прорвались ужасные чудовища и убивают всех подряд?

— Слышал, — сглотнул я, еще до конца не осознавая то, что она хочет сказать.

— С горечью хочу сказать, что все это правда. Может не все, но большая часть. И у людей нет сил, чтобы их остановить. А магов они практически сразу всех убили. те не успели даже среагировать. Собственно, о вторжении мы и узнали лишь благодаря тем, кто успел послать магических вестников. Но я с подругой нашла способ их остановить. Мы потратили на поиски много времени и большей частью нам словно везло, как будто сам мир пытался нам помочь. Тут я до конца не уверена, — пробормотала последние слова Салера и замолчала.

— Так что за способ? — не удержавшись, спросил я, а Кер в этот момент усмехнулся. Вероятно, что вспомнил свою реакцию на ее слова.

— Для этого я должна рассказать легенду, подтверждение которой мы искали больше всего. Согласно источникам, Создатель нашего мира долгое время охранял свое детище и вход в некую Колыбель лично. Со временем, видимо, устал он передал эту обязанность людям вместе с ключами. Избранные основали Ордена и стали жить обособленно. Однако, в то время существовало поверье, что Творец остался жить среди людей. Почему, сие неведомо. Примерно тысячу лет назад некие темные силы напали. Люди из Орденов не справлялись и он вернулся, чтобы помочь. С трудом они отбили те силы. В итоге, Создатель запечатал навсегда Колыбель и ушел неведомо куда, покинув свой мир навсегда. Но история тут не заканчивается. Хоть ключи от Колыбели и стали бесполезны, все же они сохранили частичку божественной силы. Я с подругой верю, что с помощью их мы можем обратиться за помощью к Создателю и попросить его о помощи, — закончила свой рассказ Салера.

— История хороша, но при чем тут медальоны? — задал я главный вопрос.

— Точно, а я об этом и не сказала, — хлопнула себя по лбу девушка. — Предположительно, эти медальоны — это то, что осталось от тех ключей, и в тоже время самая важная их часть. Я с подругой думаю, что они выбирают себе подходящих людей сами. Именно поэтому ты обратил внимание на мою перепалку, хотя остальные тут же забыли. С Скерхом произошло нечто подобное, но рассказывать или нет, это ему уже решать, — сообщила теперь уже все Салера.

— Поэтому ты и не стала его у меня забирать? — спросил я.

— Ага, — кивнула девушка.

— А что тогда за странная сонливость и сильный голод? — стал дальше интересоваться я.

— Это… что-то вроде настройки и синхронизации. Со стороны человека уходит огромное количество энергии, которое он восполняет едой. Собственно, из-за этого алкоголь и вреден, что может отрицательно сказаться на процессе, — ответила мне девушка.

Кер же все это время молчал, отдавая инициативу разговора Салере.

— А у вас тоже есть такие? — обратился я к обоим.

— Ага, — кивнули они и показали свои медальоны. Внешне они были одинаковы, отличались лишь цветом камней. У Скерха он был коричневый, а у Салеры — цвета морской волны.

— Завтра в полдень здесь мы встретимся с моей подругой. Она приведет еще троих и тогда все будут в сборе, — добавила девушка.

— Ты мне об этом не говорила, — проворчал Скерх.

— Тогда рано было об этом сообщать, так как еще не всех нашли. А сегодня она прислала мне весточку, — уведомила она парня.

— А дальше что? — спросил я.

— Пойдем в небольшую деревушку к северу отсюда, — пожала плечами Салера.

— Постой-ка, а далеко она отсюда? — сомневаясь в своих предположениях, решил уточнить я.

— Примерно три километра, — выдала Салера.

— Эм, — неуверенно промычал я.

— Что-то случилось? — Они оба уставились на меня.

— Если я тебя правильно понял, то мы пойдем в мою родную деревню.

Теперь уже Скерх и Салера переглянулись.

— Неожиданно, — только и произнесла девушка.

— А что там будем делать? — решил разузнать, пока Салера охотно отвечала на вопросы.

— Будем искать остатки от тех Орденов. Для каждого обладателя медальона он свой и где точно расположен мне неизвестно. Может подруга успела хоть что-то разузнать. Ей ведь больше повезло, — опять пожала плечами девушка. — И, предвосхищая ваши вопросы, сообщу, что больше я ничего не знаю. Так что хватит терроризировать бедную девушку. И, вообще, я уже хочу спать. Устала.

На этом я попрощался с ними. И, когда собрался было уходить, Салера меня остановила и сообщила:

— Завтра собираемся здесь же в полдень.

— Ага, — кивнул я и ушел к себе в свой номер в трактире.

* * *

На следующее утро я проснулся рано и полным сил. Вчерашняя разбитость ушла, словно и не было ничего неординарного. Внезапно в кармане я ощутил жжение. Засунув руку, я нащупал нагревшийся медальон. Когда достал его и поднес к глазам, то моему удивлению не было предела. Если раньше камень был тусклым, то сейчас он словно пылал, став ослепляюще ярко-красным. Что же это могло означать? Салера ни о чем подобном не говорила.

Я продолжал лежать и размышлять. Особенно красноречиво было то, что камни Скерха и Салеры светились, но едва заметно, а пробыли они у них намного дольше, нежели у меня. Решив отложить задачку на потом, я убрал медальон в карман. Он продолжал обжигать, хотя ощущения были терпимыми.

Что делать и чем себя занять до обеда я не знал. Решил все же развеяться и погулять по городу. Увидел, как ссорятся муж с женой, или детишки играют на улице, и подумал, что во всем этом нет и намека на опасность, как будто ничего не происходит в мире или же… до сюда слухи просто не дошли. Это я путешествовал в разные места, разве что у магов не бывал в гостях, да и они не пустили бы на порог. И поэтому знаю о надвигающейся угрозе.

А здесь и сейчас у людей обычная жизнь. Увидев спокойствие жителей, с горечью я осознавал, что предложенное Салерой единственный возможный вариант.

Гуляя по городу я и не заметил, как время подошло к обеду. Осознав, я поспешил к месту встречи. Перед входом в таверну “Клык волка” было многолюдно. Приглядевшись повнимательнее, я нашел Скерха и подошел к нему.

— Что это за толпа? — спросил я у него.

— Сам не знаю, — огрызнулся он, не оглядываясь, потом замер и все же обернулся. — Прости, не сразу понял, что это ты.

— Ничего, — принял я его извинения. — А где Салера?

— Сам не могу найти в толпе, — раздраженно ответил он.

— А что хоть случилось? — решил полюбопытствовать.

— Подруга Салеры случилась, — буркнул Скерх. — Как только появилась, так всех выгнала. Салера пыталась что-то сказать обо мне, но все без толку. Вот с этого момента стою и жду, когда все образуется.

— Хм, тогда я постою с тобой. Пусть Салера разбирается со своей подругой сама. Это лучше, чем встревать в чужие разборки, — решил я.

Минут через пять мы увидели подирающуюся сквозь толпу девушку.

— Скерх, Скерх, где ты? — кричала при этом она. — Да где тебя носит? — Наконец, она заметила нас и, немного успокоившись, произнесла: — О, Кайзекс, ты уже тут. Пошли все вместе.

Я хотел было спросить: “А стоит?” как она потащила нас, не обращая внимания на толпу. Салера шла напролом, нам же не оставалось иного выбора, как следовать за ней. Наконец, мы вошли в таверну и увидели стоящую посреди девушку. Это была светловолосая девушка с красными глазами, одетая длинное до самого пола платье небесно-голубого цвета.

— Знакомьтесь, это Филия Мазеркот, — представила незнакомку Салера.

— Это оставшиеся? — грубовато произнесла девушка, сверля меня и Скерха взглядом. Возникло такое ощущение, что всю необходимую работу проделала именно она, а не Салера. Хотя госпожа Ватерлих утверждала иное. Но, повторюсь, пусть сами меж собой разбираются.

— Да, — ответила ей Салера. — И будь помягче, тем более, что мне, похоже, удалось отыскать лидера.

— Лидера? — все тем же тоном переспросила Филия.

— Именно, — хмыкнула Салера. — Кайзекс жил в той деревне, куда мы идем. И мне кажется подобное неспроста.

— Хм, — на миг примолкла Филия, словно задумалась. — Бред. Он не может быть Лидером. Он ничего ровным счетом не сделал.

— Ничего, — согласилась Салера. — Лишь распространял крупицы мира и знаний по свету, — сразу возразила она, не дав подруге возможности вставить и слово.

Несмотря на миловидную внешность Филии, от нее веяло некой жутью. Честно говоря, мне и самому хотелось держаться подальше от Филии. Но у меня не было выбора, как думаю и у тех,, кто стоял снаружи. Я не мог уйти потому, что был связан с ними, хотя и сам до конца не понимал чем. А вот постояльцы хотели попасть внутрь, чтобы пройти в свои комнаты, и словно что-то не давало им зайти за порог. Или, возможно, Филия сделала что-то, что даже у самых отчаянных не было желания показываться ей на глаза. Но у меня не было желания проверять свою версию.

— Это вот этот что ли? — неожиданно спросил Филия и указала на меня.

— Ага, — изумившись, выдала Салера. — Как ты угадала?

Филия проигнорировала вопрос, а затем, словно придя к какому-то решению, заявила:

— Выдвигаемся в путь.

— Мне надо вещи забрать, — решил я все же сказать хоть слово.

— Нам тебя еще и ждать придется? — гневно сощурившись, уже откровенно грубо спросила она.

— Можете идти, — хмыкнул я. — Никто из нас тебе ничем не обязан.

— Что ты сказал? Тебе судьба мира безразлична? Я тут значит с ног сбиваюсь, стараюсь, а он видите ли не хочет, — гневно прошипела девушка.

Как ни странно, мною владело странное спокойствие да такое, что мне были безразличны ее слова.

— Насколько я знаю, большую часть проделала Салера, а не ты, так что и что-то против высказывать ей, — неожиданно высказался я.

— Да что ты понимаешь?! — гневно прокричала Филия, а глаза ее метали молнии. Я с удивлением обнаружил, что все словно сжались от ее голоса. Как позднее оказалось, меня согревал и придавал мне сил медальон. Тогда я этого не понял.

— Хватит, — вмешалась в нашу перепалку Салера. — Филия, угомонись, — жестко припечатала девушка. Госпожа Мазеркот словно утратила весь запал и замолкла. — Выходим через час и встречаемся у ворот. Кайзексу этого времени хватит, чтобы сгонять к себе, забрать вещи и подойти к месту встречи.

— Согласно, — кивнул я и, не теряя времени, ушел.

На сборы мне много времени не понадобилось, а потому к назначенному времени я уже находился у ворот и ждал остальных. Салера вместе со своей подругой, Скерхом и другими, с кем мне пока так и не удалось познакомиться, подошли лишь десять минут.

— Долго вы, — встретил я их.

— И не говори, — проворчала Салера.

Скерх же дал сигнал, что лучше помолчать, а он сам потом расскажет. Первой моей реакцией было удивление, однако, затем я вспомнил разговор в таверне и пришел к некоторым невеселым мыслям. Лес, отделяющий две деревни, мы прошли спокойно. Несколько раз Филия, конечно, порывалась выяснить отношения, но ее вовремя останавливали.

Где-то на полпути сделали остановку. Там-то мне Скерх и поведал, что Филия, начиная с порога таверны и заканчивая подходом к воротам города, вела себя как злобная, завистливая стерва. Оставалось только строить предположения, как Салера с ней дружила. Но тут и я, и Скерх только и могли, что разводить руками, поскольку в своих отношениях только девушки могли сказать что-то конкретное.

Но долго ли, коротко ли, все же мы добрались до моей деревни. Родные места и знакомые, и незнакомые в то же время. Что-то осталось прежним, а что-то неуловимо поменялось. Сердце мое тогда сжалось и пропустило пару ударов. Я еще какое-то время не мог поверить, что вновь вернулся домой.

Потом где-то на фоне других мыслей сквозила другая, что все так и должно быть. Мне не стоило уходить, а ждать, но мои спутники могли мимо пройти и не зайти сюда и мы бы не встретились. Хотя, стоп, в поисках орденов они бы все равно пришли сюда, но был бы готов ли я к этой встрече?! Благодаря путешествию я узнал многое, расширил свой кругозор, стал более открытым. Именно это мне помогает спокойно принимать мощь, заключенную в медальоне и с ней взаимодействовать.

Честно говоря, тогда я еще в полной мере не осознавал этого.

Справившись с впечатлениями от возвращения, я отправился искать родных и близких, нисколько не заботясь о том, что обо мне подумают остальные из нашей группы. Родители с радостью встретили меня. Мы делились впечатлениями и переживаниями. Так, я узнал, что младший брат пошел по моим стопам и покинул деревню, а сестра вышла замуж и скоро должна родить.

Но только я спросил о том, происходило ли в нашей деревне или поблизости что-то странное, как родители посерьезнели и строго посмотрели на меня. Мать смотрела даже с некоторым испугом.

— Почему ты интересуешься? — спросил меня отец.

— Я с друзьями ищу остатки древних орденов, которые когда-то защищали наш мир от зла, — недоумевающе ответил я.

— Это связано с вторжением? — продолжил спрашивать он.

— Да. Салера верит, что они помогут нам обратиться к Создателю и попросить помощи, — несколько настороженно ответил я.

— Я расскажу тебе кое-что, — произнес отец и замолчал на мгновение, затем продолжил: — Наш род восходит к одной из глав этих орденов, которая вроде бы была достаточно близка к Создателю. Я покажу тебе, где располагался орден.

Отец сжал мое плечо рукой и повел за собой, но я замер и достал из кармана медальон.

— Быть не может, — шокированно произнес отец. — Печать, часть вризза, ключа от Колыбели. Она еще существует? И, судя по активации, прочно связана с тобой. Тогда сомнений нет. Идем.

И я пошел вслед за отцом. Мы вышли за деревню и пробирались по лесу минут десять. В итоге, вышли к руинам. Кое-где сохранилась стену в высоту в пару этажей, несколько колонн были относительно целыми. Все остальное представляло собой кучу битого камня.

Повинуясь ощущениям, я пошел вперед, обходя препятствия. Отец следовал за мной. Вскоре мы вышли к некому руническому кругу с колоннами высотой метра четыре.

Я понял, что должен остаться, но в тоже время надо было привести остальных.

— Пап, сходи за остальными, — попросил я.

— Сын, ты уверен? — уточнил отец.

— Да, — кивнул я. — Уверен, а мне нужно тут немного побыть.

— Хорошо, — ответил он и ушел.

Тогда я сразу отбросил мысли о случайном совпадении и сосредоточился на более важном, а именно, необходимо было узнать, где такие же рунических круги, но других орденов. К тому моменту, когда все пришли, я примерно знал направления.

— Молодец, — поблагодарила меня Салера.

— Враги намного ближе, чем мы думали, — неожиданно даже для себя самого сказал я. — Нам нужно спешить.

— Чего это ты раскомандовался? — бешеной фурией вмешалась Филия. — Сначала срывается с места, не сказав ни слова. Мы его ждем, как идиоты, а он тут еще и командует.

— Время утекает, — устало повторил я. — Все слушайте, кому и где искать.

Далее я сообщил им все, что мне удалось узнать. После этого, Салера еще раз поблагодарила меня:

— Хорошая работа.

— Начинать должен буду я. Как именно и что именно будет не знаю, но интуиция мне говорит именно это. Сначала я должен дождаться, когда все займут свои места. Рунические круги связаны друг с другом. Через них я узнаю нужный момент. Это все, что мне известно, — сообщил я.

— Спасибо, ты очень помог. Жди здесь, — сказала она мне, а затем обратилась ко всем: — Все примерно поняли, куда идти?

— Да, — раздался хор голосов.

— Отлично, идем, — скомандовала она.

К несчастью, нам понадобилось несколько дней, чтобы отыскать все. К этому времени пришли новости, что невиданные твари атаковали деревню, из которой мы вышли сюда. Не зря мне что-то сообщало, что времени мало.

Едва услышав эту новость, как мы все рванули к своим руническим кругам. Орда тварей уже была на подходе к деревне, когда мы начали молиться.

Как только последний из нас настроился в унисон с остальными, как мы неожиданно оказались в совсем другом месте. Вместо земли и травы что-то похожее на облака, нечто мягкое и пушистое. Неба как такового не было. Повсюду струился солнечный свет. Наши тела казались невесомыми.

Удивителен был тот факт, что вокруг каждого был свой ореол. Меня окружало пламя, Салеру — спокойная гладь морей и океанов, Скерха — слой земли, Филию — непроглядная тьма, у кого-то воздух и другие стихии. Как я тогда понял, наши души вошли в резонанс с камнем из медальона и потому мы так выглядели.

Какое-то время каждый из нас с интересом рассматривал остальных. Но как долго это длилось трудно сказать, поскольку, оказавшись в том месте, я словно утратил ощущение времени. Мне казалось, будто мы в таком месте, где миг и вечность едины. Постоянство окружения, неизменчивость, даже лучи солнца как будто идут по одним и тем же траекториям.

— Кто вы? — прозвучал голос, исходивший словно с небес. — Давно к нам не обращались из Забытых миров, да еще так грубо.

— Чем же мы обидели вас? — спросила Салера.

— Своим присутствием, — раздраженно ответил голос. — Все, кто просят о помощи, максимум находятся в храмах у алтаря и просят помощи, но никак не врываются к нам на порог.

— Мы сами не знаем, как так получилось, — вмешался я. — Мы использовали части ключей от Колыбели Творца нашего мира. Я подсознательно чувствовал, что мы должны были сделать именно так, как сделали. Когда все объединились в единую цепь, нас сразу же бросило сюда. Да и вообще вся история с поиском ключей и обращением к вам какая-то странная.

— Теперь видно, — заинтересованно сообщил голос и затих.

Вскоре к нам подошли три фигуры. Все они были похожи друг на друга словно братья. Но отличия все же были. У центральной фигуры за плечами были десять крыльев, каждое из которых напоминало радугу. У того, что стоял слева, было шесть белых крыльев, а у того, что справа, десять невероятно белоснежных.

— Я — Алаинь, Лидер Архатов, Первый, как меня называют. Титул или звание по вашему Радужный, — представился центральный. — Это Раииль, первый среди направляющих, — представил он шестикрылого. — А это мой помощник, первый после меня, Сигмул, — представил Алаинь десятикрылого.

Мы все переглянулись. Каждый понимал, что и нам следует представиться, но никто не хотел начинать первым. К моему собственному удивлению, первым к архатам обратился я:

— Я — Кайзекс Десели, избранный огненным ключом.

Вслед за мной точно также представились и остальные.

Я отметил, что камни на медальонах словно отражали нашу суть. Открытость и близость к миру, спокойствие и возможный шторм, плавность движений и легкомысленность, твердость убеждений и непоколебимость. В итоге стало понятно отношение Филии ко мне. Ее камень был темным. Я же, как огонь, представлял собой ей полную противоположность. Как ни странно, она так не реагировала к носителю светлого камня. Возможно, из-за того, что что-то говорило всем о том, что я — лидер всей нашей группы, при этом полностью игнорируя тот момент, что поиски начали Салера и Филия.

— Что ж, будь это вторжением, вас бы тут уже не было, — начал Алаинь. — Но ваша ситуация иная. Вашими действиями руководит сам мир. Это он выбрал вас и все время направлял. И вот это мы не можем проигнорировать. Ваш мир переполнен смертями из-за вторженцев. Что же вы хотите сделать с ними?

— Остановить, — хором крикнули все мы вместе.

— Ваше решение понятно. Могу сказать, что ваш мир ранен намного больше, чем вы можете представить, но и мы не вправе залатать эти раны. Но помочь мы вам можем, — произнес Алаинь, замер, а затем вынес решение: — Мы дадим вам силу, которая способна остановить тех, кто вторгся. Как вы ею распорядитесь, это ваше право. Но, поклянитесь в одном, что никогда не обратите ее против нас.

— Клянемся, — опять все разом сказали мы.

Все трое архатов встали треугольником. Мы оказались в центре. Что они делали, я не знаю, но нас окружило невероятное буйство красок. В какой-то момент мы потеряли сознание, а очнулись уже в храмах.

Когда я только открыл глаза, то слышал, как Алаинь на прощание внутри головы произнес:

— Спешите. Враг уже на подступах к деревне. Времени не осталось.

А после голос затих. Но у меня не оставалось сомнений. Надо было спешить. Я чувствовал, как остальные тоже отправились к моей родной деревне.

Едва мы все собрались, как показались наши враги. Они не просто шли волной, они крушили все на своем пути. Кулаки, щупальцами и иными приспособлениями твари косили деревья, как пахарь траву. От выделяемой ими энергии трава сгорала, гнила и увядала. Это было отвратительное зрелище.

И с этой ордой нам предстояло сражаться. Им ничего не смогли противопоставить маги, а уж мы-то и подавно. Нет, нельзя отчаиваться. Нам дали силы существа более могучие, чем Создатель нашего мира. Мы не можем отступить.

К счастью, часть жителей уже успела покинуть свои дома, но некоторым не повезло. Их тела лежали на дороге, свисали с крыш домов. У одних не было рук, у других — ног, у третьих — виднелась верхняя или нижняя половина тела. Почти все были просто разорваны, лишь из некоторых вынули все внутренности. Меня пробрало от омерзения.

Сосчитать противостоящих нам монстров было невозможно. Их было невероятно много. Большая часть напоминала прямоходящих зверей только красных, зеленых, синих и других расцветок. Но были и монстры с щупальцами, разнообразные слизни и прочие не поддающиеся описанию твари.

Они смотрели на нас, а потом внезапно атаковали. И началась бойня.

Мы контратаковали по наитию. Никто не знал, в чем заключается своя сила. Нами руководило лишь тоже чувство, которое вело все время. Нам ничего не оставалось, кроме как довериться ему.

Я использовал огненные шары, стены пламени, дождь из огня и многие другие приему. Салера напоминала бушующее море, обрушивая тонны воды на головы и другие части тел противника. Скерх то заключал врагов в камень, а после разрушал все словно стекло. Кто-то разрезал тела невероятно острыми потоками воздуха. Филия сокрушала все атаками мглы: копья тьмы вырывались из земли, щупальца обвивали конечности, сама тьма разъедала тела. Атаки остальных я не смогу описать.

В ходе боя потерял счет времени. Деревни не стало практически сразу. Ни деревьев, ни травы. В ожесточенной битве и мы, и наши противники уничтожали все, что мешало. Важен был лишь результат.

А результата как раз и не было. Стоило нам убить одного, как вместо него в бой вступали сразу трое-четверо новых. В какой-то момент их стало все же меньше, а потом они отступили.

Затем вперед вышли их Повелители.

— Вы достойные воины, а не то, что прошлые черви. лишь на корм и нужны. В нашем мире их сгноили бы миллионы, а то и миллиарды раз, — пророкотал тот, что стоял по центру. Это был гуманоидный создание четырех метров в высоту и в богато одетой одежде. — Я — Повелитель Риз. Я рад сразиться с достойными.

Вот так началось наше сражение. Семеро нас против семерых Повелителей. Мы и так были измотаны предыдущим противостоянием, так и к тому же наши новые противники были совсем иного уровня. Нас теснили, мы отступали.

Тут мне на глаза попалось одно из чудом уцелевших тел. Я вспомнил ради чего мы сражаемся. Жители деревни. Я не мог им простить разрушенную родную деревню, убитых родных. В моей душе разгорелся гнев. Мое пламя приобрело темные, разрушительные оттенки. Я ощутил прилив сил.

Наш бой перешел на новую ступень. Теперь уже мы наступали. Мы еле передвигались, но и наши противники были серьезно потрепаны.

Я вспомнил еще одну вещь, а именно, медальон. Достав его, всмотрелся в грани. И меня осенило. Он заключал в себе изначально божественную силу, а потому мог, если и не убить, то подчинить Повелителя, а через него и весь Легион.

Так и получилось. Кристалл на медальоне засиял и ответил на мой зов. Одолеть Повелителя все-таки сил не хватило, а вот подчинить в самый раз. Перед этим я взял Клятву с своего противника и его Легиона. После этого его тело растворилось, а камень засиял.

Клятва есть клятва и как бы легион Ризшхада не был растерян, они подчинились. Пока остальные поступали также, произошло странное: камень в медальоне растаял, стек мне на кожу и впитался в мое тело, которое тут же согнулось в жутком спазме.

Божественная магия, магия Архатов, что была более могущественной, и магия этих отвратительных созданий соединялись во мне воедино.

Так закончилось противостояние, а мы отправились искать место, где бы мы могли осесть. Все-таки теперь каждый из нас отвечал за свой легион и за все, что они натворили.

* * *

— А теперь, кажется, моя очередь, — взял слово Милох Десели.

— А почему это ты должен рассказывать дальше? — вмешался дух Кайзекса.

— Потому что ты свою часть уже поведал, — спокойно ответил дух Милоха.

— Но часть скитаний шла еще при моей жизни, — возразил дух Кайзекса.

— В твоем путешествии нет ни очень отличительного от более поздних поколений, а вот объективно рассказать ты не сможешь, — продолжил отстаивать свою точку зрения дух Милоха.

— Мальчики, не ссорьтесь, — попыталась их успокоить дух Телиунелли Десели.

— Мы и не ссоримся, — откликнулись оба вместе.

— Вот и славно, — с улыбкой произнес дух женщины. — Но я все же согласна с Милохом в том, что дальше рассказывать должен он.

— Сдаюсь, — признал свое поражение дух Кайзекса.

— Итак, я начинаю, — взял слово дух Милоха, а остальные просто кивнули.

История 2.

Сначала легион Повелителя Ризшхада во главе с Кайзексом направился на север, в страну магов воды, которая практически не пострадала, поскольку была самой отдаленной. По пути у основателя Рода случались приступы и он терял сознание, но за ним присматривали. Легион не отказывался от Клятвы и следовал приказам. Куда направились остальные, в то время мы не знали этого. В то время нашу семью интересовали только собственные проблемы.

Путь выдался долгим. За это время чересчур агрессивный характер демонов, а именно так они себя называли, стал на несколько градусов слабее, но, в целом, стычки между своими происходили. Возможно, это было связано с тем, что Кайзекс не вошел в полную силу и не был принят всеми как полноценный Повелитель. По крайней мере, одно известно точно, что как только процесс преобразования закончился, так все члены легиона стали подчиняться беспрекословно.

Всей толпой к магам выходить не стали. Кайзекс с родителями и еще несколькими чудом уцелевшими родственниками отправился на переговоры и сумел выпросить кусок земли в одном из достаточно удаленных и пустынных уголков страны. Там они и поселились.

Кайзекс стал лучше узнавать демонов, а они — его. Вместе строили особняк, облагораживали землю. Но, когда требовалось что-то купить, продать или обменять, то к магам ходили члены семьи Десели.

Демоны пытались имитировать облик людей, хотя это у них не выходило совсем. Со временем Кайзекс познакомился с девушкой, женился, появились дети, ставшие наследниками.

Тут и начались основные сложности. Сила детей проявлялась после Пробуждения, не была похожа на таковую у отца, даже приближенно. Дочка Кайзекса владела водой, старший сын — светом, младший — огнем. Пробудились все и проблема была в том, кому же передать Род.

Был один плюс во всей ситуации: жена Кайзекса молчала о том, что происходило в семье. Детей своих, несмотря ни на что, она любила и за, с ее точки зрения, странности прощала.

Кстати говоря, с Кайзекса же и пошла форма записей, в которой велись жизнеописания. Причин было несколько. Во-первых, сами не знали толком ничего о своих силах, а во-вторых, не хотели рисковать, чтобы информация попала потенциальным врагам. Вот так и повелось, что в книгах никакой важной информации не найти, но при этом библиотеку хранили как зеницу ока и постоянно ее пополняли новыми записями и очерками. Отдельно жизнеописания, отдельно информация о демонах и их возможностях (всегда прятали как можно надежнее) и другие группы, которые появлялись по мере необходимости.

Прошло четыре поколения. Стало казаться, что жизнь наладилась, но не тут-то было. Наследник пятого поколения влюбился в девушку и ее отец не захотел просто так отпускать. Он отыскал наши земли и узнал то, что не должен был знать, а именно, он встретился с демонами, которые к тому времени все еще не научились превращаться в людей.

Он понял все. Из-за страха перед нами он разрешил своей дочери выбирать, чего хочет. Она осталась с нами. Но вот нам уже нельзя было оставаться и мы ушли.

Дальнейший путь прошел через страны магов огня, земли, воздуха и другие. Все повторялось вновь и вновь, разве что где-то успевало смениться больше поколений, где-то меньше.

Спустя примерно девятьсот лет после сражения с Повелителями уже под моим предводительством мы вернулись назад в те места, где и прошло сражение.

За прошедшее время земля успела зарастить раны. Здесь вновь поселились люди. Деревня была даже больше, чем в описании Основателя Рода Кайзекса. Ремесленный центр и порядка десятка улиц, — вот, что собой представляло поселение.

Как стало принято в нашей семьи, на переговоры шли глава семьи с несколькими родственниками.

Старостой деревни тогда был сухонький старичок Фадр. Тогда не было никакого централизованного управления, но все же разрешение на поселение надо было получить.

К счастью, за прошедшее время люди стали воспринимать те события давности как сказку, которой порой пугали детей. Это облегчило нам задачу. Но все равно мы оставались настороже.

Фадр был добрым человеком и даже разрешил нам поселиться в черте деревни, но мы отказались и выбрали место подальше. Он уговаривал не сходить с ума, но мы были непреклонны. “Воля ваша”, — сказал он тогда и отступил.

Мы выбрали место далеко за пределами деревни. Оставалась надежда, что нам больше не придется уходить, поскольку и идти-то некуда. На выбранном нами куске земли рос лес. Уже тогда деревья были невероятно высокими, некоторые из них достигали чуть ли не стометровой высоты.

С помощью своей магии и магии демонов под моим руководством выстроили новый дом. Огородили земли, посадили привезенные с нами деревья и цветы. Как и прежде, с деревнями поддерживали деловые отношения: торговали, меняли, помогали.

Кстати, стоит отметить, что еще одним важным моментом к тому, что мы тут надеялись полноценно поселиться было и то, что демоны наконец-то научились принимать человеческий облик. Да и не только это произошло. Среди демонов стали появляться дети: одни выглядели как люди, другие, правда, нет, но спрятать их при необходимости не составляло труда.

Строились сразу, как говорится, на века. Центральный дом для нашей семьи со всеми удобствами и необходимым количеством прислуги из демонов. Ну и необходимое количество строений для членов легиона. Для жителей деревни сделали тропинку, по которой можно легко до нас добраться, чем они при необходимости и пользовались.

На протяжении долгих лет так все и продолжалось. Торговля крепла, как и взаимоотношения. За это время никаких происшествий не происходило. Информации о состоянии других легионов, впрочем, тоже не было. Деревня за прошедшее время стала больше, а ее границы к нам ближе. Возникал вопрос: если рост продолжится в таком же темпе, а не стоило ли нам выбрать место еще чуть дальше? Но расстояние все еще оставалось достаточно большим, а потому не стали заострять на этом внимание.

Но однажды к нам пришел Февр — новый староста деревни, тридцатилетний сын Фадра. Его приняли со всем радушием и провели в гостиную, где я с ним и встретился.

— Здравствуй, Февр, — поздоровался я с ним. — С чем пожаловал?

— Сегодня я прибыл не для торговли или договора на обучение детей, — начал рассказывать Февр.

Надо заметить, что наша семья взяла на себя просвещение. С одной стороны, еще Кайзекс унаследовал волю живших в его время старцев. К тому же тогда большая часть всего наследия была уничтожена демонами. А теперь за их действия отвечали мы. К этому еще стоит добавить то, что за время странствий по другим странам мы немало изучили и узнали, и теперь считали, что необходимо передать этот опыт.

— Хотя детей это еще больше касается, — продолжил, тем временем, Февр. — Ситуация не очень проста.

— Расскажи, как есть, — сказал я и жестом предложил сесть на диван.

Прошла примерно минута, пока Февр собирался с мыслями. Я его не торопил. По нему было сразу заметно, что вопрос, с которым он пришел неоднозначен, поэтому терпеливо ждал.

— Все чаще ко мне обращаются люди, которые ходят в соседнюю деревню или в лес за дровами, на охоту или по иным обстоятельствам. Они сообщают, что на них нападают странные животные. Они в основе своей похожи на местных зверей, но есть и отличия. Причина такого изменения неизвестна. Все животные чересчур агрессивны. Несколько групп охотников едва ли утащили от них ноги. Одна вообще вернулась, потеряв в процессе двух человек, — высказался Февр и затих.

— Ситуацию примерно я понял, — обратился я к нему. — Что вы конкретно от нас хотите?

— Помощи, — тут же отозвался Февр. — Во время посещений мы видели, что ваши люди невероятны сильны. Некоторые даже владеют магией, что доступно только жителям стран, в которых изучают магию элементов.

— Поясни, пожалуйста, конкретнее, что мы должны сделать, — спокойно я попросил его.

— Прежде, чем обратится к вам, мы собрались вместе и обсудили полностью, о чем хотели попросить. — Февр замолк, а я жестом показал, чтобы он продолжал. — В первую очередь, всех селян волнует безопасность детей. В связи с этим мы хотим попросить, чтобы на время обучения, когда это необходимо, ваши люди приходили, забирали и приводили их назад. Эм… Мы хотим, чтобы дети во время обучения здесь, у вас, были под присмотром во избежание нападений. Это возможно?

— Да, конечно, — легко согласился я.

— Просить вас полностью опекать деревню это было бы чересчур, — продолжил, тем временем, Февр. — Однако, могли бы вы выловить их и убить? Пока они не перебили всю деревню.

— Хочу отметить, что мы следим за окрестными лесами. Но при этом ни один из моих людей никогда не говорил ничего подобного, — заметил я и задался вопросом: могли ли эти звери чувствовать силу и угрозу? Ведь даже обычные хищники не полезут на того, кого посчитают опасным.

— Именно поэтому вы ничего не предпринимали? — спросил Февр.

— Да, — кивнул я.

— Некоторые хотели прийти и высказать вам за ваше бездействие. Другие остудили эти горячие головы, заметив, что ваша семья не обязана защищать всех и каждого, — сообщил мне дальше Февр.

— Спасибо, — искренне поблагодарил его я. Мне не хотелось повторения прошлого, в особенности того, что нам пришлось бы уйти. Но суть и была бы в том, что нам уже некуда идти.

— Могу сказать, что ваша безопасность и в наших интересах тоже. В свое оправдание повторю, что нам об этом ничего неизвестно. И, если бы вы сейчас к нам не пришли, то мы бы так и не узнали, — с некоторой горечью ответил я из-за того, что мы, действительно, умудрились пропустить эти события, которые происходили не раз и не два. — Мы исследуем лес и его ближние части, также осмотрим и удаленные области. Как будет что-то известно, то я вам сообщу. С детьми тоже проблем не будет. Когда занятия будут проходить у нас, я буду отправлять своих людей, чтобы предотвратить возможные нападения.

— Благодарю вас за отзывчивость и содействие, — произнес Февр и поклонился.

— Приятно помочь хорошим людям, — ответил ему я и тоже сделал поклон в знак уважения.

Затем он ушел, а я созвал всех на совещание. На него пригласил представителей глав различных семейств демонов, которые специализировались каждый на своем виде магии, а также отдельных представителей как среди молодежи, так и тех, кто живет не одно столетие, но при этом являются в своем роде уникумами.

Минут пять я потратил на описание ситуации, а после задал первый и самый важный вопрос:

— Я хочу узнать, как так получилось, что мы ничего не знаем?

Первым ответил представитель огненных демонов Брюс:

— Я не хочу никого обвинять, но все же скажу. Хотелось бы узнать, как такое проморгали воздушники. Меня да и других всегда окружает аура, которая отпугивает всякое зверье. Если кто и может что-то сказать по существу, так это маги воздуха с их способностями проникать везде и всюду. А так мы ничего не замечали.

— Если бы мы сами знали, где искать, то естественно приложили бы все силы, — откликнулась представительница демонов воздух Морея. — Мы не в состоянии объять все пространство леса да даже близлежащие районы и постоянно их сканировать.

— Я повторюсь, мы вас ни в чем не обвиняем. Я просто указал, что, если кто и может знать, так это вы. Вам проще разузнать все необходимое, — вмешался Брюс.

— Насколько я могу судить, все нападения не связаны друг с другом, — продолжила Морея, не обратив внимания на реплику Брюса внимания. — Точнее, связаны некими животными, но сами по себе носят случайный характер. Нападения зверей были и до этого, но чем сейчас они отличаются, что их так выделили?

Тут уже вмешался я:

— Согласно сведениям Февра, а точнее, той информации, что ему удалось собрать по результатам тех происшествий, то у многих животных были схожие черты. Зверя либо окружало загадочное фиолетовое марево, либо оно выходило из тела и при движении растягивалось, образуя что-то вроде хвоста. Все это указывает на неестественную природу феномена. В связи с этим у меня вопрос: имеет ли к этим событиям магия элементов?

Все стали переглядываться друг с другом. Одни безмолвно переговаривались, другие — взглядом спрашивали. Спустя где-то пять минут все пришли к выводу, что известная им магия не имеет никакого отношения.

— Таким образом, мы имеем дело с неизвестной нам силой, — подытожил я. — Остается узнать ее источник и как нам с ним разобраться с ним. У кого есть какие идеи?

— Пока только обеспечить безопасность детей и селян, — высказался Кирун. — Да периодически отправлять наших прочесывать лес. Сконцентрироваться, чтобы эти звери не приближались к поселениям.

— И искать подсказки того, откуда распространяется зараза, если это какая-то болезнь, — дополнил Кируна Брюс. — Иного выбора нет.

Все остальные выразили согласие.

— Тогда Брюс возьмешься за безопасность деревни и близлежащих трактов, — начал я раздавать распоряжения. — Морея ты будешь со своими людьми по возможностями прочесывать лес. Как только станет что-то известно, то сразу докладывайте.

— Есть, — ответили все разом и разошлись.

* * *

Прошел месяц с момента обращения к нам Февра. Новых происшествий не было. Вокруг деревни постоянно находилось пять демонов. Разумеется, в человеческом обличии. Селяне этому не удивлялись, так как через старосту мы сообщили, что вокруг деревни будут наши люди. Один-два демона сопровождали крупные группы людей, которые покидали деревню. Среди них лесорубы, торговцы и другие.

Детей забирала пара демонов и они же возвращали их назад.

Жизнь деревни шла тихо-мирно. Что касается нас, то тут все было не так радужно. То, что нападений на деревенских не было, это плюс. Но новой информации у нас не было, это минус, причем жирный. Люди Мореи совершили подвиг и за прошедшее время прочесали не только территорию возле деревни и нашего дома, а также тропы, соединяющую эти два объекта, но их двухкилометровую зону вокруг. И… ничего не нашла.

Совсем ничего.

Даже останков тех странных животных и то не было. Как бы нам не хотелось, но необходимо было расширять зону поиска.

Проблема была в том, что чем дальше удаляться, тем сложнее. Охватить всю территорию уже сейчас трудно. Со временем станут появляться участки, которые не сможем охватить, и их размеры будут все увеличиться. К тому же необходимо добавить, что звери не сидят на месте.

Необходимо было решить, как лучше действовать дальше. Для этого я собрал в своем кабинете Брюса, Морею и Кируна. После того, как все расселись, я обратился к присутствующим:

— Насколько я могу судить, то ничего нового так и не удалось выяснить?

Этот вопрос, по сути, был риторическим. Отвечать им и не требовалось.

— Мы стараемся изо всех сил, — обиженно буркнула Морея.

— Никто тебя ни в чем не винит, — попытался я ее успокоить. — Как и твоих людей. Все мы верим тебе и не сомневаемся.

Остальные просто кивнули, соглашаясь с моими словами.

— Искать подвижные цели — это как толочь воду в ступе, — раздраженно продолжила женщина. — Я бы предложила попробовать поискать причину изменений. Не делать нашу поисковую сеть столь плотной. Если какая-то тварь и пробежит, то те, кто приглядывает за деревней, поймают их. Правда, может случиться так, что и источник тоже находится постоянно в движении.

— А удалось узнать, где чаще происходили нападения? — поинтересовался я. — Необходимо нам сосредоточить большее внимание на северном или южном направлении? Или может восточном и западном?

— Увы, нет, — грустно ответила Морея. — Нападения происходили, как в южном направлении, так и в северном. Можно предположить, что начали в одном, обогнули нас, как представляющих опасность, а затем пошли дальше. По другому критерию тоже нечего добавить.

Брюс и Кирун продолжали молчать. Я тоже затих и задумался. Информации было очень мало.

— Могу я предложить один вариант, но вряд ли он вам понравиться, — неожиданно высказался Кирун.

— Что ты хочешь сказать? — хмуро прервал его Брюс.

— Попробовать поймать зверей на живца, — высказал суть своего предложения Кирун и пояснил: — Реализовать это можно созданием вполне сознательной бреши в нашей поисковой сети. Нужно только, чтобы в этом направлении ходили жители деревни.

— Слишком рискованно, — прервал я Кируна. — Могут пострадать деревенские, так как, не имея представления о их силе, можем не успеть вовремя.

— Тогда у меня больше нет предложений, — пожал плечами и развел руками Кирун.

— Есть еще идеи? — ни на что не надеясь, спросил я.

— Можно к имеющейся сети добавить поисковые пары, которые будут прочесывать местность в разных направлениях. Это не защитная сеть, поэтому о плотности можно не волноваться, — выдвинула предложение Морея.

— Действуйте, — сказал я и отпустил их, а сам крепко-крепко задумался.

В общем-то, они правы в том, что у нас было не просто мало информации, а можно считать, что ее нет вовсе. Какими бы силами не владели, но мы не всесильны, а значит, не можем объять необъятное.

Вопрос: как добыть новую информацию, — встает все острее. Без этого нам не сдвинуться с мертвой точки. Предложенный Кируном вариант слишком опасен. Я не могу так рисковать, поскольку в случае неудачи нам, вероятно, придется покинуть эти места. А на такую жертву я не готов пойти.

Прошло еще две недели. Ситуация по-прежнему оставалась непонятной. Я по-прежнему пытался придумать другой вариант. Но идей не было.

Волнение и напряжение росло как в моей семье, так и семьях демонов. Сомнений в моем праве решать, слава богу, не возникало. Скорее даже в демонах росла неуверенность в своих силах. Их могущество и сила не давали во всей этой ситуации никаких преимуществ. И это их злило.

Несколько раз приходилось успокаивать тех, кто не смог удержать себя в руках. К сожалению, таких становилось все больше.

Я, как ни печально, все чаще обращался к варианту Кируна, пытаясь понять, как его реализовать и свести риск к минимуму. Еще спустя неделю эту задачу поручил инициатору идеи — Кируну.

Но так рисковать мне не хотелось. Поэтому я старался найти иной выход. Но других идей, увы, не было.

Прошло еще две недели. Новой информации не появилось. Напряжение продолжало нарастать. Все чаще начали происходить стычки, которые возникали изо всякой мелочи.

Пришлось принимать жесткие меры и вводить суровые наказания.

Но положение продолжало накаляться.

Днем я вновь собрал совет.

— Я снова собрал вас по известному вопросу, — обратился я к собравшимся.

Все присутствующие здесь принимали активное участие в поисках за прошедший месяц. На каждом висел немалый груз, поэтому неудивительно, что они сидели, нахмурившись и злобно поглядывая по сторонам. Никто никого не обвинял, но напряжение требовало выхода. Слава силам, что никто из них не устроил драку с кем-то из присутствующих, иначе я не берусь предсказать размах разрушений, поскольку остановить их мгновенно не получится. Несмотря на то, что тут собрались главы семей, которые по умолчанию считались самыми умными и мудрыми в роду, но, к несчастью, они являлись и самыми сильными. А силы им не занимать. И еще надо учитывать их исконный внутренний взрывной характер. По большей части они держат его в узде. Однако, из-за напряжения в текущей ситуации контроль их слабеет и вероятность проявления их сути возрастает.

Но вернемся к основному вопросу.

— Морея, есть результаты в поисках? — задал я самый важный вопрос, поскольку за поисковую сеть отвечала она.

— Скажем так, я бы не назвала эти новости слишком уж хорошими, но уже кое-что есть. Как минимум, деревня в безопасности и нападений не было вообще за истекший месяц. Это не может не радовать. Кроме этого…

— Говори быстрее, не томи, — не выдержав, рявкнул Брюс.

— Успокойся, — осадил я его. — Мы все сейчас напряжены и новая информация для нас, как глоток чистейшего свежего воздуха, как просвет в темном тоннеле. Не торопи, дай высказаться.

— Простите, — буркнул Брюс, но, несмотря на его тон, становилось понятно, что он действительно извиняется.

— Продолжай, Морея, — дал я ей сигнал.

— Благодарю, — с намеком на улыбку сказала она и продолжила: — Мне практически только что принесли несколько докладов, в которых говорится о вероятных точках, откуда распространяется инфекция. Но это лишь возможно. Для изучения этих мест я хочу попросить у других семей помощи.

— Мы согласны, — тут же кивнул Брюс.

Почти все остальные также выразили свое согласие.

— Где эти места? — уточнил я.

— Одно из них расположено южнее нас, где-то на полпути к соседней деревне. Другое же, более вероятное, расположение источника находится северо-восточнее нашей территории. Большего я сказать не могу.

— Кирун, данное тебе задание отменяю, — распорядился я. — Брюс, отвечаешь за проверку южной точки. Я же с Мореей отправлюсь к северной. Есть возражения?

— Только одно. Вам не следует рисковать и идти туда, учитывая, что нам неизвестно, что там ждет, — возразила Морея.

— Однако, это необходимо, — настоял я на своем.

— Простите, — признала свою вину Морея.

— Ничего страшного, твое возражение уместно, но своего решения я не изменю, — отреагировал я.

Естественно, что проверять точки мы отправлялись в составе отряда. Решено было, что сопровождать будет пять демонов, причем разной специализации: силовая поддержка, разведка, присмотр за тылами. Никто не собирался рисковать понапрасну.

Подготовка заняла примерно час. На выходе с нашей территории Брюс со своим отрядом пошел налево, а мы отправились в противоположную сторону.

Деревья поблизости росли не так часто, поэтому здесь скорость продвижения была достаточно высока да и мы знали, что тут ничего нет. На преодоление этого участка мы потратили где-то около часа.

Затем мы приблизились к более густому лесу. Несмотря на то, что солнце ярко светило в небе, высокие деревья образовывали стену и не пропускали солнечный свет. При переходе границы показалось, что словно не черту леса пересекаешь, а неожиданно наступает вечер. Чем дальше шли, тем темнее становилось.

Скорость замедлилась. Сейчас мы удалились от территории нашего поместья где-то на два с половиной километра. До цели оставалось еще где-то полтора.

Вдалеке стали мелькать странные тени. Каждый раз мы останавливались и кто-то из отряда отправлялся на разведку. Но возвращался ни с чем.

Не поверив в то, что подчиненные совсем ничего не смогли найти, то, когда промелькнула новая тень, уже отправился лично. Одного меня, естественно, не отпустили, а потому меня сопровождала Морея. Я доверил ей вести нас.

Вскоре мы всё-таки нашли что-то странное. Возможно, остальные тоже находили нечто подобное, однако, извлечь информацию не получалось. Когда мы пригляделись, то поняли, что это разложившийся труп зараженного животного. Однако, никаких подсказок того, чем или что могло его заразить, не было. Едва собрались мы возвращаться к своим, как Морея как-то странно повела носом, напоминая собаку взявшую след.

— Что-то нашла? — тихо спросил я.

— Это не след в обычном понимании, — также тихо ответила она, — а скорее остаточный запах энергии.

— Можно по нему сказать что-то определенное или восстановить целиком? — уточнил я.

— Постараюсь, — неуверенно протянула Морея.

Я следил, насколько мог за ее действиями, однако, мало понял из того, что она делала. С другой стороны, мне был важен результат, а там пусть творит, что хочет. В разумных пределах, разумеется.

— Воздух ещё помнит. Он помог. Да, — обрадованно воскликнула Морея.

— Тише, — зашипел я на нее.

— Простите, — зашептал она. — Мне удалось восстановить отпечаток энергии. Но это все, что я могу сделать.

— Это уже хоть что-то. Значит, мы проделали этот путь не зря, — обрадовался я. — Можешь показать мне?

— Да, конечно, ловите, — ответила Морея и показала мне то, что ей удалось восстановить.

Рисунок энергетических потоков был мне незнаком. Это однозначно не элементный тип. Цвет же, действительно, был чем-то средним между фиолетовым и розовым. Местами что-то вроде обводки основных линий клубился голубой туман. В основе рисунка было несколько энергетических центров. От них шли прямые, кривые, спирали, круги, квадраты и даже что-то совсем непонятное. Увидев отпечаток, я тоже ощутил то, что он не из нашего мира. Он не был похож ни на магию демонов, а уж я много ее видел и было, с чем сравнить, и не похожа на нашу, дарованную нам Архатами. Это все, что можно было сказать на тот момент.

— Нам надо возвращаться к своим, — произнесла Морея, возвращая меня к реальности.

— Да, точно, — согласился я. — Сможешь передать этот отпечаток остальным?

— Да, — кивнула она. — Это будет просто.

— Тогда возвращаемся и продолжаем путь, — приказал я.

Чтобы вернуться, нам не надо было искать свои следы и пытаться угадать направление. Мы все друг друга чувствовали, а потому заблудиться не могли. Вот мы и направились в том направлении, где находились оставшиеся члены группы.

Вернувшись, мы рассказали всем об увиденном. Двое сообщили, что тоже видели похожие трупы, но что-то узнать им было не по силам. Пока разговаривали Морея передала всем и отпечаток энергии, который мы нашли. В дальнейшем будет нам подспорье. Теперь хоть стало чуть понятнее, что мы ищем.

Приближался вечер, хотя в этих сумерках этого не поймешь, но все же понемногу, но становилось темнее. Поэтому обсудив увиденное мною с Мореей, мы двинулись дальше к своей цели. Как ни странно, на всем пути ничего больше не появлялось. Ни странных теней вдалеке, ни подозрительных звуков.

Так мы и дошли до конечной цели. Ею оказалась небольшая полянка явно искусственного происхождения, так как на ней не было ни одной травинки, а вместо деревьев осыпавшаяся труха. В центре всего этого находилось несколько камней. Повсюду ощущался след той силы, что мы обнаружили ранее. Однако, ничего больше найти не удалось. Если это место и было источником инфекции, то оно перестало таковым быть.

Для верности осмотрев все, мы вернулись домой. Время уже было за полночь. Другая группа еще не вернулась. Отпустив членов своей группы отдыхать, я стал ждать, когда вернется Брюс.

Но, вероятно, усталость дала о себе знать и я все-таки уснул. Разбудил меня Брюс лично, ворвавшись в кабинет.

— Мы только что вернулись, — сообщил он, даже не дав толком открыть глаза.

— Секундочку, — попросил я, взяв время на то, чтобы полностью проснуться. Когда я понял, что готов, то произнес: — теперь говори.

— По пути мы нашли нескольких мертвых животных, с которых могли считать такой след, — яростно произнес он, впрочем, кажется, эта ярость была направлена не на меня. Затем он продемонстрировал то, о чем говорил.

— Мы тоже смогли найти такой же след, — произнес я и тоже его показал.

Сравнивая оба отпечатка, мы с Брюсом поняли, что они идентичны, хотя ни один из них не находился в состоянии покоя, а изменялся.

— Нашли что-то еще? — спросил я.

— А, да, — отвлекся от созерцания отпечатков магии Брюс. — Мы нашли небольшую поляну, которую словно высушили. Посреди нее находилось несколько валунов. Тоже с отпечатком энергии, только угасшим.

— Алтари? — предположил я.

— Если да, то уже заброшенные, — согласился со мной Брюс. — Вероятно, что узнали о том, что мы идем, а потому перенесли в новое место. Куда, неизвестно.

— Вопросом остается и то, чья это сила: светлых, темных или иных сущностей? — стал размышлять я.

— Не знаю, — рыкнул Брюс. — Меня вообще выводит из себя то, что вроде что-то и нашли, но при этом не продвинулись ни на шаг.

— Поверь, меня это тоже злит, но я контролирую себя, — попытался я его успокоить.

— Вы правы, Повелитель, — извинился он. — И простите, что я так ворвался.

— Ничего, все в порядке, — успокоил я его.— Иди отдыхай, — отпустил я его, — хотя стой, позови, пожалуйста, Кируна.

Как бы мне ни хотелось, но все-таки придется реализовать его идею. Надеюсь, хоть она принесет свои плоды. Минут через десять в мой кабинет зашел Кирун.

— Нашли что-то? — сразу спросил он.

— Только некий отпечаток, — произнес я и показал ему след магии. — Все же придется реализовать и твой план. Как сказал Брюс, наши поиски принесли результат, но с мертвой точки мы так и не сдвинулись. У меня к тебе только просьба, чтобы о плане знали только непосредственные участники, ну и Февр.

— Я понял, — принял он мой приказ. — У меня, в принципе, все тогда уже было готово, так что в ближайшие несколько дней можно будет все сделать.

— Действуй, только перед началом сообщи мне, — приказал я.

— Как прикажете, Повелитель, — поклонился он мне и ушел.

На следующий же день он сообщил, что начинает, а я все время, пока его нет, стал ждать возвращения и отчета. Три дня я не находил себе места из-за неизвестности. Правда, при этом не мог себе позволить, чтобы кто-то об этом узнал, а потому пришлось делать вид, что ничего не происходит.

Кирун пришел утром следующего, четвертого, дня. Его появление было крайне похоже на то, как заявился Брюс. Разница только была в том, что он был не в ярости, а в крайней степени досады.

— Судя по твоему виду, ничего не удалось? — все же детали могут дать подсказку.

— Я провел пять операций за это время. Пять. Они были согласованы с Февром. Он, скрепя сердце, согласился. Но ничего, абсолютно ничего не произошло. Ни нападений, ни чего-то непонятного в доступном поле обозрения. Каждый из селян достиг своей точки назначения совершенно спокойно.

Позднее мы придумали еще несколько различных планов, но итог был один: отсутствие не только новой информации, но и признаков нападений.

* * *

— Кроме рассказанного мне добавить более нечего, — подвел итог своему повествованию дух Милоха. — Либо к моменту наших поисков причина мутаций сама по себе сошла, либо ее источник приостановил свои действия на время сам ли или по неведомой нам причине.

— А ты можешь показать нам сейчас этот отпечаток? — попросил я.

— Да, конечно, смотри, — отозвался он и продемонстрировал его. Я запомнил его на будущее.

— Кирхст, можешь что-то сказать по нему? — спросил я ангела.

— Это точно не сила Архатов, да и не Хаоса, — отозвался он. — Но что именно за сила я не могу сказать, — ответил он и сожалением пожал плечами.

— Мы как-то и не додумались тогда спросить у наших ангелов о том, знают ли они что-то, — пораженно произнес дух Милоха. — Мы их воспринимали как часть силы, но чтобы они могли служить еще и источником информации.

— Возможно, им нужно было развиваться, — предположил я.

— Вполне возможно, что ты прав, потомок, — вмешался дух Кайзекса. — Дело в том, что, когда мы отбили вторжение, поддержка мира или что там тогда было, нас оставило. Мы стали сами по себе. И до многого доходили сами.

— Никто ни в чем вас не винит. Скорее, такое общение с ангелом, это больше признак хранителя. Вы-то ими стали за свои заслуги, — сообщила Тули. — А вот я с самого начала общалась со своей и, именно благодаря ей, я стала полноценной хранительницей. Так что, на мой взгляд, хоть тебя и направили сюда, но и ты сам по себе здесь не просто так, — улыбнулся мне дух женщины.

— Женщины, — фыркнул дух Кайзекса.

— Мы такие какие есть, — хмыкнул в ответ дух Тули. — Ты что-то имеешь против?

— Нет, — слишком быстро отозвался дух Кайзекса.

— Расскажешь? — попросил я, закатив глаза на их подшучивания.

— Это и будет мой рассказ, — легко рассмеялся дух Тули.

История 3.

Я родилась примерно через сто лет после смерти Милоха. На тот момент наша семья уже достаточно прочно обосновалась в этих краях. О рассказанных Милохом событиях уже не вспоминали, словно забыли, как о дурном сне.

Хорошо ли, плохо ли это, — здесь только время покажет.

Наверное, хотелось тебе бы узнать, почему меня так назвали. Своим именем — Телиунелли — я обязана своей матери. Она сама любила читать старые сказки и легенды о прошедшем и давно забытом времени. И где-то среди них она отыскала это имя. Оно ей настолько понравилось, что мама долго спорила с папой по его поводу. И, в итоге, отстояла право так меня назвать. Как ни странно, со смехом вспоминая, это мне рассказывал папа, когда я стала постарше. Он не то, что бы был принципиально против того, чтобы меня так назвали, скорее, это имя казалось ему несколько странным и, наверное, неуместным.

Помню себя более-менее отчетливо где-то с пятилетнего возраста. С того же времени рядом со мной была моя спутница-ангел. Та еще проказливая девчонка. Постоянно крутилась, вертелась, на месте не могла спокойно посидеть, но при этом была невероятно умна и образована. Она себя называла Сулойя, а я больше к ней обращалась Су.

Поначалу мы с ней просто общались. Как две девчонки-непоседы, вместе играли и развлекались. Общение с ней я воспринимала, как само собой разумеющееся. Когда стала взрослее и адекватно относилась к подобной информации, отец мне сказал, что мое Пробуждение прошло без явных признаков как такого и это было странно.

Когда мне было, кажется, лет восемь, то я впервые спросила у нее, кто она такая, на самом деле. Тогда я и узнала, что Су — ангел и является обособленной частью меня. Обособленной в том смысле, что хранит информацию, способна ее анализировать и рассказывать, а также высказывать свое мнение на природу вещей. Я с детства была любопытной, а тут, считай, целая кладезь информации. С этого момента в наших отношениях начался новый виток.

Я расспрашивала Су, а она мне отвечала. О себе, о силах, о мире. Можно сказать практически обо всем. Родители только удивлялись тому, откуда я все знаю. А я почему-то им никогда не говорила, что это благодаря Су. Хотя я сама ей была благодарна и всегда говорила спасибо за каждую новую крупицу информации.

Так продолжалось до тех пор, пока мне не исполнилось четырнадцать лет. На банкете, посвященном моему дню рождения, я познакомилась с мальчиком. С ним я много времени проводила. Родители начали было думать, что все идет к свадьбе.

Однако, в какой-то момент, я заявила, что это не мой путь. Впервые между мной и родителями состоялся серьезный разговор. В ходе его я и узнала, что начали появляться те странные звери, о которых уже поведал Милох. Мысленно посовещавшись с Су, стало понятно, что мои ощущения и происходящие события как-то связаны.

Но разобраться в том, как оно было связано и на чем была основана моя уверенность, — мне еще только предстояло выяснить. Я пыталась узнать у родителей, но те в ответ лишь пожимали плечами. Кроме этого, для меня откровением стало то, что Торон, так звали того мальчика, решил со мной идти до конца. Я пробовала его отговаривать, пыталась донести, что он не сможет ничем помочь просто потому, что это ему не по силам. Он с обезоруживающей улыбкой отвечал, что пусть, в целом, не поможет, но хотя бы облегчит мне путь.

И я… я сдалась. У меня просто не осталось аргументов, да и сил продолжать спор. Даже Су, впервые в жизни предала меня, сказав, что пусть он идет с нами, но не жалуется. Я не обижалась на своего ангела, ведь, несмотря на свое мнение, она по-прежнему олицетворяла мой настрой и состояние души.

На том мы и решили.

Дальше я стала искать. Впервые за все время Су ничем не могла помочь. Пришлось мне идти в библиотеку и искать информацию там. Родители уже тоже ничего не могли подсказать. Все, что знали, они уже мне рассказали. Я днями, а порой и ночами, пропадала в библиотеке. Родители, да и Торон, меня часто силой вытаскивали оттуда, заставляли есть и спать.

Некое чувство говорило мне, что важно найти ответ. Отсутствие новой информации, как и подсказок, заставляло с еще большим остервенением брать новую книгу, вгрызаться в текст и разочарованно отбрасывать ее в сторону. Самое печальное во всем этом то, что я не знала, что ищу.

В какой-то момент мне в руки попали записи Милоха, благодаря которым я узнала, что подобное уже было. Новой информации, как таковой, не обнаружила, но все же это стало чем-то вроде глотка свежего воздуха. Я долгое время думала и не могла понять, как так получилось, что сразу не нашла эти записи.

После прочтения жгучее желание найти информацию стихло. За очень долгое время я смогла спокойно выспаться и расслабиться. Потом с родителями пытались найти записи о прошлых подобных случаях, но их не было. Вероятнее всего, что при Милохе ситуация возникла впервые. По крайней мере, жители деревни нам тоже в поисках помочь ничем не смогли.

Стоит отметить, что за прошедшие сто лет недалеко от нас поселились еще две семьи с родословной, как и у меня. Я пыталась с ними сблизиться и узнать у них о том, что искала, но они ничего не знали. В одной семье мне грубо отказали, а в другой упомянули, что в других краях ни о чем подобном не слышали.

Хорошо отдохнув после последних поисков, я поняла, что мне все же не давала покоя одна мысль: что же за сила такая была и почему она вдруг исчезла. Я стала искать среди легиона тех, кто мог бы сообщить детали, которых не было в записях. На мои вопросы взялась отвечать свидетельница тех событий — Морея. От нее-то я и узнала и сам отпечаток, и предположение о чужеродности этой силы.

Размышляя над этим, я предположила, что раз эта сила не принадлежит этому миру, то она откуда-то из-за его пределов. К тому же первые происшествия произошло сто лет назад, а значит, что-то сдерживало проникновение этой и иных сил, а позднее появилась брешь. Продолжая логическую цепочку, я предположила, что источником этой защиты могут быть те самые круги, использованные предком и основателем.

Но с тех пор география региона изменилась и найти точное местоположение стало проблемой. Тут-то мне и помог Торон, сопоставив карты разных времен. За это я была ему от души благодарна, поскольку он мне сэкономил тонну времени и сил.

Для меня стало удивлением, что одна из точек находится под нашим домом, еще на двух недавно поселились два рода. Остальные открыты и доступны любому желающему. Меня в миг осознания прошиб пот, ведь, если я права, и те неведомые нашли бы эти точки силы, то они могли бы их запросто уничтожить и тогда нас ждало бы еще одно вторжение.

Торону естественно я ничего из этого говорить не стала, а вот с родителями опасениями поделилась. Во время разговора папа с мамой пообещали помочь и установить контакт с родами. А мне предстояло в это время посетить нашу точку и обойти все незащищенные.

Поскольку приближался мой пятнадцатый день рождения, то отец решил поступить довольно просто. Он пригласил представителей семейств на банкет вместе с детьми.

Праздник должен был состояться через неделю. Таким образом, у меня оставалось дня четыре, возможно, пять на поиск и исследование мест силы, поскольку в последние дни я тоже буду участвовать в подготовке: помощь в планировании и размещении гостей, а также другие вопросы. Отдельным вопросом стоял мой наряд. Мне исполнится пятнадцать и у меня фигура была уже, что надо. Стройное тело, идеального размера грудь, милое личико. И к этому всему богатству надо было подобрать платье, чтобы оно еще больше подчеркивало мои достоинства.

Таким образом, времени было не так много. С другой стороны, те точки, что не успею посетить, можно будет и после банкета обойти. Спешить, как мне тогда казалось, было некуда. Но я была чересчур оптимистичной.

Но начать путешествие я решила на следующий день со свежей головой, чтобы ничего не пропустить.

Утром я проснулась бодрой и энергичной. Погода тоже помогала, как могла. Солнце светило, птички пели, дул легкий ветерок в приоткрытое с ночи окно. Самое то для начала активной деятельности.

Спускаясь из своей спальни, я напевала какой-то незамысловатый мотивчик, недавно услышанный в деревне. Пожелала всем доброго утра и хорошего настроения, села завтракать. Мы почти закончили трапезу, как в столовую вбежал демон-посыльный с новостью:

— Я только что от старосты деревни. Он сообщил, что ночью на задержавшихся в лесу мужиков напали и зверски убили. Просили провести расследование и выяснить причины.

Демон выпалил все это на едином духу, даже не успев отдышаться. Я с отцом переглянулась. Кажется, мы с ним подумали об одном и том же.

А я в тот момент четко поняла, что нужно спешить с выяснением состояния печатей.

При Милохе вторжение тех сил длилось где-то месяца три-четыре. Я и папа поставили задачу собрать максимум информации за этот срок. Связь с другими семьями тут была как нельзя кстати. И нам в этот направлении стоило поспешить.

Я решила отправиться в наше подземелье. Во время поисков информации мы обнаружили карту, так что я не боялась заблудиться. Зная папу, стоило мне только пройти несколько ступенек и закрыть за собой дверь, он для того, чтобы заглушить беспокойство за меня, развил бурную деятельность. Всего скорей, отправил несколько демонов на охрану деревни, которая к этому времени уже напоминала довольно-таки большое поселение, которое через несколько лет можно будет спокойно назвать городом. Кроме этого, отправил несколько отрядов в том направлении, где пропали сельские мужики. И, думаю, отправил нескольких демонов, чтобы предупредить недавно поселившиеся недалеко семьи Линмотов и Ватерлих о вероятном появлении странным образом измененных животных.

А мой путь, тем временем, шел вниз. Пройдя по коридорам и спускам, я вышла на огромную винтовую лестницу. Сколько я по ней спускалась, не ведаю, но, в итоге, пришла сюда. Здесь меня уже ждали духи Кайзекса и Милоха.

— Мы ждали того дня, когда один из наших потомков сюда придет, — начал тогда дух Кайзекса.

— А то, что это случится рано или поздно, то было ведомо нам, — подхватил дух Милоха.

— Но сначала поведай нам чего ради ты сюда пришла! — попросил меня дух Кайзекса.

— В мире стали появляться животные, носящие на себе метки чуждой для нашего мира силы, — начала я рассказывать. — По итогам своих размышлений пришла к выводу, что источник ее за пределами нашего мира. Но такого быть не должно. Раз не было того до произошедшего, значит, где-то что-то изменилось. Я предположила, что за защиту мира отвечали печати, которые использовали вы, Кайзекс, в ритуале-обращении к Архатам. Потому мне необходимо проверить их состояние.

— Ты права, дщерь наша, — согласился с ней дух Милоха. — И наше появление обусловлено именно ослаблением. Правда, удивляет нас столь юный твой возраст.

— Какая есть, — пробурчала я.

— Извини, мы не хотели тебя оскорбить, — вмешался Кайзекс. — Если тобой руководит воля мира, то тебе не уйти, не важно при этом, сколько тебе лет.

Я удивленно посмотрела на него. До этого момента ко мне не приходила такая мысль.

— Неужели ты хочешь сказать, что со мной тоже самое, что и с тобой, — пораженно обратилась я к духу Кайзекса.

— Очень похоже на то, — с грустью ответил он мне. — Мир пытается защитить себя и делает это через тех, кто способен услышать его. Это не всегда и не постоянно. Но в ряде ключевых моментов оказывается все именно так.

— То есть мир хочет, чтобы я поняла, что защита слабеет и нашла способ ее восстановить? — спросила я.

— Вероятнее всего, — подтвердил мои догадки дух Милоха.

— Но, а как же вы?

Мне очень хотелось понять их предназначение: почему и зачем они тут находятся. Почему мир не отпускает их души? Зачем он держит их именно здесь?

— Наша задача: охранять нашу печать и наше место силы и возможной связи с могущественными сущностями, хотя вряд ли они вновь откликнутся. Наш мир от них слишком далеко, — ответил мне дух Кайзекса.

— Наша печать сейчас еще сильна, но не будет хуже, если ты вольешь в нее своей силы, — добавил дух Милоха. — Вероятнее всего, это и есть твоя задача, а также поддержать остальные, пока за ними не смогут присмотреть другие.

Тот момент, когда я вливала свою силу в печать, всего скорей и стал поворотным. Это и позволило впоследствии миру призвать мою душу на защиту, поскольку, благодаря моей силе в других печатях, я могла следить за их состоянием. В тоже время мои действия позволили осознать еще одну вещь: четыре печати находятся без защиты и появиться ли оная у них, это вопрос. А потому мне следовало придумать механизм поддержания печатей на тот случай, если на узловых точках не поселятся другие семьи.

И вот эта задача, всего скорей, та самая, которую я и должна решить для мира.

Закончив с передачей силы, я спросила:

— Насколько могу судить, то тут я закончила?

— Получается, что так, — развел свои призрачные руки в стороны дух Кайзекса.

— Но могу сказать наверняка, что ты сюда еще вернешься, — с грустью отозвался дух Милоха.

— Не при жизни, — хмыкнула я.

— Все может быть, все может быть, — неопределенно произнес дух Кайзекса.

— Нужна будет помощь, приходи, — предложил дух Милоха.

— Кстати, чуть было не забыла спросить, а как в других местах узнаю, что печать ослабла? — задала я интересующий меня вопрос.

— И то верно, — хмыкнул дух Кайзекса. — При нормально работающей печати движение энергии вокруг плавное и равномерное. Но, чем она слабее, тем более рваный ритм. Это можно сравнить с дыханием человека. Если все в порядке, то дыхание спокойное и глубокое, если воздуха не хватает, то он при каждом вдохе пытается втянуть, как можно больше.

— Понятно, — кивнула я и поблагодарила их обоих, — спасибо большое за помощь и советы.

— Не за что, дитя, — с улыбкой отозвался дух Кайзекса.

— Доброго пути тебе, милая, — напутствовал меня и дух Милоха.

Я со всем уважением поклонилась им и отправилась в обратный путь.

Когда я вернулась домой, то был уже полдень. Какое-то время я не решалась выходить на свет, уж больно было глазам. Но постепенно все же вышла. Как оказалось, в это время вся наша семья собиралась обедать. К ним я и присоединилась. Во время обеда все сидели молча, а вот после отец попросил прийти к нему в кабинет. В ответ я только кивнула.

Едва мы с папой расселись в его кабинете, как он сразу спросил:

— Удалось что-то узнать?

— И да, и нет, — несколько туманно начала я отвечать. Отец удивленно поднял бровь. — Предки уже пришли к выводу, что источник влияния не принадлежит ни нашему миру, ни демонам, ни архатам. Значит, он исходит откуда-то из другой области. Поскольку все началось, скажем так, относительно недавно, то значит до этого то неведомое что-то сдерживало. — Я взяла паузу, отец нетерпеливо заерзал, ожидая, когда я продолжу. — Я предположила, что это связано с теми местами, которые наш предок и его сотоварищи использовали для обращения к Архатам и… оказалась права. У нас в подземелье именно наша печать.

— Что??? — вскрикнул отец. — Как это возможно?

— Всего скорей, две других семьи поселились также на своих печатях, — добавила я, отчего папа не знал, как реагировать. Все же справившись с собой, он воскликнул:

— Ты шутишь?

— Нет, — отрицательно покачала я головой. — Это не шутка. Четыре печати без защиты. Наша в порядке. Я об этом позаботилась. А вот какая из шести оставшихся ослабла, да одна или несколько, вот и надо убедиться, чтобы они были невредимы, целы, а потом обеспечить им защиту.

— Я срочно отправлю наших на поиск, — заявил отец.

В моих словах он не сомневался. По крайней мере, я уже нашла доказательства, хотя он о них и не спрашивал. У нас в семье каждый имел право не называть, на чем конкретно основана уверенность, и не требовалось доказывать правоту. У каждого из Пробудившихся была своя и связанная с этим сфера ответственности. Исходя из всего этого, мы сообщали только то, что нужно знать, сохраняя секреты.

— Как найдете, дайте сразу знать, — попросила я.

— Конечно, — улыбнулся отец. — Ты, умничка, хорошо справилась со своей задачей.

— Боюсь, что моя работа только начата, — огорчила я его.

— Не понял? — озадаченно почесал лоб отец. — Ты нашла причину? — Я кивнула. — Нашла. Нашу печать восстановила? — Я вновь кивнула. — Восстановила. Остальные печати найдем и ты их восстановишь. Затем мы возьмем их под охрану. Ведь все же?

— Даже под охраной печати могут вновь ослабнут, ведь мы не можем сказать наверняка, с какой интенсивностью их атакуют. Точнее, даже не сами печати, а весь мир. Те места силы просто самые слабые точки. А значит, опасность их ослабления по-прежнему остается.

— А к тебе это как относится? — спросил папа.

Прежде, чем начать отвечать, я тяжко вздохнула, а затем сказала:

— Я должна найти способ поддержания их стабильного состояния. Это и есть моя основная задача. Такова просьба самого мира. В моем отношении все также, как и с нашим предком.

— Я так понимаю, что ты не шутишь? — несколько безнадежно спросил отец.

— Мог бы и не спрашивать, — в ответ хмыкнула я.

Отец лишь горестно вздохнул.

— Час от часу не легче, — в итоге пробормотал он.

— Мне от этого не уйти, да и отступать нельзя. От этого зависят жизни членов нашей семьи, да и всего мира, — несколько пафосно высказалась я.

Отец уже встал и хотел было уйти, когда до меня дошло, что не все было сказано.

— Пап, я хочу кое-что узнать, — начала я, а отец, вернувшись в свое кресло, положил руки на стол и придвинулся чуть ближе ко мне. — Скажи, ты уже какие-то действия предпринимал?

В ответ он мне, в принципе, и рассказал то, что я и предполагала.

— Только этого мало, — подвела итог я.

— После твоего разговора я знаю, что надо еще сделать. И, если у тебя нет больше вопросов и тебе больше нечего сказать, то я пойду и отдам все нужные распоряжения.

Я не стала ничего отвечать, лишь вздохнула и кивнула.

Отец ушел, а я расслабилась. На текущий момент мои приключения закончились. Я сделала то, что от меня требовалось. Теперь все зависит от отца и действий Линмотов и Ватерлих. Но ответ их мы услышим не сейчас, а, как минимум, ближе к вечеру. Осознав это, я пошла отдыхать.

* * *

Как я и ожидала, ответ семей мы получили вечером и хорошо, что не на следующий день или позднее. Причин тому было несколько. Самая первая состоит в том, что посланцами выступали демоны. Сами по себе они должны были вызывать доверие, но здесь нашла коса на камень, так что наших гонцов долго держали в ожидании не то, что ответа, да даже самой аудиенции. Второй причиной послужило то, что посланники должны были лишь пригласить их на банкет и намекнуть, что у нас есть важный к ним разговор, о котором демоны не знают и не могут сообщить ничего конкретного. Ну, а третьей причиной стало то, что мы просили прийти глав рода вместе с детьми. Отец здраво рассудил, что поскольку меня еще будучи ребенком повело по столь важному пути, то у них может быть также, поэтому он хотел охватить оба поколения сразу. По возможности. Но для них все это в совокупности выглядело как ловушка. Честно говоря, мне их трудно было винить в этом. С их точки зрения вполне возможно, что они так подумали, так как они здесь только-только поселились и ничего тут толком не знают. Хотя они уже общались с местными жителями и, наверное, слышали о нас хоть что-то положительное.

Таким образом, им было трудно согласиться, но, как ни странно, они согласились. В некотором смысле это была победа. Мне казалось, что в наших с ними отношениях произошел сдвиг в сторону сближения. По крайней мере, я надеялась на это.

Таковы были мои мысли по итогам первой части разговора с отцом, когда он позвал меня вечером в свой кабинет. А теперь мы плавно перешли к следующей части.

— Скажи, как ты думаешь, а у Линмотов и Ватерлих есть такие дети или, может быть, уже взрослые, подобные тебе? — спросил у меня отец.

— Думаю, что да, — подумав, ответила я. — Или будут. Неизвестно, что является причиной рождения таких, как я. Посуди сам. Сколько мы тут живем, а я первая такая. Возможно, это также связано с печатью. Печать же является частью мира. Возможно, должно пройти время, чтобы между нашей семьей и миром установилась связь.

— Но нашим Основателям не было необходимости жить здесь, — воскликнул отец. — Но, тем не менее, они откликнулись.

— Не уверена, — протянула я.

— О чем ты? — удивленно спросил отец.

— Вспомни, наш предок, именно наш, всю жизнь прожил здесь, так что связь могла образоваться спокойно. А потом он отправился в странствия и волей или неволей, но мог встретиться с теми, с кем должен был, даже, если при этом они просто прошли мимо. А дальше могло сыграть то, что эта связь установилась с теми, кто и так искал пути, то есть легда на благодатную почву. Отсюда исследователи считают, что именно они сделали большую часть работы. Но при этом, как мы знаем, в связке главным признан был именно наш предок. Да и дальнейшие нужные откровения получал именно он, всего скорей, потому, что у него была самая крепкая связь. Уф, — вздохнула я, закончив свой монолог.

Отец какое-то время сидел молча и ни на что не реагировал. Увы и ах, но наша семья всегда этим отличалась. Если и происходят какие-то откровения, то они поражают до глубины души, так как переворачивают все известное с ног на голову. Поэтому нужно время, чтобы заново осознать. Я отца не торопила. Как справиться оживет.

— Мда, час от часу не легче. — Это было первое, что произнес мой отец. — И ты считаешь, что с нами вновь установилась связь?

— Наши предки охраняют печать, но мы покинули эти места, поэтому связь разорвалась. Но духи Кайзекса и Милоха ждали, что кто-то из нас придет, а значит, так или иначе, но мы должны были вернуться сюда, тем самым, востановив связь. Кстати, — я на секунду задумалась, — не удивлюсь, если и остальные семьи сюда придут рано или поздно, так или иначе.

— И тогда у них родятся такие же, как и ты? — спросил отец.

Я сперва покраснела, услышав этот вопрос, а затем с легкой задумчивостью ответила:

— Как я и сказала, наверное, но для этого должно пройти время и немало. Столетие, может быть, больше.

— Получается, что ты сейчас единственная, кто это может сказать наверняка? — уточнил отец.

— Если верить моим размышлениям, то да, — ответила и вздохнула я.

— Что планируешь дальше делать? — решил отец перейти в более деловое русло.

— Благодаря помощи Торона, мы примерно знаем, где расположены печати, поэтому я планирую в ближайшие дни посетить хотя бы две из них. Не уверена, что смогу больше, затем, наверное, будет подготовка к дню рождения и сам праздник. А вот дальше могут быть отличия в зависимости от того, до чего мы сможем договориться с Линмотами и Ватерлих. Если они откажутся помогать, то мне останется только проверить оставшиеся незащищенными печати. Если же согласятся, то проверить и их печати. Кроме этого считаю, что нам нужно будет в любом случае договориться с ними на охрану печатей и либо выставить посты со сменой дежурных, либо придумать иной способ защиты. Особенно в текущей ситуации, когда по округе бродят те самые странные звери, — поделилась своими планами я.

— Кстати, о зверях. Сама деревня под охраной. К ней вроде как не суются. Со старостой мы поговорили и решили, что мы отправим несколько дежурных демонов, чтобы те сопровождали селян, которым нужно будет покинуть деревню, — сообщил мне отец.

— В общем, примерно все тоже, что предпринял тогда Милох? — уточнила я.

— Да, — кивнул отец, — так как его действия принесли свои определенные плоды. Пусть и не то, что хотелось бы в идеале, но хотя бы мы обойдемся без жертв.

— А место нападения проверили? И те две области, которые проверял Милох со своими? — уточнила я.

— Нет, а надо? — поинтересовался отец.

— Думаю, да, — кивнула я.

— Почему? — задал уточняющий вопрос отец в тот момент, когда я задумалась о том, как пояснить свою мысль.

— Я боюсь предполагать, но те камни, которые тогда нашли, могут быть своеобразной печатью или точкой прорыва. Поэтому их нужно было проверить в первую очередь, как и те места, где в тот раз пропадали селяне. Не удивлюсь, если несколько мест точно или примерно совпадут, — поделилась я своими соображениями.

— То есть селян могли принести в жертву, чтобы устроить себе постоянную точку доступа к нашему миру? И не трать потом силы, чтобы найти новую брешь? — подхватил мои мысли папа.

— Да, — подтвердила я его догадку. — Также предлагаю отправить на проверку алтарей Морею и Брюса, так как они знают, где и что искать.

— Согласен, — принял мое предложение папа. — А вот насчет сегодняшнего происшествия я завтра лично переговорю со старостой деревни и выделю группу, чтобы прочесать местность вокруг происшествия.

— Надеюсь, там не будет нового алтаря, — тревожно вздохнула я.

— Я тоже надеюсь, — согласился отец, встал из-за стола, подошел ко мне, присел на корточки и обнял. — Мы справимся.

— Ага, — согласилась я и замолчала.

Какое-то время мы так и просидели, безмолвно поддерживая друг друга. Затем отец отпустил меня, оставшись в кабинете. Завтра и у него, и у меня будет много забот и хлопот.

За время разговора с отцом я и не заметила, что почти наступила ночь. Покинув кабинет отца, я поспешила к себе в комнату, привела себя в порядок и легла спать.

Ночь прошла спокойно. Мне не снились кошмары, но и светлых не было или я их не запомнила.

Утром я проснулась сама, еще до того, как меня пришла будить Луиза. Это была довольно молодая демоница, совсем-совсем девчонка. Наверное, она была мне ровесницей, может, чуть старше. Мне она нравилась из-за своего озорливого и проказливого характера. Хоть ее возможности управлять ветром оставляли желать лучшего, но это не мешало ей использовать в своих шутках. До прихода Луизы я успела умыться и переодеться. Причем именно последнее заняло у меня больше времени. И не надо говорить, что мы, девчонки, всегда долго подбираем себе одежду, перебирая сотни и тысячи вариантов.

Нет, в этом случае проблема в том, что, с одной стороны, мне необходимо будет лазить по лесу, с другой стороны, так или иначе, мне надо будет появиться в деревне и выглядеть там более-менее прилично. На улице стояла теплая, солнечная погода, поэтому пришлось поломать голову, но все же я подобрала подходящее.

Едва я оделась, как в мою комнату вошла Луиза.

— О-о, вы уже проснулись, госпожа, — удивленно спросила она.

— А, да, — отозвалась я. — Луиза, поможешь мне с прической.

— Да, конечно, — откликнулась она и приступила к расчесыванию моих волос и их укладке.

После этого, я спустилась на завтрак. Увидев меня, мама спросила:

— Ты куда-то собираешься?

— Да, мамочка. Я сегодня пойду к Торону в деревню, — ответила я.

— Дорогая, не беспокойся, я пойду с ней и присмотрю, — вмешался папа и подмигнул мне.

— Ну, тогда, я спокойна, а то хотела, чтобы ты взяла кого-то из прислуги, на всякий случай, — выразила свою заботу мама.

— Что ты, дорогая, одного-двух в любом случае взяли бы, — опять вместо меня ответил папа. — А сейчас и побольше.

— Из-за того нападения? — угрюмо спросила мама.

— Угу, — подтвердил папа.

— М-м. Я хотела бы уточнить, а Морея и Брюс уже ушли? — захотелось узнать мне.

— Да, — кивнул отец. — Едва солнце встало. А они тебе были нужны?

— А, нет, не нужны, — ответила я. — Просто важно было узнать, когда их ждать.

— А это важно? — настороженно спросил папа.

— Нет, — в отрицании я замотала головой.

Несколькими секундами назад напрягшееся лицо отца расслабилось.

— Тогда давайте завтракать, — предложил папа, с чем мы и согласились.

За столом мы сидели молча. После завтрака я стала ждать отца. В это время у слуг попросила завернуть с собой еды, поскольку не знала, когда вернусь. Я удивилась, узнав, что отец уже позаботился об этом для меня и приказал одному из ледяных идти со мной, когда мы разделимся в деревне. В итоге, мне и осталось только, что нетерпеливо ждать папу у дверей. Правда, он и не заставил себя долго ждать.

Мы отправились в путь. На выходе с территории к нам присоединились пять демонов, естественно, в человеческом обличии. Я более-менее знала только одного. Он, даже в этом облике, выглядел как хорошо накаченный мужчина. А, если становился сам собой, эти горы мышц выглядели еще более серьезно. Вместо человеческой головы в облике демона у него была голова животного. Кажется, его иногда называли Минотавром, но почему и отчего я толком не знала. Остальных я не знала вовсе.

— Тули, — обратился ко мне папа. — С тобой пойдет пойдет Лорт. — Отец указал на одного из демонов, который выглядел как ничем не выделяющийся мальчишка. Однако, похоже, что именно он владел магией льда, так как нес какую-то сумку. Как мне показалось, именно там и находилась еда. — У него есть припасы и он позаботиться о них, — подтвердил мои предположения отец. — А также с тобой пойдет Толетия. — Теперь папа указал на девушку повыше меня ростом, одетую в охотничий костюм, и луком за спиной. — Она — ученица Мореи и примерно представляет о том, что происходит. Ее первоочередная задача — разведка и обнаружение противника. Кроме этого, не забывай, что в деревне есть несколько наших. При необходимости зови.

— Хорошо, — несколько впечатленно ответила я. Моему удивлению была простая причина. Раньше отец никогда так не делал. Да, во время любого выхода за пределы нашей территории меня всегда кто-то сопровождал, иногда один, иногда двое. Но чтобы отец конкретно расписывал, кто со мной идет и для чего, такое впервые. — Не беспокойся. Если будут проблемы, то отступим, — решила добавить я.

— Спасибо за то, что все понимаешь, — улыбнулся отец.

Далее мы все шли в тишине. После того, как отец представил моих сопровождающих, Толетия вместе с еще одной девушкой ушли вперед проверять местность. Тот, кого называли Минотавром, пошел чуть вперед нас, прикрывая от возможной атаки спереди. Лотр же наоборот чуть отстал, наблюдая за пройденным участком.

Таким образом, до деревни мы добрались без происшествий. Дальше отец со своими демонами отправился в сторону площади к старосте, а я со своими к Торону.

Его дом располагался недалеко от окраины. Это было двухэтажное здание с чердаком, причудливо украшеное резьбой.

— Здравствуй, Тули, рад тебя видеть, — обнимая, приветствовал меня Торон. — Проходи, не стесняйся.

К стыду своему сказать, я очень редко бывала у него в гостях. Обычно только в тех случаях, если мне надо было что-то в деревне. Войдя в двери, я увидела вдалеке его маму.

— Здравствуй, Торон, — поздоровалась я с ним. — Здравствуйте, Зорея, — поприветствовала я и маму Торона.

— Проходите, — несколько насторожено отозвалась женщина из коридора. — Мы не ждали столько гостей.

— Мы ненадолго и скоро уйдем. В свете последних событий Лотр и Толетия здесь ради моей защиты, так что вам не стоит волноваться по их поводу, — объяснила я наличие всех нас. В те редкие случаи, когда я заходила с ним, то была одна, чтобы не смущать ни Торона, ни его родителей. А сейчас у меня не было особого выбора, да я и не возражала против присутствия охраны.

— Тогда располагайтесь, — уже более спокойно предложила Зорея.

— Пойдем ко мне, — позвал меня Торон.

Я оставила своих охранников внизу, а сама пошла вслед за своим парнем. Когда мы зашли к нему, то он сразу строго спросил:

— Я так понимаю, что ты не просто так к нам пришла, да еще и с охраной?

— Да, — кивнула я, не став отрицать очевидное. — Не хотела беспокоить и волновать твою маму.

— Ладно, мама, а я-то могу чем-то помочь? — продолжил он у меня спрашивать.

— Думаю, да, — ответила я, а он тут же улыбнулся. — Помнишь, что ты сверял карты и нашел несколько объектов. Правда, мы так и не сказали, что это такое, но все равно.

— Помню, — немного подумав, ответил он.

— Так вот теперь мне надо их найти физически и проверить, — хмыкнула я.

— В этот раз я могу с тобой пойти или как всегда скажешь, что это не мое дело или мне лучше не лезть в эти проблемы, — то ли спросил, то ли уточнил Торон.

— Можешь, — нахмурившись, ответила я, хотя мне самой этого не хотелось. Я не желала подвергать его опасности. — Но ты не отходишь от меня и, если кто-то сопровождающих прикажет что-то делать, то ты подчинишься. В основном, это, наверное, будет касаться приказа уходить, но, честно говоря, я не уверена, что до этого дойдет. В таком случае, вероятно, и мне надо будет отступить, хотя я и могу себя защитить.

— Нам может угрожать опасность? — воскликнул Торон.

— Я не исключаю такой возможности, — со вздохом ответила я. — Потому и не очень-то хочу, чтобы ты шел, но ты видел карту и лучше ориентируешься на местности. Да и верю тебе больше, чем любому другому проводнику.

— Спасибо, что разрешила. — Он обнял меня и поцеловал.

Я оставила его в комнате и направилась вниз. Лотр и Толетия по-прежнему ждали меня у входа, поэтому я сразу же присоединилась к ним.

— Уже уходите, — вновь подошла к нам мама Торона.

— Сейчас Торон спустится и мы пойдем с ним немного погуляем. А моя охрана просто присмотрит, чтобы чего не случилось, — с улыбкой сказала я.

— Хорошо, — согласилась женщина. — Ваше дело молодое. Только сильно не увлекайтесь, — напоследок напутствовала она меня и опять скрылась где-то внутри дома.

Еще через пару минут спустился и Торон.

— Готов? — спросила я у него.

— Да, — кивнул он.

— Тогда пошли, — согласилась я и позволила ему взять меня за руку.

Мы направились не к тем воротам, через которые я с отцом вошла, а к другим. Уже выйдя за пределы деревни и немного от нее удалившись, мы остановились на небольшой полянке. Толетия уже давно скрылась среди деревьев.

— Мы чего-то ждем? — спросил меня Торон.

— Не совсем, — ответила я. — Тебе нужны карты, чтобы соориентироваться, куда идти, или мне их достать?

— А, нет, не надо, — замотал он головой. — Может, все-таки скажешь, зачем и куда мы идем?

— Идем мы к ближайшей из точек, — ответила я. — А вот зачем? После сегодняшнего, думаю, скрывать уже будет бессмысленно, но я хочу, чтобы увидел сначала все своими глазами, а потом я уже скажу то, что смогу, поскольку и сама не знаю всего.

— Хорошо, — кивнул Торон. — Хотя бы так, а не как обычно.

— Прости. Я просто не хочу, чтобы ты из-за меня пострадал, — извинилась я.

— Ничего. Я сам принял эти условия, — хмуро отозвался он. — Но, если ты объяснишь хотя бы что-то, то будет лучше.

— Посмотрим еще, что получится, а пока веди, — попросила я его.

Торон пошел чуть вперед, а я с Лотром последовали за ним. Мы следовали за Тороном в течении нескольких часов. Время приближалось к полудню или уже был полдень. Точно сказать этого было нельзя потому, что кроны лесных исполинов почти полностью скрывали небо, но при этом пропускали достаточно света. За это время мы видели поваленные деревья, местами встречали болота и из-за этого много времени уходило на то, чтобы все это обойти. А так по прямой, наверное, расстояние было маленьким.

Неожиданно Торон встал как вкопанный. Затем больше напоминая деревянную куклу, еле повернулся и мертвым голосом произнес:

— Дальше я не могу идти. Если сделаю хоть шаг, то умру.

— Почему? — удивленно спросила, так как я сама ничего не ощущала.

— Я не знаю, но то, что там меня убьет. Я чужак для того, что там находится.

Теперь мне стало понятно. Всего скорей, печать в той или иной мере позволит представителю одной из семей. Демоны тоже не могли преодолеть эту незримую линию.

— Оставайтесь здесь, — приказала я. — Лотр, присмотри за Тороном.

— Госпожа? — спросил у меня Лотр.

— Для меня там опасности нет. И это не обсуждается, — строго я посмотрела на Лотра.

— Хорошо, — с трудом согласился Лотр.

Торон так и стоял на одном месте.

— Лотр, возьми Торона и отойдите чуть подальше, чтобы вам было более комфортно, — сказала я напоследок.

Они отошли, но я не могла понять, почему нас не предупредила Толетия. Она же шла впереди и должна была предупредить нас. Я пошла по окружности, примерно ощущая границу. Спустя некоторое время я увидела Торелию, почти парализованную. Теперь стало понятно, почему она нам ничего не сказала. Вот только, как она смогла так резко перескочить безопасную границу?

С трудом оттащив ее подальше, я привела ее в чувство.

— Хм, что случилось? — простонала Торелия, едва пришла в себя.

— Это я у тебя хотела бы спросить, — поинтересовалась я. — Как ты умудрилась так резко перелететь безопасную границу?

— Какую границу? — все еще не понимая, спросила Торелия.

— Я не знаю, как толком объяснить, — пробормотала я, пытаясь подобрать слова.

— У этой печати есть граница? За ее пределами безопасно, но ближе она не подпустит? — уточнила Торелия.

— Ах да, ты же в курсе наших поисков, — воскликнула я.

— Я готова нахожусь на разведке, то всегда накладываю на себя ускорение ветра, поэтому за секунду преодолеваю достаточно большое расстояние, поэтому, видимо, перелетела и затормозила только, когда уже поздно было, — изложила факты Торелия.

— Ясно, — приняла я к сведению ее слова. — Пошли отведу к остальным. Подождешь меня с ними.

— Хорошо, — согласилась та.

Минут двадцать я потратила на то, чтобы отвести ее к остальным, поскольку двигаться приходилось по окружности. Но и это подошло к концу.

Оставив Торелию с остальными, я направилась к печати. До входа в подземелье к печати дорога заняла десять минут. Дальше я спускалась по лестнице вниз. В отличие от нашего подземелья это было неглубоким. Сама печать выглядела почти такой же, как и наша. Только здесь не было статуй. Колонны по кругу самой печати были в наличии, но статуй не было. Вероятно, потому, что тут не было привязанных потомков, которые стали бы исполнять роль стражей и защитников. От печати исходило спокойное колебание и тихий гул.

Напитав печать своей силой, я убедилась еще раз, что тут все в порядке и пошла наверх, затем добралась до своих.

— Как я и говорила, мне бояться нечего, — обратилась я ко всем. — долго меня не было? — спросила я.

— Прилично, — хмыкнул Торон.

— Побыстрее никак, — пожала я плечами. — Тут неподалеку была полянка. Давайте вернемся к ней и посидим.

— Согласен, — квинул Торон, да и сотальные выразили согласие.

Когда мы расположились на поляне, Лотр разложил приготовленную другими слугами еду, которую он, благодаря своей магии, сохранял и не давал испортиться все это время. Пока ели, мы молчали. Но, едва стоило закончиться последнему бутерброду, как Торон заявил:

— Расскажешь, что это было? Почему мы не смогли пройти дальше? А ты так спокойно ушла да и вернулась?

— Что ты знаешь о магии помимо старых легенд и того, что вы в деревне считаете сказками? — прямо спросила я.

— Мы считаем сказками? — удивленно спросил Торон.

— Да, — кивнула я, внимательно наблюдая за его выражением лица и действиями. — Пойми то, что для вас сказки, это наше прошлое. Мое, нашей семьи, Лотра, Торелии и других.

— Тули, неужели ты веришь во все эти суеверия? — недоверчиво спросил Торон.

— Для кого это суеверия, а для меня это настоящее прошлое, — хмыкнула я.

— Ты сейчас это говоришь полностью серьезно? — до сих пор не веря, произнес Торон.

— Да, — подтвердила я.

— Ох-хох, — схватился за голову Торон.